«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 56
Всех: 57

Сегодня День рождения:

  •     Sandra (03-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2776 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Эхо из склепа (часть 1)

    В  них  обретает  сердце  пищу -

    Любовь  к  родному  пепелищу,

    Любовь  к  отеческим  гробам.


    А.  С.  Пушкин

    ЭХО    ИЗ    СКЛЕПА.

     

     

     

    Часть  1.     Конец   Х1Х  века.     Замок  КОХ.

     

     

    Несмотря  на  раннее  утро,  не  было  ещё  шести,  народу  на  вокзале  было полно.   Не  разобрать,  где  встречающие,  а  где  отъезжающие.  По  перрону суетились носильщики  со  своими  тележками.  Крики,  смех,  возбуждение. Молодые  мужчины,  с  намазанными  бриолином  волосами,  некоторые  с  цветами, взволнованно  ждали  своих  возлюбленных.  Девицы  прятались  за  спины  своих матушек  и  исподтишка  поглядывали  на  молодых  людей,  краснели  от  смущения.

    Важно, заложив  руки  за  спину  и  широко  расставив  ноги,  стояли  два  полицейских и  внимательно   рассматривали  эту  копошившуюся  толпу.

    Все  ждали  поезд.

    Громыхая,  шипя,   плюющийся  паром,  к  перрону   медленно  подползал  состав, прибывшей  из  Ревеля.   Наконец, скрепя  тормозами,   лязгая  буферами,  дернулся последний  раз  и  замер.  Из  последнего   зелёного, с  закопчёнными  окнами,  вагона выскочил  молодой  человек.   Он  тяжело  дышал  и  обмахивался  газетой.  Вагон был  общий.   Жуткие  запахи  преследовали   его.  Пот,  дешёвый   одеколон,  запах   из  туалета  чуть  не  заставили  его  выйти   раньше  конечной  остановки. По  этой  же  причине  он  не  стал  заходить  в  здание  вокзала,  а  обошёл  его  и вышел  на  привокзальную  площадь.

    Если  отец  рассердился  на  блудного  сына  или  не  получил  телеграмму,  тогда  у него  будут  проблемы.  Вернуться  домой  он  должен  был  ещё  неделю  назад, после  окончания  практики  за  границей.  Так  что  дома  молодого  адвоката, ждал  неприятный  разговор.  Но  он,  наконец,  дома,  а  остальное…

    На  площади,  молодой  человек,  оглядывался  по  сторонам  и  пытался сообразить,  что  делать  дальше.  В  кармане  мелочь,  а  до  замка  добрых  двадцать пять вёрст.  Обижаться  не  на  кого,  он  сам  виноват,  что  его  так  наказали.

    Наконец,  за  зданием  вокзала  он  увидел  стоянку  гужевого  транспорта.  Без надежды,  но  всё  же,  направился  к  стоянке.  И  не  напрасно.  Чуть  в  стороне,  в  чёрной, лакированной, с  фиолетовой  обивкой  внутри,  коляске, запряжённой, молодым,  гнедым  жеребцом,  развалившись  на  бархате,  громко  храпел  Али-Баба.

    От  умиления  и  радости  молодой  адвокат  чуть  не  прослезился.   Подойдя  ближе, он  удивился,  как  такой  огромный,  двухметровый  гигант  мог  поместиться  в такой  легкой  двухместной  коляске.   Как  и  в  детстве,  решил  над  ним  подшутить.  Тихонько,  снял  с  морды  коня  мешок  с  овсом,  отвязал  от  деревянной  поперечины  вожжи  и тронулся  в путь.  Ноги  Али-Бабы  до  колен  торчали  из  коляски,  а  голова  покоилась  на  скамейке  извозчика,  огромная   бритая  голова.  Без  смеха  смотреть  на  это  было  нельзя.  Ему  хотелось  воспользоваться   беспомощностью  этого  верзилы  за  неприятные  моменты  в  детстве,  наказать,  шутя,  но  не  знал  как.   А,  в  общем,  он  уважал,  и  даже  любил,  Али-Бабу  за  его  преданность  и  надёжность.  Он  остановил  коня,  забрался  на  сиденье   извозчика,  осторожно  уселся  с  храпящей  головой  и  задумался. Попытался  вспомнить, когда и где впервые встретился  с этим замечательным арабом,  которому  была  поручена  безопасность  детей  в  замке…

    Среди  старых  слуг  замка  барона  Альфреда  фон  Коха, ходили  слухи,  что однажды,  тогда  ещё  молодой  барон,  возвращался  из  города  в  свой  замок,  случайно натолкнулся  на  небольшую  кучку  разбойников.  Поняв,  что  силы  неравные,  их  было  двое,  он  и  извозчик,  вышел  из  кареты,  уселся  на  её  ступеньке  и  стал  раскуривать  трубку.  Подбежавшие  разбойники  растерялись,  карета  не  неслась  прочь,  люди  не  кричали  о  помощи,  как-то  непривычно.  Молодой, двухметровый,  огромный,  с  бритой  головой  араб,  присел  на  корточки  метрах  в  трёх   от   барона  и  заглянул  ему  в  глаза:

    - Вижу  смелый,  и  смерти  не боишься?   - спросил  он  с  жутким  акцентом.

    Разбойники  окружили  карету  и  ждали  команды.

    - Боюсь -  ответил  барон  -  дома  семья, дети, что будет с  ними? Вот  за  них  боюсь.

    -Ты  богатый? -  тихо  спросил  араб.

    - Так  себе,  но  если  потребуешь божеский  выкуп,  отдам.

    -Ладно,  я не убийца,  вижу  человек  хороший, поверю  тебе,  но  пошлю  с  тобой своего  человека  узнать,  где  живёшь.  Да  скажешь,  когда  за  выкупом  прийти.

    Через  три  дня  в  замке  ждали  гостя.  Все  отговаривали  барона,  предлагали обратиться  в  полицию,  но  его  что-то  останавливало от  крутых  мер.  В  двенадцать дня  ворота  замка  были  открыты,  мост  через  ров  спущен.  Буквально  через  минуту  на  мосту  появился  араб.  Он  медленно  шёл  к  воротам,  опустив  голову  и  сложив  на  груди  руки.  Дошёл  до  середины  двора и  остановился.

    - Привет  Али-Баба  -  весело  сказал  барон  и  медленно  пошёл  навстречу  арабу.

    - Почему  ты  назвал  меня  так?  -  спросил  араб.

    - Сказка  такая  есть: « Али-Баба  и  сорок  разбойников».

    И  тут  случилось  то,  чего  никто  и  ни  как  не  ожидал.  Откуда-то  из-за  конюшни выбежала  Лизонька,  трёхлетняя   дочь  барона  и  бросилась  прямо  в  объятья  араба.

    Он  подхватил  её  на  руки, поднял  высоко  и  заулыбался.  Девчонка  визжала, смеялась, хлопала  араба  ладошками  по  щекам  и  кричала:  « Какой  большой  и  сильный  дядя».

    Все  замерли.  Араб  осторожно  опустил  ребёнка  на  землю,  улыбнулся,  извинился  и  поклонившись,  повернул  к   воротам.   Барон  вдруг  понял, что  ему  нужен этот  араб, нельзя  отпускать  этого  богатыря.  Так  в  замке  появился  Али-Баба…

     

    Молодой  человек  вздохнул  и  оглянулся  на  Али.  Коню,  видно, тоже надоело отдыхать.  Он  рванулся  влево,  встал  на  дыбы.  Коляска  медленно  стала крениться  вправо  под  тяжестью  могучего  араба.  Но  как  только  его  ноги коснулись земли,  вскочил,  одной  рукой  поставил  коляску  на  место,  а  другой  подхватил падающего  «маленького  хозяина».   Так  он  звал   Артура,  сына  управляющего замком,  Рудольфа  Абеля.  Усадил,  не  успевшего  испугаться,  молодого  человека  в  коляску,  накрыл  пледом,  а  сам  забрался  на  место  извозчика,  которое  угрожающе  под  ним заскрипело.  Потом  снова  слез,  улыбаясь  со  слезами  радости,  склонился  к  ногам Артура  и  замер.

    -  Ладно,  ладно,  не  подлизывайся,  всё  равно  скажу  батюшке,  как  проспал  меня.

    -  Нельзя  батюшке.  Не  он  неделю  посылал  встречать  господина  адвоката.  Сердит батюшка.  Говорит  большой, сам  пусть  добирается. Господин барон  велел. Коня купил, коляску.  Подарок  к  окончанию  университета. Крёстный  ведь.

    -  Смотри-ка,  разговорился,  поехали  уже,  к  обеду  опоздаем.

    Али  снова  забрался  на  своё  место,  взмахнул  вожжами,  и  конь  радостно  рванул вперёд.  Артур  устроился  удобнее,  завернулся  в  плед  и  почувствовал, что засыпает.

     

    Проснулся  от  резкого  крена  влево.  Съезжали  с  главной  дороги  в любимую,  тополиную  аллею.  Ещё  пятьсот  метров  и  старинный  замок  барона Альфреда  фон  Коха,  где  уже  ни  одно  поколение   управляющих,  династии  Абель, служат  верой  и правдой  на протяжении  более четырёх  веков, появиться  во  всей  своей многовековой  красе.  Здесь  он  родился,  здесь  рос  и  воспитывался  вместе  дочерью  барона,   разница  в   возрасте  была   всего  два  года.  Барон  знал,   что  детей  у  него      больше  не  будет.  Переживал, что  на  нём  прервётся   старинный  род  фон  Кохов, что  он  не  выполнит  волю  отца.  По  многим,  независящим  от  него,  причинам  он  не  мог  и  не  находил  выхода  из  этого  положения.

    Он  очень  привязался  к  этому  симпатичному с  длинными, волнистыми  волосами и  синими  глазами  ребёнку, сыну  своего  управляющего, Артуру. Стал  ему крёстным  отцом  и  имя  выбрал  ему  сам.  А  через  два  года  у  него  родилась  дочь.   Поздний  ребёнок,  после  десятилетнего  брака  с  Марией,  дочерью  итальянского  священника.  Роды  были  тяжёлыми,  после  чего  барон  узнал,  что  наследника  у  него  не  будет. Тогда  ещё  молодой  барон  Альфред   мог  развестись  с  Марией,  но  он  не  мог нарушить  клятву,  данную  отцу  Марии.  Когда барон  увидел  её, влюбился  и  собрался жениться,   священник   предупредил  его  о  слабом   здоровье   дочери,   но  Альфред пообещал,  что  сделает  её  счастливой.  Уже  через  пару  лет  совместной  жизни,  барон понял,  что  совершил  ошибку,  но  он  был порядочным  и  ответственным  человеком. Барон  обожал  свою  дочь,  полную  противоположность  Артуру,  жгучую брюнетку  с  огромными  чёрными  глазами.  Он  много  время  проводил  с  детьми,  а когда  уходил,  или  уезжал,  поручал  их  охрану  управляющему  Рудольфу  и  Али.

    Мамки,  няньки,  гувернантки  и  учителя,  всё  было  поровну  для  этих  детей.  Когда  детям  перешагнуло  за  десять  лет,  стали  замечать    между  ними  более  нежное  и  внимательное  отношение  друг к  другу. Первой это  заметила  мать  Лизы. Мария  стала  паниковать.  Она  всячески  показывала  своё  недовольство  Рудольфу,  требовала  детей  разъединить.  Управляющий  и  сам  заметил  особый  интерес  сына  к Лизе,  старался  отвлечь  сына  работой  или  отправлял в  город  к  родственникам.  Когда  эта  проблема  дошла  до  барона,  он  устроил  баронессе  такой  скандал,  какого в  замке  не  слышали  никогда,  кричал: «  Я  никогда  не  позволю  разлучить  детей   из-за  вашей  глупости,  даже  если  я,  вынужден  буду  нарушить  клятву,  данную  вашему  отцу.  Ты  загубила  мой  род,  лишила  меня  наследника.  Даже  если  дети  полюбят друг друга, на здоровье,  я  буду только  счастлив». Дело дошло до личных оскорблений  и сердечных приступов.     После  этого  скандала   баронессу  видели  только  во  время  завтрака,  обеда  и  ужина.  С  этим  в  замке  было  строго,  распорядок  дня  выполнялся   неукоснительно.

    А   Мария  совсем  опустилась,  перестала  следить  за  собой,  к  столу  спускалась  в  пеньюаре,  по  замку  разгуливала  как  привидение,  что-то  мурлыча  себе  под  нос.  Барон  видел  всё  и  приказал  не  трогать  и  не  обращать  на  баронессу  внимания.  Но  ситуация  требовала  решения.  Да  и  его  самый  лучший,  самый  верный  и  надёжный  друг,  почти  брат,  Руди,  ходил  мрачный  и  задумчивый. Барон  понял:  «  Судьба Ромео  и  Джульетты  для  его  детей  не  желательна,  пора  принимать  меры….»

    Господин  барон  срочно  уехал   из  дома  и  отсутствовал  целую  неделю.

    На  следующий  день  созвал  совет.  Он,   Мария и  управляющий  решали  судьбу  своих  детей.  На  самом  деле  решал  он  всё  сам, просто ставил  их  в известность.  Дочь  Лизу  в  Лондон,  в  «Институт  благородных  девиц»,  а  Артура  в  колледж  с  последующим  поступлением  в  Университет  изучать  право.  Все  расходы,  на  содержание  и  оплату  за  обучение,  барон  брал  на  себя.

    -  Не  забывай, Лиза  помолвлена -  тихо  сказала   баронесса  Мария

    - Что?   -  заорал  Альфред  -  Да  ей  года  не  было.  И  вообще,  я  не  отдам  дочь  за  того  вонючего итальяшку  -    твёрдо  и  уже  спокойно сказал  он.

    - Ты  заключил  договор  -  съязвила  баронесса -  не  в твоих  правилах  нарушать  его.  Ты  ведь  у  нас  такой  правильный,  порядочный  -  издевалась  Мария.

    - Что  не  сотворишь,  на  нетрезвую   голову  -  грустно  сказал  он,   потом  добавил.

    - Силой  отдавать  дочь  замуж  не буду и тебе  не позволю.  Ну  а ты, мой  друг,  кажется,  последний  управляющий  в  нашем  роду  и  потому  я  хочу  обеспечить  будущее  своему  крестнику.  Не по твоей  вине  прерывается  ваша  замечательная, многовековая  династия управляющих  в  замке  Кох.  Почти  пять  столетий  мы  жили  одной  семьёй.  Скажи  своей  госпоже  спасибо.    Всё,  все  свободны.

    Тем  временем  в  замке  готовились  к  возвращению  детей…

     

     

    И  вот  уже  не  просто  мальчик,  покинувший  замок  десять   лет  тому назад,  а  господин  адвокат  Артур  Рудольфович  Абель,  возвращался  домой.  Аллея  плавно  уходила  вправо,  а  слева,  сквозь  деревья,  уже  просматривалось  море.   Ещё немного  и  перед  ним  предстанет  замок  знаменитого  дворянского  рода  барона  Альфреда  фон  Коха.   Замок,  где  он  родился,   где  при  появлении  на  свет  тут  же  потерял  мать.  Где  он  рос,  взрослел  и  был  счастлив. Наконец  подъехали  к  мосту,  перекинутому  через  широкий  и  глубокий   ров.

    С  этого  места  замок  почти  не  просматривался, только верхняя  его часть  из  круглых    и  остроконечных  башенок.   Заграждала   замок  высокая   каменная  стена  с  узкими  бойницами  и  круглыми  башенками  по  углам.  На  расстоянии  примерно  десяти                                                                     метров  был  вырыт,  параллельно  стенам,  глубокий  ров  на  ширину мощного  моста, который  поднимался  и  опускался  по  необходимости.

    Сам  замок  стоял  на  огромной  естественной  скале  и  построен  был  так, что  одна  из  четырёх  сторон   сливалась  со  стеной  отвесной  скалы, уходящей  глубоко  в  море.   Словом,  подобраться  к  замку  было  довольно  сложно.  И  это  ещё  не  всё.  В  самой  скале  под  замком  был  выдолблен,  прямо  в  естественной  скале  целый  этаж, с  собственным  колодцем  и  выходом  в  море.  Кроме   этого  был  огромный  винный погреб  и   погреб  для  хранения  овощей  и  другие  подсобные  помещения.  За  стеной, недалеко  от  замка,  справа  в  лесочке,  виднелась  небольшая  часовенка,  построенная Альфредом,  а  рядом  кладбище,  где  покоились  вечным  сном  бывшие  жители  замка

    включая   слуг.  Что  касается  самих  баронов: отца, деда, прадеда  и  так далее,  их  место  захоронения  было  втайне  от  всех.  Но  по  секретным беседам  старожилов   замка    хоронили  хозяев  где-то  в  самой  скале.  Об  этом  тайном  склепе  знали  только  сам  барон  и  управляющий.  В  этом  же  склепе  хранились  мемуары  самих  предков, записи  их  историков  и  дневники  управляющих.   Там  же  хранились  письма,  карты  и  прочие  важные  документы,  хранящие  секреты  и  историю  замка.

     

     

    Наконец,  коляска  с  нарушителем  покоя  въехала  во  двор.  Со  всех  сторон  к  коляске  сбегались  слуги  и  прочий  служивый  народ.  Они  громко  кричали,  хлопали, поздравляли  с  окончанием  учёбы,  осыпали   Артура  цветами.   Молодой  человек  не  ожидал  такого  приёма  и  был  удивлён,  и  растерян.  Вдруг  наступила  тишина.  Артур  оглянулся  и  увидел  на  широком  крыльце  замка,  под  зубчатой  аркой,  стоял  его  отец,  худощавый,  выше  среднего  роста  в  чёрном   фраке,  бледным  лицом,  чуть  расставив  ноги   и  заложив  руки  за  спину.  Рудольф  Абель  скрывал  свои  эмоции,  был  строг.

    Все  хорошо  знали  эту  позу   -   управляющий  был  недоволен.   Народ,  молча,  стал расходиться.  Артур  подошёл  к  отцу,  поклонился и,  опустив  голову,  замер.

    - Что  это,  сын  мой,  не  успели  вернуться  и  уже  устроили  цирк  -  проворчал недовольный  управляющий  -  кстати,  вернуться  вы  должны  были  неделю  назад.  Я  жду  объяснений.

    -  Простите  отец,   так  получилось, что…

    Дальше  Артур  договорить  не  успел.  Взъерошенный,  в  халате, распухший    ото  сна,  на  крыльцо  выскочил  барон.

    -  Руди  -  закричал  он  -  как  ты  встречаешь  нашего  сына,  что  ты  разворчался? Ну,  задержался  молодой  человек  с  друзьями.  Подумаешь  трагедия.  А  помнишь,  как  мы  с  тобой,  почти  все  каникулы,  где  проболтались,  а?

    Рудольф  недовольно  покачал  головой.

    -  Да  ладно  тебе,  угомонись.  Это  я  ежедневно  посылал  Али  встречать  Артура. Что  касается  этого  замечательного  коня с коляской,  это мой  ему подарок, по  случаю  окончания  университета.    Потому  как,  мой  адвокат,  а  он  теперь  не  просто  мой  крестник,  но  и  мой  адвокат,  должен  иметь  свой  транспорт.  О  нём  хороший  отзыв  от университета, хорошая  рекомендация  с места  практики.  Именно  такой  адвокат  мне  сейчас  и  нужен.  И  срочно.

    Вот  так  решал  свои  дела  барон  Альфред  фон  Кох.  Управляющему   оставалось     только  поклониться  и  подчиниться.

    -  Ступайте  к  себе  в  комнату,  сын  -  пробурчал  он.

    Он  делал  вид,  что  не  доволен  сыном,  но  в  душе  был  счастлив  и  горд.

    Больше  всех, услышанным,  был  доволен  сам  Артур. И  у него  на это  были  свои   причины.  Первое, что  сделал  он,  оказавшись  в  своей  комнате, спрятал  письма  Лизы.  Встреча  с  ней  в  Лондоне,  перед  возвращением  на  родину,  и  была  причиной  его задержки. Они  договорились  до времени  скрывать свои отношения, чтобы  не навредить  в  будущем.  Артур  мучился  и   очень  переживал,  что  придётся  лгать  самым, для  него,  дорогим  людям.  Но  на  этом  настаивала  Лиза.  Она  безумно  любила  Артура,  ещё  с  раннего  детства  и  боялась,  что  их  опять  разлучат.  Его  любимая  Лизонька  должна  вернуться  домой  уже  через  два  дня.  Он  принял  ванну,  привёл  себя  в  порядок,

    переоделся  в  новый,  модный  приготовленный  костюм  и  вышел  к  обеду.

    Артур  очень  волновался. В  столовой, за  большим  овальным  столом, все ждали                                                          баронессу  Марию.  Последнее  время  она  вообще  перестала  соблюдать,  существующие

    в  замке,  правила  и  этикет.  Барон  был  не  доволен,  но  вида  не  показывал.  Когда  в  зал  вошли, баронесса  со служанкой, у Артура  перехватило дыхание.  До  невозможности   худая,  в  пеньюаре,  не  первой  свежести, с длинными  распущенными,  на  половину  седыми  волосами  и  жутко  бледная,  она  медленно  шла,  вцепившись  одной  рукой  в  плечо  служанки,  которая  помогла  баронессе   сесть  за  стол.  Управляющий  стоял  у  окна  недалеко  от  кресла  барона.  Вот  уже  более  двадцати  лет  барон  пытался  усадить  Рудольфа  за  стол  рядом с  собой.  Он  сердился, просил, требовал, приказывал, всё было    напрасно.

    -  Господин  барон  может  меня  уволить  -  сказал  он  однажды  -  но  я  считаю,  что  каждый  должен  быть  на  своём  месте,  иначе  не  только  в  доме,  но  и  в  мире  не  будет   порядка.

    Но  против  того, что  его  сын,  теперь  господин  адвокат,  будет  сидеть  за  одним  столом  с  бароном  и  крёстным  отцом, не возражал.  В зал  вошёл барон,  уселся  в  своё  любимое  кресло,  посмотрел  на  Марию,  сморщился.   Улыбнулся  Артуру.

    -  Прошу  садиться,  господин  адвокат.  Отныне  место  за  нашим  столом  для  вас постоянно.  Также  прошу  строго  соблюдать  распорядок  дня  и  прочие  правила, установленные  вашим  папенькой  -  и  он  громко  расхохотался.

    Потом  он  кивнул  управляющему,  который  тут  же  звонком  дал  сигнал  подавать.  Дверь  открылась,  вошли  несколько  слуг  с  подносами.  Последним  вошёл    повар,  на  случай,  если  барону  не  понравится  приготовленная  им  еда.  Он  встал  в   сторонке  от  двери,  и  будет  стоять  до  тех  пор,  пока  управляющий  не  даст  сигнал  удалиться.

    -  Это  не  мой  сын -  указав  на  Артура, сказала  баронесса  -  мой сын  в  подземелье.  Прикажите,  друг  мой,  -  обратилась  она  к  барону  -   отнести  ему  горячей  еды.

    -  Непременно,  дорогая.  Руди,  ты  распорядился?

    -  Да,  господин  барон,  всё  сделано   -  ответил  управляющий.

    -  Ну,  вот  видишь,  дорогая,  всё  в  порядке,  ешь.

    Увидев  удивлённое  и  растерянное  лицо  Артура,  барон  спросил:

    -  Господину  адвокату  не  нравится  наш  обед?  -  потом  добавил   -  теперь  ты  понимаешь,  Артур,  как  я  ждал  тебя?  Не  каждому  адвокату  я  могу  доверить  то,  что  собираюсь  поручить тебе. С  сего  дня  считай,   что  ты  находишься  у  меня  на  службе.

    Артура  бросило  в  жар.  Случилось,  именно,  то  чего  он  боялся  больше  всего.

    Он  надеялся,  что  барон  направит  его  в город,  в  адвокатскую  контору,  где  они, с  Лизой  могли  бы  встречаться  и  могли  бы  придумать,  что  либо, на  будущее. Барон, не подозревая,  своим  приказом, убил двух  зайцев  -  связь  с  Лизой  и  не  возможность     предать  его  самого.  Но  расстаться  с  Лизой  Артур  не  сможет. Он понял,  что будущее  будет  ужасным.  Он  ждал  Лизу.

    -  После  ужина  жду  вас, господин  адвокат, у  себя  в  кабинете,  а  сейчас  отдыхать.

    Вечером, после ужина, Артур постучался  в дверь  кабинета  барона.  За  дверью  долго  молчали,  потом  послышался  глубокий  вздох.

    -  Да,  да  заходите  молодой  человек.

    Барон  сидел  у  камина,  с  трубкой  во  рту,  был  озабочен  и печален. Он  махнул  рукой,  приглашая  Артура  сесть  в  кресло.  Потом  долго  молчал.

    -  Мне  нужна  твоя  помощь  -  сказал  он,  наконец,  тихо  -  я  не  знаю, что мне  надо  делать?  Как  сделать,  чтобы  никого  не  обидеть,  не  оскорбить,  а  главное,  чтобы  всё  было  по  закону?  Я  вижу  на  твоём  лице  растерянность  и  удивление.  Сейчас  всё  объясню  -  он  опять  замолчал.  -  Полюбил  я  Артур,  очень  полюбил.  Мне   уже  за  пятьдесят,  а  я  влюбился,  как  мальчишка.  Ребёнок  у  нас  будет,  понимаешь? А  вдруг сын?  У  меня  появилась  возможность,  надежда,  иметь  наследника.  Я  счастлив.

    Он  опять  надолго  задумался.  Артур,  молча,  внимательно  слушал. Уж кто,  как

    не  он,  хорошо  понимал  этого  доброго,  порядочного,  с  седыми  висками,  человека.  Он  старался  не  шевелиться  и, опустив  голову, собрался  слушать  дальше.

    -  Ты  сегодня  видел  всё  сам.  Видел  состояние  баронессы.  Она  больна.  Мне же надо  срочно  сыграть  свадьбу  с  Генриеттой,  привести  её  в  дом.  Я  не  хочу,  чтобы    раньше  времени  узнали  об  её  беременности. Ты  же  сам  понимаешь,  чем  это  может  закончиться.  Ну  что  ты  молчишь?  Ну что  там,  по этому  вопросу,  прописано в  ваших  законах? Ну  не  убивать  же  мне  Марию?

    Он  яростно  запыхтел  трубкой,  встал  с  кресла  и  заходил  по  кабинету.  Потом,  наклонившись  к  Артуру,  с  отчаянием  зашептал:

    - Послушайте,  господин  адвокат, думайте, или я  готов  на  всё.  У  меня  нет  другого     выхода  -  или  Генриетта,  или  смерть  моя.

    -  Ну,  зачем  же  так,  господин  барон,  выход  всегда  можно  найти  -  осмелился возразить  Артур.  -  Позвольте  задать  вам  несколько  вопросов?

    Барон  кивнул  и  снова  уселся  в  кресло.

    -  Скажите,  есть  ли   медицинское  заключение  комиссии  о  болезни  баронессы  и,

    что  они  предлагают  по  этому   поводу?

    -  Да,  даже  двух  комиссий.  Я  все  бумаги  вам  представлю  -  быстро  заговорил

    барон   -  Говорят,  что  болезнь  не  излечима,  какая-то  шизофрения,  да  ещё  сердце. Советуют положить  в  клинику,  ну  ту,  специальную.  Не думай, что  я  рад  этому. Я  пять  лет  пытался  лечить её,  куда только не  возил. Надеялся – пройдёт.  Поверь мне,  я  всё  делал,  что  от  меня  зависело.  А  сейчас  каждый  час  на  счету.

    -  Простите,  господин  барон,  знает  ли  о  болезни  своей  дочери  её  отец?

    -  Да,  конечно.  Три  года  назад,  я  возил  её  в  Италию,  показал  отцу.  Помню  он

    предложил,  даже,  оставить  её  на  время  в  Италии.

    -  Ну  а  вы  что?  -  заинтересованно  спросил  Артур.

    -  Я  отказался. Мне  предложили  свозить  Марию  в  Индию. Сказали,  что  там  лечат такие  заболевания.  Напрасно  съездили,  только  намучил  её  в  дороге.

    Артур  подождал  немного,  не  скажет  ли  барон  ещё  что,  и  решительно  сказал:

    - Поверьте  мне,  господин  барон,  что  единственно  правильное  решение  в  этом случае  -  это отправить  госпожу  Марию  на  родину,  к  отцу.  Родной  климат,  родители.  Это  будет  благородный  поступок,  и  никто  вас  не  осудит.  Только  надо,  чтобы  отец госпожи  баронессы  дал  своё  согласие  на  возвращение  дочери.  Это  согласие  и  медицинское  заключение,  и  будет правом  на  расторжение  брака.

    -  Мне  надо  подумать, не всё  так просто?  -  барон  махнул  рукой,  отпуская  Артура.

    Адвокат  вышел  плотно  прикрыл  дверь  и  облегчённо  вздохнул.  Он    понял,  что  для  барона,  выход   найден, вот  как  будет  с  ним  и  Лизой,  не  представлял.

    Завтра  возвращается  его  Лизонька,  что  он  ей  скажет,  что  их  ждёт.  Артур  понял,    что так  же как барон, ради любимой  пойдёт на  всё, возможно, даже  на     предательство.  Об  этом  страшно  было  даже  думать,  но  для  себя  он  выхода,  пока,  не  видел.  Ну  а  сейчас  он должен заняться  порученными  ему делами.  Надо составить  письмо в Италию  и  подготовить  необходимые  бумаги  по  делу  о  разводе…

    Проснулся  Артур  рано  утром  от  переполоха  и шума  в  замке.  Крики,  смех,  звон  посуды,  хлопанье  дверями  и  вкусные  запахи  с  кухни.

    -  Слава  тебе,  господи!  -  прошептал  он,  -  приехала  моя  ненаглядная.

    До  завтрака  он  решил  из  комнаты  не  выходить.  Лиза  поймёт,  не  обидится.

    В  столовой  было  светло  и  торжественно.  Ждали  барона  и  баронессу.  Наконец  все  разместились  за  столом.  В  зал  вошла,  как  всегда  в  сопровождении  служанки,  сама  госпожа  Мария.  Все  замерли.  Барон  побледнел.  Лиза  ещё  не  виделась  с  матерью  и  потому  решила, что она  просто  плохо себя чувствует. Барон махнул  рукой,  стоящему  неподалёку  управляющему.  Это  было  сигналом  подавать  завтрак. Лиза  с удивлением смотрела  на мать, которая  не замечала  дочь.  Впрочем,  как  и  всех  остальных.  Она  была  тихая  и  безучастная  ко  всему.   Лиза  догадывалась,  что  мать  больна,  но  чтобы настолько.  Она  даже  перестала  обижаться  на  Артура,  что  он  не  вышел  встретить  её.

    Она  потянулась  через стол, пытаясь  взять  руку  Марии,  но  та  испуганно  отшатнулась

    и  спрятала  руку  под  стол.

    -  Дорогой,  это  не  наш сын  -  снова,  сказала  она  и  указала  на  Артура.

    За  столом  стало  тихо. Лиза, ничего  не понимая, смотрела удивлённо на  отца, который  сидел  с  опущенной  головой  и  ковырял  вилкой  в  тарелке.

    -  Дорогой,  а  ты  распорядился  насчёт  завтрака  нашему  сыну?  -  спросила  Мария.

    -  Да,  милая,  я  всё  сделал   -  тихо   ответил  он,  не  поднимая   головы.

    И  тут  случилось  то,  чего  так  боялся  барон.  Наблюдая  незаметно  за  Лизой,  Артур  увидел,  как  девушка  медленно  валилась  набок.  Но  вездесущий  Руди,  всегда был  готов  кинуться  на  помощь.  Он  подхватил  Лизу  на  руки  и  вынес  из  столовой.    Врач,  находившийся  в  замке  уже  более  года  постоянно,  быстро  вышел  за  ними.   Завтрак  был  сорван.  Барон  извинился  и  тоже  вышел.

    В  комнате  Лизы  пахло  нюхательной  солью.  Она  плакала, уткнувшись  в  подушку.  Барон  попросил всех  удалиться.  Подождал,  пока  дочь  успокоится,  потом подробно  ей  всё  рассказал.  Как  началась  болезнь,  что  за  болезнь,  какие  меры он  принимал,  как  объездил  чуть  не  весь  мир, пытаясь  ей  помочь.

    -  Я  могу  к  ней  зайти? -  спросила  Лиза.

    -  Не  думаю,  милая,  что  это  надо  делать.  Она  никого  не  узнаёт,  кроме  меня. Потом,  -  добавил  он  грустно  -  она  бессознательно  может  обидеть  или  расстроить тебя.  Ты  должна  понять  и  смириться  с  этим.  Так  случилось.

    Рассказать  о  Генриетте  он  не  решился:  «Пусть  сначала  хорошенько  успокоиться».

    -  Кстати,  ты  заметила, каким  стал  твой  крёстный  братец?  Можешь  им гордиться.  И  адвокат  отличный.  Я  решил  оставить  его  в  замке.  Мне  как  раз  нужен  адвокат.  Ну, об  этом  потом,  пока  отдыхай  -  и  он  вышел.

    Лизе  впору  снова  было  падать  в  обморок:  « Вот  почему  он  был  так  бледен  и не  смотрел  на  неё?»   подумала  она  и  снова  расплакалась.  В  последнем  письме  они  условились  встретиться,  в  первый  день  приезда  Лизы,  после  ужина в  библиотеке.  Ей  было  очень  жаль мать, но   она  с  нетерпением  ждала  вечера.  Чтобы  убить  время,  она решила  прогуляться  по  местам  их  тайных  встреч.  Али  поднялся  со  своего  коврика и  пошёл  за  ней.  Наконец  ужин  и  Лиза  полетела  на  крыльях  любви  в  библиотеку. Там  Артур  ей  всё  объяснит, и  они  будут  думать,  что  делать  дальше.

    Но  Артур  ждал  и  боялся  этой  встречи.  Он  ещё  не придумал, что и  как  скажет  своей  любимой  Лизоньке.   Не  успел  дойти  до  своей  комнаты,  как  к  нему  подошёл  Али, и  сказал, что его  ждёт господин  барон. Альфред сидел  в своём кресле и  возился  со  своей  трубкой.  У  него  тряслись руки,  было  видно,  что  он  сильно  нервничал.

    Наконец,  не  добившись  желательного  результата,  швырнул  её  на  стол.

    -  Артур   -  начал  он  без  лишних  слов,  -  я  решил  сегодня  вечером  всё  рассказать Лизе.  У  меня  есть  одна  идея,  но  о  ней  потом.

    Увидев  разочарованный  взгляд  адвоката,  горячо  с  волнением  заговорил.

    - Пусть  лучше сразу  всё  узнает,  и  про  развод,  и  про  Генриетту.  Вижу,  вижу,    что  тебе  не  нравиться  моё  решение,  но пойми, не  могу я  ждать.  Генриетта  в панике,  а  ей  нельзя  расстраиваться,  наследника  я  жду,  понимаешь?

    В  таком  состоянии  барона  Артур  никогда  не  видел.

    - Ладно,  мой  мальчик,  иди.  Я  ещё  до  вечера  подумаю  и  решу,  что  да  как.

    Ну,  а  завтра  утром  мы  втроём,  окончательно,  решим,  как  поступить  правильно.  А  ты  готовь  бумаги  для  развода.  Иди,  спасибо.

    Артур  вышел  из  кабинета,  он  понял  одно: «  Встречи  вечером  не  будет.»

    За  дверью,  у  противоположной  стены, стоял  его  верный  друг  Али. Он  был  озабочен.      Молча,  поплёлся  за  Артуром.  Проводив  его  до  самой  комнаты,  вытащил  из-за  пояса  небольшой  коврик,  встал  на  колени  и  стал  молиться  своему  Аллаху.  Али  был  мусульманином.  Его  можно  было  увидеть  в положении  молящегося, в  любом  месте  замка. К  этому  все  привыкли  и  уважали  его  веру.   Главное  это  никому  не  мешало,  и  Али  в  любой  момент  был  готов явиться  по первому зову. Его нельзя было  назвать  слугой -  это  был  надёжный  и  верный  друг.  Это  был  свободный  человек,  и  он  мог  уйти  из  замка  в  любой  момент.  Барон  обожал  его  и  никогда    без  него  из  замка  не  выезжал.  Но  тайная  любовь  и  привязанность  была  у  Али  только  к  детям.  Он  их  боготворил  и  готов  был  за  них  в  огонь  и  в  воду.

    Обед,  как  всегда,  прошёл  в  полной  тишине,  впрочем,  как  и  ужин.

    После  ужина  в  замке  наступила  такая  тишина,  что  было  слышно, как, за  каменными,  стенами  замка,  в  деревнях,  принадлежащих  барону,  поют  петухи  и  мычат  коровы.  Солнце  скрылось  далеко  за  морем, озарив  небо оранжевым  цветом. Небольшие  волны  лениво  плескались  о  скалистый    берег.  Все  жители  замка  разбрелись  по  своим  местам.  Было  тепло,  тихо  и  спокойно.  Только  один  барон,  ничего  этого  не  видел  и  не  слышал  -  он  ждал  дочь.

    Тихо  постучали  в  дверь,  не  дождавшись  ответа, в  кабинет  вошла  Лиза.

    Разговор  был  долгим  и  трудным.  Барон  рассказал  дочери  всё,  что  хотел  и  даже то,  что  хотел  утаить  до  времени.  Он  рассказал  ей  всё  о   своей  жизни.  Отец  перед    дочерью  исповедовался.  Она, молча, слушала  и  тихо плакала.  Ей  было  жалко отца.  Она  верила  ему  и  понимала.  Она  помнила,  будучи  ребёнком,  как  плохо  ладили  друг  с  другом  её  мать  и  отец.  Она  помнила,  как  отвратительно,  иногда,  вела  себя  мать.  Лиза  очень  любила  отца  и  всегда  была  на  его  стороне.  Вот  и  сейчас  она  знала, что  всё  примет  и  сделает  так,  как  скажет  ей  отец.

    -  Папа,  милый,  я  очень  рада  за тебя.  Ведь  нам  всё  равно,  рано или  поздно, надо будет  расстаться.  Наверно  я  выйду  замуж  -  она  смутилась.  -  Ты  не  будешь  один,  у  тебя будет  Генриетта,  у  тебя  будет  сын.  Я  буду  молить  бога,  чтобы  у тебя появился  наследник.  Ты  этого  заслуживаешь.  Наконец,  ты  выполнишь  все  обещания  данные  дедушке.  Это  здорово.  Да  и я  буду  спокойна  за тебя, не  буду  переживать, что да  как.  В  доме  начнётся   новая,  счастливая  жизнь.  Уверена,  бог  не  осудит  тебя.  Генриетта  молодая,  она  тебе  ещё  не  раз  родит.  Да  и  ты  у  меня,  красавчик.  Подумаешь,  всего  пятьдесят.   Все  девчонки  так  говорили,  когда  ты  ко  мне  приезжал  в  институт.  Всё  будет  хорошо,  не  переживай  и  скорее  вези  сюда  свою  Генриетту.

    Лиза  щебетала  и  щебетала,  пытаясь  успокоить  и  ободрить  отца.  Она,  понимала, что  всё  складывается  как  нельзя  лучше.  Теперь,  если  придётся  уехать,  у  отца будет  всё  в  порядке.  Ей  не  надо  будет  волноваться  о  нём,  у  него  будет  молодая жена.  Прижавшись  к  плечу  отца, она  молчала.  Они  оба  молчали  и  думали  каждый о  своём  -  он  о  предстоящей,  новой  жизни, она  о  том, что  знает  обо  всём  этом,

    Артур:  «  Наверно  знает,  он  ведь  папин  адвокат».

    Альфред  пыхтел  своей  трубкой, и  удивлялся.  Оказалось,  что  его  Лизонька  уже  взрослая,  она  всё  понимает,  с  ней  так  легко.  Он  с  облегчением  вздохнул,  чмокнул  дочь  в  раскрасневшуюся  щёчку.

    -  Иди,  милая,  отдыхай,  уже  поздно.  Спасибо  тебе  моя  девочка  за  всё.  Завтра  у  нас  будет  трудный  день, и  мы  будем  решать  его  втроём  -  я,  ты  и  Артур. Спокойной  ночи,  милая.

    За  дверью,  на  корточках,  сидел  Али.  Молча, проводил  её  до  комнаты,  замялся,

    как  будто  решался  на  что-то.

    -   В  чём  дело  Али?  -  спросила  Лиза.

    -   Там,  в  библиотеке,  маленький  хозяин…

    Но  Лиза  уже его  не слушала. Она  кинулась в  библиотеку, где ждал  её  любимый.

    -  Любимый  мой,  родной,  как  я  рада,  наконец,  дотронуться  до  тебя,  обнять.  Я  так  соскучилась.

    Такого  горячего  натиска Артур  не  ожидал.  Он  думал,  что  она  начнёт  его  расспрашивать,  начнёт  сетовать  о  провалившемся  их  плане.  Что  они  должны  быть  осторожны. И  вдруг такой  взрыв эмоций. Артур  растерялся. Боясь,  что тоже  поддастся  этому  горячему  порыву  своей  любимой,  стал  тихонько  пятиться,  стараясь  поймать пятиться,  стараясь  поймать  и  удержать,  тянувшиеся,  к  нему  руки  девушки.  Она же  наступала,  пытаясь  обнять  его,  хваталась  за  всё,  что  попадало  под  руки.   Глаза   её  горели,  от  возбуждения  её  трясло,  и  Артур  сдался.  Он  прижал  Лизу к себе  и впился  губами  в  её  горячие  губы.  Её  южная,  итальянская  страсть  передалась  ему.  Они не  понимали,  что  творят,  они  забыли  обо  всём.  Забыли,  что в  библиотеку  могли  войти.

    Медленно,  прижавшись,  друг  к  другу,  опустились  на  медвежью  шкуру,  лежащую на  полу.

    -  Родная,  любимая,  голубка  моя,  успокойся,  сюда  могут  войти.

    Но  его  любимая  ничего  не  слышала  и  не  хотела  слышать.  Она,  молча,  глазами, просила,  она  отдавалась,  и  он  её  услышал…

    За  дверью слышались  шорох, шаги,  голоса. Но им нечего было бояться. Там  стоял,  прижавшись спиной  к двери,  их, преданный  и верный  Али.  Никто и  ничто  не  сдвинет  его  с  места,  пока  дверь  не  открылась  бы  изнутри.  К  счастью,  библиотека  сегодня  никому  не  понадобилась.

    Первым  вышел Артур.  Али  посмотрел  на  него и  отвернулся.  Первый  раз  за  все годы  он  не  пошёл  провожать  его,  он  ждал  Лизу.  Покрасневший  и  расстроенный, молодой  человек,  чуть  не  бегом,  кинулся  в  свою  комнату,  где  уже  давно,  ждал  его  отец.  Управляющий  внимательно  посмотрел  на  Артура,   потом,  со  всего   размаху  влепил  ему  пощёчину.


    Продолжение следует...


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Bella
    Категория: Приключения
    Читали: 84 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 июня 2011 | Просмотров: 886 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.