«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 45
Всех: 46

Сегодня День рождения:

  •     Sandra (03-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2776 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Я всё знаю! (Заход 5)

    Ира шла вдоль шумной трассы. За ней торопливо, пытаясь догнать, бежал Лёша. Пока всё было ровно, но новость на повестке дня ещё не была оглашена. Он откровенно не знал, что говорить и как начать. Слишком силён был ещё шок от произошедшего, ведь это было ну просто немыслимо!..

    Поэтому он на все вопросы отвечал односложно и в пол уха слушал  обыкновенную девчачью болтовню, которая уже откровенно раздражала. Что ни говори, а Ирку бы сделало гораздо привлекательней, ели бы она хотя бы пять минут ПОМОЛЧАЛА!!!

    Многие разговоры были откровенно по-блондински глупы, что вызывало улыбку и некоторое снисхождение к этой ещё такой маленькой и глупой девочке.

    То, что он плёлся позади неё, открывало Лёше прекрасный вид на некоторые прелести заманчивого тела девушки. Господи, она была весьма недурна собою!..

    Засмотревшись, он наступил в лужу и выругался. Этот день он точно запомнит надолго!

    Ира остановилась, терпеливо дождалась «подругу», и продолжила свою болтовню. Видимо, то, что её подруга всю дорогу молчит, не было редкостью. Поэтому её монолог был в порядке вещей.

    Лёша поморщился и решился. Несмотря на теперешнее его положение, бабой он не был. Возможно отчасти мягкотелым, но не бабой. Поэтому неприятный разговор нужно было бы уже начать.

    Но, только открыв рот, он услышал то, что заставило его вновь его захлопнуть.

    - Господи, как же я его люблю!.. 

    - Ээм?

    - Не валяй дурака… - Ира кинула недовольный взгляд на затупившую «подругу».

    Лёшу же откровенно тронуло разочарование и немного покоробилось чувство собственности. Он знал, что весьма недвусмысленно нравился этой девушке и то, что она влюблена  в какого-то другого парня было весьма неприятно.

    Но он тут же себя одёрнул, вспомнив Свету.

    Чёрт! Как же можно думать о таком? Он тряхнул головой, отгоняя наваждение, но следующие слова были шоком по некоторой части больше, чем утреннее происшествие.

    - Он лучше всех на свете!.. Ты видела, какой он красивый?! – Ира  мечтательно закатила глаза.

    Счастливая, но горькая и чем-то омрачённая улыбка тронула её губы.

    - Мой Ангел! Лёшенька! Ээх!.. – Ира счастливо вздохнула, а Лёша плюхнулся в лужу.

    Обескураженное выражение его лица заставило Иру думать, что сегодня с подругой что-то не то. Определённо что-то не то!

    - Ээм, ты чего падаешь, лошарик? – она помогла телу встать, но душа была далеко отсюда.

    Истинная спала в квартире Глеба (без Глеба), временная была в культурном шоке.

    - Кто-о-о?! – хрипло протянул он, вставая и всё ещё пошатываясь.

    - Мааш! Ну, Лёша! Ну, не ломай комедию. Что сегодня с тобой? – она раздражённо нахмурилось.

    На смену раздражению пришла томная грусть, ярко выраженная на её лице.

    - Та сука… тварь… Света. Господи, как я её ненавижу!.. – руки подруги непроизвольно сжались в кулаки.

    Она не смотрела на лицо попутчицы, хотя стоило. Обескураженный парень слушал всю эту исповедь с широко раскрытыми глазами, не в силах сказать ещё что-то.

    - Как же она меня бесит!! Почему я не могу влюбиться в кого-то ещё?!

    - Ии.. сильно ты его любишь? – в горле чужого тела пересохло от внезапных догадок.

    Ира посмотрела на подругу, как на идиотку.

    - Нет, не сильно!.. Ты думай, что спрашиваешь!! Стала бы я истерики закатывать?! Хе… Он меня ни капли не любит… Всё с этой… тварью, которая пользуется и играет с ним! Господи! Как мне надоело плакать и рыдать ночи напролёт! Просыпаться под утро и снова плакать!! – в глазах заблестели бессильные слёзы.

    Это была рядовая истерика, к слову сказать, не слишком и сильная, бывало и хуже. Но для Лёши всё было ново. Словно прозрение. Он шёл и медленно впадал в ещё одно сильное эмоциональное потрясение.

    Всё становилось на свои места!

    Мысли в голове перемешались… Он, как любой нормальный парень на его месте, стушевался при виде расстроенной девушки.

    Расстроенной по его вине, которой причинил боль он сам…

    Осознание этого было не выносимо… И он ободряюще взял её за руку – единственное, на что он был способен в этой ситуации.

    ***

    POV

    - Ээ, вставай, чудо! Пятнадцать минут на твои «важные дела» осталось!

    Кто-то легонько похлопал меня по щекам. Я что-то недовольно проворчала, перевернувшись на другой бок. Совсем борзые, устал ребёнок!!

    И тут я  резко села в постели, отрезвленная неприятной всепоглощающей болью.

    Рядом сидел недовольный Глеб и пытался привести меня в вертикальное положение.

    Я не знаю, чем он был недоволен, тем, что я пробралась в его комнату, тем, что я уснула на его кровати, или тем, что он меня никак не мог разбудить. А может быть всем вместе и сразу. Это не важно, мне всё равно стало дико стыдно. Я чувствовала, что краска заливает моё лицо. Это ж надо так глупо! Чёрт!!

    - Ну, и какого хрена?!

    Я виновато хлопала глазками, обескуражено улыбаясь.

    Будь я девушкой, номер бы несомненно прокатил. Сейчас же Глеб только нахмурился, однако злиться перестал.

    - Давай, вставай, соня, – он кивнул на часы. - Уже без десяти шесть!

    Я вскочила и снова застонала от боли.

    - Ну и как же ты сюда дополз? – Глеб раздражился ещё больше.

    Очевидно, я успела для него стать кем-то вроде младшего брата, за которым надо постоянно ухаживать и заботиться о нём. На вид Лёше было немного меньше лет, чем ему есть на самом деле.  Где-то колебалось около 16-17, когда на самом деле, если мне память ни с кем не изменяет, его телу отроду было где-то 19 лет.

    Ууух, мне как-то решительно всё равно, от чего зависит проявление его почти братской заботы, мне было приятно проводить любую лишнюю секунду рядом с ним.

    - Да… Любопытство не порок! – оправдалась я.

    - Шизеть!.. – его возмущению не было предела, но он быстро успокоился.

    Наверное, теперь его позиция была «ну, что взять с придурка?». Это меня немало покоробило, но я стерпела, решив отомстить позже.

    В общем-целом, он меня пока терпел, что самое главное.

    Я опёрлась на предусмотрительно подставленное плечо.

    - Ох, тебе знакомы произведения Оскара Уальда?! – выходя из комнаты, я зацепилась за знакомый корешок книги.

    - Да! – в его голосе слышалось удивление, и про себя я довольно хмыкнула. – Ты читаешь классиков?..

    -  Ну да! – самодовольно вогнала я его в ещё большее удивление и опять застонала от сильной боли.

    Боже, кто же знал, что такие травмы ТАК болезненны!..

    - Ну что ж ты стонешь, как баба?! – Глеб терял терпение.

    - Сам ты баба! – обиделась я, поджав губы.

    - Ей Богу, как ребёнок! – это было сказано шёпотом, но у меня был ооочень хороший слух.

    В возмущении я дёрнулась и вписалась в косяк.

    Новый взрыв боли заставил меня чуть ли не взвыть!

    С испорченного языка посыпались маты.

    Вместе с помощью, Глеб не мог удержаться от смеха.

    - Что ж ты за горе луковое?!

    - Иди в жопу! – я обиженно засопела.

    Я чувствовала пульсирующую боль и как что-то тёплое течёт по щеке. Господи, я умудрилась разбить нос в кровь! Что за день!!

    - Что ты за неудачник? – Глеб приложил к моему многострадальному носу платочек со льдом.

    - Заткнись! – буркнула я. – На себя посмотри…

    - И это вместо благодарности?! – вспылил он.

    До машины мы доковыляли молча. В пути я не отрывала глаз от моего благодетеля. Он прекрасен, Боже, он прекрасен!

    Очевидно, мою контору спалили, и мне пришлось, покраснев, отвести взгляд.

    Возможно, он   прав, и я действительно неудачник… чёрт.

    В сумке (мы с Лёшей благоразумно поменялись – теперь он таскался с моим рюкзаком, а я с его сумкой) покоилась книга, под шумок захваченная мной из дома Глеба. Его одежды в ней уже не было, но одна эта книга и ещё несколько мелких предметов были в сто крат тяжелее, чем что либо ещё, таскаемое мной.

    Оставив сумку в машине, Глеб потащил меня в зал, где шли занятия.

    Он недоумевал, зачем мне с больной ногой понадобились уличные танцы, однако счёл благоразумным вопросов не задавать. К моим причудам и неадекватным выходкам уже стоило привыкнуть даже спустя такое короткое время «знакомства». Ну, его со мной, естественно.

    Поднимаясь по лестнице, я недоумевала, как такой взрослый и серьёзный парень мог до сих пор со мной водиться. Конечно, он был весьма приятным и общительным человеком, но я так же знала, что он настроен был всегда максимально серьёзно (насколько это было возможно), даже допуская его слегка несерьёзные шутки и подобные интонации. Всё же я знала, что он не выносит детских нелепых выходок, которыми так славилась, к несчастью, моя скромная натура. Именно поэтому я не понимала, почему он так долго терпит и якшается со мной, и была премного благодарна.

    Мужская солидарность? Может быть. Но мне не претило оставаться рядом с ним как можно дольше, и я чувствовала, что всё больше и больше влюбляюсь в него с каждым мгновением.

    Чёрт! Только этого мне сейчас не хватало!!

    Мы, наконец, доковыляли до кабинета. Глеб ещё при выходе из машины всучил мне не весть, откуда взявшиеся у него костыли. Более того, он сделал мне перевязку ещё, когда мы были в квартире. За что я тоже была ему бесконечно благодарна.

    Ещё немного и должок за мной перерастёт в миллионы.

    Глеб прислонился к окну, намереваясь ждать меня, я же доковыляла до дверей и, аккуратно открыв их, протиснулась внутрь.

    Меня встретили гробовым молчанием. Не знаю, чего я ожидала, но не этого. Поэтому я, заметно съёжилась и стушевалась под не менее десятком пар глаз, обращённых на меня, тихонько пискнула:

    - Привет всем!

    После минутного шока посыпались разговоры наперебой. Но в общем гуле вопросов всё смешалось. Я не могла разобрать ни единой фразы.

    Все обступили меня. Теперь вопросы задавались поочерёдно, а я на автомате отвечала заученными фразами. Да, я предусмотрела все вопросы, и на большую часть уже успела придумать ответы. Если не на все. Единственный человек, который ко мне не подошёл, это была… я сама.

    Моё тело побледнело, но, в общем-то, успешно сдержало себя в руках. Кроме всего прочего в голове путалось процента три уважения к новому Лёше, который мне открылся. Раньше я считала его гораздо большей мямлей и тряпкой, чем оказалось на самом деле.

    Однако что-то мне подсказало, что его смятение не того рода, когда он просто вновь увидел своё тело со стороны. Здесь было что-то ещё… Червячок сомнения начал точить мой и без того воспалённый мозг с правого уха. Ё, ну вот где он намудачил, пока меня не было?!

    Тут же проснулась совесть. Пока я барахталась в любовных соплях около Глеба, возможно, Лёша уже успел триста раз разрушить мою жизнь. Затем, я снова почувствовала чувство вины, ведь моё ехидное сознание снова мне напомнило, по чьей вине он оказался в чужом теле. Получается, именно я разрушила его жизнь. Тем более я не имела возможности посещать институт, ведь я ничего не знала, честно говоря. Это был курс знаний выше, чем  я имела, из-за разницы в возрасте.

    Более того, я явилась сюда с частично покалеченным ЕГО телом. Так, надо действовать, пока совесть совсем уже не перегрызла мне глотку. Для этого ещё будет достаточно времени, мне так кажется.

    Ох! Пока я была погружена копанием в своих впечатлениях и ответами на вопросы на моей шее уже успела повиснуть Света, потянувшись к моим губам.

    Ну, как вам описать поцелуй с девушкой?

    Могу лишь только сказать, что меня чудом не вырвало. Однако дрожь отвращения уже прошлась по телу, и я спешно отстранилась. Возможно, это было слегка грубо, потому что она тут же вперила в меня недоумённый взгляд.

    Одновременно я заметила, как побледнел и отвернулся Лёша (что удивительно, в этом не было ни капли отвращения, ревности или ещё чего-то, чему действительно следовало быть). Это меня и смутило. Ещё было заметно, как победно зажглись глаза Ирки. Видимо, она не могла не заметить отвращения на моём лице. Так же, к несчастью, как и Света.

    Я извиняющимся взглядом заглянула в её ничего не понимающие голубые глаза и, подавив тошноту, вытащила подругу за руку из толпы за дверь.

    Вооооот! Теперь её очередь испытывать лёгкий шок от происходящего!

    Как и все, ровно таким же беспокойным тоном, как Света, поначалу она начала вопрошать меня о «боевых» моих ранениях.

    Но я быстро и резко перебила её, начиная длинный, сбивчивый и воистину невероятный свой рассказ.

    Думаю тот факт, что этот бред несёт тело человека, которого она любит и знает лучше всех на свете, не заставил сомневаться в подлинности сказанного. Просто так Лёша бы к ней не подошёл и не начал нести ахинею.

    По мере того, как осознание всего приходило к ней, её лицо вытягивалось всё больше и больше. И, к моему удивлению, это был не шок и ни что подобное, а ужас, смятение, паника и осознание чего-то действительно страшного. Как будто перед её глазами рушилась по-настоящему вся её нелёгкая жизнь.

    Внутри нарастал гнев от неизвестности. Пока я тут надрываю задницу, бегая, дабы спасти наши душонки, они, мои любимые друзья, всё-таки успели что-то натворить! Моё чутьё меня не подвело и на этот раз!

    Всё это,  а так же чувство вины, беспомощности и примешивающаяся к этому физическая боль, заставили меня сжать зубы и терпеть слёзы. Терпи, дура! Ты не тряпка! Не тряпка!!   

    Итак, пока я замолкла, стараясь справиться с накатившим на меня эмоциональным срывом, Ирка выпалила что-то воистину грандиозное. Ноги её уже почти не держали.

    - Ты хооочешь сказать, что всё это время рядом со мной был Лёша?..

    Её обескураженный вид вернул меня к реальности, заставив что-то внутри пискнуть и оборваться.

    - ОН ТЕБЕ НИЧЕГО НЕ ГОВОРИЛ?!

    Но по её выразительному взгляду было и так всё понятно.

    - Твою ж мать!!! – уже в который раз за день выругалась я.

    В груди назревал ураган из сильнейших крепких человеческих чувств.

    Дальше за этим последовал Иркин сбивчивый лепет о её истерике в порядке вещей (мне не нужно было объяснять, ЧТО тому было причиной), и к моему горлу подступал истерический смех. Похоже, этот день стоило занести в список самых ЛАЖОВЫХ дней на планете! Господи, Господи, Господи, Господи!!!

    - Таааак! Успокойся! – я взяла её за плечи и решительно заглянула в глаза.

    Я видела, как в ней борется масса чувств, и мне вдруг стало стыдно за себя. Очевидно, то, что я за сегодня пережила, было ничем по сравнению с тем, что она испытывала.

    Было каплей то, что во всём виновата только я…

    Но пока что я держала себя в руках. Не истерить.

    Мой голос звучал максимально спокойно. Ровно настолько, насколько возможно было сдерживать себя.

    - Сейчас... Сейчас ты пойдёшь домой, – Ира слушала меня молча.

    Я знала, что она сейчас ВООБЩЕ не сможет приблизиться к моему телу с заточённым в нём пленником. И я продолжала.

    - Только, пожалуйста, не истери. Попытайся сегодня же связаться с девчонками и сообщить им обо всём! Завтра встретимся после школы у тебя и всё обсудим – у меня зреют кое-какие планы… В общем, жизнь пошла под откос. И что-то надо с этим делать! У меня много вопросов, на которые нам надо ответить…

    Хоть подруга не сказала ни слова, я не сомневалась, что они беспрекословно помогут мне, сделав всё возможное. Что ни говори, а лучших друзей, чем у меня, желать не стоило!

    Она скрылась в дверях, очевидно, возвратившись в кабинет за вещами и чтобы попрощаться. Я знала, что она там не останется, но дожидаться её не стала.

    Я спустилась вниз на злосчастных костылях, к которым не привыкла, стараясь не влепиться попутно ещё куда-нибудь.

    Десятка Глеба стояла внизу всё ещё, он отстранённо курил, облокотившись на дверцу. Сгущались сумерки.

    Я не заметила, как по щекам текли слёзы – выливалась вся грязь, скопившаяся и бурлившая  внутри сильнейшей затяжной депрессией.

    Глеб обеспокоенно выбросил сигарету и, не сказав ни слова, помог мне забраться в машину.

    Я была безучастна ко всему, истерику от бесконечного бессилия было не остановить…

    Попутно я заметила, что мы направляемся к нему домой, и это было последним, что я знала…

    Дальше вымученное беспробудными рыданиями сознание отказывало мне в ясности разума.

    *** 

    - КАК такое может быть? – Ольга досадно потёрла глаза, не в силах вообще что-то понять.

    Из трубки доносился встревоженный голос, нервно лопочущий что-то без перебоя. Она внимательно вникала в смысл сказанного, но, очевидно, сиё было столь невероятно, что круче невозможно было себе представить.

    Рядом стоял недоумевающий Андрей, гадая, что же, в конце концов, могло приключиться. Устав от неизвестности и напряжённого созерцания своей обескураженной девушки, он приобнял её за талию и наклонил к себе.

    Ольга, поглощённая разговором, нахмурилась  и отстранилась. Именно с этого момента он понял, что дела плохи.

    Наконец, спустя некоторое время, Оля положила трубку и устало потёрла глаза. Они с Андреем находились в его квартире, и телефонный звонок весьма недвусмысленно отвлёк их друг от друга (мм, автор имеет в виду поцелуиJ). Сейчас же она выглядела взвинченной, напряжённой и ввергнутой в лёгкое смятение, что никак не настраивало юношу на романтическое продолжение.

    - Хм. У меня проблемы, – наконец пояснила девушка, подойдя к окну.

    Город укрывал своим мягким фланелевым одеялом ранний вечер, заключая влюблённых в свои коварные объятия.

    - Ну, знаешь!.. Ясно-понятно, что в Багдаде не спокойно! – Андрей недоумённо встал рядом и заглянул ей в глаза.

    - Что конкретно?

    - Да… - девушка нервно дёрнула плечом и отвернулась. - Я сама ещё ничего толком не понимаю.

    - Ну не хочешь, как хочешь, – слегка обиделся юноша, беря её за руку. - Если что – я всегда твой, ты знаешь, к кому обратиться.

    Он озорно подмигнул и, заключив Ольгу в нежные, но настойчивые объятия, отвлёк девушку долгим чувственным поцелуем. Ей сейчас было далеко не до этого, но на поцелуй она ответила.

    Затем обеспокоенно взглянула на часы – пора было возвращаться. Юноша с неохотой оторвался от неё и пошёл провожать до дома. То, что, возможно, сегодня вечером могло перерасти в что-то большее, чем просто поцелуи, не произошло. Но он не знал, КАКОЙ сегодня день, иначе ни капли бы этому облому не удивился. 

    Почти всю дорогу влюблённые молчали. Ольга, погружённая в свои непонятные никому мрачноватые мысли, просто физически не могла поддерживать разговор, Андрей же гадал, что произошло.

    На самом деле, если снять с Оли маску равнодушия, было бы очевидно, что она просто обескуражена. То, о чем толковала взбудораженная Ирка, было просто невозможным! Подруга была сбита с толку и  откровенно не знала, что и думать. Интрига затянулась. Завтра после школы они с Жанной должны были отправиться в квартиру Иры и во всём, как следует, разобраться.

    Хм. Из-за её внезапной холодности, Андрей пребывал  не в лучшем расположении духа. Он хмуро глядел себе под ноги почти всю дорогу и необычайно сухо попрощался. Оля чувствовала лёгкий укол вины, но особо не заморачивалась по этому поводу.

    Собственно говоря, с Андреем они познакомились чуть больше полгода назад. Это был парень шикарного телосложения (к своему стыду, я не могла помнить, каким именно видом спорта он занимался), мм, где-то на голову выше Ольги. Умопомрачительный брюнет с симпатичной причёской, чуть длинноватыми волосами и озорными карими глазами. Его чуть смугловатая кожа была идеально чистой, от этого он казался абсолютно нежным чистоплюем (позже на проверку это оказалось не так).

    Он перешёл к нам в класс не весть, по каким причинам. Кажется, его папа был военным и в этом году его отправили в отставку. Он с сыном осел в нашем городе. Это был весьма серьёзный одиннадцатый выпускной класс, поэтому  Ольга, так сказать, на отношения категорично была не настроена. Но Андрею этого никто не объяснял. Он был юношей весьма легкомысленным, ветреным и ему всё всегда сходило за шутку. Поэтому получив отказ от Ольги в отношениях, его репутация едва ли не разбилась на сотни маленьких кусочков.

    Именно тогда между ними пробежала эта всепоглощающая искра и неумолимое напряжение. Правда, так скажем, по началу это было ненавистью… Но это особой погоды не делает. В общем, Ольга, будучи эксцентричной и вспыльчивой девушкой, к тому же, достаточно таки принципиальной и серьёзно настроенной, возненавидела Андрея за его репутацию, всегда бежавшую впереди самого человека.

    Андрей же возненавидел эту странную девушку за унизительный для него отказ, а затем ещё долго мучился  бессонными ночами, пытаясь разработать наиболее верную стратегию по завоеванию этого каменного сердца. Со временем это стало больше, чем просто принцип. Два долгих месяца он бился о ледяную несокрушимую крепость подруги, и всё без толку. Ольга не сдавала позиций, отказывая каждый раз всё в более грубой форме.

    Со временем обессиленный юноша перестал есть и пить, и спать, и вообще разумно мыслить. Он был одержим только ей, это была уже не цель. Это была та стадия, на которой девушка стартует в его сердце, как смысл всей жизни. Ольга же в то время перестала представлять своё существование без постоянного в начале назойливого, а в конце необходимого присутствия рядом верного Андрея, за всё это время не отступившего ни на квоту от своей цели.

    Да-да, вот так рождается любовь, товарищи.

    Со временем эта взаимная связь стала прочной крепкой нитью, связующей их сердца. Это было чем-то более серьёзным, чем просто отношения. Да и смотрелись они очень эффектно вместе. Так сказать, белое на чёрном неплохо смотрится…

    Ольга поднялась в квартиру и заперлась в своей комнате, беспокойно перебирая волосы. Она была поглощена всё теми же проблемами, в одночасье обрушившимися на её хрупкие плечи. Если всё, что сказала ей сегодня Ира правда, то не только у Машки, но и у неё могли появиться серьёзные проблемы…

    Честно говоря, в тот момент сбитая с толку девушка не понимала, чем сулит выпавшее ей престранное заклинание, которое, в общем-то, и опасности особой не представляет…

    Ей тогда так казалось.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: mk_cartoon
    Категория: Приключения
    Читали: 74 (Посмотреть кто)

    Размещено: 12 июня 2011 | Просмотров: 679 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.