«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Ленусик

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 30
Всех: 33

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 159 anuta
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Черный плащ


    Принц крови

    Пролог

    Румыния,1977 год. По дороге, ведущей в маленькую деревень-ку, шёл парень лет двадцати трёх. Его голубые, как небо глаза, смот-релись необычно на фоне цыганской внешности.
    Начинало темнеть, он ускорил шаг.
    В один момент ему показалось, что он слышит конский топот. Прислушался... Тихо. Пошёл дальше. Чувство, что за ним кто-то сле-дит, упорно не хотело его покидать. Ему стало страшно.
    Конский топот стал слышен отчётливей. Обернувшись, он уви-дел всадника на чёрном коне, который ехал прямо на него. Парень бросился бежать. Всадник погнался за ним. Он пытался бежать как можно быстрее, но таинственный преследователь нагонял его.
    Беглец увидел сбоку дороги пруд, где обычно рыбачили маль-чишки. Он резко повернул вбок и прыгнул со склона. Скатившись в камыши, парень набрал в лёгкие побольше воздуха и нырнул в воду. Всадник остановился. Разгорячённый конь всё время переступал с ме-ста на место. Подождав несколько минут, он уехал.
    Парень вынырнул из воды и стал жадно хватать воздух. Ещё чуть-чуть и он бы задохнулся. Беглец с трудом вылез на дорогу. Оглядываясь по сторонам, мокрый и замёрзший юноша поспешил домой.

    Мать, отец и семилетний сын доедали ужин. Женщина взволно-ванно посматривала на часы. В дверь постучали. Она радостно бро-силась открывать. На пороге стоял мокрый старший сын.
    - Жан, что случилось? – спросила мать, впуская его в дом. – По-чему ты мокрый? На улице нет дождя. И почему так поздно?
    - Поезд задержался, пришлось ехать вечером.
    О всаднике сын ничего не рассказал.
    - А чего такой грязный? – с интересом спросил Марк – младший брат Жана.
    Вздохнув, старший ответил:
    - На меня напали, и мне пришлось спасаться.
    Мать хотела заголосить, но отец её остановил:
    - Мина, успокойся, с ним всё в порядке, и это самое главное.
    - Адам, его чуть не убили! Ты понимаешь это?!
    - Успокойся! – попытался успокоить Ротррам свою жену.
    Жану и самому было страшно. С ним такого ещё никогда не случалось.

    Глава I

    Это утро было пасмурным. Должен был пойти дождь. Жана разбудил брат:
    - Вставай, а то опоздаешь!
    Одевшись, парень отправился в город. Ему нужно было в фонд занятости, чтобы устроиться на роботу.
    Жан Ротррам родился в 1954 году, в семье Адама Ротррама. Но Адам не был его отцом. Поговаривали, буд-то Мина вышла за него замуж уже беременной. Парень слышал эти пересуды и не верил им. Родители заверяли его, что всё законно. На самом деле, те слухи были правдой. Ротррам любил мать Жана и женился на ней, не смотря ни на что. Он даже не спросил, кто является настоящим отцом ребёнка. А Мина старательно это скрывала даже от сына. Их общим ребёнком был Марк.
    Во время полового созревания Жан начал замечать в себе странные изменения: по ночам его часто мучила бессонница, стал привлекать запах крови. Он почувствовал это впервые, когда его друг порезался. Вид красной жидкости, вытекавшей из ранки, словно за-гипнотизировал Ротррама. Очнулся мальчик тогда, когда друг по-просил принести йод.
    Позже, когда эти странные нападки стали ему мешать, Жан за-нялся спортом. И для здоровья хорошо, и ночью спал, как убитый. Занятие спортом так же помогло парню сдерживаться при виде крови. Ни в школе, ни в институте у Жана не было девушки. Он был слиш-ком задумчив и часто уходил в себя не замечая никого вокруг. К тому же, Ротррам был стеснительным от природы.
    Придя в фонд занятости, Жан увидел километровую очередь. Нужно было взять номерок. Он подошёл к специальному устройству и вытащил бумажку с цифрой 198.
    Прошло четыре часа... Жан, который плохо выспался, всё это время спал. Его разбудил голос:
    - Номер сто девяносто восьмой, подойдите к окошку!
    Сорвавшись с места, он подошёл к окошку. Через пять минут ему дали направление в фирму, где требовался бухгалтер. Завтра Ро-тррам должен пройти собеседование.
    Выходя из здания, посмотрел на часы: час дня. На улице пу-стился ливень. Автобус долго не появлялся. Измученный, голодный и замёрзший парень решил идти домой пешком. Ему надоело ждать.
    Когда Жан был почти возле деревни, перед ним, из-за стены до-ждя снова появился всадник. Это появление оказалось столь внезап-ным, что он от испуга закричал. Парень бросился бежать. Всадник помчался за ним. В лесу Ротррам споткнулся о корягу и ударился о что-то головой. Потерял сознание...
    Очнулся он вечером, в незнакомой комнате. Увидел перед собой мужчину африканского происхождения в ливрее дворецкого и опять закричал.
    - Не волнуйтесь, вы в безопасности, – спокойным тоном ответил мужчина.
    - Кто вы?
    - Габастон Телиньи – дворецкий, – отрекомендовался тот.
    Жан смотрел на него широко раскрытыми глазами, пытаясь по-нять, что же происходит.
    - Где я? – наконец спросил он.
    - Вы в своём замке.
    - В своём?! – воскликнул Ротррам. – Но у меня нет замка!
    - Теперь есть.
    - Откуда?
    - От вашего отца – Влада Дракулы.
    Парень не знал, что сказать, поэтому Телиньи продолжил:
    - Ваша мать, наверное, так ничего и не рассказала вам?
    - Нет, но я слышал кое-какие пересуды...
    - Я тоже их слышал. В них есть доля правды. Адам Ротррам не ваш отец, а вы являетесь вампиром. Она не могла это долго скрывать. Всё равно вы узнали бы правду.
    - Я – кровопийца? Не может быть!
    - Это легко проверить.
    - Да, теперь я понимаю, откуда эта страсть к крови.
    Дворецкий утвердительно кивнул.
    - Скажите, это вы вчера меня преследовали? – вспомнил Жан.
    - Может, сегодня? Это был я. Ваш отец просил меня оберегать вас...
    - Вчера вечером, на чёрном коне, на меня напал всадник.
    На лицо Габастона упала тень.
    - Лазанья, – сказал он.
    - Кто это?
    - Король вампиров. Это он убил Дракулу.
    - А я здесь причём?
    - Вы – его сын, а, значит, являетесь законным претендентом на престол. Он хочет вас убить, чтобы обезопасить своё положение.
    - Я с радостью уступлю ему...
    - Вы с ума сошли?! Герцог Лазанья планирует начать гранди-озную войну. В его планах уничтожить всё человечество. Вы не долж-ны этого допустить. К тому же, вам предстоит снять древнее прокля-тье с вашего рода.
    - Каким образом я должен буду это сделать?
    - Замаливать грехи вашего отца и не грешить самому.
    Парень встал с кровати. Прошелся взад и вперёд по комнате. Осмотрелся вокруг и сказал:
    - Чушь какая-то... Я схожу с ума. Вампиры... их не существует, это выдумка.
    - Нет, мальчик мой, это реальность. И все те библейские расска-зы про Дьявола тоже.
    Тут Жан спохватился:
    - Который час?
    - Шесть часов вечера.
    - Мне нужно домой, у меня завтра собеседование.
    - Хорошо, я вас отпущу, но будьте осторожны, – снисходитель-но ответил Телиньи.
    Ротррам удивлённо посмотрел на него.
    - Вы же понимаете, что вам не место среди людей: слишком ве-лик соблазн.
    - Можно хотя бы иногда видеться с родителями?
    - Это можно, только не говорите ничего вашему приёмному от-цу.

    Глава II

    Жан успешно прошёл собеседование и обрёл желанную рабату. Радости от этого было мало. Он поговорил с Миной и та всё подтвер-дила.
    - Я знала, что ты, рано или поздно, всё узнаешь, – сказала мать.
    Отцу парень сказал, что нашёл себе жильё в городе и теперь бу-дет редко приезжать к ним. А сам поселился в замке, который раньше принадлежал Дракуле.
    Этот замок был тёмным и мрачным, он угнетающе действовал на Жана. Да и сам наследник чувствовал себя ужасно. На его руках теперь кровь тысячи жертв, на душе – чужие грехи, которые он дол-жен замаливать. Иногда, новоявленному графу Дракуле чудилось, что в комнатах своего нового жилища он слышит голоса и стоны. Бы-ли моменты, когда свечи внезапно потухали из-за сквозняка и от этого становилось ещё страшнее.
    Габастон решил, что Жану стоит приступить ко своим обязонно-стям незамедлительно. Поэтому, первое утро парня в новом доме началось с того, что дворецкий принёс ему плётку и молитвенник. Дракула озадаченно спросил:
    - Для чего молитвенник, я понимаю, а плётка зачем?
    - Линчевание, – только и ответил Телиньи. Этим было всё сказа-но.
    - Можно, хотя бы, не перед работой. Мне же целый день на сту-ле сидеть, – взмолился он.
    Вместо ответа, Габастон стоял неподвижно и буравил взглядом нового хозяина. Парню ничего не осталось, как приступить к предла-гаемой процедуре.
    Он пришёл в специально отведённую для этого комнату. Там были лишь голые пол и стены. На одной из стен висело распятие. Жан принялся за дело.
    Когда измученный Ротррам открыл дверь, то увидел, стоявшего рядом, дворецкого. Видно, тот следил за честным выполнением долга. Как оказалось, такую неприятную и болезненную процедуру нужно было проделывать каждое утро.
    Свой первый рабочий день Жан еле выдержал, вернее, отсидел. Стул был со спинкой, прислоняться к ней было больно, а не присло-няться он долго не мог: спина уставала.
    Придя с работы, граф осторожно лёг на кровать. Пришёл Габа-стон. Вместо того, чтобы облегчить состояние хозяина, он положил рядом с Жаном седло для верховой езды.
    - Ваш рабочий день ещё не окончен, – сказал дворецкий тоном, не допускающим возражений. – Верхам ездить умеете?
    - Нет, – ответил едва живой парень.
    - Тогда я вас научу.
    - Зачем?
    - Скоро узнаете.
    Они вышли во двор и остановились перед конюшней. Габастон отворил ворота и вывел жеребца коричневой масти с гривой песочно-го цвета. Конь был неспокойным, переступал с ноги на ногу, пытался вырваться из рук Телиньи.
    - Вот, – сказал дворецкий, – купил недавно. Я назвал его Цеза-рем.
    - Хорошее имя, – похвалил Ротррам, которому жеребец при-шёлся по душе.
    - Вижу, он вам нравится, это хорошо. Вам нужно его объездить.
    - То есть? - озадаченно спросил граф, недопоняв значения слова «объездить».
    - Я, кажется, уже говорил, что купил Цезаря недавно, и купил для вас. А у меня есть свой конь – Павлин.
    Габастон надел седло на коня. Затем учтиво сказал:
    - Прошу вас, господин граф.
    Только Жан сел на жеребца, как тот рванул с места. Цезарь то бежал галопом, то резко останавливался. Он извивался, как рыба на раскалённой сковороде. Ротррам не смог удержаться в седле и сва-лился на землю, держа в руках поводья. Конь продолжал бежать, та-ща его за собой.
    Всё кончилось тем, что скакуна замучила жажда и он отправил-ся в конюшню к корыту с водой, и стал жадно пить. Телиньи помог грязному, полумёртвому, парню подняться.
    - Горячий конь, не правда ли? - спросил дворецкий у него.
    - Сущий дьявол! - только и ответил Жан, изнемогая от боли.
    - Ничего, скоро он привыкнет к вам. Не стоит отчаиваться! Главное, чтобы вы сами этого захотели. И помните: злость, в приру-чении животного, плохой советчик.
    Жан ещё не понимал, какая важная миссия на него возлагается. Ему суждено не только отомстить за отца, но и стать героем для всех жителей деревни. А пока он задался целью приручить Цезаря. Габа-стон не ошибся в выборе коня для будущего героя: жеребец был та-ким же, как его новый хозяин. Дворецкому казалось, что они похожи друг на друга, в каком-то отношении.
    Ротррам проникся симпатией к этому животному, не смотря на то, что скакун продолжал его сбрасывать со своей спины. Парень ста-рался приходить в конюшню к Цезарю только с добрыми помыслами. Он стал сам его кормить, поить, чистить и, даже, убирать в конюшне. Часто Жан приносил коню лакомство, в виде кусочка сахара. Жеребец охотно брал из рук нового хозяина сахарок. Габастон тешился, смот-ря, как между конём и человеком зарождается дружба.
    Молодому графу, после долгих стараний, наконец удалось объ-ездить жеребца. После этого успеха Телиньи сказал ему:
    - Я рад, что вам это удалось. Вы обладаете завидным упор-ством.
    - Спасибо, Габастон.
    - Это имеет большое значение на пути к снятию проклятия.
    - Интересно, и каким же образом приручение коня может по-влиять на дальнейший ход событий?
    - Если бы вы не справились с поставленной задачей, было бы прискорбно. Как может стать героем человек, который неспособен справиться даже со своим конём, то есть, найти с ним общий язык?
    - Вы правы. Я начинаю понимать, что это задача не из про-стых.
    - Хорошо, что понимание пришло к вам так рано. Что ж... Я думаю, теперь можно перейти к оружию.
    - К оружию? – удивлённо переспросил Жан.
    - Да, к оружию!

    Глава III

    Однажды, Ротррам задержался на работе допоздна. Когда он вышел из здания, уже было темно. Парень направился к автобусной остановке. Впереди Жана появился парень его годов, одет в коричне-вый костюм и фиолетовую рубашку, блондин.
    Вдруг, из-за угла выскочил какой-то тип с маленьким ножичком в руках. Он набросился на парня и стал требовать денег. Тот начал рыться в карманах.
    Ротррам, пользуясь тем, что они его не замечали, осторожно стал проходить сзади. Граф схватил грабителя за шею и отнял ору-жие. Тот, от неожиданности, даже не смог оказать сопротивление. Блондин молча наблюдал за дальнейшим развитием событий.
    - Что вам нужно? – пролепетал грабитель.
    - Отдайте ему деньги обратно, – заявил Жан.
    Вор дрожащей рукой отдал деньги и, когда Ротррам убрал ру-ку от шеи, убежал.
    Только теперь парень заметил, что у спасённого, как ни странно, зелёные глаза.
    - Спасибо, что спасли меня,-отозвался блондин.
    - Пожалуйста, – ответил граф.
    - Я бы и сам с ним справился, но, всё равно, спасибо. Как вас зовут?
    - Жан Ротррам. А вас?
    - Дильберт Дантес. Я направлялся к своему другу, если хотите, можете пойти со мной. Я вас приглашаю. Он не будет против.
    Ротррам долго колебался, но какая-то сила потянула его за Дан-тесом. Они свернули за угол и, пройдя некоторое расстояние, оказа-лись в парке. На лавочке сидел человек, одетый в чёрное. Шляпа скрывала его лицо. Увидев парней, он встал. Когда те приблизились к нему, тот спросил:
    - Дильберт, кто это?
    - Жан Ротррам. Он спас меня от грабителя.
    Человек в чёрном удивлённо посмотрел на блондина, словно тот говорил чушь. Но Дантес многозначительно ему подмигнул.
    - Зигмунд аль Факир. – протянул он руку Ротрраму.
    - Очень приятно, – ответил Жан, удивившись столь необычному имени.
    Аль Факир отнёсся к новому знакомому с опаской. Ему не тер-пелось узнать, из каких побуждений Дильберт привёл этого парня на их встречу. Поэтому он сказал:
    - Не сочтите за неуважение, но мне нужно поговорить с Данте-сом в сторонке. Это займёт всего лишь пару минут.
    Жан возражать не стал.
    Зигмунд отвёл друга и спросил:
    - С какой стати ты привёл его сюда?
    - Ну... Я думал, тебе будет интересно познакомиться с ним.
    - Я всегда удивлялся тупости оборотней. Каким образом он спас тебя?
    - Этот парень сильный... Он схватил воришку за шею, да так, что тот даже сопротивляться не мог.
    - Не нравится он мне... – задумчиво протянул аль Факир.
    Когда они вернулись к Ротрраму, человек в чёрном стал спра-шивать:
    - Скажите, Жан, кем вы работаете?
    - Бухгалтером.
    Такого ответа он не ожидал. Вполне мирная профессия...
    Тут Зигмунд увидел у графа на пальце фамильный перстень.
    - Откуда у вас это? – озадаченно спросил аль Факир, зная, что на нём герб графа Дракулы.
    - Это – фамильный перстень, который перешёл ко мне по наслед-ству.
    Мужчина снова отвёл друга в сторону и сказал:
    - Это он!
    - Кто?
    - Сын Дракулы!
    - Не может быть...
    - Может! Я заметил, что, в последнее время, Лазанья стал беспо-коиться, усилил охрану, не может спокойно спать и куда-то посылает своих шпионов. Но знает ли парень о возможной угрозе его жизни? Нужно у него это выведать.
    Жан начинал волноваться. Было уже поздно и ему не нравилось странное поведение новых знакомых. Он стал подумывать об уходе.
    - Простите, вам не знакомо имя Джулиано Лазанья? – поинтере-совался Зигмунд.
    - Я слышал это имя от своего друга, но лично с ним не знаком, – ответил Ротррам. – Почему вас это заинтересовало?
    - Думал, может, у нас есть общие знакомые.
    - Мне нужно идти, уже поздно.
    - Давайте мы вас проведём, для безопасности.
    - Нет, спасибо, я сам дойду.
    Молодой граф направился к остановке.
    - Я знаю, где он живёт, – торжествующе заявил аль Факир, – У себя, в родовом замке. Иначе, этот парень не стал бы так нас опасать-ся.
    Они тоже ушли из парка. На самом деле, это были Зигмунд аль Факир – властелин ада, Дьявол, и Дильберт Дантес – его друг – один из оборотней. Но Жан ещё об этом не знает.
    Услышав, что хозяин вернулся, Габастон вышел ему на встречу.
    - Почему вы так поздно вернулись? – встревоженно спросил дворецкий.
    - С начала, я задержался на роботе. а потом познакомился с двумя странными типами. Одного зовут Дильберт Дантес, другого – Зигмунд аль Факир. Они часто о чём-то шептались. Как думаете, сто-ит ли мне дальше с ними поддерживать дружеские отношения?
    При упоминании второго имени лицо Телиньи приняло серьёз-ный вид, но он ответил:
    - Я думаю, стоит. Они могут помочь вам в борьбе с Лазаньей, но не следует идти у них на поводу.
    - Откуда вы о них знаете?
    - Да, я знаю, кто они. Вы тоже узнаете, когда придёт время, они сами вам скажут.
    - Мне кажется, в моей жизни, вдруг, появилось слишком много тайн, – заметил Жан.
    - Придёт время и вы всё узнаете. Всему своё время, – философ-ски ответил дворецкий.
    - Знаете, а вы похожи на всезнающего мудреца.
    В ответ Габастон только улыбнулся.

    Глава IV

    Скоро Жан сдружился с Дантесом и аль Факиром. Они облюбо-вали для своих встреч кафе «Чёрная роза», которое было единствен-ным в деревне. Ротррам воспользовался советами дворецкого и пере-стал обращать внимание на странное поведение своих друзей.
    В этот вечер они снова пришли в своё любимое кафе. Уселись за самый крайний столик, что стоял в углу. Друзья всегда там садились. Заказали по чашке кофе.
    Ротррам давно заметил, что Зигмунд всегда одевается во всё чёрное. Он задал вопрос:
    - Зигмунд, почему ты постоянно носишь чёрную одежду? У тебя кто-то умер?
    - Нет, слава Богу. Это мой любимый цвет.
    Дильберт, который всё это время сидел спокойно, вдруг, дёр-нулся. К нему подошёл серый в полоску кот и стал лащиться об его ногу. Этот кот был уличным и прибился сюда, а персонал прикормил животное.
    Заметив беспокойство своего товарища, аль Факир толкнул Дильберта локтём и шепнул:
    - Осторожнее, нам нельзя себя выдавать!
    Оборотень недовольно посмотрел на кота и уставился в чашку с дымящимся кофе.
    Чтобы прекратить напряжённое молчание, Зигмунд спросил:
    - Ну, и как платят бухгалтерам?
    - Мне на жизнь хватает, – скромно ответил Жан, – а мнения других не знаю.
    В это время в кафе зашёл человек в зелёном костюме. Ротррам сразу обратил на него внимание так, как тот был рыжим. Посетитель что-то заказал себе и сел в другом конце помещенья.
    Позже, парень заметил, что мужчина за ним наблюдает. Когда он посмотрел на своих друзей, то увидел, как изменились их лица. Зигмунд стал серьёзным, даже Дантес призадумался. Они тоже наблюдали за пришедшим. Мужчина сидел в кафе до тех пор, пока друзья не ушли. Затем ушёл и он.
    Когда Жан отошёл на несколько метров от заведения, он услы-шал позади себя шаги. Обернувшись, парень увидел того посетителя. Ротррам остановился. Мужчина тоже.
    - Простите, я просто хотел узнать ваше имя, – сказал человек в зелёном костюме.
    - Жан Ротррам, – ответил парень.
    - Извините, обознался.
    - А вы кто? – спросил Жан.
    Но мужчина развернулся и ушёл, даже не попрощавшись. Ротр-рам, посмотрев ему вслед, пошёл своей дорогой.
    Молодой граф не знал, что его друзья наблюдали за этой встре-чей. Когда оба ушли, они вышли со своего укрытия.
    - Они встретились, – сказал аль Факир.
    - Интересно, какие последствия может иметь эта встреча? – ска-зал Дантес.
    - Не знаю... Ясно одно: сегодня он ходил в разведку. Надеюсь, он нас не узнал. Нам нельзя «светиться».
    - Может, нам стоит проследить за ним до дома? – взволнованно предложил оборотень.
    - Вряд ли Лазанья сегодня нападёт на него, – посмотрев на ча-сы, добавил: - Скоро должно начаться совещание. Герцог знает, если он не придёт, я спрошу с него и докопаюсь до правды. Пойдём, нам не стоит опаздывать.
    Было ближе к полуночи. Габастон накрыл на стол. Наконец, на лестнице послышались шаги. В столовую вошёл граф. Дворецкий сра-зу заметил задумчивость Жана. Они уселись за стол. Вообще, прислу-ге не принято есть за одним столом с хозяином, но так, как Ротррам жил один и ему больше не с кем было побеседовать, он сделал исклю-чение.
    - О чём вы задумались? – спросил Телиньи
    - Я встретил одного странного человека. Он спрашивал моё имя.
    - Вы его запомнили?
    - Да, рыжий и в зелёном костюме.
    - Это – герцог Лазанья.
    Парня, словно прошибло электрическим током. На лбу высту-пил холодный пот. В голове сразу же начали роиться разные мысли. Он вспомнил таинственного всадника. Теперь Жан увидел его лицо. Так вот как выглядит тот, кто хочет его убить! С этого момента, граф Дракула знает своего врага в лицо.
    - Зачем Лазанья спрашивал моё имя? – дрожащим голосом за-дал вопрос Ротррам.
    - Он хотел убедиться, что это действительно вы.
    - А если бы я соврал?
    - Герцог всё равно узнал бы правду.
    - Значит, это его я должен убить?
    - Да, или он вас.
    - Я не хочу этого, понимаешь? Я нормальный человек, кото-рый рос в нормальной семье и убийство для меня дико.
    - Вы не человек, а – вампир. И это не просто убийство, а – борьба за трон. Тем же самым вы спасёте своих любимых людей.
    - Откуда мои друзья знают Лазанью? Я слышал, как они упо-минали его имя.
    Дворецкий тяжело вздохнул.
    - Вы задаёте слишком много вопросов, мальчик мой. Я вам уже говорил, скажу ещё раз: когда придёт время, вы всё узнаете, - строгим тоном ответил Габастон.
    На этом их разговор кончился. Жан долго ворочался в постели, прежде чем заснуть. Из головы всё никак не шла та встреча. Впервые в жизни ему стало страшно. Он раньше не догадывался, что у него та-кая судьба. «Лучше я был бы человеком», – думал парень, - «Почему именно я? Когда всё это закончится?» Ротррам задавал вопросы, есте-ственные для человека, оказавшегося в подобном положении.
    Герцог Лазанья тоже раздумывал над этой встречей. К счастью, он не узнал Зигмунда и Дильберта. Лазанья внимательно рассмотрел противника и теперь делал выводы. Жан был похож скорее на свою мать, чем на отца. Но, всё же, некоторые черты были и от Дракулы. Испепеляющий взгляд парня озадачил герцога. Такого взгляда у Дракулы не было. Лазанья узнал, что парень живёт в своём родовом замке, значит, ему уже известно об его миссии.
    Джулиано решил понаблюдать за врагом, узнать его поближе, а потом уже принимать соответствующие меры. Герцог был очень осторожен в таких делах, никогда не действовал спонтанно, всегда пользовался холодным расчётом и услугами своих шпионов.

    Глава V

    Дракула шёл по улице. Было мало людей так, как время близи-лось к восьми часам вечера. Запоздалые прохожие спешили домой. Жан тоже хотел поскорее добраться домой. За весь день он очень устал, а в голове до сих пор слышался стук печатной машинки.
    Парень вышел на пустырь. Сзади послышался шорох, но граф не придал этому никакого значения. Вдруг, на него кто-то набросил-ся. Он сбросил со спины нападающего. Это был мужчина лет сорока. Сначала, Ротррам принял его за Лазанью, но у нападавшего волосы оказались русыми. И костюм с пальто были чёрные.
    - Кто вы?! – спросил парень, быстро отходя от мужчины.
    - Профессор Вангелсинг.
    - Что вам нужно от меня?
    - Я должен вас убить.
    Такого ответа Жан не ожидал. «Слишком много людей хотят меня убить», – подумал он.
    Профессор вытащил из-под пальто арбалет с серебряными стре-лами. Парень бросился бежать. Совсем близко, мимо него пролетела первая стрела. Дракула ускорил бег. Он завернул в первый попав-шийся переулок. Там, спрятавшись за деревом, граф отдышался. Но скоро он услышал шаги Вангелсинга. Жан выскочил из-за дерева и изо-всех сил ударил профессора в лицо. У того из носа брызнула кровь.
    Когда граф увидел растекающуюся красную жидкость, он оста-новился, как вкопанный. Ротррам ощутил тоже, что и много лет назад, когда порезался его друг. Кровь манила парня попробовать её на вкус. Очнулся он лишь тогда, когда Вангелсинг стал искать арба-лет.
    Граф дал дёру. Жан бежал так, буд-то за ним гнался сам Дьявол. Но странный Зигмунд меньше пугал его, чем убийца вампиров.
    Парень из последних сил толкнул входную дверь и, сделав не-сколько шагов, упал от усталости. Габастон, услышав звук падающе-го тела, быстро спустился вниз. Он поднял Ротррама и положил на диван, предварительно дотащив до него обессилевшего Дракулу.
    - Что случилось? – спросил дворецкий.
    - Меня чуть не убил какой-то псих. Он говорил, что его зовут профессор Вангелсинг и он должен меня убить, – еле выдавил из себя Жан.
    - Вы не ранены? – забеспокоился Телиньи.
    - Да нет, вроде бы. Вы что-то о нём знаете?
    - Я слышал, Лазанья убил его жену и маленькую дочь. Это бы-ло как раз тогда, когда герцог объявил себя королём вампиров. Ван-гелсинг пытался убить не только его, но и Дракулу. Ваш отец был для него загадкой, которой профессор посвятил свои лучшие годы. Изба-вившись от Дракулы, Лазанья решил оставить Вангелсинга в страда-ниях, с надеждой на то, что тот станет рабом. Но профессор решил сам свою судьбу. Теперь мы имеем то, что имеем. Только Вангелсинг не смог понять, что вампиры, как и люди, бывают разные. Сейчас он преподаёт в местном медицинском училище анатомию. Днём – он обычный лектор, а ночью – безжалостный истребитель нечести.
    - Почему Вангелсинг сразу не убьёт герцога?
    - Он его ищет, но, как я уже сказал, профессор видит Лазанью в каждом вампире.
    - Думаю, ему нужно помочь.
    - Нет! Пусть всё остаётся на своих местах, к тому же, это опасно.
    - Почему? Если мы будем бороться против Лазаньи вместе, то будет больше шансов победить его.
    - Вы никогда не будете друзьями. Дело не только в его личном мировоззрении, он олицетворяет протест народа, борьбу людей с вампирами и прочей нечестью.
    - А мне его жаль, – вздохнул граф.
    - Мне тоже, но мы не должны вмешиваться в чужую жизнь. У каждого из нас своя дорога, своя судьба.

    Глава VI

    Скоро Жан и Габастон перешли на «ты». Дворецкий заменял парню отца, а граф ему – сына. Своих детей у Телиньи не было. Мо-лодой граф посчитал все эти церемонии бессмысленными. Он отнёсся к Габастону не как к прислуге, а как к другу. Они жили вместе уже два месяца.
    Вечером взяли Павлина и Цезаря, поехали в лес. Со вчерашнего дня открылся сезон охоты. В такие "жаркие" времена дворецкий все-гда помогал леснику, господину Рамадоши, отлавливать браконьеров и следить за тем, чтобы пьяные охотники-горожане не навредили друг другу. Теперь Габастон решил приобщить к этому занятию и своего хозяина. Жан знал лесника, но в близких отношениях с ним не был. Сегодня Телиньи собирался их познакомить поближе.
    Был конец лета. Солнце уже не так припекало днём, а вечером становилось прохладно. Так, как солнце ещё не зашло, ночная жизнь в лесу не началась. Цезарь втягивал лесной воздух ноздрями. Жан пристально вглядывался в даль. Габастон внимательно рассматривал землю. Вдруг, парень спросил:
    - Ты говорил, что мне всю жизнь придётся замаливать его грехи. А если я умру, как тогда поступит со мною Бог?
    - Не знаю, это сложный вопрос.
    Граф замолчал. Ему хотелось поскорее исполнить своё предна-значение, стать человеком и вернуться к прежней жизни, увидеть ро-дителей, младшего брата. Он очень по ним соскучился, но боялся признаться дворецкому.
    Тем временем, к Рамадоши направлялся почтальон. Он нёс ему письмо от племянницы. В лесу текла быстрая река. Через неё был пе-рекинут ветхий мостик. Ему было столько лет, что уже никто и не помнил, когда его построили. Мужчина давно ходил этой дорогой, поэтому без всяких опасений ступил на мост. Когда почтальон шёл по нему, старые доски не выдержали и проломились. Мужчине удалось удержаться за целую доску, но тяжёлая сумка тянула его вниз, в бур-лящий поток горной реки. Он из последних сил закричал:
    - Помогите! Кто-нибудь!
    Крик услышали Жан и Габастон. Они направили коней в сторо-ну реки. У почтальона уже не было сил держаться, его пальцы мед-ленно соскальзывали с доски. Он чуть не упал в воду, но Ротррам схватил мужчину за руку. Парень не мог вытащить почтальона так, как тяжёлая сумка тащила его в противоположную сторону.
    - Бросайте сумку! – сказал Дракула.
    - Но там же письма!
    - Если вы её не бросите, я не смогу вас вытащить!
    Мужчина послушно снял сумку и бросил в воду. Тогда граф сделал усилие и почтальон оказался на земле, в безопасности. Взгля-нув на спасителя, он воскликнул с испугом:
    - Чёрный Плащ!
    Затем, сорвался с места и убежал.
    За этой сценой внимательно наблюдал Телиньи. Когда спасён-ный убежал, он подъехал к Жану. Тот спросил:
    - Почему он так испугался моего плаща?
    - Понятия не имею. Моста нет, теперь придётся объезжать.
    - Жаль, что не удалось спасти письма. Судя по его маршруту, почтальон направлялся к леснику.
    - Ничего страшного, мы ему скажем об этом.
    Они добрались до дома лесника. Уже начинало смеркаться. Привязав коней к дереву, гости постучали в дверь. Открыл им типич-ный цыган. Господин Рамадоши был похож скорее на торговца, чем на защитника зверей. Хозяин дома любезно попросил приезжих вой-ти.
    На удивление Дракулы, лесник оказался таким разговорчивым, что тот и не заметил, как он накормил его ужином. При этом, Рама-доши ни на минуту не умолкал, всё время что-то рассказывал, задавал вопросы. Но, больше всего, парня поразило молчание дворецкого. Габастон только отвечал на вопросы, внимательно слушая разные рассказы своего друга.
    Наконец, Телиньи удалось взять инициативу на себя:
    - Мы встретились с почтальоном, который нёс вам письмо. К сожалению, мы не знаем от кого оно: бедняга шёл по мосту и прова-лился. Чтобы Жан смог его вытащить, пришлось избавиться от ноши.
    - Ничего не поделаешь, бывает... хотя, я догадываюсь от кого могло быть то письмо. Моя племянница Изабелла, которая живёт и учится в Америке, часто мне пишет. Она ни разу не была в нашей де-ревне. Бедняжка всю жизнь мечтает увидеть наш красивый лес, горы, деревню, где родилась её мать, меня...
    - Так, как на счёт нашей кампании, – прервал воспоминания дя-дюшки Габастон, – вы его берёте?
    - Конечно! У меня так мало людей, что я просто не могу переби-рать.
    - Значит, решено?
    - Да, начнём с завтрашнего дня.
    Возвращаясь домой, они больше спешили, чем на пути к лесни-ку. На тёмном небе начинали сгущаться тучи: ночью должен был пу-ститься дождь.
    Рассказ Рамадоши о его племяннице заинтересовал Жана. Он задал вопрос Габастону:
    - Ты видел его племянницу?
    - К сожалению, нет. У него даже её фотографии нет.
    - Интересно, на кого она учится...
    - Не могу знать. Он больше рассказывает о её детстве.
    Но мысли парня образ девушки занимал не так долго. Больше графа интересовало, почему почтальон испугался его плаща.

    Глава VII

    Этот день не предвещал ничего такого. Вечер тоже обещал быть спокойным Было всего лишь пять часов. Ротррам возвращался домой. Солнце ласково пригревало, согнав свою злость на прохожих ещё в обед. Люди, как обычно, куда-то спешили. Мимо проносились маши-ны... Город ещё был оживлённым.
    Идя по привычному маршруту, Жан заметил вдалеке Стефана Тадеуша. Этот парень был его одноклассником. Стефан насмехался над странноватым Жаном, часто издевался над ним. Это не значило, что Ротррам настолько слаб, что не мог дать ему отпор. Всё дело в злости. Злость настолько переполняла парня, вплоть до потери само-обладания. Поэтому, всё попытки дать ответный бой терпели неудачу. У молодого графа даже не хватило смелости рассказать об этой про-блеме дворецкому. Он боялся колких замечаний Телиньи, утратить свой авторитет в его и своих глазах.
    И теперь Жан начал нервничать. У него возникли мысли о бег-стве, но они уже могли видеть друг друга, бежать было поздно. Когда поравнялись, Тадеуш первый поздоровался:
    - Здравствуй, Жан! Давно не виделись.
    Его тон показался Ротрраму насмешливым. Не имея сил ждать, что будет дальше, он решил напасть первым. Парень ударил Стефана, но не так сильно, как хотел. Тадеушу это не понравилось:
    - Ты что, драться со мной захотел? Я же с тобой по-хорошему... Видно, школьные годы ничему тебя не научили.
    Он схватил за шиворот Жана и потащил в переулок. Там Стефан нанёс ему первый удар. Хотел ударить во второй раз, но ему поме-шали. На парня кто-то набросился. Тадеуш испугался нападающего и убежал. Позже, Ротррам понял, что это был Дильберт. Но, в тоже время, в нём чувствовалось что-то пугающее, а глаза светились, как у волка. И тогда он понял, кто на самом деле его друг. Оборотень! Граф хотел побежать следом за одноклассником, но Дантес схватил его и не отпускал.
    - Постой, Жан! Куда же ты?! У тебя кровь из носа идёт, тебе нужен врач, – пытался остановить друга Дильберт.
    - Оборотень! Ты – оборотень! – кричал в испуге Ротррам.
    Пока Дантес дотащил его домой, Тот потерял сознание. Кровь из носа перестала течь. Чтобы облегчить боль, Габастон дал, очнув-шемуся от нашатырного спирта, хозяину грелку со льдом. Увидев си-дящего напротив Дильберта, Жан снова забеспокоился. Телиньи во-просительно посмотрел на Дракулу. Тот ответил:
    - Он, на самом деле, оборотень!
    - На него напал шпион Лазаньи, мне пришлось защитить его, – оправдывался Дантес.
    - Кто-о-о?! – возмутился граф. – Да это мой бывший однокласс-ник!
    - А вот с этого места, пожалуйста, по подробнее, – вмешался Га-бастон, сохраняя спокойствие.
    Жану пришлось всё рассказать. Дворецкий, похоже, смеяться не собирался.
    - Я же говорил тебе, что гнев далеко не лучший советчик. Злость – это оружие для врага, а не против врага. Тебе ещё придётся порабо-тать над собой. Я считаю, ты получил по заслугам и жалеть тебя не собираюсь.
    Тогда Ротррам принялся за своего друга:
    - Ты знал, кто такой Дантес? Уж слишком ты спокоен.
    - Да, знал. Я много чего знаю, – многозначительно ответил Те-линьи.
    - А кто же тогда Зигмунд аль Факир? Ангел-хранитель? – иро-нически спросил Дракула.
    - Вот это ты у него спроси! – обиженно сказал оборотень.
    - Какие же вы, люди, эмоциональные, – прозвучал голос Зиг-мунда из кресла, которое стояло в углу комнаты. – Габастон, может, не стоит его делать человеком? По-моему, проще дать ему напиться крови и никаких истерик.
    Он сидел там уже десять минут. За разговором аль Факира ни-кто не заметил. Зигмунд умел эффектно появиться и подать голос в нужный момент. Владыка тьмы встал с кресла и подошёл к Дракуле. Окинув его взглядом с ног до головы, он спросил:
    - Хочешь знать, кто я?
    - Да! Меня уже тошнит от лжи! – закричал граф.
    - Люди меня называют Сатаной, Люцифером, владыкой тьмы, Вельзевулом, Лукавым, Дьяволом... Продолжать?
    - Спасибо, я понял: мои друзья – Сатана и оборотень! – далее он обратился к дворецкому, – Ты же говорил, что я должен быть на стороне Бога, а сам позволил мне подружиться с ними.
    - Они помогут тебе победить Лазанью, то есть, не погибнуть раньше времени от рук его шпионов.
    - Ты нам тоже нужен, – сказал аль Факир, – Ты должен стать королём вампиров. Сам я не могу убрать его с трона, без всяких ос-нований. Пока что, таких у меня нет.
    - Мы действительно твои друзья, – вставил Дильберт, – Габа-стон тебя не обманул. Я и Зигмунд знаем, что ты стоишь перед слож-ным выбором между добром и злом. Никто не собирается перетяги-вать тебя на свою сторону. Как ты решишь, так и будет.
    Подумав несколько минут, Жан сказал:
    - Простите, я немного перенервничал. Не каждый день случается видеть оборотня и Дьявола, особенно, если они твои друзья.
    - Мы понимаем тебя, – отозвался аль Факир. – Думаю, нам стоит окончить наш визит. Придём, когда тебе станет лучше.
    Друзья Ротррама удалились.
    За окном стемнело. На ясном небе стали по одной зажигаться звёзды. Осень начинала вступать в свои права. Только сейчас, стоя на террасе, Дракула заметил это. Будучи маленьким, он не так представ-лял себе свою взрослую жизнь. Но кое-что изменилось. Теперь парень не ощущает себя одиноким. У него есть друзья, которые понимают его и готовы всегда прийти на помощь, есть мудрый советчик, который, иногда, напоминает Жану мать. Странно... о родителях он почти не думал. Ему нельзя к ним ходить, иначе они окажутся в опасности.
    - Знаешь, – сказал, подходя к Ротрраму, дворецкий, – я не все-гда был таким спокойным. Это просто жизненный опыт. В молодости я был таким же эмоциональным и амбициозным. Эти две черты явля-ются признаками молодости.

    Глава VIII

    После напряжённого рабочего дня, Жан решил проехаться на Цезаре. Жеребец обрадовался нежданно нагрянувшей прогулке. Пока хозяин его седлал, конь нетерпеливо бил копытом об землю. Наконец, они отправились в лес.
    Стояла тишина. Изредка, над головою всадника бесшумно про-летала ночная птица. Мимо мелькали чёрные силуэты деревьев. Све-тила луна. Воздух был чистым и лёгким. Ротррам услышал над голо-вой шелест крыльев. Он остановил коня. К нему летел ворон. Парень заметил у птицы в лапах записку. Немного спустившись, ворон бро-сил её рядом с Дракулой и полетел прочь.
    Жан слез с Цезаря и подобрал записку. Она была скручена в трубочку и завязана верёвочкой. Развязав её, граф прочитал: «Жду вас сегодня, в двенадцать часов ночи, у сухого дерева.
    Дж. Ла-занья»

    «Неужели этот момент настал?» – подумал озадаченный Ротр-рам. Он посмотрел на часы: без двадцати минут двенадцать. Парень быстро вскочил на жеребца и поехал к месту встречи.
    Сухое дерево – это старая ель, которая засохла от старости и завалилась. Она так и осталась лежать на своём месте. Когда Жан приехал, оставалось ещё пять минут. Герцога пока не было. Дракула был готов к внезапному нападению. Он постоянно оглядывался по сторонам, сжимал в кармане серебряный кинжал. Сердце билось быстро. На лбу выступ ил холодный пот. Молодой граф не знал, от-куда ждать угрозы и это его раздражало.
    Скоро он услышал конский топот. Жан узнал лошадь Лазаньи. Это был точно он. Герцог остановился напротив Ротррама.
    - Здравствуйте, граф, – сдержанно поздоровался Лазанья.
    - И вам того же, – недружелюбно, с опаской, ответил Дракула. – Зачем вы хотели меня видеть?
    - За тем, чтобы предупредить вас, что лучше вам не покушаться на королевский трон. Иначе, я сделаю с вами то, что и с вашим отцом.
    Такое неожиданное заявление ошеломило Жана. Про то, что случилось с его отцом, он ничего не знал. Вопрос, который парень задал герцогу, был вполне естественным:
    - Что вы с ним сделали?
    - Я вижу, вас не полностью осведомили об опасности, на кото-рую вы идёте. Ваш отец был убит мною.
    Эти слова прозвучали, словно гром среди ясного неба. Но, не смотря на это, граф остался спокойным.
    - Вы поплатитесь за содеянное, – сказал Жан.
    - За что? За то, что я бросил ему вызов, а он проиграл?
    - Я не верю ни единому вашему слову и буду стоять на сво-ём.
    - Тогда, будьте осторожны, иначе, мои шпионы вас при-кончат! – произнёс Лазанья, уезжая.
    До этой встречи, Ротррам не чувствовал ненависти к герцогу. Парень просто знал, что он должен убить Лазанью, чтобы занять трон. Но Жан не знал, как погиб Влад Дракула. Ему никто об этом не рассказывал. А те-перь узнал... Мало того, убийца его отца пообещал и с ним сделать то же. Теперь граф питал к герцогу самую настоящую ненависть. Жан с радостью вызвал бы его на дуэль прямо сейчас, но чувствовал, что ещё не готов. Не было той уверенности, храбрости, решительности. Сейчас им управляла злоба.
    Через некоторое время Ротррам пришёл в себя. Он вспомнил, зачем выехал из дому. Парень хотел не просто прогуляться, но и, хоть краем глаза, посмотреть на родителей. Жан не привык так долго быть без них, очень скучал. Граф повернулся к Цезарю и увидел Зигмунда.
    - Ты следишь за мною? – спросил Дракула.
    - Мне было интересно посмотреть, чем же кончится эта встреча, – ответил аль Факир.
    - Откуда ты знал, что Лазанья захочет сегодня встретиться со мною?
    - Это мой секрет. Я много чего знаю. Он недооценивает тебя и не считает нужным марать об тебя руки, поэтому и подсылает к тебе своих шпионов. Это плохо, но можно извлечь выгоду.
    - Спасибо за совет. А ты знаешь, как умер мой отец?
    - Знаю, я видел...
    - Как?! И ты просто наблюдал?!
    - Я не имел права вмешиваться, и сейчас тоже не имею. Твой отец теперь находится в аду, у меня на попечении. Он не хочет, что б ты знал о том, как он умер. Я с ним согласен: для тебя так будет лучше.
    - Могу ли я с ним встретиться?
    - Нет, живым туда вход запрещён. Это – царство мёртвых грешни-ков!
    Зигмунд ушёл. Жан вскочил на коня и поехал к деревне.
    Он остановился за несколько метров от деревни. Оставив жеребца в зарослях, Ротррам дальше пошёл пешком. Дойдя до своего дома, Жан стал ступать тише и осторожнее. Его отчий дом показался ему одновре-менно и знакомым, и чужим. Начинался рассвет. Парень осторожно загля-нул в окно. В полумраке он рассмотрел родителей, которые спали. По-смотрев несколько минут, Ротррам ушёл.
    Найдя Цезаря, граф поспешил вернуться в замок. Его охватила туга. Габастон говорил правду: если он хоть раз попробует вернуться домой, потом ему придётся туго.
    Когда Дракула уже был в гостинной, на улице совсем рассвело. Ста-ли просыпаться птицы. Спать Жану не хотелось. Он стал возле окна и смотрел в даль. Его посещали невесёлые мысли. За собой парень услышал шаги. Это Габастон спускался по лестнице.
    - Где ты так долго был? – спросил дворецкий.
    - Я поехал в лес прогуляться и мне принесли письмо от Лазаньи. Он хотел со мной поговорить.
    - И что же он вам сказал?
    - Чтобы я не путался у него под ногами и не пробовал посягать на трон.
    - Это был вызов. С этого момента, герцог будет пытаться убить вас.
    - Я это уже понял.
    - Но ты был не только на встрече с Лазаньей ...
    - Ты тоже следишь за мною?
    - Нет, на твоём лице боль и грусть, значит, ты ходил к родителям.
    - Да, я смотрел на них через окно.
    - Надеюсь, это была минутная слабость. Твоему духу нельзя падать.
    - Я знаю и тоже надеюсь.

    Глава IX

    Жан, как обычно, возвращался с работы. Вдруг, он заметил мужчи-ну в костюме, с портфелем в руке. Это был профессор Вангелсинг. Но сей-час он выглядел довольно интеллигентно. Ротррам не покидал надежды заиметь дружеские отношения с профессором, поэтому смело направился к нему.
    - Вангелсинг! – окликнул Дракула мужчину.
    Тот обернулся, вопросительно посмотрев на парня.
    - Я знаю о том, какое зло причинил вам Лазанья, Он убил и моего отца. Я предлагаю вам сотрудничество...
    - Я не понимаю, о чём идёт речь, – ответил Вангелсинг, собираясь уходить.
    - Послушайте, не все вампиры такие, как вы думаете.
    - Юноша, по-моему, с вами не всё в порядке. Вы откуда идёте?
    - С работы.
    - Наверное, вы перетрудились. Идите домой и хорошо отдохните.
    - Вы пытались меня убить, а теперь делаете вид, что не понимаете о чём речь! – закричал молодой граф.
    - Я – законопослушный гражданин и никого не пытался убивать! Ес-ли вы сейчас же не оставите меня в покое, я вызову милицию! – пригрозил профессор.
    Поняв, что он ничего от него не добьётся, Жан пошёл своей дорогой. Вангелсинг упорно не желал сотрудничать...
    Сегодня друзья снова собрались в своём любимом кафе. Дождавшись, пока Дильберт и Дракула устроятся по удобнее, Зигмунд предложил:
    - Как на счёт обменяться новостями?
    - Я не против, – поддержал Дантес.
    Ротррам просто кивнул головой. Он до сих пор пребывал в возму-щении, после разговора с Вангелсингом.
    - Похоже, Лазанья бросил вызов графу, – начал аль Факир.
    - Да, я слышал, что герцог не хочет марать об него руки и поручил это своим шпионам.
    - Я знаю об этом, – недовольно ответил Жан.
    - А твоя сестра крутит шашни с королём оборотней, – попытался ис-правиться Дильберт.
    - Для меня это уже не новость, – сказал повелитель тьмы, присматри-ваясь к Дракуле.
    - И что ты хочешь с ними сделать, ведь такие сношения запрещены?
    - Пусть, пока, веселятся. Они мне не мешают, а если будут мешать, у меня достаточно фантазии на этот случай. Жан, о чём думаешь? Нет ли у тебя каких-то новостей?
    - Я пытался склонить Вангелсинга к сотрудничеству, – тихо сказал Ротррам.
    Зигмунд и Дильберт рассмеялись.
    - Ну, и как? – спросил аль Факир, пытаясь снова стать серьёзным.
    - Он сделал вид, буд-то не знает о чём речь и не стал гоняться за мной.
    - Это тоже самое, что мышь попытается найти компромисс с голод-ным котом, – философски заметил оборотень.
    - Подтверждаю. Скажи спасибо, что ещё жив остался. Он терпеть не может вампиров.
    - Я знаю, Габастон мне говорил... И почему я никогда его не слу-шаю?
    - Тебя никогда не интересовало, почему Лазанья пренебрегает опас-ностью с твоей стороны? – спросил Дильберт.
    - Вы знаете ответ на этот вопрос?
    - Ты ещё не пил крови, а, значит, не являешься настоящим вампи-ром, – сказал Зигмунд. – Вот, если бы ты был таким же кровожадным, как он, герцог наверняка захотел бы потягаться с тобой.
    - Рано или поздно, мне придётся выбирать... Где-то я это слышал...
    - Это не шутки, а очень серьёзные вещи.
    - А что будет, если я напьюсь крови?
    Дьявол и оборотень посмотрели друг на друга с явным удивлением.
    - Тогда всю вечность будешь целовать задницу Зигмунду, – ответил Дантес.
    - То есть, я попаду в ад?
    - Да. Поверь, в раю лучше, – сказал аль Факир. – И, вообще, ты уже спрашивал об этом.
    - Как поживают твои тринадцать дочерей? – сменил тему Дильберт.
    - Спасибо, хорошо. А что, хочешь на них жениться?
    - Но, ведь, нельзя же... Лучше жени старого Фимлуса.
    - Бедняга не выдержит интенсивного графика исполнения супруже-ского долга.
    Все втроём рассмеялись. Поболтав ещё немного, друзья разошлись. Но, на улице, Зигмунд нагнал Жана.
    - Я знаю, какие мысли посещают твою голову, – сказал повелитель тьмы.
    - Ты, как и Габастон, всегда всё знаешь?
    - Ну... у твоего дворецкого опыта побольше. А я просто обязан всё знать. Если ты не настоящий вампир, то не думай, что тебе не удастся по-бедить Лазанью. Дело совсем не в этом. Вангелсинг же убивает вампиров. К стати, не советую тебе больше связываться с ним. Лучше оставь его в по-кое.
    - Я это уже понял, – уныло ответил Ротррам.
    - Что-то ты в последнее время стал унылым, – заметил его друг.
    - Надоело мне всё это. Хочу, чтобы поскорее всё вернулось на свои места. Сколько можно ждать? Я готов хоть сейчас вызвать Лазанью на ду-эль.
    - Не тешь себя иллюзиями. Больше ничего не станет, как прежде.
    - Неужели смысл моей жизни заключается только в том, чтобы снять с себя проклятие и отомстить за смерть отца?
    - Конечно же, нет! Я уверен, у тебя есть какое-то предназначение, как и у других людей. Но об этом знает только Бог.
    - Странно... Дьявол говорит о Боге, – посмотрел на аль Факира Дракула.
    - А что здесь такого? А Бог частенько говорит обо мне. Вспомни проповеди священников, святые письмена...
    Зигмунд посмотрел на часы. Затем сказал:
    - Ладно, мне пора.
    - Куда ты опять спешишь?
    - Сегодня Рауль Ригъе назначил встречу моей сестре. Нужно про-следить за ними.
    Аль Факир исчез в темноте. Парень продолжил свой путь в одиноч-ку.

    Глава X

    Уставший Жан возвращался из города. У Габастона на погоду под-нялось давление и Ротррам пошёл за лекарством. Но в деревенской аптеке его небыло, поэтому графу пришлось ездить в город.
    Он шёл знакомой лесной тропинкой. Ужасно болели ноги, но парень всё равно старался ускорить шаг. До его ушей донёсся непонятный звук. Сделав ещё несколько шагов, Дракула понял, что это писк. Граф стал идти на звук. Скоро писк стало совсем хорошо слышно. Пробравшись сквозь кусты, Ротррам увидел зайца, который попался в капкан. Животному за-щемило лапу. Жан нагнулся, чтобы освободить его. Вдруг, он почувство-вал что-то холодное на затылке.
    - Убери руки от капкана, – сказал кто-то сзади. – Встань, только медленно. Повернись.
    Выполнив указания неизвестного, повернувшись, граф увидел охот-ника, который держал его на прицеле.
    - Ты кто такой? – спросил незнакомец.
    - Местный, – коротко ответил парень.
    Убедившись, что при Жане нет оружия, охотник сказал:
    - Уходи.
    - А у вас есть разрешение на охоту?
    - Это не твоё дело. Ты – не егерь, чтобы спрашивать такое.
    Дракула мгновенно схватился за дуло ружья. Оружие выстрелило, С деревьев снялись перепуганные птицы. Оба повалились на землю. Ротррам силой отобрал ружьё и закинул его куда-то далеко. Он оглушил охотника, который собирался вытащить нож.
    Испугавшийся заяц весь съёжился и очень быстро дышал. Парень быстро освободил его и взял на руки. Из раненой лапы сочилась кровь. Жан пошёл дальше.
    Когда дворецкий принял лекарство, графу показалось, что Телиньи стал немного счастливее. Габастон помог оказать первую помощь живот-ному, слушая рассказ хозяина о случившемся.
    - Я думаю, лучше оставить его у нас, – сказал мужчина. – В лесу он не сможет спастись от хищников или, что ещё хуже, от охотников.
    К концу дня заяц освоился. Они накормили его капустой. Пока Жан наблюдал за своим новым питомцем, Габастон накрывал на стол. Ему ста-ло лучше.
    - Я извиняюсь за то, что сегодня доставил тебе много хлопот, – ска-зал Телиньи.
    - Ничего страшного, Без тебя я бы помер со скуки. Надеюсь, Цезарь не будет ревновать.
    Охотника, который был без сознания, нашёл лесник. Естественно, он оказался браконьером. Не смотря на это, мужчина отнёс его к себе домой и попытался привести в божеский вид. Очнувшись, охотник испуганно осмотрелся по сторонам.
    - Кто это вас так? – спросил Рамадоши.
    - Чёрный Плащ! Я его видел! Он маскируется под местного!
    - Зря вы местных не послушали...
    - Я думал, это всё выдумки.
    - Люди зря болтать не станут.
    - Зачем он это делает?
    - Не знаю. Никто не знает.
    Дворецкий отнёс зайца к себе, чтобы тот не мешал молиться молодо-му графу. Он наполнил корзину сеном и посадил туда животное. Затем лёг спать.
    Молва о странном всаднике-герое уже ходила по всей деревне. Даже в городе знали о Чёрном Плаще. Некоторые люди специально приезжали в деревню, чтобы увидеть его. Такие слухи дошли и до Мины. Она прекрас-но знала, кем на самом деле является этот герой. Мать была рада за сына. Но, в тоже время, ей хотелось его увидеть. Она знала, что Габастон усерд-но выполняет последнюю волю Влада. Всё же, где-то в глубине души, Ми-на надеялась увидеть Жана.

    Два короля

    Пролог

    Ад – это место, куда попадают грешники после смерти. Они целую вечность должны нести наказание. Страдание, боль, сожаление и... целая вечность. Больше ничего, кроме этого. Нельзя понять, сколько времени прошло, все дни сливаются в один. Здесь нет ни рассвета, ни заката. Толь-ко страдания. Вот какое оно, королевство Зигмунда аль Факира.
    Влад Дракула тоже не знал, сколько времени прошло. Ему казалось, что он попал сюда только что. Такое чувство, буд-то время остановилось. Когда за ним пришёл Зигмунд, он не удивился. Граф отлично знал, что ждёт его после смерти. Оказавшись здесь и приняв бремя своей кары, Дра-кула не проронил ни единого слова сожаления. Вампир просто терпел. Это раздражало аль Факира. Грешники должны страдать! А этот – просто смирился со своим наказанием. Зигмунд всячески пытался его сломить, но граф упорно молчал. Дьяволу надоело и он заслал Дракулу на каторгу, затем забыл о короле вампиров.
    Но каторга для графа была способом времяпровождения. Он рабо-тал для того, чтобы скоротать время. Отец Жана беспокоился только о том, чтобы ничего не случилось с Миной. О том, что она ему отдалась и что они вообще были знакомы, никто не знал. Лишь бы Мина ничего не сделала с собой. Нет, она сильная, переживёт. Про Жана он ничего не знал. Женщина не успела сказать. Дракула просил Габастона позаботиться о ней. Это была его последняя воля, но дворецкий, узнав о сыне, внёс вме-сте с матерью некоторые поправки. Мина в охране не нуждалась.
    Они добывали какой-то камень. Влад не знал, какой именно и зачем. С ним трудилось много таких же каторжников. Надзирателями были три демона, очень страшные на лицо. У каждого имелся огромный хлыст. Если кто-то плохо работал или останавливался, его жестоко били.
    Сегодня Зигмунд снова вспомнил о Дракуле. Он, совершенно один, направился к месту каторги. Когда аль Факир пришел, все упали на коле-ни и поклонились ему в ноги. Граф сделал то же. Сатана подошёл к нему. Посмотрев ему в глаза, повелитель тьмы сказал:
    - Ты, всё ещё, ни о чём не сожалеешь?
    - Да, – твёрдо ответил вампир. – Я сам выбрал этот путь.
    - Жаль, что ты не знал о беременности Мины...
    - Что?! – встал Влад.
    - Она была беременна и хотела тебе сказать, но не успела. Твоему сыну уже двадцать с лишним лет и он вынужден замаливать твои грехи, чтобы снять с вашего рода проклятие. Кроме того, Лазанья хочет убить его, ибо Жан олицетворяет опасность. Твой сын должен отобрать у герцо-га трон или погибнуть.
    Теперь Зигмунд с наслаждением готовился услышать, что скажет Дракула.
    - Я бы мог покаяться, но это вряд ли поможет ему. Да, я заслужил эту каторгу. Спасибо, что сказал мне о существовании сына.
    - И это всё? – удивился аль Факир.
    - А что я ещё могу сказать?
    - Действительно...
    - Надеюсь, Лазанья скоро окажется здесь...
    - Я тоже надеюсь.
    Возвращался во дворец Зигмунд серьёзным и задумчивым. Ему так и не удалось сломить Дракулу. Зато он чувствовал, что время битвы за престол приближается.

    Глава I

    В январе 1978 года к леснику таки приехала его племянница из Аме-рики. Её звали Изабелла Мюррей. Ей, всего лишь, двадцать один год. Эта девушка училась на врача, но, почему-то, ей пришлось практиковаться в Румынии. Изабелла хотела работать в Бухаресте или, во всяком случае, в городе. Но злая судьба забросила её на родину матери. В этой Богом за-бытой деревушке жил её дядя, да и фельдшера, как раз, не было. Хоть мать Изабеллы была румынкой, в девушке ничего не было от этой нацио-нальности. Она вся пошла в отца. Когда Мюррей шла по улицам Сиго-шуары, все прохожие смотрели на неё с интересом.
    Во время обеда, Изабелла спросила:
    - Дядя, почему местные жители сказали мне, чтобы я не ходила в лес после захода солнца?
    - В этом лесу творятся странные вещи. Говорят, здесь живут вампи-ры, но я уверен, что они больше любят деревенское кладбище, а в лесу ча-сто видят Чёрного Плаща.
    - Кто это? – озадаченно спросила племянница.
    - Некоторые считают его вампиром, другие говорят, что это дух ле-са, охраняющий зверей от охотников и не дающий в обиду растительность. Никто не видел его лица, если видели, то ничего потом не помнили. Чёрно-го Плаща боятся. Его пробовали поймать, но не удалось. Он появляется ночью и его конь бежит быстрее машины. А не поймали из-за того, что ло-вили в горах, куда он заманил охотников.
    - Как интересно...
    - Я не советую тебе пытаться увидеть его, кто знает, что у него на уме.
    Изабелла Мюррей очень заинтересовалась этим опасным субъектом. Ей хотелось узнать, кто он и на чьей стороне. Но ещё больше племяннице лесника хотелось увидеть Чёрного Плаща собственными глазами.
    Настала ночь. Девушка легла в постель, но никак не могла заснуть на новом месте. Рассеялись тучи и на звёздном небе взошла полная луна. Изабелла подумала: «Может, мне посчастливится увидеть его, хотя бы из-далека». Она встала и подошла к окну. Оно выходило в лес. Изабелла смотрела час, другой и уже, совсем разочаровавшись, отошла от окна. Как вдруг, услышала конское ржание, Она опять припала к окну. Там никого не было. Вдруг, между деревьями, как стрела, пронёсся всадник. Един-ственное, что успела разглядеть девушка, так это чёрный плащ. «Наконец-то я его увидела», – подумала девушка.

    Глава II

    Вечером Жан снова отправился в кафе «Чёрная роза». Габастон, по-чему-то, стал сильно беспокоиться за жизнь молодого графа и тот еле от-просился на встречу. Дворецкий просил, чтобы Ротррам предупреждал его о своих намерениях.
    Дракула позади себя услышал неясный шорох. Интуиция подсказала ему, что тут что-то неладное. Пройдя ещё метр, он снова услышал шорох. Тогда граф остановился и стал прислушиваться. Из темноты выскочил вампир невысокого роста и одет, как показалось Жану, бедновато. Не-смотря на средний возраст, его голову покрывали седые волосы. Зелёные глаза так и пылали жаждой крови. Очевидно, тот принял парня за челове-ка и решил поужинать им. Дракула ударил его в челюсть. Подойдя к упавшему кровопийце, сказал:
    - Ты ещё не знаешь, с кем связался. Надо узнавать своих.
    Граф взял своего противника за шиворот и закинул в мусорный ящик, который стоял неподалёку. Тот попытался высунуть голову, но па-рень ударил вампира крышкой по голове.
    - Откуда ты взялся такой? – спросил кровопийца.
    - От мамы с папой!
    - Кто ты?
    - Граф Дракула.
    - Да ну! Дракула давно умер. Его убил Лазанья.
    - Я его сын, – с этими словами Жан показал ему перстень.
    - Не может быть! А я – Костыль.
    - Очень приятно. Так вот, Костыль, если ты ещё раз попадёшься на мои глаза, от тебя мокрого места не останется. Понял?
    - Понял.
    - Проваливай ко всем чертям, – сказав это, Жан продолжил свой путь. Он был не в настроении.
    Зигмунд и Дильберт играли в карты. Аль Факир играл очень хоро-шо, поэтому, очень скоро, Дантес проиграл. Когда вошёл граф, они отло-жили карты. После того, как поздоровались, повелитель тьмы спросил:
    - Что с глазом?
    - Да так, маленькая проблемка по дороге возникла, – ответил па-рень, стараясь скрыть новое знакомство.
    Друзья разговорились. Они всегда всё рассказывали друг другу, у них не было тайн.
    - Смотрите, наш новый фельдшер, – прервал оживлённый рассказ Жана о Костыле Дильберт. Дракула повернулся и увидел красивую, при-влекательную девушку. Она была с Марианной, бывшей соседкой графа. Голубое, как васильки, платье подчёркивало точёную фигуру. Светло-русые волосы элегантно спадали на плечи, а глаза, такого же цвета, как и платье, светились нежностью и добротой. Девушки сели неподалёку от них и стали весело болтать.
    - Спрячьте меня, – попросил Дракула.
    - Зачем? – удивился оборотень.
    - Это – Марианна. Если она меня увидит, начнёт расспрашивать, а мне этого не нужно.
    Но было поздно, девушка увидела Жана в обществе двух интересных мужчин. Она подошла и сказала:
    - Привет, Жан, давно не виделись.
    - Привет.
    - Хочешь, я познакомлю тебя с нашим новым фельдшером?
    - Я не против.
    - Если хотите, могу и вас познакомить, – обратилась девушка к Зиг-мунду и Дильберту.
    - С радостью! – ответил аль Факир.
    - Изабелла, иди сюда! – позвала Марианна свою подругу.
    Соседка Жана увлечённо разговаривала с Дантесом и аль Факиром. Она, видимо, им очень понравилась. Они внимательно слушали девушку и с удовольствием отвечали на её вопросы. А Дракула с Изабеллой сели за тот столик, где она недавно сидела со своей подругой.
    - Вы теперь наш фельдшер? – спросил Жан.
    - Да. Я слышала, что здесь уже пять лет нет врача. Это правда?
    - Пожалуй, так.
    - А что случилось с последним врачом?
    - Понятия не имею.
    - Кстати, меня зовут Изабелла.
    - А меня – Жан, может, перейдём на «ты»?
    - Хорошо. Кем ты работаешь?
    - Бухгалтером, ничего интересного.
    Спустя два часа, новая знакомая графа ушла домой. После неё, Ма-рианна тоже распрощалась с друзьями.
    - А она красавица, – восхищался Дьявол.
    - Зигмунд, как тебе не стыдно, у тебя же дети, – охладил его оборо-тень.
    - Ладно, пожалуй, я тоже пойду домой. Габастон, наверное, волну-ется, – сказал парень.
    Когда граф вернулся в замок, дворецкий поинтересовался:
    - Откуда этот подбитый глаз?
    - Познакомимся с одним вампиром, а, также, с фельдшером.
    - Забавно...
    Дракула ушёл в библиотеку. У него не шёл из головы образ Изабел-лы. «Какое красивое имя!» – думал он. – «Вот какая у нашего лесника племянница».

    Глава III

    На каторге, как обычно, добывали камень. Стук кирки въелся в го-лову Дракулы. Он звучал там постоянно. После того, что сообщил ему Зигмунд, Влад некоторое время ещё придерживался своих взглядов. Но, постепенно, он стал осознавать, какие последствия у его грешной жизни. Угрызения совести не давали ему покоя, даже работа не спасала графа от душевных мук Влад не находил себе места. Нужно было что-то делать, но он не знал что. На него что-то давило, не давало спокойно дышать.
    Наконец, Дракула не выдержал. Он бросил кирку и закричал:
    - Я каюсь! Слышишь, Зигмунд?! Ты доволен?! Да, я каюсь и сожа-лею о том, что жил неправильно!
    Все обернулись в сторону стоящего на коленях вампира. Надзира-тель, заметив непорядок, ударил непослушного каторжника хлыстом. Тот бесстрашно бросился на него. Силы оказались неравными. Влада избили и швырнули в башню, где обычно отбывали наказание нарушители дисци-плины.
    Это была не просто башня. Её построили из чёрного камня, который не пропускал в середину звук. Внутри башни стояла угнетающая тишина, она давила на уши. Было какое-то странное ощущение, некоторые даже начинали бояться. Это строение наводило ужас только одним своим ви-дом.
    Примерно те же ощущения испытывал Дракула. Сначала он держал-ся, но, постепенно, стал сходить с ума. Скоро тишина стала настолько не-выносимой, что вампир закричал. Но это не помогло. Влад упал на хо-лодный каменный пол...
    Открылась дверь. Повеяло свежим воздухом. На чёрные стены упали отблески огня. Услышав чьи-то шаги, каторжник поднялся. Перед ним стоял аль Факир.
    - Значит, ты каешься? – спросил повелитель тьмы.
    - Да, – ответил граф, – теперь ты властвуешь надо мною.
    - Я с самого начала повелевал тобою, оставалось только сломить тебя.
    - Что ж, тебе это удалось.
    - Я вижу.
    - Что будет с моим сыном?
    - К сожалению, я не могу ответить на твой вопрос.
    - А с Миной?
    - За неё не переживай: с ней всё в порядке. Возвращайся к работе и не смей больше нарушать дисциплину, – сказал строгим тоном уходящий Зигмунд.
    Теперь он был доволен. Аль Факир чувствовал себя хозяином. Больше никто не осмелится ему перечить. В его царстве страданий все бу-дут страдать и каяться. Даже Дракула, который так долго сопротивлялся...
    Демоны схватили графа и привели обратно, к месту добывания кам-ня. Он снова принялся за роботу. Странно, но уже не было той тяжести на плечах, угрызений совести. Осталось только сознание вины. Теперь Дра-кула был таким, как и все каторжники, покорно трудился. Единственное, что волновало его, так это судьба Жана. Отец боялся, чтобы сын не повто-рил его ошибки. Но тут он вспомнил про Габастона. Лучше наставника не найти. Телиньи не даст ему сойти с верного пути. Он преданный, как пёс. А верность эта проверена годами.

    Глава IV

    Вечером Изабелла отправилась с собакой лесника Максом погулять в лес. Ей очень понравился деревенский лес. В большом и шумном городе такого не найти. Солнце клонилось к закату. Где-то ухал филин. Девушка попыталась разобрать, далеко ли он. Когда она стояла размышляя, у её ног пробежала мышь, а над головой пролетела сова. Птица явно собира-лась поживиться мышей. Макс то нюхал землю, то прислушивался к зву-кам.
    А в другом конце леса граф ехал на Цезаре. Он днём помогал упра-виться со всеми делами леснику


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Людвиг таракан
    Категория: Приключения
    Читали: 67 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 июля 2015 | Просмотров: 109 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.