«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
kabevg

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 20
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Белая зона (часть 4)

    СТАТУС - КВО!

    Самогон, веселье, смех
    Скоро вешать будем всех!
    (русское народное)

    Поспали всего пару часов, как в борт заколотил бородач Селивестрович.
    - Вашбродь! - зашептал он в приоткрытую дверь - На майдане сбор объявили. Господин полковник вас требуют.
    - Дай-ка умыться, старина - попросил ротмистр и скинув рубаху начал плескаться из ведра с водой.
    Сложен он был великолепно. Не качок какой-нибудь. Длинные мышцы сразу означали, что их владелец может не только нанести не слабый удар, но и при случаи уйти от него. Вадим тоже стянул тельняшку и подставился под льющиюся воду.
    - Вот ужо, ваши благородия! – усмехнулся кривыми зубами казак – Глядючи на вас, без пачпорта, зримо – как братья родные…
    - Ох! Хорошо! - воскликнул ротмистр, вытираясь жёстким полотенцем. - Что там, Селивестрович!
    - Вокуация будет!
    - Что? - не понял Викентий - Какая эвакуация? От кого снова драпаем?
    - Да нет же, господин Елисеев с комендантом путейцев, что ночью наловили, вывели. Да красных, что на Урале пленили. Теперь кого в расход, кому петлю.
    - Экзекуция это, старина! Экзекуция…
    - Я уж вашбродь, умным словам не обучен. Не к чему это казаку. Да только и правда у нас руки по локоть в крови. А всё мало. Неможно так с народом.
    - Что умных слов не ведаешь, эт ты прав, Селивестрыч. Ни к чему вам это. А по поводу крови? Не ты ли красных из "льюиса" пачками в Ростове клал?
    - Так то ж другое дело. То в бою. У них патроны кончились, а они штыки примкнули и с песней на меня. Вота и пришлось…
    - Видал, какой миротворец? - кивнул Вадиму ротмистр. - Собирайся! Со мной пойдёшь. Посмотрим, как ты говоришь, на ход исторических событий.
    - Рассказать один анекдот в тему? – усмехнулся Вадим
    - Что такое – анекдот?
    - Ну, присказка значит. В Советское время в школе проходит встреча с ветеранами всяких войн. Заходит тоже вот такой дедушка. Его представляют, как участника Гражданской войны. – Дедушка! – спрашивает школьник – А правда, что вы воевали с Чапаевым? - Да внучек, правда. - И самого Чапаева видели? - Видел один раз! - Расскажите! - Значит сижу я на берегу Урала. Глядь, плывёт он – Чапай. Я ленту вставляю и та-та-та-та! Больше я его и не видел. Да и другие тоже…
    - Расстреляли? – хмуро бросил на ходу ротмистр.
    - Кого? Школьника?
    - Нет. Ну, деда этого! Большевики.
    - Это же анекдот, Викентий! – ухмыльнулся Вадим.
    - А-а… А я думал в самом деле!
    Полк был собран по сбору только для офицерского состава. Для нижних чинов где-то организовали с утра баню. У пакгауза в одну шеренгу уже были выстроены около сорока путейцев и пленных красноармейцев. Полковник Алымов с тремя старшими офицерами сидел за резным дубовым столом.
    - Начальник штаба! - устало кивнул он головой - Начинайте…
    Из-за стола поднялся грузный подполковник с аксельбантами на мундире.
    - Именем военного трибунала! - на распев начал он - За саботаж и участие в военных действиях против законного правительства приговорить нижеупомянутых… - тут он покосился на Алымова - Прозвища оглашать, ваше превосходительство?
    - Да к чему это, подполковник!
    - … приговорить к смертной казни! Но согласно объявленному манифесту Верховного Главнокомандующего адмирала Колчака, тем, кто добровольно примет присягу на верность, условно будут помилованы. Конвой! Вывести большевиков!
    Несколько казаков-кубанцев вмиг отделили от группы красноармейцев четверых, и поставили у соседнего бревенчатого сооружения.
    - Ещё большевики имеются? - громко огласил подполковник.
    От кучки пленных отделился юноша и самостоятельно соединился с приговорёнными.
    - Вы что, любезный, тоже большевик? - изумился Алымов.
    - Я кандидат в партию большевиков! - гордо заявил юноша.
    - А зря! - покачал головой Алымов. - Но, тем не менее, ваш поступок, делает вам честь. Командуйте Станислав Сергеевич!
    - Поручик! - махнул рукой подполковник. - Я думаю, что товарищи от последнего слова отказываются? - это уже толи к полковнику, толи к приговорённым - Да и чего от них услышишь, кроме как "Да здравствует мировая революция!" Надоело, господа! Одно и тоже… Прошу господа, кто желает!
    Тут же перед приговорёнными выстроилась расстрельная команда из "охотников", в основном из младших офицеров.
    - Ахтунг! - восторженным фальцетом скомандовал белобрысый поручик - Целись! Фоер! - под нестройным залпом полегли все пятеро.
    - Вы что творите! - прохрипел Вадим, но ротмистр крепко сжал его локоть.
    - Не вмешивайся! - зло процедил он - Это не твоя война! Ты как думал? Ваш же Ленин говорил - "Кто не с нами, тот против нас!"
    - Выводите путейцев! - скомандовал начальник штаба.
    Суетливый подпоручик чуть ли не бегом с листом бумаги предстал перед железнодорожниками.
    - Так… Семянов, Воробьёв, Тупицын, Макарова! Па-апрашу на два шага! Конвой, сопроводить!
    Трёх мужчин и тёмноволосую женщину, конвой из кубанцов, подталкиваемых слегка карабинами, повёл к каменной арке.
    Только сейчас Вадим обратил внимание на имевшуюся там поперёк шпалу, на высоте около трёх метров. Четыре всадника-азиата, в мохнатых папахах, подъехав верхами, сноровисто закрепили четыре верёвочных конца с петлями и отъёхали в сторону.
    - Станислав Сергеевич! - махнул рукой Алымов - Отведите даму в сторону! Ни к чему это право…
    Дама попыталась дёрнуться, даже выкрикнула, что в милосердии палачей народных не нуждается. Да вот только два кубанца надёжно "зафиксировали" её, заломив руки через карабины, отчего ей пришлось выгнуться вперёд.
    Суетливый поручик снова оказался в центре событий, его восторженный блеск в глазах, выдавал явное расстройство психики. Троим путейцам быстро связали позади руки и натянули до плеч простые, холщовые мешки, а бесноватый поручик, лично надел и слегка подтянул петли. Затем "ассистенты", по двое каждого начали подталкивать к подкаченным бочкам, на которые их и установили с советом - Не балуй! Сейчас мы быстро…
    - Подполковник! - опять махнул рукой Алымов - Я вижу, там место освободилось?
    - Так точно ваше превосходительство! - повернулся к фронту начальник штаба.
    - Так и займите его этим квартирмейстером Барковича. Чего время тянуть. Узнайте фамилия, а уж после впишите в приговор… Уж сам Суворов во время инспекции, обязательно вешал прилюдно тыловых.
    - Есть! - и через пару минут из вокзала приволокли перепуганного толстого человека в полувоенной форме без погон. Его, уже в мешке, что-то мычавшего, казакам пришлось прямо подсаживать на бочку, поскольку ноги у этого чиновника просто отказывались слушаться. Там, на бочке, он правда обрёл устойчивость, подтянутый верёвкой.
    - Поручик! - махнул рукой подполковник.
    - Натюрлих, майн херст! - отозвался бесноватый и по очереди катнул ногой бочки вперёд. Люди в петлях задёргались. Агония длилась около минуты.
    - Нихт рихтиг! - доложил повернувшись поручик - В Ростове в нашем расположении было семь фонарных столбов. И поверьте, господа, к ним была немалая очередь…
    - Довольно, поручик! - поднял ладонь Алымов - Вы выполнили свой долг. Будьте свободны. Идите выпейте водки что-ли…
    - Я надеюсь, всем арестованным понятен, сей поучительный пример? - обратился к сбившимся в кучку красноармейцам и путейцам, полковник. - Или требуется продолжить? Я думаю, Иван Карлович не слишком устал, подполковник - кивнул он в сторону начштаба.
    - Поручик Меер, господин полковник, может вешать сутками. - зло усмехнулся тот. - Лишь бы верёвок хватило… Да мешков.
    - Вот и славно. Распорядитесь всыпать пленным по десять плетей, а путейцам по двадцать, чтоб не поваден был более сей саботаж. Готовьте эшелоны к утру. Иначе расстреляем каждого четвёртого.
    - Как прикажете с мадам Макаровой? - напомнил аккуратный подполковник.
    - Она что дворянка? Ах, из мещан! Ну, отдайте её казакам…

    ОМСК.
    Мундир - английский, погон - российский
    Башмак - японский, Правитель - Омский…
    (русское - народное)

    К утру можно было расстрелять и каждого второго, но от этого никому легче бы не стало. Вдруг выяснилось, что угля на паровозы осталось лишь самую малость, а воды для котлов и вовсе нет. Её слили ещё до вступления в город Барковича. Всё же как то наладили доставку воды из водокачки вёдрами, используя для этого весь состав полка. Тендеры набивали берёзовыми чурками, распиливаемые тут же у паровозов.
    Из экономии этого всего теплушки для лошадей толкали руками. Люди же, да что им будет людям, располагались на кондукторских площадках и крышах. В штабном вагоне приютилось около сорока офицеров, а "каюту" рефмеханика - особиста (похороненного вчера вместе с расстрелянными и повешенными) занял командир полка со штабом. Кто-то пытался вякнуть было насчёт присутствия нижних чинов, (сержанта Клеймуша и матросов) но ротмистр быстро угомонил умников.
    Сразу за двумя паровозами прицепили открытую платформу, на которую установили два орудия. Помилованный капитан Чулымов разыскал кой-какой боезапас и находился на платформе вместе с артприслугой. Третий паровоз подпирал состав в хвосте, перед ним тоже была платформа со станковыми пулемётами.
    По этому маршруту Вадим ездил не раз и хорошо помнил, что пути до Омска было всего-то часов восемь. Их же эшелон дошёл лишь за полтора суток.
    Время в пути коротали кто как. Казаки в основном спали, положив котомки под головы. Кто-то чинил упряж и амуницию, из других вагонов доносились песни.
    Офицеры играли в карты. Молодой корнет Егор, пацан совсем, уже который раз вязался к Вадиму, сыграть с ними, (после карточного фокуса – «Наука-Умеет-Много-Гитик») прерывая их беседу с ротмистром.
    - Не охота, Егор! - отбрыкивался Вадим.
    - Опасаетесь, прапорщик? - поддел кто-то из-за стола.
    - Опасаюсь, господа, что вы без штанов останетесь, ежели я с вами играть стану.
    Побитый вчера грузин-капитан, блеснув очами, снял с пояса кинжал.
    - Ставлю против вашего шпалера!
    - Видит бог, я этого не хотел, Викентий! - кивнул головой Вадим.
    Вскоре, под вздохи потомка грузинских князей, фамильный кинжал перешёл в собственность Крымова-младшего.
    - Ты где так наловчился? - удивился ротмистр.
    - Дядька мой, великий спец был по картам. Лет десять учился в одной "академии" под Магаданом. Вот и обучил кой чему…
    - Шулер что ли?
    - Нет. Зека!
    - ……?
    - Каторжник значит! Твой внук получается кстати.
    - Да! Вот уж дал господь родственников! - рассмеялся ротмистр.
    - Каторжанин, убивец со стажем, большевик, шулер… Да не обижайся ты!
    - Я в Омске кинжал этому Жорику верну!
    - Ни в коем разе! Обидишь кровно. Ты лучше его проиграй при случае ему же.
    - Слушай, Вадим! - продолжил Крымов, когда они сели за фыркающий самовар. - Я вот думаю всё. Мы сейчас от большевиков драпаем. Почему так. Ещё в 17-том народ-то был за нас.
    - С чего ты взял, что он за вас был? За белых?
    - Да не было тогда в 17-ом ни белых ни красных! Про большевиков-то не слышно было. Я тогда на Южном фронте воевал. Ну, были там Советы солдатских депутатов. Но это так, условно. И то в пехоте.
    В кавалерии, тем паче в гвардейской, дисциплина устойчивая сохранялась. У казаков тоже. Всех этих эсеров, меньшевиков, кадетов, социал-демократов и прочих на фронте и духа не было. По городам ошивались. Нам бы тогда до осени протянуть и добили б германцев. Они уже выдыхались на тот момент…
    - Вот-вот, Викентий! - Пока вы на фронтах цвет нации - офицерство, под немецкие пулемёты клали, большевики и воспряли. Корнилов с Калединым с чего начали поход на Петроград? С того по пути фонарные столбы украшать висельниками! Народ и обозлился. А большевики, сразу после революции…
    - Переворота! - перебил его Викентий. - Революция была в феврале. А это был военный переворот.
    - Согласен, переворот! Так вот, сразу после него были изданы большевицкие декреты, «О мире, О земле» и прочие. Народ их и поддержал. Ваше законное Временное Правительство же за полгода ничего родить для народа не смогло. Да и ваши знаменитые генералы не смогли собраться в один кулак. Вот и упустили время.
    А потом ещё помощь Антанты запросили. Ничего лучшего не придумали. Никакой иностранный солдат на чужой земле никогда мил не будет! Поверь мне. Я уж по загранкомандировкам помотался.
    - Ты прям, как комиссар рассуждаешь!
    - Так ты же правды хотел! Вот и слушай! Вот эти вот ваши показательные акции думаешь к чему приводят!
    - Что ты хочешь сказать, что большевики не расстреливают? Мало того. Под Екатеринодаром, сам видел, в мороз лютый тогда, по пояс голых закопали. Так они и стояли взявшись за руки… А в Севастополе, тех кто не успел уйти? Рядами потом в траншеи укладывали. Вон, поручик Меер тоже оттуда живым кое-как вышел.
    - Это тот «гестаповец», что на площади вешал? Он что, в самом деле, немец.
    - Да. Иван не успел тогда уйти с Врангелем. Живым из могилы вылез. После этого у него немного с головой не в порядке. Но только когда до экзекуций доходит. А так, нормальный человек. Стихи сочиняет.
    - Что ж ты хотел? Насилие всегда порождало насилие. В ЧКа позже грамотнее стали действовать. Все приговоры в подвалах. Ты попробуй этого вашего «гаупмана», что на площади вешал, народу показать. Разорвут ведь! У тебя кстати какой маузер? Бельгийский? Да к тому, что в РККА в 36-ом тоже на вооружении состояли такие, только немецкие. Специальный заказ для нашего НКВД, сорок тысяч изготовили, под 7.62-ой калибр. Очень удобный. Понял для чего? Для расстрелов! Чтобы мозгами мундиры не пачкать! Вот-вот…
    На место прибыли только к вечеру второго дня. Перед мостом их встретила застава, она и сообщила в Ставку о прибытии нового полка. Прямо на вокзале состоялась торжественная встреча. Эшелон поставили на второй путь, а первый и третий занимали бронепоезда с бортовыми именами «Офицер» и «Адмирал Непенин». Следуя командам, казаки и кавалеристы выстраивались на перроне. Были слышны высказывания, что сам Главнокомандующий будет проводить смотр. Вадима на это мероприятие никто конечно не приглашал, но оставшийся при нём казак Селивестрович предложил, мол посмотреть. Пошептавшись с кем-то из команды бронепоезда он полез за орудийную башню и махнул оттуда Крымову рукой.
    Слева от вокзала выехал древний автомобиль в сопровождении десятка конных. Из него вышел поджарый человек при генеральских погонах с тремя звёздами, но расположенных как у полковника. Приняв рапорт от Алымова он пожал ему руку и в сопровождении ещё трёх генералов, прибывших ранее двинулся вдоль строя.
    - Эт должно, сам Колчак? - предположил казак.
    - Нет, не похож. - ответил Вадим.
    - Вы то откуда ведаете?
    - Видел портрет. В музее…
    Где-то через час полк был распущен. Часть его расположилась прямо на вокзале. Ротмистр Крымов с офицерами вернулся в вагон.
    - Да, господа! - пробасил усатый есаул - Вот тебе бабушка и Юрьев день. Ни тебе бульвара с барышнями ни пива…
    - Полковник со штабом убыл в Ставку - пояснил Вадиму Викентий. - Нам приказано ожидать не разгружаясь.
    В дверях появился чем то озабоченный Клеймуш.
    - Там вагон, что с рыбой течь дал! - сообщил он в пол голоса. - Что делать будем?
    - Викентий! - обернулся к ротмистру Вадим - Не мог бы ты дать команду открыть наш второй вагон?
    - Разумеется! А что там?
    - Сам не знаю.
    - Ты же говорил, что он заминирован…
    - Ну так я и разминирую.
    Казачки споро сбили замки и распахнув створки отошли в сторону. Вся "рефка" до верху оказалась забита коробками с мороженной рыбой, которая из-за отсутствия холода уже начала подтаивать.
    - Это и есть твой секретный груз? - удивился ротмистр.
    - Это прикрытие! - пояснил Вадим. - Что делать-то будем? Испортится ведь! Давай-ка командуй, чтобы выгружали.
    - И то верно. - согласился Викентий - Казаки оголодами. Сейчас уха царская будет.
    В скоре на кострах уже кипели большие котлы, распространяя запах осетрины. К казакам присоединились и команды обоих бронепоездов.
    В это же время в Ставке Верховного Главнокомандующего проходил военный совет. У карты обстановку докладывал немолодой генерал в пенсне.
    - … Армия Тухачевского наступает с запада. Фронта, как такового уже нет. Я даже удивлён, как вы вышли с Урала, Юрий Николаевич? Остаётся одно. Оставить Омск и двигать войско на Читу. Там ещё японцы. И сдаётся, господин Главнокомандующий, что нам придётся принять предложения Коалиции о создание на Дальнем Востоке Приморской Республики в составе большевистской РСФСР.
    - Иного выхода конечно нет? - опустив голову спросил адмирал.
    - Иначе нас просто уничтожат! - продолжил генерал. - Вопрос состоит в том, как прорваться до Читы. В Новониколаевске уже красные. Дутов и барон ушли в Китай. Чехославаки бунтуют…
    - У нас есть свежий полк! - с надеждой поднял тёмные глаза адмирал. - И два бронепоезда…
    - Так точно, господин Главнокомандующий! Если Алымов обеспечит проход через Обь, то до Читы путь свободен. А там уже… Да благослови нас господи!

    Санкт-Петербург.
    Главный штаб ВМФ

    Бледного худощавого мужчину с длинными, слегка седыми волосами ощутимо трясло. Видно, что современные "Смершевцы" поработали серьёзно с ним ещё в пути. Две "гориллы" и сейчас стояли за его спиной готовые по знаку и в чувство привести, или если надо голову свернуть.
    - Присаживайтесь к столу, профессор! - указал рукой Глазков.
    - Спасибо! Но я не профессор, а только кандидат. И я не понимаю…
    Вениамина Юрьевича Носкова только что привезли из Костромы по воздуху спецбортом. Он едва вышел на трамвайную остановку, как из тормознувшей иномарки выскочили два крепких парня и немилостливо запихали его на заднее сидение. Весь путь ему не давали никаких объяснений, мало того, когда он попытался заговорить, старший "группы захвата", человек с квадратной челюстью и холодными глазами пообещал
    - Ещё раз вякнешь, яйца отрежу!
    У Вениамина почему то не оставалось сомнений, что он именно так и сделает.
    - Гражданин Носков! - перебил его адмирал - Вам наверное не совсем ясно где вы находитесь. Мы не мафия, не милиция и не прокуратура. Мы ГРУ. Видите за окном трубу? Да! Та что слегка дымит. Отсюда можно выйти и через неё. А можно выйти профессором, со всеми вытекающими. Вы догадались, для чего вас сюда пригласили?
    - Пригласили? Нет, конечно!
    - Хорошо, поясню! Пять лет назад, вы руководили разработкой проекта 1254 СМТ.
    - Да!
    - Расскажите подробно.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Августо
    Категория: Приключения
    Читали: 45 (Посмотреть кто)

    Размещено: 6 ноября 2015 | Просмотров: 60 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.