«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Demen_Keaper Семен Косяков

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 12
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     GorbunS (15-го, 29 лет)
  •     ilyad_2000 (15-го, 40 лет)
  •     LegTar (15-го, 36 лет)
  •     roosevelt (15-го, 24 года)
  •     SvetKon15 (15-го, 67 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Флудилка Поздравления 1670 Alex
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Белая зона. Часть 5

    КОЛЧАК - ПОЛЯРНЫЙ.
    Вновь кострами в сердцах огрубевших
    Память высветит чёрные дни
    Где Артура герой поседевший
    Погибал на штыках матросни…

    ( три часа до… )
    - Он что перебежчик от большевиков, Олег Борисович?
    - Не думаю, Александр Васильевич! Он вообще не отсюда…
    - Парадокс?
    - Скорее всего. Но обстановкой владеет безукоризненно.
    - Сумасшедший?
    - Не думаю. С ума сходят индивидуально. А у него в подчинении три нижних чина.
    - И что, все такие?
    - В общем да! Странные…
    - Он может нам быть чем-то полезен?
    - Безусловно!
    - Дайте команду, Олег Борисович доставить этого прапорщика ко мне.
    - Прямо сюда, господин адмирал?
    - Да!
    - Но это не безопасно! Может с ним поработают в контрразведке?
    - Ни к чему, полковник. Чего теперь-то опасаться!
    На перрон трясясь и пыхтя выехал легковой автомобиль, из которого резво выпрыгнули два офицера - уже знакомый Елисеев и немолодой полковник. Дежурный по полку подпоручик Наторхин не спеша двинулся им на встречу, давая возможность прибывшим проделать пару десятков лишних шагов.
    - Вы бы подпоручик, что ли ходу прибавили - поморщась заметил полковник - По-антилопестее бы надо начальника контрразведки Армии встречать…
    - Виноват! Господин полковник - вскинул ладонь к фуражке Наторхин. - Дневальный, бестолочь, не доложил вовремя.
    - А сам улыбается ехидно – заметил про себя контрразведчик - Конечно, будет кавалерист прогибаться перед штабными, хоть и просветы на погонах одного цвета.
    - К вашим услугам! - изобразил строевую стойку подпоручик.
    - У вас, уважаемый, в расположении полка, имеется некто прапорщик Крымов? Из Морского Экипажа… Так вот. Его срочно необходимо доставить в Ставку. Личный приказ Верховного. Потрудитесь исполнить. И застегнитесь, будьте любезны! Всё же полковник перед вами!
    Ротмистр тоже тянул время, как мог, неторопливо "засупонивоя" портупеи. Наконец Наторхин где-то разыскал Бестужева, представшим, как всегда полупьяным и перьями под фуражкой.
    - Пётр, ну вы как всегда! - устыдил его Крымов. - Даже на постой команды не поступало, а вы уже по барышням. Стыдно, капитан!
    - Так это ж, Викентий Владимирович… Сигнала "Сбор!" играли-с! А эскадрон он завсегда… Сами знаете.
    Ох, и выдрал бы он Петю Бестужева, капитана армейской кавалерии в другие времена. Но ведь не раз жизнями друг-другу были обязаны. С 16 года вместе.
    - Вот что, Петя - серьёзно потянул за портупею капитана ротмистр. - Нужен ты мне. Так что свои рандеву оставь до благих времён.
    Капитан вытянулся, насколько позволяло состояние.
    - Возьми сейчас с собой два десятка наших, два "льюиса" на сёдла и в обход к Ставке. Я там с моряком этим буду. Если что, вытащишь нас.
    Заправленные и застёгнутые, в начищенных сапогах оба Крымова подошли к автомобилю. Полковник недоумённо покосился на Елисеева.
    - А вас, ротмистр, вроде и не приглашали… - сделав деловую гримасу, заметил штабс. - Исключительно Крымова-младшего. Или старшего? Чёрт, совсем запутали…
    - Я решил сопровождать прапорщика только из гуманных соображений, господин подполковник - хитро улыбнулся Викентий. - Дабы не обидели кого…
    Елисеев что-то попытался возразить, но начальник контрразведки его упредил, мол пусть едут оба.
    - А что это у вас за ароматы вкусные по лагерю, ротмистр? - удивился он, оглядываясь, когда они уже разместились в кузове.
    - Уху варим! - опять усмехнулся Викентий - Из осетров. Неугодно ли отобедать. Это вкусно.
    - С удовольствием бы, ротмистр! - вздохнул тот - Сто лет кажется, таких яств не кушали. Помнится крайний раз в Астрахани. Такой трактирчик был у Затона. Там осетринку в горшочках подавали… Да, господа, когда это было!
    На первом этаже, в просторном холле Ставки им таки пришлось сдать оружие дежурному офицеру. Он, правда, даже не открыл кабуры, не записал никакие номера и не выдал карточек.
    Здесь видимо, не принято лапать не свои стволы, заключил в уме Вадим. В конце широкой лестницы, на втором этаже их встретил адъютант в капитанских погонах.
    - Прошу, господа! Главнокомандующий ждёт! Кто из вас прапорщик Крымов? Вы тоже приглашены, полковник. А вы, господа, ожидайте в приёмной! - Елисеев обиженно надул губы.
    В кабинете был полумрак, дневной свет пробивался лишь из узких просветов портьер. Почти посередине имелся огромный стол, а в углу тоже чуть меньше с резными креслами.
    - Господин адмирал! - сдержанно кашлянув, доложил пустому кабинету адъютант. - Полковник Груздев и прапорщик Крымов, по вашему приказанию…
    Слева в стене открылась, не заметная до этого дверь и из неё вышел, тот самый высокий поджарый генерал, что встречал полк на перроне. Сейчас он был уже в морском мундире, с тремя орлами на погонах. Жестом руки адмирал отправил адъютанта и указав на низкий стол, предложил располагаться в креслах, сам же пройдя к столу, вынул из рукава мундира маленький пистолет и убрал его в выдвижной ящик.
    - Так это и есть, Олег Борисович, тот таинственный моряк?
    - Так точно, Александр Васильевич! Он самый…
    - И что, ваше ведомство думает по этому поводу?
    - Мнение контрразведки, либо это засланный шпион, либо… Мы пока не готовы доложить. Алымов всячески препятствует. Но сошедшим с ума, он быть не может. У него в подчинении три нижних чина, с полным вооружением, да к тому ж какой-то секретный вагон. Как я уже докладывал… Кстати, один из этих вагонов утром вскрыт!
    - И что?
    - А то, что весь Зерендинский полк и команда "Офицера" и "Адмирала Непенина" готовит уху из осетровых. Ароматы, я вам доложу, господин адмирал…
    - Вы что-то можете пояснить, … прапорщик? - резко обернулся к Вадиму Колчак.
    - Так точно! - Вадим сделал попытку привстать. Адмирал всё же. - Вагон с грузом состоит под охраной и обороной моего караула. Тот, который был вскрыт, являлся объектом прикрытия. Портиться начал, из-за отсутствия электричества… Вот и пришлось выдать. Под мою ответственность.
    - Что за груз вы сопровождаете?
    - Не могу знать! Но вскрывать вагон, всячески не советую. Может быть катастрофа.
    - Даже так! Мне доложили, что вы как-то перешли из другого времени! - адмирал потёр указательным пальцем висок. - Если это действительно, то чем вы можете доказать.
    - Товарищ… Виноват! Господин адмирал! Я бы желал, что б меня внимательно выслушали! - он покосился на полковника.
    - Олег Борисович, прапорщик, к вашему сведению, не просто разведчик. Он профессор исторических наук. Полковник, не сочтите за труд. Прикажите чаю в кабинет. Зелёного, китайского. Владислав знает.
    Чай был действительно хорош. В серебряных подстаканниках.
    - В доказательства того, что я из другого времени, я могу доложить вашу историю в прошлом, господин адмирал, а уж затем, если пожелаете её же в будущем. Вы, Александр Васильевич, служили на Балтике, начальником минно-торпедного вооружения, под командованием фон Эссена.
    В начале войны по вашему предложению высажены четыре успешных десанта на Моодзунские острова. Кстати, Олег Борисович, запишите, что потерь при десанте не было.
    - Так уж и не было? - недоумённо произнёс Колчак.
    - Точно, так, товарищ… Виноват, господин адмирал. Ранено тяжело два офицера Морского Экипажа и легко четырнадцать нижних чинов.
    - Я и не знал об этом! - потёр снова виски адмирал.
    - Далее ваши минные поставки на Балтике. Немецкий Флот не смог приблизиться к Лиепае, а орудия с островов наглухо перекрыли пролив. Между прочим, в 41-ом, именно большевики воспользуются вашими схемами минных поставок на Балтике. И довольно успешно. В 1917, вы назначены Командующим ЧФ…
    - Это были самые трудные годы. - опустил голову адмирал.
    - Да, Флот был деморализован! Но не большевиками, господин адмирал! Вам не хватило времени. Если б не ваш либерализм! Ваше предложение соединить Армию и Флот, осталось без внимания на секретной встрече в Джанкое и в итоге все моряки пополнили ряды эсеров и анархистов. Вы предлагали Корнилову соединиться и сместить Временное правительство Керенского. В итоге провал. Пока он шёл на Петроград, власть взяла коалиция Ленина. А ведь тогда ещё, по заключению "наших" историков Юг России мог противостоять большевикам…
    - Вы не можете это знать, прапорщик! Или как вас там? - опять потёр пальцем висок Колчак. - Там находились весьма ограниченный круг приближённых лиц… Откуда!
    - По воспоминаниям, господин адмирал!
    - Продолжайте!
    - В 1917 взбунтовавшиеся матросы арестовали вас со всем командным составом Черноморского Флота. Вы бросили за борт свой "золотой" палаш.
    - Да действительно, это было…
    - Какой-то матрос, нырнув следом, достал его со дна и вернул вам. Но Флот погиб. Часть кораблей ушла безвозвратно в Бизерту, а другая, перешедшая к большевикам, была уведена в Новороссийск, где и пущена на дно, якобы из опасения захвата немцами.
    - Не вероятно! - побледнел адмирал.
    - Уже отрёкшийся Николай Второй, с которым вы встречались в Екатеринбурге, предложил вам выехать в Англию и США и возглавить там военную миссию. А после поражения на Дону, Кубани и Крыму, вам было предложено возглавить белое движение.
    - Вероятно, прапорщик, вы можете предугадать и дальнейший ход событий? - вмешался полковник.
    - Я не хиромант, господа. Я всего лишь излагаю факты исторических событий. К моему сожалению, в школе мы подробно не изучали историю Белого движения и сведения которые я могу вам сообщить, лишь подчерпнутые мною из книг и той информации, что дала нам перестройка.
    - Что значит - перестройка?
    - Был такой период, у нас, в Советском Союзе…
    - В РСФСР, вы хотите сказать?
    - Нет, господа, именно Союз Советских Социалистических Республик! Самое великое в мире государство. В его состав кроме России вошла вся Прибалтика, Украина с Белоруссией, Кавказ и Средняя Азия.
    - Вы действительно сумасшедший, прапорщик! - полковник вытер платком лоб и покосился на Колчака.
    - Кто же управлял этим государством? - тихо спросил адмирал - Государь? Ленин?
    - Ленин - Ульянов умер в Управлял Верховный Совет.
    - Как в Римской империи?
    - Примерно так! Но вернёмся, господа, к началу, с вашего позволения. Весь этот период в истории, будет означен Гражданской войной. Продлится он где-то до 35-го года. Это уже Средняя Азия. Мусульманские народы долго не захотят покоряться новой власти. Ваш же путь, Александр Васильевич, закончится под Иркутском… Почти через сто лет на месте гибели адмирала Колчака-Полярного будет установлен крест.
    - Вы не шпион, прапорщик! - всё это время адмирал сидел сложив, как в мольбе ладони. - Вы что, в самом деле, оттуда?
    - Ещё одно доказательство, господин адмирал, на этот раз личное. - полковник Груздев угадав пристальный взгляд адмирала, кивнув головой вышел в приёмную.
    - Судьба вашей жены, Анны Николаевны? Я угадал Александр Васильевич?
    - Да! - кивнул головой Колчак.
    - Она останется жива.
    - Кто же вы, прапорщик? - задумчиво произнёс адмирал.
    - Потомок рода Крымовых, как я сам недавно узнал. Там в приёмной мой прадед, ротмистр Крымов. Его судьбу, я к сожалению не знаю…


    НА ВОСТОК!

    Грохочут танки, летят самолёты
    Ну, а взвод морской пехоты
    Вышел в джунгли на работы…

    При возвращение, на вокзале заметно было оживление. По улице им встретились несколько повозок, гружённых коробками с рыбой. У первого бронепоезда их встретил слегка поддатый начальник штаба подполковник Иванович.
    - А Крымовы! - радушно улыбнулся он - Рад видеть вас, целыми и здоровыми. Я дал команду поделиться вашим грузом, прапорщик, с гарнизоном. В самом деле, где вы так удачно порыбачили? Вагон уже почти перегрузили, а на освободившееся место решением сверху надлежит взять новый груз. Тоже секретный. Утром мы уходим на Новониколаевск. Через час совещание у командира, вам обоим надлежит быть.
    - Я к моим матросам, Викентий. - кивнул головой Вадим. - Подходи, перекусим чего-нибудь…
    У вагона наблюдалась "картина Репина - В.Тёркин на привале".
    На небольшом костерке жарилась на шомполах осетрина, рядом же располагалась компания из нескольких унтеров, Клеймуша и Васи. Иван с автоматом на перевес прохаживался однако на посту. Вся компания неторопливо жевала рыбу и не закрывая ртов внимала какому-то рассказу Васи.
    Морпех, он и в Африке морпех. Едва позволила обстановка и прошла угроза повреждения организма, сразу шутки, веселье, смех. А ведь эти унтера, примерно их ровесники, при другом раскладе не колеблясь, бы выполнили команду "Пли!".
    Не замеченный из-за сумерек он приостановился в нескольких шагах. Конечно, о чём ещё мог "травить" морпех-годок, в свободное от службы время, как не о бабах. К тому же два самых зелёных, с виду унтера, слушали обалдело открыв рты Васькин плеер, воткнув в уши по наушнику.
    - Ты, хочешь сказать, Василий, что у вас всякая барышня может позволить себе носить юбку такой длинны? - округлил глаза светловолосый унтер, видимо вчерашний гимназист - Даже из благородных?
    - Так я тебе, Вован, о чём толкую. Хочь она генеральская дочь, хочь директора какого-то…
    Остальные унтера, тоже видимо вчера упавшие с баобаба, находились в явном ступоре. Вероятно от предшествующих баек Васи. (представляю, как он их просветил!)
    - Я с батюшкой покойным в Париже и Ницце бывал. Там дамы такие полураздетые прямо по улицам прохаживаются. Но так что бы как у вас! - покачал головой унтер Володя.
    - О времена! О нравы! - подумал Крымов. - Лет с двадцать назад такой вот Вася запросто мог сагитировать этих беляков вступить в комсомол. А нынче… - Миша! - позвал он сержанта.
    - Смирно! - рявкнул Клеймуш. Унтера-гимназисты подскочили резвее Василия.
    - Вольно - вольно! Не напрягайтесь! - махнул рукой Вадим. Запах жареной осетрины заставил живот заурчать. Он только сейчас вспомнил, что с утра не ел ничего. - Просвещаете? - кивнул в сторону костерка.
    - Да пока вас не было, кадеты эти пришли. Позалупаться пытались. Васька им учебный бой продемонстрировал. Потом познакомились. Ничего так чуваки, но серые как, штаны пожарника. Вовка у них, вон тот белобрысый, только с первого курса военного училища, а остальные ваще салаги, со школы. Но в боях уже поучаствовали… Может и с моими предками воевали? А вы говорят, тащ прапорщик, родственника здесь разыскали?
    - Да похоже, Миша.
    - Что дальше-то делать будем?
    - Ты, Миша, дай-ка лучше команду нам с ротмистром перекусить сообразить и кофе. Скоро совещание у них в штабе. А пока…"Поезд идёт на Восток" - фильм такой был. Так это про нас…
    Васька, хоть и обормот порядочный, но парень хваткий, сообразил стол на скорую руку, едва посланный Вадимом юнкер, успел разыскать ротмистра. На газовой плитке уже закипал чайник, а на столе, кроме осетрины, на сковородке дымилась перловая каша с бараниной из сухпайков. Викентий привычно снял саблю и следуя приглашению прежде чем сесть за стол перекрестился.
    - Прекрасная каша, Василий! - похвалил он матроса сразу же после первой ложки - Надо б тебе Селивестрыча в обучение отрядить. Отлично готовишь, братец! Благодарю! – он с усмешкой покосился на казака, смирно читавшего в уголке «Солдата удачи».
    Вадим взмахом руки отправил прыснувшего смехом Васю, мол свободен, сами тут разберёмся. Затем кивнул на мешок с мусором.
    - Это армейский сухой паёк. Вон банки. Разогрел и готово. Есть ещё саморазогревающиеся, там чека как на гранате, выдернул кольцо, подождал с минуту и кушай.
    - Да ну? - не поверил ротмистр. - Примус у вас, не пойму, на каком топливе? Керосином не пахнет.
    - Это газ такой. Пропан. Где-то в 60-тых начали добывать.
    - Любопытно! - взгляд Викентия прошёлся по пачке рафинада - Со шрифтом то понятно, у нас ещё в начале века хотели его изменить. А что это за Волгоград такой?
    - Царицын! Это куда вы дошли с Деникиным. Его затем в Сталинград переименовали, а уж потом… У большевиков была такая тенденция города переименовывать.
    - А зачем?
    - Чёрт его знает. Вероятно, чтобы историю переделать на свой лад. Петроград стал Ленинградом, Екатеринбург - Свердловском, Симбирск - Ульяновском. Даже Энгельс был.
    - А Карла Маркса не было? - чуть с ехидцей перебил ротмистр.
    - Карла Маркса…- задумался Вадим - Нет такого не было. Только площади и улицы. Ты знаешь у нас во Владивостоке - он сам рассмеялся - есть улица Патриса Лулумбы. Её так и называют - улица убитого негра. Был такой вождь большевицкий в Африке, чёрный, как головёшка. Даже институт в Москве, где дипломатов готовят, его именем назвали. А ещё Нейбута - улица обиженных женщин.
    - Это пуркуа? - не понял Викентий
    - По буквам прочитай…
    Ротмистр задумчиво пошевелил губами, но всего лишь пожал плечами. Вероятно в это время ненормативная лексика ещё не достигла того предела. А юмор не достиг английского.
    - А Москва?
    - Москва осталась, как есть. Столицей стала снова. А в каждом городе центральная улица и площадь непременно - Ленина. У нас, правда, её недавно переименовали на Светланскую. В самом-то деле, Ильич то во Владике ни разу и не был.
    - Тебе-то это нравилось? - опять прищурился ротмистр.
    - Провоцируешь что ли?
    - Да, ладно, ты! Прости, конечно. Мы всё ж родственники.
    - Раньше не задумывался. Потому как идеология у нас была одна - коммунистическая. Потом раздражало как-то. А что было делать? Меня, между прочим, из комсомола попёрли в двадцать пять лет и из университета, за то, что пытался "демократические" выборы провести. Даже боевая награда не спасла. Хорошо перед самой перестройкой случилось.
    - Что такое это "компосол"? Курсы, что ли какие?
    - Ком-со-мол! Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи.
    - А знаю! - хлопнул себя по лбу Викентий - Встречал таких. Юные большевики. Как-то под Каховкой, когда мы с Мамонтовым в рейд ходили, взяли красных в каком-то селе. Как были в исподнем. Проспали всё на свете, хотя были у них там и фронтовики. Делать нечего, генерал велел в расход всех. Кто ж оставит в тылу такой гарнизон, хоть и без оружия. Чего так смотришь? Устав они нарушили, прежде всего. За такое и своих к стенке ставили. На то он и Устав, что кровью писан. Молодёжь, что до двадцати лет, генерал велел выпороть и отпустить с богом. А некоторые упирали на то, что мол не большевики, а этот - ком-со-мол. Ты, стало быть, тоже из их касты? Ну вообще-то достойны уважения. Отважные…
    - Пётр Селивестрович! – позвал Вадим – Присоединяйтесь к нам! Чего вы там в уголке-то? – он вынул из ящика за спиной бутылку «Пшеничной», что сохранил ещё от Самары для Шубина ( чего-то теперь ей киснуть!).
    - Благодарствуем, вашбродь! – оторвался от журнала казак – Токмо мундирами мы не вышли, чтобы с господами столоваться.
    - Урядник! – поморщился ротмистр – Прекратите вы! Раз уж прапорщик подносит… Демократия у нас нынче, знаете-ли!
    - Ну как вы, вашбродь, добро даёте, стаканчик приму! – кивнув головой принял кружку с водкой от Вадима казак – Здравы будьте, господа!
    - Господа офицеры, просят на совещание! - прервал их разговор сунувшийся в двери рассыльный.
    В просторном зале вокзального ресторана, когда они вошли, командный состав полка уже расположился, согласно должностному статусу. Ротмистр кивнул Вадиму на боковой диван, где размещались по всей видимости командиры младшего звена. Дверь в зал вскоре распахнулась обоими створками и последовала команда - Господа офицеры! Вошёл уже знакомый полковник Алымов в компании двух генералов, один причём весьма молодой.
    - Вольно! Прошу располагаться, господа! - произнёс полковник. - Господа офицеры, имею честь передать поздравления Главнокомандующего адмирала Колчака с соединением нашего полка и войсками Западно - Сибирского фронта. А сейчас начальник штаба фронта генерал Замятин доложит вам обстановку и поставит задачу на дальнейшие действие.
    Тот самый молодой генерал стремительно вышел к висевшей на стене карты.
    - Господа! - начал он - Прибытие вашего полка дало возможность предпринять прорыв на Томск, чтобы далее соединиться с войсками барона Унгерна и выйти на Читу. К сожалению, по данным разведки в Новониколаевске красные, но гарнизон не большой. Потому Ставкой принято решение, не производить обходного маневра, а ударить по железной дороге. Тем самым нам удастся не только форсировать время, но и вывести бронепоезда и эшелоны с боезапасом, амуницией и продовольствием. Основной удар по станции и городу должен нанести ваш полк. - генерал промокнул лоб платком. - Я понимаю, господа, полк устал от длительного перехода, но на фронте совершенно не благополучная обстановка. Союзники самовольно отошли в тыл, среди нижних чинов нездоровые брожения. Надежда на вас, господа. На станции Карасук, вам надлежит разгрузиться и с ходу овладеть станцией Кривощёково. Главное сохранить мост, через Обь. Красные, скорее всего, постараются взорвать его. Вас поддержат бронепоезда. И да поможет вам Господь.
    Офицеры начали расходиться, Вадим тоже встал ища взглядом ротмистра. Фраза из знакомого фильма была обращена к нему
    - А вас, прапорщик, я попрошу остаться!
    Через час, уже в сумерках, освещаемые бликами костров, он нашёл Викентия. Вагон из под рыбы уже откатили к грузовой платформе и его вовсю загружали какими то ящиками около роты солдат. Ещё, в два раза больше стояло в оцеплении. На платформу одна за другой въезжали старинные грузовики. Погрузкой руководил сам начальник контрразведки, что доказывало особую секретность груза.
    - Прапорщик Крымов! - услышал Вадим его голос - Будьте любезны, Вадим Владимирович!
    Вадим подошёл, козырнув скорее по привычке.
    - Адмирал почему то доверяет вам. Решено самое ценное прицепить к вашему вагону. Соответственно охрану мы выставим. Что внутри, вы знать не обязаны. Но, личная просьба принять участие в сохранности оного груза. Мы же, со своей стороны, окажем помощь в сохранности вашего. Договорились?
    - Так точно! Договорились - кивнул Вадим.
    Рано утром состав тронулся от Омска вслед за бронепоездом. На этот раз штаб полка находился именно на этом железном монстре. К морпехам в караульном отсеке добавилась команда из шести прапорщиков (просвет на погоне с одной звездой) и сухощавого капитана, при двух ручных пулемётах. Кавалерийские же офицеры с радушного согласия Крымова расположились в рефмеханическом, где они, расстелив прямо на полу, кто бурки, кто попоны, улеглись сразу спать. Арман, единственный из сотников, остался со своими людьми.
    Время опять коротали за разговорами, потому как не спалось.
    - У тебя то, Вадим своя семья есть? – спросил ротмистр
    - Нет! – покачал головой Вадим. – Уже нет!
    - Извини, а что так?
    - Да так вот сложилась. Женился на одной барышне, но пришлось расстаться.
    - Дворянка? Ах прости, я и забыл…
    - Я после училища сразу на Дальний Восток попал. С жильём у нас туго было. Ютились кто как. Звал конечно к себе, но она решила подождать. А потом меня в Анголу отправили. Ранили тяжело. Три месяца в Ленинграде, Петербурге то есть по госпиталям валялся. Комиссовать уж хотели, но я настоял. По выписке отправили в морскую авиацию, на щадящий режим, только я оттуда в свой полк сбежал. А когда через год в отпуск приехал у меня там уже заместитель был.
    - Любовника завела? Пристрелил?
    - Нет, знаешь! Хотя руки чесались. Развели нас быстро, потому как детей не было.
    - А потом так и не женился?
    - Нет. Я ведь в роте спецмероприятий служил.
    - Каратели что ли?
    - Типа того. Личный состав в основном из офицеров. Как у вас в Добровольческой Армии. Там негласный закон был, в роте служат только холостяки. Наверное для того, чтобы вдовам пенсию не платить. Так вот нас из первого состава на сегодняшний день одиннадцать осталось из сорока пяти.
    - Пришлось пороху понюхать?
    - Да, но в основном за границей. Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Сомали, Эфиопия, Мозамбик, Йемен.
    - Я таких государств и не слышал!
    - Везде тогда были интересы СССР. Семь войн прошёл, не считая разовых операций.
    - Это как?
    - Ну, скажем один азиатский князёк, порешил отделить свою волость от страны. А чтобы военную помощь получить, заявляет нашему правительству, что будет строить социализм у себя. Наши посылают войско в секретном порядке, устраивают переворот, снабжают банду князька оружием. А он, сволочь, потом заявляет через МИД, дескать передумали мы. На хрена нам мол ваш социализм. ООН – это типа вашей Лиги Наций, его независимость уже признал. Наши ему тогда, мол денюжку за оружие верни. А туда его столько отправили, что сто лет бананами не рассчитаешься. Князёк нам фигвам рисует.
    - Они что индейцы?
    - Да нет! – рассмеялся Вадим – Фиг вам. Фигу значит. Ну, тогда наши, решаются спросить с него по законам военного времени и посылают отряд спецназа.
    - Карателей?
    - Ну да. Причём действует он автономно и анонимно. Ни чем не выдавая принадлежности к Державе.
    - И что?
    - Умер князь. Вместе со всем гаремом. Решил камин истопить и взорвался…
    Утро встретило их в бескрайней степи. Состав тащился медленно, часто останавливаясь и лишь после того, как с озирающегося пушками бронепоезда, подавали сигнал, двигался далее. Уже поздно вечером подошли к той самой станции, на которой и была назначена разгрузка. Коней выводили по помостам, не седлая вели к недалёкому пруду, чтобы напоить и помыть. Вскоре на разведённых кострах закипело варево и для людей. Казаки и кавалеристы собирались группами, ели жидкую кашу с осетриной. Казахская сотня тоже от каши не отказалась и теперь сидя, поджав ноги калачиком пила чай дуя в пиалы. Арман-хан лично раздавал рафинад из подаренной Вадимом пачки.
    - На рассвете я ухожу в разведку с полусотней - сообщил Викентий. - Будет примерно как в мамонтовском походе. Карусель! За нами на расстояние движется кубанский эскадрон, потом казахи. Как только завязывается бой, разведка отходит, выманивая противника, эскадроны расходятся по флангам. При необходимости их обработает артиллерия, а потом уж кавалерия рассеет и добьёт. Должно сработать. Мы тогда так чуть до Москвы не дошли. Жаль Деникин смалодушничал! Как только путь будет свободен, станции занимает Армия и даёт продвинуться эшелонам. Так что встретимся, даст бог за Обью, Вадим. А пока пошли ночевать. Утром рано в седло.


    Санкт-Петербург.
    Главный штаб ВМФ.

    - Вот это, Вениамин Юрьевич - указал пальцем Глазков - контр-адмирал Шешерин Виктор Ильич, начальник Первого отдела контрразведки Флота.
    - Можно просто, Ильич. - кивнул головой сухощавый мужчина с природной хитринкой в глазах.
    - Шутник он у нас. Так вот в гражданском костюме и не подумаешь. С виду вроде школьного учителя. А уж сколько шпионов на его счету? А сколько душ направил на беседу к господу… На пальмах вешал…
    - Уж полноте вам, Геннадий Васильевич! - рассмеялся контрразведчик в штатском. - Прям аж не удобно лестно..
    - А знаете, любезный Вениамин Юрьевич, отчего контр-адмирал так зовётся?
    - Я думаю, от слова "контр". То есть - против.
    - Верно мыслите, профессор! Контр-адмирал – тот, кто против адмирала. В походном ордере. Адмирал на флагмане - а на шкентеле, он - контр-адмирал. Но здесь чуточку по другому. Если вы даже мне будете глубоко симпатичны, а этому "контру" вы не понравитесь, то мои вам соболезнования. Ничем помочь не смогу. Потому, как он против адмирала…
    - А..? - попытался что то вставить учённый.
    - А адвоката у вас не будет, уважаемый! Так что расстарайтесь нам понравиться.
    --------------------------------------------------------------------------------
    - Понимаете, господа!.. Прошу прощения, товарищи! - начал Носков. - Идея проекта не была новой и принадлежала вовсе не мне. Но мой наставник, профессор Гильсенбрехтен, эмигрировал, даже не знаю куда, в восьмидесятых. Как я потом узнал, он погиб в Израиле. Я самостоятельно работал с аппаратом. Кое-что мне всё ж удалось. Но я до конца не могу быть уверенным, что это было взаправду.
    - То есть? - перебил контрразведчик.
    - Таймер был установлен на три минуты в столетнем режиме. Я был как бы в тумане. Какие то люди в цивильном, похоже на благородное собрание. Женщин вроде бы не было.
    - Что-то особенное запомнилось?
    - Да! Маленький человек, очень похож на Ленина.
    - А потом?
    - Потом… Меня ударило током и я вернулся.
    - И всё?
    - И всё! Можно спросить? Отчего такой нынче интерес к этому проекту? Ведь работы вскоре свернули из-за недостатка финансирования.
    - Открою вам, Вениамин Юрьевич, государственную тайну. Подписками мы вас естественно обременим позже. Дело в том, что ваш аппарат, пролежавший в хранилище Института, решено было доработать. Для чего его отправили по железной дороге во Владивосток, в один из НИИ. По пути следования он пропал вместе с сопровождением. Вы не могли бы пояснить, что могло произойти?


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Августо
    Категория: Приключения
    Читали: 38 (Посмотреть кто)

    Размещено: 2 декабря 2015 | Просмотров: 75 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.