«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 6
Всех: 8

Сегодня День рождения:

  •     Alex (14-го, 40 лет)
  •     Chaky_Monk (14-го, 22 года)
  •     leka_bish (14-го, 21 год)
  •     Limar (14-го, 25 лет)
  •     Monk (14-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1669 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1945 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Мои незабываемые острова

    Острова.



    Грустный Кашак очень любил необитаемые острова. Он всегда искал их на своем любимом Коне.
    Найти их, бывало очень трудно, особенно весной, летом. Чаще необитаемые острова встречались зимой, поздней осенью, ночью, когда была плохая погода.
    На необитаемых островах было очень тихо, спокойно. Плескалась рыба, осторожно плавали ондатры, глупо квакали лягушки, стремительно мелькала змея. Можно было увидеть удивленного зайчонка, ободранную лисицу, грациозную косулю, услышать свист пролетающих уток. И даже назойливые мухи и комары не раздражали Кашака.
    Горел костер, шваркала тушенка, стучали капли дождя по спине Коня. Покой и умиротворение охватывали Кашака, и даже грусть уходила куда-то.



    Карпик.



    Грустный Кашак очень любил рыбалку. Здесь он чувствовал себя сильным, уверенным.
    Сегодня у Кашака было какое-то особенно мерзкое настроение, депрессия убивала его, и он решил бежать. Оседлав своего любимого коня, он уехал в пойму Дона. Прилично поплутав, уперся в канальчик, о котором много слышал.
    Канальчик был очень узок, высокие стены камыша обрамляли его, но вода была чистая, прохладная, течение быстрое, это обрадовало Кашака.
    Кашак умел ловить рыбу, наверное, лучше, чем все остальное. Закинув удочки он поймал зеркального карпика. Вид у него был странный: давал знать поломанный и неправильно сросшийся хребет. Как он только выживал и кормился в суровой среде, непонятно.
    - Ничего, пойдет, зажарим - сказал Кашак и кинул карпика в садок.
    Наступила ночь. Привычно отыскав Полярную звезду, Кашак уснул. Ночью ему снился странный сон.
    Собираясь, домой, Кашак вынул садок и среди прочей рыбы увидел странного карпика и неожиданно понял, что они с ним очень похожи. И сказав, давай жить дальше несмотря ни на что, он выпустил карпика.
    Приветливо булькнув, карпик махнул Кашаку уродливым хвостом.

    Песик.



    У Грустного Кашака был товарищ по работе Пёсик. У Пёсика была жена сука и очень много маленьких и не очень щенят. Песик трудился день и ночь, ведь всех надо было кормить. Он был очень добр, но его жена сука была всем недовольна, кричала на него, упрекала. Но Песик все терпел, только повизгивал и помахивал хвостиком. Шкурка у него была неопрятная, часто грязная, ошейник старый. Но Пёсик не унывал и всегда был в поисках корма.
    Грустного Кашака Песик не любил, не понимал, смеялся про себя над ним, но втайне завидовал. Ему хотелось также ухлёстывать за молодыми кошками, напиваться иногда, бесцельно проводить время на рыбалках, хамить жене, начальству, но он очень всего боялся.
    Кашак с грустью смотрел на Песика, ему было его жалко, ведь и он раньше был чем-то похож на него.
    Однажды Кашак пригласил Песика на рыбалку: развеяться, отдохнуть, поговорить. Пёсик согласился.
    Грустный Кашак загрузил своего любимого Коня и стал ждать. Долго ждал…, не зная, что Пёсик, зализывая раны, полученные от своей суки за неслыханную дерзость, еще усерднее бегал, собирая косточки.



    Лекарство.



    Грустный Кашак находился в каком-то подвешенном состоянии. У него рвались отношения с кошкой, с которой он прожил много лет, и рвались окончательно.
    Он был похож на автомобиль, сорвавшийся в занос, и только работа и рыбалка несколько отрезвляли его.
    Однажды на одном из очередных зигзагов Кашак встретил ее, позвал и она пошла за ним. Рыжеволосая, по возрасту она годилась ему в дочери, но это ее не смущало.
    Про себя он называл ее своим лекарством. От нее пахло сеном и почему-то козьим молоком, хотя родители держали корову, и она часто пыталась его угостить им, привозя в пластмассовых бутылках, что выглядело почему-то смешным. Они встречались вечерами, мчались куда-нибудь на любимом Коне Кашака, пили джин тоник или кофе, курили. Иногда гуляли под крупными хлопьями снега по заброшенным дачам, по маленькой речушке покрытой льдом, и она, пугаясь треска льда, еще сильней прижималась к нему. Были и бурные ночи, во время которых Кашак забывал о своем возрасте. Утром он гладил светлые спутанные волосы, а она улыбалась, не открывая глаз. Она писала стихи, многие посвящала ему, но они ему не нравились, строила планы совместной жизни. Кашака пугало ее милое сумасшествие.
    В компании он старался ее не приглашать. Почему-то за ней сразу начинали ухаживать другие кашаки, она весело смеялась. Кашаку это не нравилось, хотя не сильно раздражало.
    Однажды она исчезла. Появившись, к удивлению Кашака сказала, что весело проводила время с молодыми кашаками и они не такие зануды как он.
    Грустный Кашак промолчал и ушел. К его удивлению он не чувствовал себя обиженным, обманутым, ему это было безразлично, видно лекарство было уже не нужно.
    Потом была встреча, потом еще одна…. Снова расставание. Это стало напоминать какую-то систему.
    Она звонила, заходила к нему, несла какую-то чушь, рассказывала о своих любовниках, называла его трусом, так как считала, что Кашак ее любит, но боится. Кашаку быстро это надоедало, и он выставлял ее. Чаще всего она вспоминала о Кашаке, когда у него появлялась какая-нибудь кошка. Она появлялась, жутко ругалась, и в этот момент было особенно трудно от нее отделаться.
    Иногда, напившись и одурев от тоски и одиночества, он сам звонил ей, звал ее, и она, взяв такси и бросив все, неслась к нему из другого города. Затем снова исчезала.
    Кашак уже давно не видел ее. Жизнь шла своим чередом.
    Однажды, куда- то спеша, он мчался на своем Коне, но остановившись на повороте, увидел ее.
    - Опять будет бросаться под колеса - с досадой подумал он, а поток машин как назло казался бесконечным.
    Но она лишь сдержано кивнула, что очень удивило Кашака.
    Непроизвольно взглянув в зеркало заднего вида, он увидел, что ее встречает молодой кашак. Она улыбнулась, нежно поцеловала и обняла его. Что-то до боли знакомое увидел Кашак в этих жестах.
    Сзади уже сигналили. Торопливо повернув, Грустный Кашак подумал - А все- таки я рад за нее. Хочу что бы у нее все было хорошо.




    Как встретишь Новый год, так и ..

    .

    Грустный Кашак и его друг, которого он знал еще со студенческих лет, решили вместе встретить Новый год, впервые за многие годы, которые были знакомы друг с другом.
    Был разработан обширный план с учетом национальных традиций. Приобретено спиртное, записаны адреса.
    Все шло по плану: сауна, пиво с вяленой рыбой, купание под моросящим дождем в открытом бассейне, то есть все в лучших традициях России.
    Отдохнув и оседлав японскую лошадь, они рванули в поисках удачи и приключений.
    Они мчались сквозь грохочущий город, напоминающий линию фронта во время активных действий, но адреса не принимали их. Мелькали километры, петарды разрывались над головой, но они были одиноки в этом городе. Новый год приближался, грохот усиливался, с воем проносились пожарные машины.
    Еле успели остановиться, открыть шампанское и Новый год встретили, как бывало студентами, пия из горлышка, закусывая сигаретой.
    Да, подумал Грустный Кашак, видимо в этом году моему Коню здорово достанется.



    Шел противный мелкий дождь.



    Шел противный мелкий дождь. Синоптики также не предсказывали хорошей погоды: низкое давление, усиление ветра, дождь со снегом и прочие неприятности. Тщетно мучил Грустный Кашак компьютер, просматривая погодные сайты. Все как будто сговорились, стараясь удержать его дома, несмотря на приближающиеся выходные. Но сердце Кашака просто разрывалось от такой перспективы.
    - Врут как всегда - подумал он и выключил компьютер.
    Придя с работы, наскоро перекусив, он оседлал своего верного Коня, который (возможно это только показалось Кашаку) задрожал от нетерпения.
    Мелькали километры, блестел асфальт, жужжали дворники, унося капли дождя и брызги встречных машин, хрипел магнитофон, настроение, как говорится выше крыши.
    Ни более десятка километров дороги, обильно смоченной дождём, лужи, глубокая колея не пугали Кашака и его Коня, бывали и не в таких переделках. Включена пониженная передача, блокировка и комья грязи полетели из под колёс.
    Надрывно ревет мотор, машину заносит, но верный Конь уверено пожирает километры. И вот они у цели.
    Непромокаемая ветровка, сапоги, заброшены спиннинги, прикормка и томительное ожидание. Но клева не было. Попадалась какая то мелочь, которую Грустный Кашак отправлял восвояси. Но он не расстраивался, ведь впереди вечер, ночь и почти целый день.
    Ветер и дождь тем временем усиливались (зря ругают синоптиков), стонали деревья, брызги от волн смешивались с дождем. Наступал вечер. Ни одной серьёзной поклевки. Но, несмотря на все это настроение у Кашака приподнятое. Чистый воздух, ощущение бесконечности мира, скрытая его гармония и что- то непонятное будоражили кровь, помогали забыть неприятности. Бытовые проблемы ушли на задний план, точнее их просто не было в этом измерении.
    И вдруг сучилось необъяснимое.
    Внезапно стих ветер, прекратился дождь, над горизонтом появилось солнце, отражаясь в неподвижной воде.
    Все стало удивительно красивым. Капли дождя блестели в пожухлой траве, ветви ивы вычерчивали на поверхности реки причудливые рисунки, ковер из желтых и красных листьев обильно покрывал берег, над водой подымался легкий туман. Грустный Кашак, забыв про удочки, не мог налюбоваться этой картиной.
    Клев прекратился совсем.
    Все это длилось недолго. Природа, наконец, опомнилась (или в этом ей помогли синоптики). Снова пошел дождь, подул ветер, непрерывно усиливаясь. Уже стал доноситься не только стон деревьев, но и их треск. Прождав клева часов до двух ночи, изрядно промокнув, Кашак прогрел машину и уснул под стук дождя.
    Утро и день не принесли никаких результатов, несмотря на все старания Кашака, и он, оседлав своего Коня, отправился домой. И хотя Кашак был опытным рыбаком, настроение у него было не из лучших. А тут еще ветер постарался, повалил деревья, завалив участки дороги. Приходилось объезжать завалы, разбирать их, где вручную, где с помощью троса и своего Коня.
    Темнело, до трассы каких - ни будь полкилометра, у измученного Кашака настроение улучшилось, он ощущал себя уже на асфальте.
    Включил магнитофон, прибавил газу.
    И надо же такому случиться, перед трассой такой завал, ни объехать, ни разобрать.
    Чертыхаясь, вконец измученный Кашак пошел искать помощь, благо рядом был поселок.
    После ряда неудачных попыток он нашел дом, где у хозяина был трактор.
    Он долго стучался в калитку, во дворе лязгали цепями и лаяли собаки.
    Из дома доносились звуки музыки, шум голосов.
    - Да не повезло мне, празднуют люди, а я тут со своей бедой - подумал Грустный Кашак и повернулся, чтобы уйти.
    Но тут скрипнула калитка, вышел хозяин:
    -что случилось приятель?- спросил он.
    -я, наверное, не вовремя - ответил Кашак.
    -ну, а все-таки?
    -не могу проехать, дорогу завалило.
    -ничего, дело поправимое.
    -вы же заняты.
    -да друг приехал, но ничего страшного, пошли в дом, покушаешь, обсохнешь, потом решим твою проблему.
    Что-то в голосе и походке хозяина показалось Кашаку знакомым, но он не обратил на это особого внимания.
    Они зашли в дом. Праздник был в полном разгаре. Большой стол полностью заставлен разнообразными блюдами, бутылками. Более двадцати гостей, музыка, танцы, песни.
    Кашак сбросил верхнюю мокрую одежду и примостился где-то в уголке.
    На него никто не обращал внимания, не приставал с вопросами, веселье было в полном разгаре.
    Еда была очень вкусная. От усталости и тепла Кашак задремал.
    Проснулся он хлопка по плечу. Гостей уже не было. Хозяйка убирала со стола.
    «Я пошел заводить трактор, а ты одевайся и выходи»: сказал хозяин и вышел во двор. Протирая глаза, Грустный Кашак поплелся в коридор и услышал за собой шаги. Обернувшись, он увидел ее.
    Прошли годы, а она совсем не изменилась: стройная, зеленоглазая.
    Когда-то они встретились случайно. У него была жена, сын, у нее муж и дети, но их как магнитом тянуло друг другу. Несколько лет они тайком встречались, перезванивались. Они с ума сходили друг от друга. Поползли слухи, начались разлады в семьях.
    - Нужно в первую очередь думать о детях, а не о себе, мы должны расстаться - однажды сказала она Кашаку.
    Кашак очень переживал разлуку, хотя понимал что она права. Он любил своего сына и не мог себе представить свою жизнь без него.
    Первые два года после разлуки он мысленно разговаривал, спорил с ней. Это было похоже на сумасшествие.
    Потом это как-то все прошло, хотя он не забыл ее.
    Она подошла к нему, обняла, сказала, что рада его видеть.
    Запах ее волос не изменился, такой же пьянящий и манящий.
    - Я так скучаю по тебе - только и смог вымолвить Грустный Кашак, повернулся и вышел во двор, где уже работал трактор. Он шел к нему, не обращая внимания на ни на лужи, ни на беснующихся собак.
    Через полчаса дорога была расчищена. На предложение Кашака оплатить работу тракторист как-то странно ухмыльнулся и уехал.
    Грустный Кашак оседлал своего любимого коня и через час был дома.
    … Эту ночь он провел без сна.
    PS
    Прошло десять лет.
    За это время Грустный Кашак больше не видел ее.
    Но она часто приходит к нему во снах, за что он ей очень благодарен.


    Родина.



    Одной из традиций в жизни Грустно Кашака была поездка на его родину, Верхний Дон. Здесь он родился, здесь прошло его детство, здесь он встретил свою первую любовь (как часто бывает безответную). И вообще все, что было в нем плохого и хорошего, как и вся его жизнь было связано с этим удивительным краем, проходило через его призму.
    Покинув эти места, он испытывал чувство ностальгии в полном смысле этого слова.
    Позади город Миллерово. На Кашака наваливаются воспоминания детства. Он вспоминает молодых отца, мать, родственников, школьных друзей, товарищей, веселые и грустные истории. Осталось чуть меньше половины пути, любимый Конь прибавляет скорость.
    И вот Грустный Кашак на вершине меловой горы, внизу причудливо извивается дорога. Отсюда виден красавец Дон, противоположный берег которого обрамляет родная станица, похожая на дикую кошку, распластавшуюся в свободном полете. Хорошо виден дом, где он родился, старый казачий курень. Жив еще старина, хитро улыбается, поблескивая новой крышей.
    Кашак всегда останавливает здесь своего Коня, думает, вспоминает.
    Здесь был понтонный мост, с которого, несмотря на все запреты, он с друзьями ухитрялся ловить рыбу, а здесь был паром, с которого они ныряли. Что бы быть настоящим Кашаком, нужно было нырнуть с верхней палубы. Боялись, но ныряли.
    А еще раньше для переправы служила большая лодка. Он не помнил, а родители ему ничего не рассказывали, что когда они с матерью переправлялись, лодка получила пробоину и стала тонуть. Все выпрыгнули и поплыли к берегу. Мать не могла прыгнуть, она плакала, но гребла, удерживая маленького Кашака ногами, что бы он не захлебнулся, и все-таки догребла до берега. Кашак узнал об этом, когда уже был взрослым и тоже ничего не говорил об этом родителям.
    Там недалеко родник, где зимой можно было увидеть раков, ниже по течению быстрина, где хорошо ловится судак и окунь, выше моста омут, еще выше перекат, любимое место голавля и жереха, напротив пляж, где Кашак впервые переплыл Дон.
    Что-то защипало в глазах у Кашака, комок подкатил к горлу.
    - Ну, уж это ни к чему, не маленький ведь - подумал Грустный Кашак и выехал на новый мост. Огромная вывеска "Вас приветствует Верхний Дон" согревает его душу. Мелькают знакомые с детства улицы, дома и вот путь окончен. Он заходит в знакомый двор, утопающий в зелени. Желтеют абрикосы, вьются помидоры, жужжат пчелы, воздух чист, холодная вода из крана удивительна вкусна.
    Согласно казачьим обычаям обильный стол, тосты, неспешные разговоры о жизни, политике, родственниках. Возмущаются новой постановкой фильма по роману Шолохова "Тихий Дон". Да, есть за что.
    Затем прогулка по лугу у Дона. Здесь очень красивое место, которое местные жители называют "Острова". Неширокая протока, поросшая кувшинками и лилиями, отделяет несколько островов с песчаными плесами. Течение здесь быстрое, вода прозрачная.
    Куда то ушли все неприятности, прожитые годы, и Грустный Кашак ощущает себя белобрысым, босоногим мальчишкой с самодельной удочкой, удачливо добывающим крупных окуней на песчаных плесах Островов.


    Наваждение

    .

    Приближалась зима. Погода не забывала напоминать о ней сильными ветрами, мелким моросящим дождем, иногда переходящим в снег. Но рабочая неделя заканчивалась и Грустный Кашак горел от нетерпения, предвкушая очередную рыбалку. Это был шанс, хотя бы на какое- то время вырваться из окружающего его *******. Снасти перебраны, любимый Конь в полной амуниции дожидается в гараже.
    И вот Кашак в пути. Разгребая грязь своими мощными колесами, любимый конь все дальше уносит его ото лжи, корысти, предательства, от всех так называемых прелестей цивилизации.
    Сегодня его занесло особенно далеко. Место было глухое, неприветливое: крутой изгиб реки, водовороты, лес, густые заросли камыша, на многие километры ни одной живой души. Сильный ветер, мелкий моросящий дождь только усиливал это впечатление.
    Но внутреннее чутье подсказывало Кашаку, что рыбалка должна быть удачной.
    Быстро закинув снасти и успев порядком промокнуть, он забрался в машину, и с удовольствием попивая черный кофе и куря, ждал поклевки. Но вопреки всем его ожиданиям рыба игнорировала его разнообразные наживки. Чертыхаясь Кашак менял насадки, перекидывал снасти в другие места, но все было бесполезно. Уставший и изрядно промокнувший Кашак забрался в машину, настроение было мерзкое. Уже давно стемнело, приближалась полночь. Непогода усиливалась. Стонали деревья, трещал камыш, слышались какие-то непонятные звуки, шорохи. Среди высокой травы мелькали блики, напоминающие горящие глаза, неясные тени скользили по запотевшим стеклам, какой-то непонятный страх мутной волной наваливался на Кашака. Он не был новичком, не был суеверным, ночевать в глухих местах приходилось сотни раз, и он понимал, что неприятности можно получить только от людей, а таких здесь не наблюдалось.
    "******"- выругался про себя Кашак.
    - Насмотрелся ужастиков и всякая чушь мерещится, смешно просто - подумал он, налил горячего кофе и закурил. Но страх не проходил.
    Часы уже показывали полночь. Спать не хотелось.
    И вдруг воющий треск катушки, которого уже никто не ждал. Кашак пулей вылетел из машины. Захватывающая борьба в ярком свете фонаря и огромный красавец сазан в подсаке отсвечивает золотом своей чешуи. Новая мощная поклевка, потом еще, еще. Скоро все кончилось.
    Уставший и безмерно счастливый, Кашак разложил сиденья и уснул мертвым сном. Его мощный храп сотрясал машину и отпугивал все живое и неживое вокруг.



    Зимой.



    Конец января. Зима, кажется, вспомнила, что ее время наступило уже давно. И на смену моросящим дождям пришли мороз и удивительно сильный снегопад.
    Начало года выдалось каким-то неудачным для Грустного Кашака. Он немного приболел, да и на работе возникло много проблем, поэтому приходилось работать и в выходные. На рыбалке Кашак уже не был больше двух недель. Все это сильно раздражало. Раздражала квартира, телевизор, необходимость бриться, коллеги по работе, принятый этикет и прочие условности, т. е. все, что мы называем цивилизацией, и он решил бежать.
    Несмотря на малоутешительный прогноз погоды, оседлал своего любимого Коня и рванул на Теплый канал.
    Кашак очень доверял своему Коню, но даже он в одном месте заартачился, так глубок был снег. Но с помощью лопаты проблема была решена, и вот они у цели. От воды поднимаются клубы пара, вокруг ни души.
    Грустный Кашак не спеша забрасывает и расставляет спиннинги, металлические сторожки прилипают к рукам, но он не обращает на это внимание. Чистый воздух, звенящая тишина наполняют его душу необъяснимым восторгом.
    Солнце скрылось за горизонтом, небо затянуло облаками, но из-за выпавшего снега было на удивление светло.
    Природа, все окружающее жило своей жизнью. Какая-то непоколебимая вечность отражалась в холмах, деревьях, кустарниках, в темноте воды.
    Клевало плохо, ловилась какая-то мелочь, но Кашак не унывал.
    - Еще не вечер. Рыбалка только начинается - любил он говорить в таких случаях.
    Терпения Кашака было вознаграждено. 4 часа утра. Мощная поклевка. Продолжительная борьба и огромный амур в садке. Мокрый, но счастливый Кашак в спешке перебрасывает спиннинги. Еще поклевка - амур, еще – сазан, такой клев зимой очень редок.
    В азарте и пылу борьбы Кашак не сразу заметил, что очень похолодало. Он зажег костер, закурил. Солнца еще не было видно. Небо на западе было какого-то удивительно ярко синего цвета. Прожив много лет и часто бывая на природе, Кашак впервые видел такое.
    Клев прекратился. Проваливаясь в снегу, Кашак тщетно перекидывал спиннинги.
    Стало совсем светло. Вдруг захотелось оказаться дома, в мягком кресле у телевизора с чашкой черного кофе.
    - Да - подумал Грустный Кашак – чтобы тебе снова понравилась цивилизация, нужно немножко одичать.


    Сваха

    .

    Грустный Кашак заболел. Он не любил это состояние. Стены квартиры давили на него, в телевизор хотелось запустить пультом, любимый Конь скучал в гараже. Помогала выбраться Кашаку из этого состояния кошка Дина. Дина была медсестрой, она лечила кашаков и кошек, делала уколы, ставила капельницы. Она любила ездить в санатории и очень хотела выйти замуж. Ей это не очень удавалось и она, как часто это и бывает, пыталась устроить личное счастье других, конечно небескорыстно.
    Попались в ее сети и Кашак со своим другом.
    Были отобраны кандидатуры, а остальное решили продолжить на природе, в непринужденной обстановке.
    Под чутким руководством Дины благополучно прибыли на дикий пляж.
    Обстановка была непринужденной: купались, загорали, жарили шашлык, делились своими впечатлениями о проведенных отпусках.
    Одна кошка очень гордилась отпуском, проведенным в Греции. Она с восторгом рассказывала о красоте этой страны, о прекрасном сервисе в гостинице.
    Тем временем наступил вечер. Тихо дышал Дон, отсвечивая легкой дымкой, воздух наполнился свежестью, красный шар повис над горизонтом. Горел костер, рядом зажигала молодежь в безумном танце на песке под автомагнитолу.
    Необыкновенное ощущение свободы, воли, за которыми пришли на эти земли предки Кашака, наполняло душу.
    - Да, Греция здесь явно отдыхает - подумал Грустный Кашак и улыбнулся.


    Амурятники

    .

    Грустный Кашак был членом негласного общества трофейных рыбаков. Рыба как продукт их не интересовала, смысл заключался в добыче крупного экземпляра. Одним из таких объектов был белый амур.
    Амур красивая, сильная рыба, обладающая дурным норовом. Повадки ее интересны, часто непредсказуемы.
    Встречи с амуром можно ждать часами, сутками, неделями, месяцами. Огромное количество приманки, бессонные ночи, дождь, снег - все это может быть впустую. Досада, депрессия, уныние частые спутники такого ожидания.
    И вдруг мощная поклевка. Треск разматывающейся с огромной скоростью катушки, свист лески, беспомощный звон куда-то улетевшего колокольчика, борьба, в которой трудно предсказать победителя. Поломанные спиннинги, порванная леска, разогнутые крючки, сбиты в кровь пальцы, но все это мелочи.
    Выписывая круги по воде, огромный амур выделывает такие фигуры высшего пилотажа, что аж дух захватывает.
    Удивительный миг, ради него стоит жить, адреналин выше крыши, зов предков разрывает душу.
    Скитаясь по водоемам в поисках удачи, Кашак встречал очень много других рыбаков. Встретившись и пообщавшись даже несколько минут, можно было много узнать о них. Дикая природа очень быстро проявляла, кто есть кто.
    Об одних Кашак просто не вспоминал, к другим относился с уважением. Здесь не было должностей, общественного положения, не имело значения какой у тебя конь и есть ли он у тебя вообще. Здесь главными были умение, опыт, порядочность, честность. Бескорыстная помощь воспринималась как что-то само собой разумеющееся.
    Одним из рыбаков, с которыми Кашак часто встречался, обменивался опытом, был Толик.
    Он был из тех рыбаков, про которых говорят – ходок. Ходоки – это рыбаки, которые игнорируют личный транспорт. Их средства передвижения – общественный транспорт и собственные ноги. Они с легкостью проходят многие километры, неся часто нелегкий груз. Экипировка и снаряжение их продуманны, компактны.
    Толик был удачливым рыбаком. Есть такие. Одни благодаря многолетнему опыту и хорошей подготовке, другие потому что родились под счастливой звездой. Толик был из вторых. Он мог закинуть снасти в самом, казалось бы, безнадежном месте и вдруг поймать. Но были и периоды неудач.
    Был один из них. Стояла ветряная погода, иногда с мелким, холодным дождем. Уже второй месяц Кашак и его друзья в тщетных попытках рыскали в поисках амура. Все было бесполезно.
    Однажды, возвращаясь, домой после очередной неудачной рыбалки, Толик встретил Грустного Кашака. Досада была на его обычно неунывающем лице.
    -Пора бросать большой спорт и начинать играть в шахматы - в сердцах сказал он.
    -Вряд ли у нас это с тобой получится - с грустью подумал Кашак, делая очередной заброс спиннингом и поеживаясь от пронизывающего ветра.



    Вечность.



    И вот снова лето. Отпуск, долгожданная встреча с Верхним Доном. Постукивают копыта любимого Коня по настилу моста, чистый воздух опьяняет Грустного Кашака. Встреча с родственниками. И, наконец, лес, берег Дона. Разбита палатка, заброшены удочки, горит костер.
    Три дня полная запарка: копание мотылики, ловля рыбы, сон несколько часов, некогда даже толком поесть.
    Затем наступает умиротворение. Все делается не спеша, размеренно. Готовится уха на костре, ведутся неторопливые разговоры, удочки закидываются лишь на пару часов и то вечером. Все окружающее тебя так прекрасно.
    Грустный Кашак очень любил это время.
    Выспавшись, он выползал из палатки, прихватив с собой термос с кофе и бинокль. Расстелив одеяло на своем наблюдательном пункте, так он называл выступ на обрывистом берегу, Кашак пил кофе и курил.
    Отсюда была вся излучина Дона, высокий противоположный берег с белыми меловыми проплешинами, оврагами, поросшими лесом, узкая полоска пляжа, остров, поросший камышом и осокой.
    Изредка проплывали лодчонки с рыбаками и отдыхающими, внизу под обрывом суетились стерлядники в поисках мотылики.
    Делать ничего не хотелось.
    - Так бы и лежал здесь вечно - подумал Грустный Кашак.



    Все мы очень похожи.



    Лето в этом году выдалось на удивление жарким. Несмотря на то, что Нижний Дон в последнее время летом не радовал прохладой, творилось что-то неописуемое. На работе пот лился ручьём, делать ничего не хотелось, дома было не лучше, панельный здание не остывало даже ночью.
    Единственно, что радовало Грустного Кашака - это то, что отпуска осталось несколько дней. Планировалась поездка на Верхний Дон. Подобралась интересная компания. Все заядлые рыбаки, неутомимые искатели приключений. Провести неделю, другую на берегу, вдали от цивилизации это была мечта каждого. Выехали в ночь. За разговорами и крепким кофе время и километры пролетели незаметно. Традиционная остановка перед спуском к Дону на вершине меловой горы. Все очень красиво, воздух удивительно свеж. Солнце только поднялось над горизонтом, настроение у всех приподнятое, несмотря на бессонную ночь, до цели поездки каких-нибудь двадцать километров.
    И вот знакомый берег, диковатый лес. Загнав коней в тень, скинув наспех одежду, все кинулись в воду. Прохладная вода, быстрое течение мгновенно снимают усталость, придают бодрость, свежесть.
    Наскоро перекусив, все кинулись копать мотылику и ловить рыбу. Берег ожил, всплески пойманной рыбы, радостные возгласы и порой такие жалобные причитания матерых кашаков от неудачных поклевок, зацепов, сходов.
    Наконец немного угомонились, оставили в покое снасти, разбили лагерь, разожгли костер.
    Удивительно вкусна уха, попахивающая дымком, а рыба, приготовленная на горячих углях, просто тает во рту. Впечатлений выше крыши, рыбацкие байки сыпятся одна за другой, проблемы, неприятности – все это в другой жизни. Постепенно усталость берет свое, все укладываются спать.
    Грустному Кашаку не спится, родные места вызывают чувство ностальгии, накатываются воспоминания детства. Он пошел прогуляться по берегу. Было уже темно, рыба не клевала, фонарик высвечивал неподвижные колокольчики и быструю воду.
    И вдруг…пошел снег, как показалось вначале Кашаку.
    Бесчисленное количество белых бабочек (метелицы), выйдя из воды, заполнили все вокруг, устроив безумный танец. Дон всполошился, закипел.
    Через час все закончилось, метелица выполнила свое предназначение. О произошедшем напоминали лишь светлые пятна, покрывающие реку и берег.
    -Да - подумал Грустный Кашак - ведь наша жизнь так похожа на жизнь этой бабочки, мы рождаемся, живем, оставляем потомство, уходим, т. е. выполняем тоже предназначение и продолжительность нашей жизни по историческим меркам также коротка."



    Уйти, что бы вернуться.



    Большой, шумный город. Вечер.
    Грустный Кашак возвращается с занятий. Позади лекции, семинары, скучные и не очень лица преподавателей, нотации, нравоучения. Ох уж эти старики, что они понимают.
    Выпрыгнул из переполненного троллейбуса, наполненного серыми лицами, крикливыми тетками, …
    Еще несколько шагов и он в другом Мире, а может быть и измерении. Железные ворота, старое пятиэтажное здание студенческого общежития, мрачноватого на вид, но не для Кашака. Сейчас это его родной дом, который Кашак очень любит. Из открытых окон двор заполняет музыка из кинофильмов «Крестный отец», «Генералы песчаных карьеров», … Молодые, веселые лица - друзья Кашака. Сердце наполняет что то необыкновенно приятное. Воздух пьянит.
    Студенческие годы. Бесконечные и такие короткие. Свежесть чувств, острота ощущений. Никакой середины ни в чем. Игра в футбол до упаду по любой погоде, танцы до рассвета, встречи и расставания, любовь и ревность, споры, бессонные ночи во время сессий, студенческие пирушки…
    Счастливое, незабываемое время.
    Хочется сбросить прожитые годы, мнимое благополучие, бросить все и снова стать беззаботным студентом.
    Пролетают годы, и чем дальше, тем быстрее и незаметнее. Взрослеют дети, растут внуки. И все чаще мы вспоминаем пошлое, чем думаем о будущем. Многие события нашей жизни, ранее казавшиеся очень важными, уходят на второй план, другие наоборот. Бывает очень маленький эпизод, о котором ты уже кажется забыл, выходит на первый план, и оказывается самым счастливым моментом в твоей жизни. И если бы была возможность вернуться в прошлое, ты вернулся именно туда.
    Горит костер. Полночь. Спать не хочется. «Странно»:- думает Грустный Кашак: «Такая уже довольно длинная жизнь, столько событий, встреч, впечатлений и хороших, да и плохих также хватало, а я все чаще вспоминаю о ней. Ничего вроде бы серьезного не было».
    Они учились на разных факультетах, жили в одном общежитии, и судьба столкнула их в одном из его извилистых коридоров.
    Миниатюрная, короткая стрижка, светлые волосы, большие глаза. Кашак ей также чем то понравился. Она была не такая как все. Не любила танцевать, избегала студенческих вечеринок.
    Они гуляли по парку, разговаривали большей частью о литературе, и вдруг она сказала, что очень любит прогулки по Дону на катере:
    -Давай прокатимся - предложила она.
    Кашак был просто ошарашен:
    -уже темнеет, не поздновато?- спросил он.
    -успеем.
    Такси и они на почти безлюдном речном вокзале. Билеты в кассе, и прогулочный катер, гремя цепями, медленно отходит от пристани. Деревянные скамейки, под белым полотняным тентом, почти пустые. Так, всего несколько человек.
    Кашак и она стоят у борта, держась за поручни, молчат. Тихая музыка, плеск волн и удивительно красивые огни ночного города.
    Снова прогулочный катер, поцелуи, прогулки в парке.
    Потом все куда то исчезло. Кашак так и не помнит, почему они расстались.
    Долго он вообще не вспоминал об этом.
    Но в последнее время Кашак все чаще и чаще вспоминал эту девушку. Ему очень хотелось снова оказаться там, на катере рядом с ней…
    Поздняя осень, моросит мелкий дождь. Одним словом мерзкая погода. Да к тому же неприятности на работе и дома. Будто все сговорились.
    Оставался один испытанный способ привести себя в нормальное состояние. Грустный Кашак оседлал своего коня и уехал на рыбалку. Однако сегодня и рыбалка не помогала. Забросы спиннингами шли вкривь и вкось, леска путалась, грузила отрывались. С досадой бросив очередной спиннинг на берег, промокший Кашак, разжег костер, что также далось ему нелегко, налил из термоса кофе, закурил.
    Никогда он не чувствовал себя так отвратительно, прожитая жизнь казалась сплошной черной полосой, голова раскалывалась от боли. Блики костра отражались в темной воде, освещали притихшего коня.
    Мелкий дождь не унимался. Его капли стекали мелкими струйками по куртке, капюшону, лицу Грустного Кашака, но он не обращал на это внимания. Перед глазами у него был белый катер и задумчивая девушка.
    -Как я хочу вернуться туда и начать все сначала. Я этого очень хочу!- прохрипел Грустный Кашак.
    В глазах у него потемнело, и он потерял сознание…

    Дрожь палубы под ногами, мимо проплывают огни ночного города, свежий воздух с мелким брызгами воды. Рядом она. Легкий ветер колышет светлые волосы. Держась за перила, она смотрит на темную воду, о чем то думает.
    Шум мотора, легкая музыка, Кашак не может оторвать глаз от милого лица.
    Его не покидает чувство, что это уже было в его жизни. Но он отгоняет его. - Наверное, в прошлой жизни, надо же придумать такое,- смеется про себя.
    - Да, уже 20 лет, как быстро летит время, молодость можно сказать позади, уже третий десяток пошел, - подумал Кашак.
    Хочется так много сказать, но он не может вымолвить ни слова.
    Кашак влюблен и безмерно счастлив.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: aleks33_33
    Категория: Приключения
    Читали: 59 (Посмотреть кто)

    Размещено: 12 января 2016 | Просмотров: 108 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Irina-A (13 января 2016 19:22)
    Рассказ как воспоминания из личного дневника. Хорошо получается описательная часть, читается легко, с интересом. Непонятно, почему ЛГа гложет житейская тоска? С Конем тоже не всё ясно: то колеса у него, то копытами стучит по мосту. Кашак - кличка? Авторская фишка? Но в общем, рассказ оставил неплохое впечатление.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.