«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
anuta KURRE

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 7
Всех: 9

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 157 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Зимние цветы (главы с 7 по 11)

    Глава 7: план
    Светало. Во дворце была тишина. Элизабет неподвижно сидела в саду. Все встало на свои места, а если и нет, то логика вполне помогла ей сопоставить картину до конца. Ничего не держало её здесь. Месть? Она не готова к этому. Работа? Не смешите. Тем более, если пошел слух о выживших Фаркенстонах, её могут в любой момент обнаружить. Друзья? Белла… … Белла … бедная Бэлла… они ведь могли быть родственниками…. она всегда хотела сестру…как же так…- дышать стало тяжело… Элизабет начала задыхаться- приступы паники, после всего случившегося, стали проявляться чаще…Успокойся Лизи- она стала глубже дышать, подавляя физическую боль и слезы, такие редкие для неё…
    Элизабет не плакала. Больше нельзя себе позволять плакать. Слишком много поставлено на карту.
    Бежать? Но Куда? …все что у неё было- это немного хлеба, спрятанного прозапас, и несколько золотых монет, оставленных с предыдущей скудной оплаты её тяжелой работы. Много им платить не могли, чтобы не провоцировать побеги, ведь они находились на содержании дворца и были фактически рабынями. Их охраняли сутками, сбежать было очень трудно. Выпускали и впускали через задний ход только торговцев. А про главный вход вообще не стоит и думать. К тому же выпускали только мужчин, девушкам запрещено было одним выходить в город. Подождите…только мужчин?...

    ***
    - ПРОХОДИ!!!- крикнул досмотрщик.
    Купцы один за другим выходили из дворца, сегодня был удачный день, и продали много добра.
    - ТЫ ! а ну стой - он присмотрелся к маленькому мальчугану в большом капюшоне, тащившему пустую повозку.
    - ты от кого? Почему один?
    - сир, я не один, мой хозяин прошел вперед, а я такой недотепа, что не успел догнать его, - пропищал мальчишка- если не успею, он отмутузит меня до обморока, прошу простите, мне нужно доставить повозку…а, вон мой хозяин!! – он неопределенно тыкнул пальцем куда-то вперед- ХОЗЯИН!!! Подождите!!! Я бегу!- и он в очередной раз поклонившись, спотыкаясь о собственную повозку, побежал вперед- охранник рассмеялся и пропустил неловкого мальчугана.
    Элизабет бежала и бежала пока не пробежала достаточно далеко от дворца.
    Добежав уже до самого порта и завернув за угол какой-то таверны, она отдышалась и сняла надоедливый капюшон. Её взмокшие обкромсанные волосы выглядели ужасно. Она тряхнула головой и причесала огрызки, оставшихся от её длинных каштановых кос.
    «Ну, ничего» - подумала она: « теперь придется стать другим человеком».
    Что же дальше? Дышать перевязанной грудью было тяжело, но оправдано. Теперь никто не посчитает её девушкой, она всегда была сильной и выносливой, только не было возможности себя проявить. Теперь нужно работать в 2 раза больше, ведь она теперь парень. И бежать лучше подальше отсюда, пока не заметили её отсутствие. Наверное, лучше пойти работать на корабль, тогда смогу уехать.
    Она вышла из укрытия и пошла вдоль порта, ища судно, набирающее матросов. Большинство кораблей было уже занято. И внешне она не тянула на хорошего моряка, что уж и говорить.
    « Хотя вроде бы одно кажется есть… Нужно спросить»- Она подошла к судну. Очередь была довольно длинной, но не все моряки были подходящими: либо слишком молодые, либо слишком старые, либо не опытные, как она. Но отец многому её научил, может она и была раньше изнеженной барышней, тем не менее, хорошо разбиралась географии и астрономии. Она могла определять направление по звездам и ориентироваться в море. В детстве её иногда брали с собой в морские путешествия, и она знала устройство корабля. Кроме того у неё было отменное здоровье, и, работая во дворце, она определённо стала сильнее.
    Подошла её очередь.
    - опыт работы - сурово спросил старый, но крепкий моряк, судя по всему старпом.
    - в море выходил часто, знание морского дела хорошее, здоров и силен - ответила уверенно Элизабет.
    - да что ты говоришь, посмотри на свои веревки, ты это руками называешь? И знания есть и опыт?- вся команда дружно рассмеялась.
    - у вас есть сомнения? Что нужно сделать, чтобы доказать вам, что я годен?
    - рангоут! - ухмыльнулся старпом.
    -Рангоут — система мачт, реев, гафелей и других конструкций, предназначенных для размещения парусов, сигнальных огней, постов наблюдения. Рангоут может быть неподвижным, например, мачты, стеньги, бушприт и подвижным - реи, гафели, и гики.
    - хм…ну это было просто…Барк!
    -Барк имеет не менее трёх мачт, несёт косые паруса на бизань-мачте и прямые паруса на остальных мачтах. Передняя мачта называется фок-мачтой, задняя — бизань-мачтой, остальные — грот-мачтами. Паруса бизань-мачты: косая бизань, гаф-топсель. Вооружение остальных мачт то же, что при вооружении кораблём.
    Старик грозно надулся, а матросы за его спиной одобрительно загудели.
    - ну это точно не знаешь, ну ка: гафельные паруса.
    Этот вопрос действительно был трудным… даже для матерого моряка. Эти паруса придумали совсем недавно, и их устройство она лишь однажды видела в книге, которую они с отцом не успели дочитать. Что же там было? Рисунок она начала вспоминать понемногу, а затем…
    - вид косого паруса, парус в форме неправильной трапеции, который верхней шкаториной крепится к гафелю, нижней — к гику… - Она ещё немного подумала…- а передней шкаториной — к мачте при помощи сегарсов, рельса с ползунами или пришнуровывается слаблинем.
    Тишина.
    Старпом одобрительно ухмыльнулся. Ну что же морское дело ты действительно знаешь неплохо, но насчет твоей выносливости я очень сомневаюсь…
    - и зря! Где не будет достаточно моей силы, моего упрямства хватит с лихвой ! берете вы меня в команду или нет?!- Элизабет начинала злиться и её карие глаза становились все темнее, а взгляд все жестче и упрямее.
    - ну раз так!- рассмеялся старпом- видишь вон те мешки?- он указал на здоровую кучу незагруженных товаров, рядом с кораблем - мы отправляемся на закате, если успеешь загрузить…
    - но, сэр- прошептал ему на ухо один из помощников моряков- вы ведь собирались приказать сделать это нашей команде, ни один даже очень сильный моряк не справится так быстро.
    - молчать!- разозлился старпом. -Капитан приказал мне собрать лучшую команду. Что я и делаю! – он повернулся к Элизабет - успеешь загрузить до отплытия – станешь членом команды, нет - катись на все четыре стороны!
    Элизабет неуверенно посмотрела на кучу мешков. А затем на ухмыляющегося старпома. Выбора у неё нет, тем более она сама только что хвалилась своим упрямством.
    - Приказ понял СЭР!- отчеканила девушка и быстрой походкой пошла к грузу.
    Команда опешила, а затем начала громко смеяться, увидев, как она, корчась и извиваясь, не смогла даже поднять свой первый мешок. Сначала они смеялись над её неловкими и забавными попытками, а потом уверенные в её провале, и в том, что она быстро сдастся, разошлись по своим местам.
    Команду уже набрали – Элизабет была последняя, так что нужно было управляться скорее. Но на деле это оказалось ещё труднее, чем ей казалось. Она несколько раз упала, набила кучу синяков, но не сдалась и втащила свой первый мешок в трюм. Затем ещё один. И ещё. Они были просто непомерно тяжелы для неё. Но с каждым разом она старалась делать свою работу все быстрее. Она закидывала на спину огромные мешки. Обливалась потом. Поднималась на борт, спускалась в трюм. И шла обратно. С каждым шагом, тяжело дававшимся ей, она думала о том, что все это - пустяки, по сравнению с тем, что с ней было.
    Пусть она не плачет, пусть она спокойна, но это не значит, что она смирилась, это не значит,… черт…глаза защипало, и она, скинув очередной мешок, начала их тереть до такой степени, что чуть не протерла до дыр… Мне не тяжело! Она, прорычав, схватила ещё один мешок и, почти крича, потащила его дальше.
    Элизабет не думала. Она совсем не думала об отце, братьях, и Бэлле. О том, что больше никогда не сможет увидеть их. О том, что будущее совсем ещё молодых и мечтающих людей никогда уже не наступит… Господи!… НИКОГДА!!! Она не думала о боли в руках и ногах. О том, что почти не могла дышать. Она думала лишь о мести.
    Теперь ей стало ясно!!! Она не могла теперь спокойно говорить о мести! Ради чьей-то прихоти! Ради власти!!! Этот ублюдок!!!...как же я его НЕНАВИЖУ!!!...
    - Ну подожди… дай мне время… когда я стану сильнее… - я приду за тобой- прошептала Элизабет- она злобно закусила свои губы до крови и вложила всю свою ненависть в оставшиеся незагруженные мешки…

    …Закат…
    Старпом стоял позади неё и наблюдал за тем, как маленький и хилый мальчишка лет наверное 15-16 упрямо таскал в 3 раза превышающие его размеры мешки. Что же движет этим мальчуганом, раз он так старается. Он пришел работать. Один. Значит сирота. Или сбежал из дома. Навряд ли. Его взгляд слишком тяжелый, для такого молодого.… Напоминает кого-то… Неужели меня?- задумался старпом… И он когда- то был упрямым юнгой, у которого ничего не осталось кроме моря…
    Он задумался, а когда вновь посмотрел на место, где лежали мешки, то потерял дар речи…
    Пусто…
    Ничего не осталось, ни одного. А юнга, хромая и еле передвигая ноги, бледный как поганка, мокрый и весь в ссадинах и синяках, медленно, из последних сил подошел к нему и, победно взглянув на старпома, обессиленно упал прямо перед ним. Старпом подхватил его под руку и помог взобраться на борт. Он провел его до каюты матросов и уложил его на одну из коек. Одобрительно улыбнувшись и посмотрев на мальчика ещё раз, он потрепал его по голове и поднялся наверх.

    Глава 8: идеальный мир
    Генрих молчал. Он как всегда отчужденно смотрел в одну точку и о чем-то напряженно думал. Внешнеполитический курс был очень слаб. Его отношения с другими странами накалялись. Раньше за этим следил Фаркенстон, но теперь, когда король лишился всех приближенных, по своей же вине,- у него не оставалось выбора - ему необходимо было налаживать отношения со своим могущественным соседом - Уильшпенцом. Эта высокоразвитая страна была одной из ведущих экспортеров пшеничного зерна. К тому же, нынешний развитый 17 век предполагал поддерживание прогресса в разных проявлениях, как политики, так и общественной жизни.
    Мнение простого народа очень изменчиво, и не смотря на всю свою власть, он зависит от него. Хотя, для того чтобы контролировать народ, необходимо всего лишь вовремя его отвлекать от насущных проблем.
    Короли и императоры разных эпох делали это с ловкостью: кто-то устраивал кровавые бои, кто-то открывал библиотеки, кто-то церкви. Что же выбрать ему? Какой способ управления мнением толпы выгоднее в этой ситуации?
    …И тут его осенило…
    «Гласность!
    Любое восстание не структурировано, оно лишь нужно народу, чтобы высказаться. Так может предоставить право высказываться до того, как они созреют на бунт. Если людям будет о чем поговорить, и что пообсуждать, то не нужно будет и выбирать им тему, так как они будут свободны в своем выборе!
    Конечно!
    Я провозглашу политику гласности! Первый из всех королей. Тогда народ станет спокойнее, и не будет мешать мне. А для того чтобы дать первый повод для сплетен, я, пожалуй, подниму налог на зерно.
    Раньше зерно покупали в Уильшпенце, ведь у нас его ограниченное количество, а производитель Даутингема был очень слаб. Но благодаря Фаркенстону нам удалось с ними договориться. Как известно, он незаконно торговал людьми, и судя по всему он перепродавал их именно в Уильшпенц.
    Тогда ясно, почему помещики отказались сотрудничать, когда я пришел к власти. Хотя сельские угодья Даутингема плодородны, самостоятельное производство, почему то до сих пор не поддерживалось государством. Слишком много импорта. Зачем он это делал… Ведь помещики из-за этого были очень недовольны, в частности именно поэтому они и поддержали революцию. Уильям Фаркенстон вполне понимал риск. У него ведь была семья…только ли зерно он получал… может это внешний предлог»- короля осенило.
    - Рочестер!
    -да ваша светлость?- подбежал секретарь.
    - найди в архивах все сведения о торговле Фаркенстона с Уильшпенцом.
    - да ваша светлость!
    «… Надеюсь это поможет разобраться… Теперь стоит подумать о недовольстве помещиков. Нужно самим развить сельское хозяйство, это однозначно... Но чтобы не потерять внешнюю связь, нужно закупать зерно и со стороны… Тогда может стоит выращивать что-нибудь другое…думаю стоит обратить внимание на восток и отправить корабли на поиски новых зерновых культур…
    Если введу налог, значит, люди начнут возмущаться, но у них будет возможность высказаться, а у меня выслушать. И, в итоге, все поддержат мое решение сблизиться со страной, которая слишком долго была лишь партнером. Пока помещикам придется смириться, на развитие своего промысла нет времени. А если сделаю им ещё хуже, то из двух зол им придется выбрать меньшую. Людям нужно зерно, а мне нужны связи…
    Но согласится ли Уильшпенц… что же им предложить… нужно провести переговоры с ними для начала… черт … как болит голова…» - Генрих откинул голову назад: « Мне уже 22 - нужно самому жениться. Иначе выберут того, кто нужно совету… нда… думал, что обрету независимость, а в итоге, только глубже зарылся во всю эту грязь, которую так ненавидел раньше…
    Что же со мной стало… все эти всплески эмоций так не свойственны мне… А недавнее помешательство… теперь во дворце лишний повод для сплетен, и я в их центре…
    Столько смертей. Наверно, и правда, я чудовище…»
    Тут в его голове снова всплыл образ, который преследовал его все эти годы, в самых жутких кошмарах… каждый раз, когда он начинал задумываться о цели всего этого, образ напоминал о себе раз за разом…
    -Отец…- Генрих закрыл лицо руками… - Чего же ты хочешь от меня…- глаза его стали влажными -… Почему ты мучаешь меня,… что я должен сделать?! Что?…что
    Сердце его подобно иссохшему дереву жаждало дождя. Но, к сожалению, жара стояла слишком долго, и засуха распространилась дальше, чем предполагалось.
    «Грязь… кругом только грязь… Зачем я здесь…» - он встал из-за стола и подошел к окну.
    Небо свернулось в серый мешок... Дождь так и не пошел.
    «И поделом мне… Что всем от меня нужно? Я захватил трон. Я избавился от всего лишнего. Я добился власти. Но оказался слишком импульсивен, чтобы смириться с последующим. Я … везде я…Я … неужели так будет всегда?...
    Хватит! Ненавижу себя! Ненавижу всех их! Лицемеров и эгоцентриков, выпячивающихся из собственных разбухших от хвастовства зобов! Почему все крутится только возле желаний человека! Почему все живут только ради себя! Я не могу мириться с этим! Это отвратительно!!...» - Он хлопнул ладонью по стеклу.
    «А про жаждущую лишь представление толпу лучше и вовсе не думать… стадо всегда будет стадом, ратуют за справедливость, только не говорят, что справедливость нужна только для них! ХА! Частная справедливость, что может быть саркастичнее!... бедняки провозглашают себя благородными, а сами ещё хуже богачей, жаднее, и намного, намного более жестоки, чем звери!
    Пора это прекратить!».
    Он решительно направился к двери, но остановился на полпути.
    Нутро его все сжалось в комок.
    Все мысли смешались.
    И среди этого бардака он вдруг ясно и четко увидел то, что в скором времени изменит ход истории…
    Он ухмыльнулся. Выпрямился. Поправил камзол.
    И спокойно сев за рабочий стол, велел принести себе чай.
    В его взгляде изменилось все.
    Мучавшая его прежде неуверенность, происходящая от собственного стыда, испарилась. Теперь весь его философский бред был бесполезен. Что толку рассуждать. Нужно совершать поступки. И делать это немедленно. Переизбыток мыслей заставляет сомневаться. Но все подвергать сомнению было не свойственно его натуре. Он сам себе стал смешон.
    С жестокостью может справиться только жестокость.
    Он рассуждал как незрелый юноша, который собирался изменить мир, но не мог переменить и своих привычек…
    «Что ж сомнений больше нет. И я не уступлю.
    Я король! Черт возьми. Я властен над ними! А раз они не сопротивляются, то и не будет им более оправдания!
    Теперь Я буду решать их судьбу, раз они не хотят делать этого самостоятельно. Я стану настоящим королем и останусь им теперь навечно. Я приму себя таким, какой я есть. И больше не позволю себе сожалеть.
    Он закрыл глаза и увидел себя, как все молодые люди мечтают себя увидеть. В своем самом смелом и лучшем образе. Образе будущего.
    Но Генрих не мог остановиться. Он лицезрел себя на высшем монументе мира, возвышающегося над всеми. Сияющий и великолепный, он стоял с распростертыми руками и охватывал все, что видел перед собой. Все лучшее и достойное. Он отстроит мир заново. Он очистит всех. И тогда все признают его совершенным. Толпы людей, стоявшие у подножия возвышения, кричат и приветствуют его. Вот он спускается к ним …и они несут его на своих руках. Они несут его в идеальный мир, который он создаст сам. И он будет их вечным правителем.
    ГЛАВА 9: в море
    Элизабет лежала на кушетке и пыталась сообразить, что ей теперь делать.
    С потолка трюма протекала вода. Судно хоть и хорошее, но старое.
    Проснулась она рано, свою смену смотрящий еще не сдал. Она прошлась по палубе и вдохнула морской воздух. «Теперь я в безопасности»- подумала она. На душе стало чуть спокойнее. Темно и вокруг волны. Тишина и покой. Темнота…и волны… темнота…
    Её глаза остеклянели…
    Она словно отключилась. Её вновь поразили воспоминания. Как тонкая холодная нитка, душившая её нещадно.
    Мрак. Холодная вода. Воздуха нет. Только край обрыва скрывающийся за пеленой перед её лицом. Глаза мутнели. Руки переставали двигаться. Дышать нечем. Кончики пальцев словно стали сосульками. Тело окаменело и плыло вниз. Все сползает. Толща, которую не преодолеть. Как большое одеяло, накрывавшее её с головой и начинавшее медленно душить. И душить. И душить!
    - кхаааа!- она вцепилась в борт и резко выдохнула.
    Часто дыша, она потихоньку стала приобретать свой привычный цвет лица. Вся мокрая и с бешенными, потемневшими глазами, она, согнувшись в три погибели, держалась всеми силами, чтобы не упасть.
    Она подняла голову и посмотрела вперед. Отдышавшись, она постепенно успокаивалась.
    Её взгляд вновь приобрел холодность. Скрытая ненависть и темные глаза. Они уже не были карими, они были темными как сама ночь. Её брови были сомкнуты и напряжены, зубы плотно сжаты. Она смотрела вперед. Начинало светать.
    « Ты за все поплатишься!»- подумала она и злобно усмехнулась.
    Затем вдохнула утренний воздух и запрокинула голову… Небо… Только небо… Опять… только они вдвоем. Она расслабилась и обессиленно опустила руки.
    Только ты у меня… больше ничего не надо…Она протянула к нему ладонь и улыбнулась…
    ***
    Прошло уже несколько месяцев, с тех пор как она работала здесь. Ей нравилось море. Командира она ни разу не видела. Только старпома. Он относился к ней порой жестоко, но чувствовалась через его внешнюю придирчивость какая-то симпатия.
    Однажды, подвязывая реи, она услышала разговор.
    - а ты когда-нибудь видел капитана?- спросил один, пожухлый, как огурец, моряк у другого.
    - нет - ответил второй, не более привлекательный.
    - говорят, что капитана на самом деле нет, и старпом всех обманывает.
    Элизабет спряталась за мачтой.
    «Что же это такое?»- подумала она «капитана нет на судне?... или старпом его…хмм.. а может сам старпом и есть…?! …но тогда зачем?»
    Тут она случайно задела стоящую рядом бочку, и моряки, резко замолчав, подскочили к мачте, но она успела спрятаться в открытый рядом люк трюма.
    И вдруг услышала голос старпома.
    - Чего разболтались, с утра пораньше?! а ну марш работать! сплетничаете как портовые бабы!
    - Есть!- рявкнули хором перепугавшиеся моряки и испарились за секунду.
    Когда никого рядом не осталось, старпом подошел к люку и спокойно сказал:
    - выходи, никого нет, раз уж все слышала, надо поговорить.
    «Это он мне? …стоп…слышалА???.. как он?!...»
    - выходи по хорошему, все равно далеко не убежишь, здесь же море кругом, дура. Пошевеливайся!
    «Значит, все знает!»- в панике пыталась сообразить Элизабет- «что теперь делать, бежать действительно некуда».
    Она медленно высунула голову из люка и выжидающе уставилась на старпома испуганными глазами.
    - Ну все надоела!- он подхватил её за шкирку и потащил в каюту.
    Швырнув её на диван, он осторожно закрыл дверь, проверив, не следит ли кто, он повернулся к ней и угрожающе сложил руки на груди.
    - Ну?- он недовольно смотрел на неё.
    И тут она поняла, что сидит в каюте капитана, которая до этого была закрыта, а сам капитан якобы не выходил из неё.
    - Как я и понял, быстро обо всем догадалась. Что ещё ожидать от пронырливой девки.
    - Я.. эмм..
    - можешь не оправдываться, я уж давно догадался, что ты баба.
    -тогда почему?...- она вопросительно посмотрела на старпома.
    -потому что, в отличие от всех остальных, у тебя есть мозги. Раз уж хватило смелости припереться ко мне на судно, да ещё и мешки протаскать, то видать были у тебя на то веские причины. Да к тому же из тебя неплохой моряк, в итоге, вышел, хоть ты пока и юнга.
    Элизабет не знала, как на это реагировать, поэтому молча сидела и смотрела в пол.
    - Я к чему все это.- старпом сел на стул, напротив Элизабет- Раз уж хоть до кого то дошло, что я капитан, то придется нам действовать заодно. Это не потому что ты подходишь для этого, с твоей криворукостью нечего об этом и говорить - в этот момент она подняла взгляд на старпома, полный недовольства, и он, заметив это, рявкнул - Вот! Видишь о чем я говорю? Ты же даже слушать нормально не умеешь, гордячка!
    - Я ничего не сказала, заметьте- она нахально уставилась на него, и закинула ногу на ногу.
    - Мелкая! Откуда столько норова для простой бабы?
    - сами сказали непростой, была бы простая, сюда бы не попала- усмехнулась Элизабет и её взгляд опять стал непроницаемо- каменным.
    - Ладно, раз уж ты такая хамка, ничего не поделаешь – он тяжело вздохнул.- Однако, ближе к делу.
    - Во- первых, ты не должна никому говорить, что знаешь капитана, это, думаю, понятно?- она кивнула головой.
    – во вторых, никто не должен догадаться обо мне, поэтому, услышав любой слух, бежишь ко мне и докладываешь: кто и что сказал, поняла? – она опять послушно мотнула головой.
    - И главное - он перешел на шепот- следи за тем, чтобы никто узнал о том, что мы перевозим- это самое трудное.
    - А что мы перевозим- она подозрительно посмотрела на «старпома».
    - Это знают только некоторые приближенные короля и я, поэтому не задавай вопросов, иначе ввяжешься в такое дерьмо, которое тебе потом всю жизнь не расхлебать - выругался капитан.- и сама не пытайся ничего узнать, тебе достаточно знать о том, что мы действуем по определенному договору, и за это нам щедро доплачивают- он выразительно посмотрел на неё.
    - значит, работаете на короля?- Элизабет задумчиво отвела взгляд.
    - не совсем, ещё раз предупреждаю, не лезь в это. От тебя требуется лишь то, что я сказал, если поможешь мне, то в лохмотьях не останешься, гарантирую. – он похлопал её по колену и встал.
    - А теперь, иди работать - он подошел к двери, а… и ещё, можешь обратиться к Джонни, если что, он тоже со мной заодно.
    - Это тот здоровый темнокожий детина, со шрамом?- удивилась Элизабет.
    - он самый. Здесь он самый сильный и, к тому же, добряк, так что я ему все расскажу, он будет помогать, если что.

    ГЛАВА 10: разрушенные планы
    Генрих уже несколько дней ничего не ел. Он сидел среди кучи стопок бумаг и отчаянно пытался понять, что происходило за его спиной. Он знал лишь о внешних причинах, но что таилось внутри, этой непонятной и угрожающе масштабной закономерности, он не знал.
    « Все события, произошедшие ранее, были спланированы, и было совершенно ясно, что Регент вынашивал слишком грандиозные планы, сложность которых просто поражала. И прикрытие Фаркенстона сыграло в этом ведущую роль. Этот граф определенно знал что происходит.
    Крестьяне были недовольны тем, что зерно, которое им перепродают помещики втридорога, перекупалось у Уильшпенца. Они считали, что махинации с зерном, дело рук Фаркенстона, для собственной прибыли. Он якобы не давал развиваться местным помещичьим владениям и, покупая зерно у ближайшей страны, перепродавал его помещикам, забирая большую часть дохода себе.
    Так думало большинство. Но люди, более сведущие, в том числе и помещики, пускали слух о уже известном «грешке» Фаркенстона- рабовладении. Немало известно и то, что он создал «теорию перепродажи зерна», которую знали все крестьяне, для прикрытия. Он делал вид, что занимается незаконными импортными махинациями, а сам продавал долговых рабов Уильшпенцу.
    Но об этом знало слишком много людей. Неужели его «двойное прикрытие» на самом деле было тройным?
    Для чего столько зерна Даутингему? По данным в архивах, количество полученного товара было больше чем нужно, и вес каждого мешка превышал вес обыкновенного мешка с зерном на несколько килограмм. Все это, конечно, не так уж и заметно, НО…слишком подозрительно, то, что количество зерна, отданное помещикам ПОСЛЕ того, как было поставлено в королевские житницы, находящиеся загородом, было намного меньше. Более того, после пребывания у помещиков, количество уменьшалось ещё на несколько пунктов. Поучается, Фаркенстон, загружал товар с кораблей, затем какая-то его часть оставалась в королевских хранилищах, затем товар отдавали помещикам, а затем уже перепродавали крестьянам. И самое странное, что товар, отданный крестьянам, соответствовал нормированному количеству зерна! Значит, я был прав! Зерно лишь прикрытие. Единственное, что остается…- контрабанда. Что же так активно закупалось втайне от всех? И к тому же, помещики не были осведомлены, что часть товара остается при Фаркенстоне. Значит, он оставлял его при себе, и никто об этом не знал. Тогда зачем оставлять этот товар ещё и у помещиков? Все слишком странно…
    Плюс ко всему… - рабы,… зачем их столько Уильшпенцу? Понятно, что это бесплатная рабочая сила, там ведь с этим делом недостаток, но почему так много? Безумие какое-то…
    Картина понемногу складывается. Теперь, кажется, все встает на свои места. Уильшпенц и Даутингем сотрудничают не просто так. Уильшпенц что-то замышляет, а Даутингем пособничает. И не смотря на то, что Регент скончался, впрочем, как и Фаркенстон, колесо которое они запустили, продолжает крутиться. Неужели я допустил ошибку, устранив их?..
    Что ж, теперь слишком поздно об этом рассуждать. Я узнаю, что они замышляли и без их участия.»
    В дверь постучали.
    - войдите - Генрих нахмурился.
    - сир, к вам военный управляющий.
    - пусть войдет - Генрих отложил бумаги и тяжело выдохнул. «Что опять?»- подумал он.
    В зал вошел чиновник.
    - Ваша светлость, получено совершенно секретное известие.
    - что такое?
    - вновь поступили сведения о том, что кто-то из семьи Фаркенстонов выжил. Говорят, что недалеко от имения не так давно был обнаружен заваленный обломками подвал. Кто- то из их семьи мог укрыться во время пожара. А ещё, говорят, что на следующий день после происшествия, среди оставшихся трупов были чьи-то свежие следы.
    - может марадеры? Хотя их и мародерами то не назовешь, там же воровать не у кого…
    - Невозможно сир. Полтора года назад, при захоронении тел, судя по останкам, отсутствовал один член семьи, но это не доказано, так как тела были обезображены настолько, что невозможно было установить, кто есть кто. Это могли быть и слуги.
    - тогда, почему подвал не нашли ещё тогда?
    -эмм… Ваша светлость его обнаружили случайно, доски прогнили и он развалился, и, к тому же, при первоначальном обследовании, во время захоронения…
    - ты сам слышишь, что говоришь?! Вы что, не проверили все ещё тогда? А сейчас оправдываешься, что было мало времени? Ты хоть понимаешь, что если кто-то выжил тогда, то мы не найдем его сейчас, уже слишком поздно!- король хлопнул ладонью по столу.
    - нет сир я…э…
    - если это все, то лучше уйди! Сейчас же…
    - да сир!- чиновник повернулся, но остановился на полпути
    -эмм… сир?
    - что ещё?!- Генрих был в бешенстве.
    - не могут найти фамильную драгоценность Фаркенстонов.
    - теперь она им навряд ли нужна! Зачем мне об этом знать?!
    - дело в том, что их фамильный герб был выгравирован на кулонах, которые обязаны носить все члены семьи. Тогда на это не обратили внимание. Но все их оставшееся имущество, по вашему приказу, было запротоколировано. И сейчас, при перепроверке, выяснилось, что из имеющихся официальных 5 членов семьи, кулоны, не пострадавшие из-за пламени, сохранились лишь в определенном количестве. Они были раскопаны среди всех перепутанных между собой останков.
    - сколько- Генрих тяжело взглянул на него
    - эмм.. сколько … что сир?- запуганный чиновник трясся от страха.
    - сколько кулонов в итоге обнаружено?!- Генрих подскочил
    -ччч… четыре сир-
    - значит правда…- прошипел Генрих, но тут его осенила догадка -…погоди… а разве в соответствии с нашими законами, официальное вручение фамильного кулона, как принадлежность к роду, происходит не в день совершеннолетия?
    - да сир…
    - но разве самый младший член семьи был совершиннолетним?
    - эмм…
    -ГОВОРИ!!!
    - ммладшей дочери в день п..ппроисшествия исполнилось пятнадцать- он зажмурился от страха и начал отступать к двери.
    Генрих схватил стоящую рядов вазу и швырнул в нескольких сантиметрах от чиновника.
    - ВЫ ЧТО, НЕ МОГЛИ РАНЬШЕ ОБ ЭТОМ ОБЕСПОКОИТЬСЯ?!!!- проорал Генрих - Ты хоть понимаешь, что сейчас сказал… - прорычал он- один из этих выродков сейчас шляется по миру, и никто не знает, где он находится!!!
    - Её зовут Элизабет Фаркенстон, сир- приближенный короля практически плакал от страха.
    - Прошло полтора года значит ей почти семнадцать- король напряженно думал- Слушай внимательно!
    - дда сир!
    -проверить всех в королевстве, в том числе порты и корабли, жилые дома, таверны… всех! объявите её сбежавшей преступницей, пускай ищут молодую девушку 17 лет, у неё должен быть фамильный кулон, как она выглядела?
    - ккаштановые волосы сир и карие глаза, невысокая, очень худая и у неё была бледная кожа.
    - значит так! укажите её приметы, нарисуйте её приблизительный портрет и разошлите всем городским глашатаям, пусть донесут эту информацию всем!
    - да сир!!- тявкнул чиновник и выбежал и зала.
    Генрих рухнул на стул. Он усиленно соображал, что делать теперь. Девка была не так уж и опасна, но она могла что – то знать, более того неизвестно, что она собой представляет, она могла быть связана с кем – то из дворца, или её могли укрывать, или у неё есть сообщники. Нужно скорее найти её, пока она ещё не представляет особой опасности…
    ГЛАВА 11: два судна
    Роттенгот?- Элизабет стояла на палубе и не понимала что происходит. - Почему мы в Роттенготе? Я была здесь совсем маленькой и, возможно, могу что-то путать, но я точно уверена, что это именно он. Отец не говорил мне, что Даутингем поставляет товар и сюда. Я думала, что Уильшпенц наш основной партнер. Тогда,…что в мешках?
    Судно причалило к порту Роттенгота - самому большому по территории влиятельному соседу Даутингема.
    Матросы начали разгружать товар. Уже смеркалось, и мало что было видно. Порт, в который они прибыли, был почти пуст. Лишь некоторые рабочие встречали их. Они оттаскивали мешки на подготовленные заранее повозки и в спешке увозили их куда-то в сторону.
    Девушка незаметно спустилась с палубы вслед за моряками и, спрятавшись среди мешков, осторожно продырявила снизу один из них своим спрятанным прежде маленьким ножичком. Она уже хотела засунуть руку, как вдруг её кто-то сильно хлопнул по плечу, и отвратительным голосом проговорил:
    - что вынюхиваешь, малец?
    Элизабет замерла. Её бросило в холодный пот. Она медленно повернула голову. И увидела перед собой ухмыляющуюся физиономию того самого матроса, похожего на протухший овощ, пахло от него не лучше. Его звали Сэм.
    Он вцепился в её плечо как коршун, только вместо когтей в неё врезались его грязные и длинные ногти. Она попыталась пошевелиться, но не могла.
    - яя.. эмм.. я
    - Что тебе нужно, Сэм? Не приставай к мальчугану - Сзади стоял Джонни, в 2 раза превышающий не только рост Сэма, но и его ширину.- Это я сказал ему проверить мешки, чтобы все было в порядке. Отпусти его и не мешай нам работать - он медленно наклонился к скривившемуся от злобы старику - иди по-хорошему.
    Сэм отпустил плечо девушки и, промолчав, пошел обратно к судну.
    - ФФуух, чуть не попалась.- Облегченно выдохнула Элизабет- и тут резко повернулась назад, ведь Джонни не догадался?
    - Послушай, капитан ведь сказал тебе не лезть - Здоровяк укоризненно смотрел на неё - не знаю зачем это ему, но я бы на его месте не стал возиться с ребенком, тем более с…- он хотел было уже сказать, то что вертелось у него давно на языке -…с таким как ты. Я помог тебе в этот раз, но впредь будь осторожнее. Меньше знаешь, как говорится…
    - Страдать от бессонницы можно не только из-за знаний, Джонни- перебила его Элизабет- но и из-за совершенных грехов, и причем не только своих- она устало выдохнула и, встав с коленок, отряхнулась и прошла мимо него.
    Джонни остановил её, мягко взяв за локоть.
    - Ты слишком молода для грехов. – Он подмигнул ей.
    - Значит, самое время повзрослеть - она слабо улыбнулась и, высвободив руку, забралась на борт корабля.
    Прошло несколько часов. Товар уже отгрузили.
    Они должны были отправляться обратно, но старпом решил отдохнуть немного и разрешил морякам сходить в портовый близлежащий город, чтобы как следует «закупиться провиантом».
    Элизабет не ожидала что судно, перевозящее тайный груз, будет так спокойно стоять на пристани. Но в то же время она понимала, что отвести подозрения можно только с помощью старых добрых «домов терпимости». Впрочем, так «отводили внимание» во все времена и все корабли, прибывающие в порты.
    А, раз уж поблизости никого не было, то можно было спокойно закончить начатое.
    Она осторожно спустилась с судна и пробежала к тому месту, где продырявила мешок.
    Но, к её сожалению, это не подействовало, мешки грузили аккуратно и ничего не выпало. Она уже хотела идти обратно, как вдруг увидела две приближающиеся фигуры. Она спряталась за большой амбар и подслушала разговор.
    - А разве судно не прибыло раньше срока?- послышался хриплый голос
    - кто знает, почему это произошло.- ответил второй
    - Наша забота лишь погрузить, а что они там у себя вытворяют - он куда-то неопределенно тыкнул пальцем вверх - это их проблемы.
    - судно ведь Даутингема? – Элизабет замерла, - « неужто, про нас говорят?»
    - ага – промычал второй. Она закусила губу - «ну всё, знают …так стоп…ПОгрузить? Не …разгрузить?»- она поближе подкралась к проходящим мимо неё морякам.
    - А где они встали?
    – да на другой стороне порта, эта сегодня занята, тут ещё какой-то корабль прибыл.- Девушка захлопнула сама себе рот от удивления - «Ещё одно судно Даутингема?».
    - ну, пошли, надо быстрее закончить, и по домам - зевнул матрос
    - и почему они всегда ночью приезжают - голоса понемногу удалялись, а вскоре за поворотом исчезли и силуэты говорящих.
    Элизабет подскочила и побежала за матросами.
    Выбежав на пустую площадку, она увидела вдалеке другое судно и понеслась туда.
    Стараясь не привлекать внимание, она прошла сзади портовых пристроек и вылезла уже в том месте, где погружали товар.
    Что грузили, было не видно, но чувствовалось, что это было что-то очень тяжелое, деревянные ящики таскали по трое, а то и по четверо моряков.
    Один из ящиков стоял очень близко к ней, и пока никто не видел она, приоткрыв крышку ножичком,… увидела…было темно,… но… вдруг, что-то блеснуло… - не может быть!
    Она быстро спряталась обратно - это был последний ящик, который грузили.
    Все стало ещё запутаннее.
    Элизабет вернулась обратно, легла на свою нарку и закрыла глаза: «Нужно немного поспать, иначе, от переизбытка информации, голова взорвется».
    Джонни стоял на палубе и смотрел, как молодая девчушка, озираясь по сторонам, юркнула в каюту. Он хмыкнул и нахмурил брови.
    ***
    Когда наступило утро, все уже были в сборе и приготовились отчаливать.
    Матросы ещё не успокоились с прошлой ночи и весь последующий день распевали песни и пили ром.
    Скажете мне-
    некрасив я собой,
    Скажете, дамы,
    что страшный.
    А я вам отвечу,
    и той, и другой:
    «Зависит от ромаааа
    мой облик прекрасный!».
    Раздался дружный хохот.
    Но тут все резко замолчали. Сверху крикнули:
    - Судно по курсу!
    Старпом взял бинокль, и его лицо сморщилось, от неожиданно овладевшей им злости.
    Кто там?- начали спрашивать матросы. Но старпом промолчал и сухо сказал:
    - Всем спуститься в трюм и подготовить порох и ядра.
    - Что?- моряки недоумевали
    - ЖИВО!!!- проорал разъяренный капитан. И матросы, как один, в панике побежали по своим местам.
    Элизабет подбежала к старпому. И хотела, уж было, спросить, что случилось, но в горле, от волнения, все пересохло, и она не могла вымолвить и слова.
    Но капитан, посмотрев на неё, сказал:
    - чем закончится эта встреча- неизвестно, нужно быть готовыми к всему.
    - К.. кто?
    - Это судно Уильшпенца - капитан тяжело взглянул в сторону корабля - туго придется, неужели они узнали.
    - узнали что? ... - Элизабет была обеспокоена происходящим, но её недоумение начало понемногу испаряться.
    Она усиленно соображала:
    «Поставки Даутингема, ведь, не должны касаться Уильшпенца. Но если мы совершаем их тайно, значит им неизвестно о нашей торговле с Роттенготом, а если им неизвестно, значит, нам это необходимо, и мы скрываем наши отношения, тем более мы ведь не только поставляем им, до сих пор непонятно что, но ещё и скупаем у них… ХАААХ! Не может быть! Неужели судно Уильшпенца заметило наше второе судно и узнало о его содержимом. Теперь они не только знают о нашей торговой связи, но ещё и то, что мы что-то замыслили против них! Ведь на борт Даунтингемского судна Роттенготскими моряками было погружено …ОРУЖИЕ!!!».

    +20


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 2


    Автор: Dean Hope
    Категория: Приключения
    Читали: 38 (Посмотреть кто)

    Размещено: 26 мая 2016 | Просмотров: 101 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Ivan_Al (28 мая 2016 08:33)
    Эпизоды с Элизабет кажутся более интересными, чем эпизоды с Генрихом. Кстати, Генрих производит впечатление не совсем нормального. Так было задумано?
    По сравнению с началом язык стал более гладким. Попробую отметить некоторые спорные моменты:
    "несколько золотых монет, оставленных с предыдущей скудной оплаты её тяжелой работы" - получается, что служанкам, почти рабыням платят не медью или серебром, а золотом? Похоже, золото там очень недорогой металл.
    "свою смену смотрящий еще не сдал" - возможно, лучше "вахту" и "вахтенный", а то "смотрящий" как-то по-уголовному звучит.
    Насчёт кулона - то, что он мог быть утерян, украден, сунут в карман мародёром - даже не рассматривается.
    Крайне непонятным остался момент с отсутствием капитана на борту, вернее тем, что капитан называет себя старпомом. Смысла не увидел, сорри.


    Комментарий 2 написал: Dean Hope (28 мая 2016 09:07)
    Так и было задумано) в дальнейшем все будет более понятно) насчет золота, даже не заметила, спасибо) а кулон был у нее с самого начала, поэтому утерян быть не мог, он для опознавания необходим, потому то у всех дворян он всегда при себе, и капитан скрывался из-за контрабанды, далее будет указано почему)


    Комментарий 3 написал: Арийская Волчица (8 июля 2016 23:10)
    На мой вкус слишком много политики.. Вот тут-то я бы как раз и воспользовалась звездочками из первых глав =)))) Здесь стали появляться ошибки и опечатки, так что надо бы внимательно почитать. И еще, числительные в художественной литературе принято писать прописью, если это не имена собственные или какие-то надписи в кавычках.
    В целом довольно интересно, в конце десятой главы даже переживать уже начала за Элизабет. Тоже не поняла по кулон. Ее продали в рабство, кулон должны были отобрать. Он при ней или нет? Непонятно.. Опять же, почему Генрих исключает возможность того, что кулон утерян? Он же не знает, что она его получила.
    Очень запутанно с зерном и контрабандой. Возможно, тут я не права, но на мой вкус - можно было бы попроще все описать.
    Понравились некоторые сравнения в тексте, очень интересные выражения:
    Небо свернулось в серый мешок
    =)
    Вот.. Пока такое мнение =)



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Dean Hope (9 июля 2016 01:45)
    Арийская Волчица,
    Большое спасибо)) про кулон будет понятно дальше)) с контрабандой я и правда усложнила, а начальное повествование старалась сократить специально, для того чтобы читатель начал анализировать ситуацию)) но это и правда не обработанный том, поэтому я сначала накушаюсь критики а затем начну исправлять))) так что огромное спасибо за проделанную работу) теперь буду исправлять детали которые не заметила) хотя по большей части я и сама давно переживала за некоторые моменты))

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.