«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
barmaglot mik58
Safona

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 31
Всех: 36

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 129 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    29. ПОВЕЛИТЕЛЬ МОРЯ

    27.

    К немалому удивлению Анри, старый майя стоически удерживал темп. Он бежал рядом с лошадью без видимых усилий, размеренно дыша, и ни разу не попросил ни остановиться, ни даже замедлить шаг лошадей. Менее чем через час кавалькада уже была на развилке, где от дороги, ведущей к каменоломне, отделялась очень древняя, вымощенная предками майя ещё в эпоху великих городов, каменная тропа. Она тянулась вдоль не менее древнего, местами сильно обмелевшего, а кое-где совсем пересохшего, канала к берегу реки Сибун. Туда, где когда-то стоял майяскиий город, от которого почти ничего уже не осталось, лишь руины, каменная дорога и канал. Именно здесь, разбирая развалины, и брал камень сеньор Эухенио для строительства своего дома и некоторых хозяйственных построек.

    От развилки до берега реки было не более ста пасо, [87] однако большая часть пути шла по открытой каменистой возвышенности, и раскалённая солнцем до звенящего жара дорога затрудняла движение. Но вновь попав под спасительную тень высоких раскидистых деревьев, лошади сами прибавили шаг и вскоре перед отрядом заблестела на солнце узкая лента реки. Дальше путь лежал вдоль небольшого безымянного прозрачного притока, лениво несущего жёлтые воды по чёрному дну в реку Сибун с нанизанными, словно бусины на ожерелье, маленькими озёрами и озёрцами, местами заросшие и превратившиеся в болота. На протяжении этих последних ста двадцати пасо кавалькада спугнула семейство оленей, пришедших на водопой и подняла в небо стаю больших попугаев. Полет этих прекрасных птиц невольно остановил отряд. Ну разве можно было не полюбоваться таким подаренным Провидением великолепным зрелищем? Большие ярко-красные птицы с длинными хвостами, громко крича и хлопая своими огромными, красно-синими крыльями, взмыли в глубокое безоблачное небо, на несколько мгновений затмив мрачные мысли о жутком зрелище, ожидающем всадников всего лишь через пару десятков шагов их лошадей.

    Внезапно деревья расступились, и отряд оказался на песчаном берегу реки Сибун, сделавшей большую петлю. Каменная дорога, сменившись деревянным настилом, на берегу реки переходила в добротный мост. Несмотря на то, что это было не самое узкое место реки, её ширина здесь не превышала и пятнадцати пасо. Кроме того, в сухой сезон река здесь настолько мелела, что её можно было спокойно переезжать на телеге, не боясь намочить груз. И сейчас, когда сезон дождей ещё только начинался, вода едва доставала лошадям под брюхо.

    Асьенда сеньора Эухения и сеньоры Паулы не зря называлась «Буэна Убикасион» – «Красивое место». Место, выбранное для дома, действительно было прекрасным. Река, делая очередную петлю, создала полуостров с открытым пространством вокруг большого озера. Не без помощи людей, кропотливо расчистивших заросшие буйной растительностью участки, полуостров превратился в земледельческий рай, где располагались и плодородные поля, и зелёные сочные пастбища, и большой фруктовый сад. Анри, не раз бывавший тут ранее, видя сейчас перед собой пустые глазницы окон большого, ещё совсем недавно уютного и гостеприимного дома, чернеющего теперь языками копоти на каменных стенах, испытывал чувства горечи и гнева, вползающего в сердце, как струйка дыма.

    От тягостных мыслей его отвлёк дон Себастьян. Дав жестом левой руки приказ отряду остановиться, он правой рукой указал на окна второго этажа господского дома и тихо сказал:

    - Там кто-то есть, я видел силуэт в окне.

    Анри напряг зрение, пытаясь разглядеть движение в мёртвом доме, но в этот момент из дома один за другим стали выбегать мужчины в чёрно-синих колетах с громкими и радостными криками на чистейшем испанском:

    — Это же наши!

    Вслед за ними появились и пятеро рабочих, одетых в простые холщовые штаны и рубахи, испачканные землёй и глиной.

    Среди подбежавших к нему мужчин Анри узнал охранников с каменоломни. Обруч неизвестности, сдавливающий сердце торговца, ослабил свои тиски и из груди вырвался вздох облегчения: «Хоть кто-то жив!».

    Спешившись, он пожал руки пятерых охранников и приступил к расспросам:

    - На каменоломню было нападение? Есть жертвы?

    - Нет, сеньор. Когда мы отправлялись сюда, то там было всё спокойно, - взял на себя обязанность информировать хозяина один из самых опытных охранников, бывший пикинёр-терций, [88] не раз воевавший в Европе во славу Испании, но из-за безденежья отправившийся искать службу в более богатые серебром и золотом земли колоний, Эмилио Парра Чавес.

    - А давно вы здесь и почему? Что вы знаете о произошедшем на асьенде? – Анри нетерпеливо засыпал вопросами старого солдата.

    - Мы здесь со вчерашнего утра, - степенно отвечал Эмилио. – Нас послал управляющий, сеньор Хайме. Ну, сначала только нас, без них, - охранник указал рукой на стоящих под стенами дома рабочих. Ну, а когда уже мы вернулись и рассказали, что тут, кроме мёртвых, никого нет, то сеньор Хайме приказал нам сопроводить рабочих, чтобы достойно предать земле сеньора Эухенио и его людей. Мы ещё долго ждали падре из монастыря святого Бонавентуры, за которым должен был послать сеньор управляющий, но он так и не появился, а ждать больше было нельзя. Так что мы сами помолились и похоронили всех вон там, - указал рукой Эмилио в сторону хозяйственных построек.

    - А зачем же вас посылал сюда управляющий вчера утром? – уже немного успокоившись, продолжать выспрашивать Анри.

    - Да потому что к утру к дому управляющего прибежал мальчишка с асьенды. Кажись, Самуэль. Он сказал, что его послал за помощью сеньор Эухенио, потому как на асьенду напала банда индейцев, да только когда мы пришли, всё уже давно было кончено, - сокрушённо развёл руками ветеран.

    - Что же он так долго шёл? – вмешался в разговор до этого внимательно слушавший всё сказанное охранником лейтенант Контрерас.

    - Так ведь боялся мальчонка, в окно из дома вылез и ползком через сад к реке, а там вдоль реки полз, место мелкое искал. Говорит, долго полз, пока до леса не добрался, там уж пригнувшись шёл. Всё боялся, что его индейцы заметят да стелами из него святого Себастьяна [89] сделают! Ну а когда через реку-таки перебрался, напрямки через джунгли-то к нам и бежал. Да только, видать, далеко брод нашёл, вот и пришёл к нам аккурат к рассвету.

    - Видать, сам Господь над ним руку охранную держал, раз его ни в воде, ни в лесу дикие твари не убили! – с чувством глубокого уважения к незнакомому мальчишке сказал Анри, снял шляпу и перекрестился.

    Стоящие рядом мужчины проделали то же самое.

    - А видел ли он нападавших индейцев? – с надеждой, что есть живой свидетель нападения, спросил Анри.

    - Думаю, что нет. Да вы сами его и спросите, - пожал плечами охранник.

    - Ну, а ты что скажешь? Ты же осматривал трупы?

    - Осматривал. Стрелами они убиты были. Костяными. Да вот, гляньте-ка, - с этими словами Эмилио повернулся к одному из охранников:

    - Эй, Адриан, а ну, где стрелы-то?

    Адриан махнул рукой в сторону дома:

    - Там. Сейчас принесу! – и, резво развернувшись, рванул к обугленному дверному проёму.

    - Среди убитых женщины были? – продолжил вопрошать Анри, в ожидании орудий убийства.

    - Нет, сеньор Анри. Ни единой! – покрутил головой бывший терций.

    - А вы-то как здесь? Верхом?

    - Мы верхом, а вот их - охранник кивнул в сторону рабочих, - на телеге привезли.

    - А где же телега и лошади? – недоумённо покрутил головой дон Себастьян.

    - Да где ж им быть-то? В хлев загнали, дабы не мозолили глаза, если кто чужой сюда пожалует. Да и мы рядом там были, хоронили убитых.

    - А в дом попрятались, когда нас увидали? – съязвил лейтенант Мигель Контрерас.

    - Да нет, - спокойно ответил охранник. – Мы закончили с делом и пошли в дом отдохнуть и съестное найти. Индейцы даже не всю скотину увели, так что была надежда на то, что и еда в доме осталась.

    - Нашли? – не меняя тона, спросил лейтенант.

    - Что? – не понял вопроса ветеран.

    - Еду! – начал раздражаться идальго Контрерас.

    - Кончено нашли! Там и на вас всех осталось! – всё таким же невозмутимым тоном отвечал Эмилио.

    Беседу прервал вернувшийся Адриан. Протянув Анри целую охапку стрел, он деловито пояснил:

    - Мы их специально собрали, правда, не все, только те, что не сломались, чтобы губернатору показать. Чтоб сомнений не было, кто тут смерть сеял.

    Анри, вытащив одну стрелу из руки солдата, стал внимательно её рассматривал. Длинная, тонкая, упругая и прочная, с пучком красных перьев, прилепленных с одной стороны чем-то, вроде смолы. На её другом конце был надрез, в который, очевидно, вставлялся наконечник, видимо, оставшийся в тебе жертвы, но без него можно было увидеть, что стрела внутри полая, словно сделана она была из стебля какого-то растения. Заметив, что хозяин рассматривает пустой конец стрелы, охранник поднял выше левую ладонь:

    - Вот наконечники тех стрел, что прошли насквозь.

    Анри поднял голову и увидел несколько очень острых и длинных наконечников странной формы. И тут раздался голос индейца, про которого Анри совершенно забыл:

    - Я знаю, чьи это стрелы. Это не стрелы ица. Ица имеют воинов, а это стрелы охотников.

    Анри повернулся к Хуану:

    - Говори!

    - Когда я нашёл Быстро… Себастьяна раненым, я отправился с ним в соседнюю деревню Балам-Ха, надеясь, что их лекарь или колдун помогут ему. Но деревня была пуста. Она не была сожжена, как наша. Она была пуста. Возможно, кто-то из наших людей успел предупредить жителей Балам-Ха о нападении, и они покинули деревню.

    - А Йаш?

    - Не знаю, сеньор. Там я не был. Но, думаю, я знаю, куда могли уйти люди Балам-Ха.

    - Ты отведёшь нас туда? – вмешался в разговор дон Себастьян.

    Старый майя посмотрел на Анри, стараясь поймать его взгляд и ответил, глядя в глаза человека, которому дал своё слово:

    - Я отведу вас туда, где ты сможешь встретиться с их касиком. Ты согласен, сеньор? Ты хочешь спасти своих женщин, а я не хочу, чтобы погибал мой народ.

    - Хорошо. Но вначале мы посетим Балам-Ха и Йаш.

    Индеец кивнул:

    - Хорошо, сеньор. Я проведу тебя туда старой дорогой, чтобы вам не пришлось прорубать её сквозь джунгли. Но ты потеряешь день.

    Лицо Анри, и без того серьёзное и решительное, стало ещё жёстче:

    - Да. Но я должен знать, что случилось с людьми Йаша.

    - Ну что же, путь лежит через Балам-Ха и мою деревню. Ты сможешь увидеть сам то, что я тебе говорил. Когда ты хочешь отправиться, сеньор? – покорно склонил голову индеец.

    - Сейчас. Ты умеешь ездить верхом?

    - Нет, сеньор. Но в этом нет нужды. Я не замедлю твоих людей.

    Анри кивнул и повернулся к дону Себастьяну:

    - Пусть люди пополнят запасы воды и съестного – боюсь, что в ближайшие три-четыре дня у нас не будет такой возможности и через четверть часа отправляемся.

    Дон Себастьян кивнул и вот уже его сильный голос разнёсся над затихшей асьендой, раздавая команды.

    Все сразу ожили, засуетились, отстёгивая свои мешки и бочонки для воды.

    - А нам что делать? – спросил Эмилио Парра.

    - Ну, раз вы здесь закончили, возвращайтесь обратно. И не забудь сказать управляющему, что мне в Белизе нужен камень. Много камня. И уведите скотину на каменоломню, чтобы её не подрали хищники. Что там осталось?

    - Да, сеньор, - поклонился Эмилио, - А скотины немного, лишь пара ослов и мул, - договорил ветеран и, махнув рукой рабочим, отправился в сторону хлева.

    - А с этим что? – охранник Адриан всё ещё держал в руках индейские стрелы и наконечники.

    - Я возьму это, - сказал Анри, забирая из рук охранника немых свидетелей подлого убийства.

    Войдя в дом, Анри отправился не на кухню, где уже копошились солдаты в поисках съестного, а в комнаты, чтобы найти кусок ткани, в которую можно было бы завернуть стрелы и наконечники, дабы те, острые, как итальянские стилеты, не порезали его запасную одежду.

    Уверенный в том, что подходящий материал можно будет найти в служебных помещениях, Анри решил исследовать нижний этаж, Пройдя внутренний дворик, он направился к зияющему обугленному дверному проёму первой из комнат, расположенной возле ведущей наверх почерневшей от копоти каменной лестницы. Это была полностью уничтоженная пожаром гостевая. Осматривая обуглившиеся остатки деревянных панелей на чёрных стенах, некогда покрытых тиснённой кожей и сгоревшие доски потолка, Анри услышал доносящийся с внутреннего дворика строгий голос дона Себастьяна:

    - Каждого, кого поймаю за грабежом, сам лично проткну своей шпагой, клянусь Пречистой Девой!

      В комнате всё ещё воняло гарью и едким запахом сгоревшей кожи. Глядя на кучи пепла на местах некогда изящной мебели и чёрный от копоти, зарытый в золу, оставшуюся от пристеночного столика, фигурный бронзовый канделябр под почерневшей бронзовой рамой лопнувшего зеркала, Анри, помнивший эту комнату по своим визитам на асьенду, испытывал гнев к варварам, устроившим этот набег. Следующая комната, хоть и была покрыта копотью и так же наполнена запахом гари, за неимением деревянных панелей и кожи на стенах, хоть и с обгоревшими остовами немногочисленной мебели и закопчённым деревянным потолком, видимо, не пустила бушевавшее в других помещениях пламя дальше. Пройдя сквозь тяжёлую махагоновую дверь в следующее помещение, Анри оказался в комнате для слуг. Подобрав на полу одно из полотенец, выброшенных вместе с другими вещами из большого сундука, молодой человек осторожно завернул в него индейские стрелы и наконечники и отправился в кухню, надеясь найти там ещё хотя бы что-нибудь съедобное.

    Входя в кухню, Анри столкнулся с покидающими её довольными солдатами, несущими в охапку куски сыра и головки чеснока.

    - Здесь уже ничего стоящего не осталось, сеньор Анри, но мой помощник Сезар Пласа позаботился о нас с вами, взяв и на нашу долю сыр, чеснок и пару колбас, а Педрито уже дополнил запасы воды, - услышал он за спиной голос дона Себастьяна. – Полагаю, люди готовы ехать дальше, сеньор Анри.

    - Отлично, дон Себатьян, - бодро ответил Анри, довольный тем, что можно незамедлительно покинуть это удручающее место.

    Подойдя к своему жеребцу Анри отвязал от седла мешок с вещами и осторожно вложил в него свёрток со стрелами.

    - Меня не перестаёт тревожить один вопрос, который ты, Хуан, возможно, сможешь разрешить, - обратился он к майя, приторачивая мешок обратно.

    - Какой вопрос мучает тебя, сеньор?

    - Почему твои соплеменники напали на асьенду сеньора Эухенио, но пощадили мою каменоломню, ведь она была первой на их пути из Балам-Ха.

    Майя задумался, склонив голову. Спустя некоторое время он снова взглянул на Анри и ответил:

    - Они шли по старой дороге. Значит, они не видели нужды прятаться в лесу. Значит, они знали, что те, кто выдавал себя за испанцев, идут из Печтун-Ха. Даже если они вышли на тропу войны, они не стали бы нападать на твою каменоломню, сеньор, когда с ними шли женщины, дети и старки. Все знают, что там много воинов и мало животных. Если майя встают на тропу войны, нужны запасы еды. Народ майя не имеет больше воинов. Воинами будут охотники. Охотники уйдут воевать и больше некому идти на охоту. Так же все майя знают, что тут, - старик указал рукой на землю рядом с собой, -  много еды и мало воинов. Это место – лёгкая добыча даже для охотников майя.

    - На асьенду напали в ночь со вторника на среду. Если ты тоже шёл из своей деревни в город по вашей старой дороге, ты мог их встретить, - Анри испытывающее посмотрел на Хуана.

    - Нет, я не встретил их, но я был тут.

    - Что? Ты был тут в ту ночь и промолчал? – взревел внимательно слушавший разговор дон Себастьян.

    На его голос повернулись ожидающие приказа к отправке солдаты. Идальго Мигель Контрерас соскочил с лошади и подошёл к Хуану, встав у него за спиной.

    - Да, - невозмутимо ответил индеец, - я был тут. Я знал, что не успею донести Себастьяна в город. Он был слишком слаб и уже слышал голоса предков, ожидающих его. Но он хотел говорить с испанским сеньором. Твоя каменоломня была первой на моём пути, но, когда я был близко, уже пала ночь. Я подумал, что воины не станут нас слушать, а сразу убьют. Поэтому я пошёл сюда. Я шёл вдоль реки и издали заметил огонь. Когда я нашёл брод вон там, - индеец указал рукой на запад полуострова, - я увидел там много свежих следов. Это были следы копыт.  Именно поэтому я и сказал тебе, сеньор, что если это сделали люди из Балам-Ха, то я знаю, куда они ушли.

    Теперь задумался Анри: «Возможно, не стоит терять время на обследование Балам-Ха и Печтун-Ха, приняв за правду слова Хуана о том, что одна деревня брошена, а другая уничтожена. Скорее всего нечто подобное произошло и с Йаш. Наверное, будет правильнее идти сразу же туда, куда могли уйти индейцы, а в Йаш можно будет послать небольшой отряд разведчиков с каменоломни».

    Приняв решение, Анри послал Верзилу вдогонку уже покинувшим асьенду людям с каменоломни с приказом управляющему выделить ему лодку и охранников для разведки в Йаше. По пути Верзила должен был проверить заодно и деревни Балам-Ха и Печтун-Ха, а после вернуться в Белиз, захватив с собой мальчишку с асьенды.

    - А теперь, - повернулся он к старому индейцу, - расскажи мне, куда ушли майя, и куда ты собираешься вести нас.

    Хуан огляделся и, резко повернувшись, с неожиданной прытью рванул с сторону дома и скрылся в дверном проёме. Опешившие офицеры и Анри недоумённо переглянулись, но не кинулись догонять индейца, понимая, что это вряд ли будет попытка побега, ибо, пожелай он сбежать, майя, предоставленный сам себе во время пополнения припасов, мог давно уйти незамеченным.

    Старик вернулся быстро, держа в руках большой кухонный нож. Присев на корточки, он стал чертить на утоптанной земле извилистую, петляющую, как змея, линию.

    - Это река Сибун. Она неглубока. Тут нет таких больших рыб, чтобы сделать из них наконечники. Такие наконечники мы выменивали за маис у майя из деревни Нахо Баалам. Она находится здесь, на реке Белиз, - Хуан начертил рядом другую извилистую, но не такую петляющую, как первая, линию и соединил их между собой. – Из нашей деревни туда ведёт тропа, но она слишком узка для лошадей. Вам не пройти с ними через густые джунгли. Но я поведу вас отсюда путём, которым ушли майя. Если мы пойдём прямо сейчас, то, когда солнце коснётся леса, мы уже будем в месте встречи.

    - Какое ещё место встречи? Ты что, не собираешься отвести нас в деревню убийц? – лейтенант Контрерас схватил поднявшегося Хуана за плечо и резко развернул к себе.

    - Оставьте его, лейтенант! – прикрикнул на разгорячившегося идальго Анри.

    - Я не подчиняюсь вам, сеньор торговец! – процедил лейтенант, схватив индейца за запястья. – Вы слишком мягкотелы для командования такой операцией и слишком церемонитесь с этими варварами!

    - Зато я подчиняюсь сеньору Анри и как ваш командир, приказываю вам отпустить индейца и вернуться на своё место! – тихий, как обычно, голос дона Себастьяна, тем не менее произвёл эффект громового раската.

    Лейтенант Контрерас отпустил индейца и, разразившись проклятием в адрес торговца и прислуживающих плебеям аристократов, вернулся к своей лошади и с насупленным видом взгромоздился в седло.

    - Несмотря на своё плебейское происхождение, я человек чести и всегда держу данное мною слово, - стараясь говорить как можно спокойнее, ответил Анри. И, уже обращаясь к Хуану, добавил:

    - Веди, - и вскочил в седло.

    Не дожидаясь приказа, солдаты, наблюдавшие за перепалкой офицеров, последовали его примеру, и старый индеец направился в сторону реки, обходя дом и хозяйственные постройки.

     

    Продолжение следует.

     

    Предыдущая часть.

     

    *Нажмите здесь, чтобы прочесть примечания.

     

     

     

     

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Agnes
    Категория: Приключения
    Читали: 26 (Посмотреть кто)

    Размещено: 23 января 2018 | Просмотров: 40 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.