«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
NikiTA Джоник

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 10
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     Artifex (21-го, 21 год)
  •     Crazy Queen (21-го, 29 лет)
  •     Прозерпина (21-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2122 Кигель
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Флудилка Курилка 2120 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 15 Бойко Татьяна
    Проза Двойники 0 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1616 Lusia
    Дуэли Предлагаю дуэль \"Сокровища Варги\" 30 ЭрИк Уиндеман

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Киев не пропадет

    "Киев не пропадет. Хроника киевских будней. Роман о Киеве, киевлянах второй половины двадцатого века.
    Часть 1я. Начало.
    Глава 10.

    Вот таким стал со временем этот Кисель. А тогда, при первой нашей встрече, он был просто молодым, крепким и наглым борцом, старше меня на девять лет.
    Доволен результатами встречи только я. Одним махом получил приличный опыт ведения дипломатических и военных действий. Разобрался, как устроена эта специфическая сторона невидимой киевской жизни, и как действовать дальше. А дальше – пора начинать переговоры с моими старшими друзьями. Мне ведь скоро в армию, и все может очень быстро развалиться. Идти опять в этот дурдом мне не в жилу, но, видимо, придется.… Чувствую уже постороннее дыхание в спину.
    Сначала меня берут за драку с оперуполномоченным в кабачной «Пролисок». Но так как я был вместе с двоюродным братом Юрэком, поляком, то дело как-то заминается – не входит в планы наших органов посадить гражданина дружественной социалистической Польши. Тем паче, что Юрэк, зная наши порядки, упорно все берет на себя.
    Затем подгребают Макса. Вот кому всегда не везет! Одни подставы, вообще непонятно за что! С ним проводит основательную профилактическую беседу капитан Гунько. Уговаривает завязать. Викторчика пока забирают за драку в ресторане на пятнадцать суток. Мясника сажают за драку на два года. Лима садится на восемь лет. Всех, кто бывает в ментовке, упорно расспрашивают про Мартына - обещают посадить точно.
    Сегодня мы сидим в «Сиреневом Тумане». После того как мама Мартона разгромила наш бар у нее на подворье, собираемся мы, но уже борщаговским составом, у Гнедого, он же бывший Утенок. Пока это наша штаб-квартира. Группировка из «Общества Вольной Молодежи» переименована в «Fireball».
    В этой квартире попеременно собираются и музыканты из Глиера, и мои еще не втянутые в дело одноклассники, и наши девчонки, и моя шпана, и пришлые проститутки, и сорвавшиеся в самоволку за этими проститутками наши пацаны из военных училищ, и заказчики всевозможных разборок.
    Целый день люди приходят и уходят, выпивают, слушают рок-музыку и блатных и приблатненных певцов в зависимости от контингента. Девки нашей компании забегают покурить, ведутся деловые разговоры, а всю ночь напролет мы еще умудряемся сидеть расписывать пулю. И все это происходит в обыкновенной квартире в пятиэтажной брежневке – молодость, безмятежное веселье!
    Но тут прибегает Проскуровский, из нашего двора, с пятью большими бутылками вина. Хитрый массажист, деньгами бы обошлось гораздо дороже. Просит разобраться с зятем, который собирается в Израиль и на этой почве по пьянке устраивает дома форменный разгром. Это не составило большого труда, и бывший зять, как только увидел нашу компанию в квартире, как-то незаметно для всех самоликвидировался, да так ловко, что больше его в этой квартире не видели до самого отъезда. И тут мне в голову приходит, как мне кажется, неплохая мысль.
    В это время уже потянулись в Израиль члены киевской еврейской общины. А так как они все были точно не бедные, то сразу же стали подвергаться сплошному прессу. Их прессовали как советские чиновники, так и всевозможные хулиганы, и бандиты. И все это при полнейшем попустительстве властей. Как же – предатели! Чего их защищать-то? По городу ходили леденящие кровь рассказы, как по ночам какие-то бандиты врываются в квартиры репатриантов и под пытками находят и забирают все, что нажито непосильным трудом целых поколений. Причем пытки нешуточные, как-то: горячий утюг на живот бабушке и тому подобное.
    Раз Проскуровского мы защитили, то почему всех остальных не защитить? Будем защищать! Остается только самая малость: выявить согласных и небедных репатриантов. Поручаем это сразу же струхнувшему Проскуровскому. Видя его нерешительность, предлагаю бесплатную защиту всей семьи. Дело пошло.
    А еще есть Кац, Пичькарь, Рабинович, Гринберг, Рафилович, Каганович, Балаганский, Лотоцкий, Любечанский, Зильберман, Макаревич, Айзенберг.… Есть с кем работать! Но работать с нами семьи вышеперечисленных товарищей и их родственники пока не хотят. Думают, что продуркуют это дело до отъезда.
    Вместо нас обращаются к Севе, а он их раздевает по полной программе. Ну, дело личное. Мы подождем. Тем более, что и мы как следует к такому ответственному делу не готовы. С репатриантами работают не хулиганы какие-то там, а настоящие уголовники. Многим из них убить человека – раз плюнуть. Нужно оружие, а оружия нет. Ой, чувствую все отчетливей, что придется-таки идти в армию.
    Дело доходит до смешного. Вместо крупных клиентов, Кац приводит ко-мне в «Сиреневый Туман» … малого Беккера из нашего класса, которого во дворе все третируют по причине его немощности. Просят выручить. Моня совсем мал ростом, пухленький, всегда розовощекий и совершенно беззащитный. Мне становится сразу как-то не по себе:
    – Ну, докатились, детей бьем…
    Я обещаю Беккеру, что его больше никто не тронет. И денег не надо. Но Моня, хоть и беззащитный, а голову на плечах имеет. За ним потянулись и другие. Мы с удивлением узнаем, что пока наши быки здесь морды друг другу бьют, еврейские пацаны уже вовсю освоили какой-никакой, но каждый свой бизнес.
    У кого родственники уже уехали и присылают сюда пластинки рок-музыки – несметное богатство для всей молодежи того времени. Пластинки продают и меняют на «балочке», которая собирается в разных местах (сейчас – в Ботаническом саду). И, естественно, пошли кидки на эти плиты. Против кидков, да и просто чтобы не забрали старшие и наглые, нужна защита.
    У кого родственник работает массажистом в киевском «Динамо». Футболисты уже начали ездить за границу и привозить и плиты, и шмотки, но продают все оптом. Нужна, и часто, большая сумма наличными, а раз этого оптовика знает больше одного человека, то нужна защита.
    У кого мама работает на книжном складе. Хорошие книги, особенно подписные издания – страшный дефицит. Но, опять чтобы не светиться, завскладом продает оптом всю партию – нужны деньги и защита. И при покупке, и при продаже могут быть кидки. На «толкучке» мы уже не перепродаем – только успеваем охранять Косточек и Шинкаря. Те оперируют уже тысячами, и только на перепродаже. Клоков где-то берет старинные иконы. Нужен выход на иностранцев и защита.
    Пацаны уже частенько ездят на разборки. Я никуда не езжу, сижу в «Сиреневом Тумане» и принимаю заказы. Я, конечно, числюсь кем-то там на заводе - но теперь я-то на больничном, то в отпуске за свой счет, то ухожу раньше. Мастеру, естественно, приплачиваю, говорю, что учусь где-то. И если с разборками и охраной сделок дело обстоит неплохо, хватает пока ножей и кастетов, то с финансами совсем труба. Любой жулик знает, что все дела легко уладить, но когда начинается делюга, то «ховайсь». Так и есть, переругались все со всеми.
    Настало время заняться партийным строительством, а точнее, строительством банды. И время не ждет, нами уже интересуются. Пока тихо, но отовсюду доносят, что-то одного, то другого тягают в ментовку и задают вопросы.
    Мой авторитет вроде бы не оспаривают, но почти все участники нашей организации старше меня и не оспаривают его неохотно. Но я основной поставщик заказов и прихода денег. Споры идут каждый день, и прийти к единому мнению мы не можем. Я это предвидел, и поэтому организовал не одну, а две бригады. И если в первой одинаково авторитетные Макс и Лысый, то во второй единственный непререкаемый «иван» – Мартын, хотя есть людии сильнее его. Мартын имеет природную смекалку и сразу вкуривает, что нужно делать. С ним сразу же договорились, что я нигде не свечусь и только даю наводки на новые дела. Он действует автономно, от себя, и все понимают, что без его идей они ничто.
    Со второй бригадой сложнее. Два лидера, две команды людей, два ансамбля. Мы еще и музыканты, играем рок. И если у Мартына костяк бригады составляют борцы и боксеры – люди, знающие дисциплину и собирающиеся идти служить в десант, то у нас – блатные и приблатненные, а они о том, что такое дисциплина, даже не слышали.
    Передо мною стоит сложная задача: необходимо уговорить их половину откладывать в общак. Открыться я им не могу - это верная гибель. Но полученные деньги они тут же тратят на гульню и покупку новой аппаратуры, а она очень дорогая. Ансамбля-то два, и, как в бригаде, там в одном старший Лысый, во втором – Макс. Я стучу на барабанах у Макса.
    Но с Максом мы все-таки друзья, и я с большим трудом уговариваю его уступить первенство Лысому. Теперь Макс второй в бригаде, и дело с дисциплиной немного сдвинулось к улучшению. Но это все, что мне удалось.
    Так дело не пойдет. Сегодня встречаюсь с руководством одной бригады, завтра со второй. Предложение у меня такое: я знаю, что нужно делать, когда делать, знаю, что произойдет в будущем. Я налажу работу, и через тридцать лет сытой жизни они все трое будут мультимиллионерами. Но… половина заработанного должна неукоснительно идти в общак, и я с ним буду работать.
    Мартын соглашается. Мы с ним одного возраста. Лысый с Максом отказываются. Самый сложный вопрос – как объяснить, откуда я все знаю. Говорю, что раз в год меня приглашают Наверх и отвечают на один поставленный вопрос. Они крутят пальцем у виска и развязано отвечают, что мал еще, чтобы ими руководить. Они оба на полном серьезе собираются больше заработать на музыке.
    Я взбешен, но вида не подаю. Мило улыбаюсь и напоследок все же рассказываю, что Лысому как огня следует бояться наркотиков – даже в руках не держать! Остерегаться Шведа. Макс ведь любитель взять две-три бутылки вина и на пустыре за домом, в кустах, которые полностью скрывают от ненужных взглядов, прилечь на зеленую травку и в задушевной беседе с другом провести пару часов. Я предостерегаю его от этого и говорю:
    - Саня, менты пришьют тебе дело белыми нитками. Они мастера лепить горбатого, и свои пятнадцать ты получишь. Я тебя прошу: не знакомься никогда с Ремезовым. Завязывай выпивать на пустыре за домом. Но если ты там окажешься и появится компания молодежи с девкой, сразу же уходи.
    В общем, они меня чуть не побили за такие предсказания и отнесли это все к бессильной злобе, что не удалось получить главенствующего места в банде. Бывает и так.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: podsneznik
    Категория: Приключения
    Читали: 22 (Посмотреть кто)

    Размещено: 26 марта 2019 | Просмотров: 28 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.