«    Октябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Demen_Keaper

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 56
Всех: 58

Сегодня День рождения:

  •     kseniartype (28-го, 21 год)
  •     Александра Кроу (28-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2665 Кигель
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 657 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1802 Lusia
    Флудилка Цитатник 99 Мастер Картошка
    Флудилка Время колокольчиков 216 Джоник
    Организационные вопросы Доска объявлений 12 Paprika1970
    Литература Впервые слышу такое слово и выражение! 11 Моллинезия
    Стихи ЖИЗНЬ... 1656 Lusia
    Флудилка Курилка 2236 Моллинезия
    Проза Галлерея портретов вымышленной династии (цикл иллюстрированных саг) 10 Зелёный-Мох

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Киев не пропадет

    "Киев не пропадет. Хроника киевских будней. Роман о Киеве, киевлянах второй половины двадцатого века.
    Часть 1я. Начало.
    Глава 11.

    На следующий день я звоню на Нивки своему товарищу детства Ленчику – Михаль, или просто Миха. Леня живет в одном доме и дружит с еще одним очень известным в Киеве хулиганом Серегой Кудей. Оба - чуть выше среднего роста. Михаль от матери-еврейки унаследовал восточную красоту, оставаясь при этом белобрысым. Так ведь и мама у него – крашеная блондинка!
    Кудя полностью русский тип, у него даже нос смешной, картошкой. Оба – худощавые, хорошо развитые физически, бывшие спортсмены и, что удивительно, из хороших семей. У Куди отец полковник, мама – учитель. У Михи отчим – директор нефтебазы на Шулявке, а мама работает ведущим конструктором у Антонова. В семьях достаток. Правда, что не характерно для зажиточных семей, оба – отъявленные драчуны и хулиганы. Ну, как наши на Борщаговке, да, впрочем, и на Святошино, да и в Золотоворотском садике, и на Сталинке, и на Нивках. В общем – киевляне. Все мы тогда такие были.
    Уже втроем встречаемся в Пуще-Водице подальше от глаз людских. Что-то у меня последнее время мания преследования, или мне все кажется? Видимо, кажется. Посмотрели в местном кинотеатре «Барвинок» отличный советский детектив-боевик «Мертвый сезон».
    Пуща-Водица как нельзя лучше подходит для размеренной беседы на свежем воздухе. Очень живописное место! В поселок ходит трамвай из киевского района Куреневка. Трамвай полчаса пробирается по просеке сквозь совершенно дремучий лес. Вдруг лес заканчивается, и перед нами по обе стороны колеи выстраиваются в ряд красивейшие одно- и двухэтажные домики с резными фасадами, верандами, печными трубами. Все эти усадьбы огорожены красивыми деревянными заборами с фигурными штакетинами и резными воротами. Ни один домик не похож на предыдущий, все разных цветов. Жилые домишки соседствуют с различными пансионатами и пионерскими лагерями, а за линией панcионатов простирается бесконечный сосновый лес, уходящий куда-то далеко-далеко! Может, на край Земли?
    Совсем недавно выпал снежок, и звонко скрипит под ногами. Мы с тремя бутылками вина, тремя плавленными сырками «Дружба» и свежим, с хрустящей корочкой белым городским батоном в потрепанной спортивной сумке идем между двумя красивейшими озерами. Солнце ярко светит прямо в глаза и скоро скроется за лесом, но пока голова идет кругом от красоты вокруг.
    Красиво все - и голубое небо, и белоснежный снег, и темно-зеленый хвойный лес вперемежку с белыми березами, почти вплотную обступающий озеро, в водах которого отражается вся голубизна бескрайнего неба. Красивы и черные лебеди, и даже серенькие утки с сине-изумрудными хвостами – они, как ни в чем не бывало, все время ныряют в синие воды озера.
    - Присаживаемся здесь, – командует Кудя.
    Площадка с тремя сосновыми пеньками расположилась прямо на берегу озера. Воздух чистейший, как в горах Колорадо! Настроение – великолепное. Сырки кажутся изысканной закуской, вино – лучшим в мире, а батон прямо тает во рту. Так бы и сидели вдали от городской суеты…!
    - Ну, что ты хотел? – вопрошает, наконец, Миха.
    - А хотел я вот что…
    И я подробно излагаю свой план, а он у меня уже есть. Пацаны молча, раззинув рты, смотрят на меня.
    - Откуда ты знаешь, что будет завтра? – спрашивают оба одновременно.
    Повторяю, то, что уже говорил Максу с Лысым.
    - Не врешь? – спокойно, как будто это обыденный ответ, тянет Миха.
    Кудя молчит. И я для подтверждения своих слов рассказываю, что Михаль, отправившись в армию, попадет в дисбат, за что – не знаю и исправить я уже ничего не могу. Придется терпеть. Кудя же в этом году поступит в КИСИ.
    Очень уже скоро будет подтверждение моих слов, и Михаль, большого риска человек, согласен пока начать, а там посмотрим. Кудя еще ничего не решил – очень уж неожиданное предложение. Надо крепко подумать, но помогать Михе будет. Кудя – хороший спортсмен, играет на гитаре, дерется, пользуется расположением у девок, всегда первый, даже в старшей компании. Главное богатство Сереги в данном случае – это его связи со множеством спортсменов в Киеве. В этом городе его многие знают и уважают. Хотя спортсмены через десяток лет почти все окажутся не у дел в этой пока еще великой стране.
    Не успели мы, как следует обсудить общие детали предстоящей долгоиграющей операции, как прямо из лесу к нам выкатывается компания из пяти старших нас хулиганов. Они, наверное, местные, потому, что одеты, как и подобает сельчанам того времени. За главного у них – фиксатый в немыслимой разноцветной кроличьей шапке.
    - Так, пацаны, снимайте часы и шапки, вытряхивайте мелочь из карманов и показывайте, что в сумке, – цедит сквозь зубы фиксатый и хватает лежащую на снегу Кудину сумку. А там ведь еще деньги есть!
    Серега вскакивает и заряжает фиксатому по челюсти. Вырубает с первого раза и приступает к отделке второго пассажира. Я выбираю самого здорового и методично, как на тренировке, начинаю обрабатывать его нижний этаж. До челюсти не достаю. Обрабатываю корпус, уклоняюсь от его ударов, работаю на отходах и спокойно жду, когда от него пойдет удар ногой в пах. Удар будет обязательно, потому что руками он меня схватить не может. Я к этому удару всегда готов.
    Очень нестандартно поступает Михаль – он разбивает пустую бутылку о ближайшую сосну и с криком «Ну, кто на меня?» сам бросается сразу на двоих чуть замешкавшихся бандитов.
    Зеленая розочка очень угрожающе выглядит в руках нашего товарища. И не просто выглядит! Вот она просвистела раз, другой прямо возле головы нещасного гопстопника, и он с криком схватился за лицо двумя руками. Из-под пальцев заструилась алая кровь. Другой же его напарник сначала нанес Михе скользящий удар по голове, но после экзекуции с розой стал вилять и бегать от него между редкими деревьями.
    Наконец и мой долговязый оппонент нанес долгожданный удар ногой. Я перехватил его ногу, развернул этого драчуна, отправил мордой в снег и нанес пару ударов ногой ему по челюсти или куда там попал.
    Кудя, в свою очередь, закончил избиение своего визави. Все это происходило спокойно, без лишней суеты и криков. Такая драка у нас отработана прекрасно, ведь все мы много лет проводили лето в спортивном лагере на Матвеевском заливе, и приходилось драться часто, да и не с такими наглыми недотепами, а с хорошо подготовленными спортсменами, иногда даже с гребцами-академистами. А все они, как Патя или Слон, здоровенные бугаи. Так что компания у нас сплоченная.
    Мы даем шатающейся банде, напавшей на нас, ретироваться, держась за разбитые носы и порванные щеки. Но по тому, что они рванули не обратно в лес, откуда пришли, а перебежали через резной деревянный мостик и бросились в небольшую березовую рощицу в сторону Пущи, понятно, что очень скоро они появятся или с ментами, или с солидным подкреплением, и тогда нам несдобровать.
    - Надо уходить – командует Кудя и пальцем показывает в сторону скрывшихся в рощице бандитов.
    Один из них остался и с пригорка наблюдает за нашими дальнейшими действиями. В такой ситуации командовать должен кто-то один, и традиционно эту роль выполняет Кудя – он отдает первые распоряжения.
    Серега опять указывает в сторону оставшегося на посту бандита. Мы собираем в сумку валявшиеся рядом пустые бутылки с нашими отпечатками пальцев, а Миха, поднявши валявшуюся тут же розочку, да так, чтобы ее было видно наблюдателю, бросается в его сторону через мостик. Мы же с Кудей делаем вид, что хотим скрыться в лес, туда, откуда пришла эта банда. Не успел Миха перебежать через мостик, как наблюдателя и след простыл. Этого мы и добивались. Мы с Кудей также перебегаем на другую сторону, и уже все втроем бежим по противоположному краю озера в сторону выезда из поселка.
    Бежим живенько, и все это нам привычно, люди мы тренированные – есть все-таки польза от спорта, ой есть!.. И действовать нам нужно очень быстро. Хорошо еще, если поверженные противники соберут большую компанию местных – так мы рискуем быть просто нещадно побитыми. А если они связаны с ментами? Тогда нам кранты. И так уже за всеми троими идет охота – сядем однозначно.
    Ситуацию осложняет еще и расположение Пущи Водицы. С трех сторон она окружена громадным лесом, где зимой не спрятаться. С четвертой – большое село Горенка, откуда, скорее всего, и прибыли эти гопстопники. В противоположной стороне от Горенки из Пущи выходит всего одно асфальтовое шоссе – вправо, в сторону Святошино, прямое и просматривающееся на километры вперед. И в этом же месте влево выходит единственный трамвайный маршрут.
    Трамвай сразу же углубляется в лес, почти вплотную подступающий к рельсам. В нем наше спасение. Пока гопники или менты разберутся, куда мы делись, пока доберутся до развилки из поселка, у нас есть какое-то время, чтобы сесть на трамвай, идущий полчаса через лес в сторону Куреневки и Подола. Но я бы на месте наших врагов сразу же поставил на месте развилки засаду. Другого пути выбраться отсюда просто не существует.
    Пока бежали до конца длиннющего озера, солнце село за вершины деревьев, и как-то сразу стало темнеть вокруг. К тому же и похолодало. И это хорошо. Теперь на расстоянии друг от друга, как посторонние прохожие, быстро проходим две-три улицы и, чтобы не привлекать внимания к себе, собираемся недалеко от остановки трамвая – возле дощатого темно-серого забора за стоящим почти вплотную к нему грузовичком. На остановке уже человек десять, трамвай-то один, и это последняя перед броском через лес остановка.
    Разбираем ситуацию. Пока никого нет. Менты бы сразу перекрыли выезд из поселка. Бутылки и розочку мы разбили по-дороге. Можно было бы по одному просачиваться на остановку, смешиваться с толпой и уезжать. Так вообще бы нас никто не заметил. Но когда будет следующий трамвай? И, скорее всего, банда к следующему отправлению будет здесь.
    - Нет, нужно уезжать на этом, – говорит Кудя. – Вот только сумка… – Сумка заметная, спортивная Puma.
    Тогда по одной только такой сумке можно было нас вычислить. Таких сумок в городе вообще не было. Я думаю, гопники это тоже заметили.
    Наконец вдалеке показались огни трамвая. Вагон останавливается на каждой линии, а маршрут прямой, как стрела, и его видно за три остановки. Видно, как за трамваем следует такси, останавливаясь на каждой остановке, и на каждой остановке из Волги выходят четыре человека и проверяют тех, кто садится в вагон.
    В такой ситуации должен быть какой-никакой, а план. Мудрить у нас нет времени. Мы договариваемся неукоснительно следовать тому, что созрел за эти пару минут. Первым, еще до прибытия трамвая, на остановку к расположению первой двери спокойно проходит Кудя. Он ставит сумку, в которую мы сложили свои шапки, вплотную к кошелкам какой-то бабушки.
    Шапки мы сложили для хоть какой-то маскировки, и чтобы они не мешали нам бежать и драться, если придется. Две из них – пыжиковые, и каждая стоит, как средняя месячная зарплата хорошего рабочего. И только у меня – обычная блатная кепка. Кудя сразу же заводит с бабулей разговор о тяжести этих корзин и обещает помочь поставить их в вагон. Разговор получился.
    Быстро примчался и остановился, уже в темноте, вагон трамвая. Кудя, как хороший внук, сразу же помогает загрузиться бабушке, не забывая первой закинуть злополучную Puma, и проскальзывает за бабулей сам. Ну что же, первый пошел. Во время посадки эти лентяи даже не удосужились выйти из теплого салона такси – они ищут троих, и еще ничего не вкурили.
    Как только к задней двери подошел последний пассажир, из укрытия выскакивает Михаль и стремглав несется к вагону. Он успевает вскочить на подножку и руками раздвигает уже закрывающиеся двери. Дальше все, как в замедленном кино. Двери еще раз открываются. Начинается перепалка кондуктора и пассажиров:
    - Что ж ты двери ломаешь, хулиган?
    - Какой хулиган? Почему хулиган?
    Пассажиры кричат:
    – Да езжайте уже! Когда следующий будет! Все хотят успеть, и парень тоже.
    Пока Михаль бежал и заскакивал в трамвай, пассажиры такси все-таки что-то заподозрили и вчетвером выскакивают из машины. Но еще одной такой посадки водитель допустить не желает. Он и так, по его разумению, посадил одного лишнего – с него хватит! Пусть ждут следующего трамвая. И неважно, что на дворе ночь и морозец, и что следующий трамвай будет через полчаса. Двери закрываются, и вагон с места набирает скорость.
    А я тем временем, еще когда Миха добегал до трамвая, вышел из укрытия, прошел мимо стоящего на шоссе такси, притворившись пьяным. Затем обошел трамвай сзади и под прикрытием еще стоящего вагона вильнул уже трезвым и очень быстрым шагом по трамвайному пути, идущему прямиком через лес. Хотя можно было и не притворяться: в машине оставался один водитель, внимательно рассматривавший, что там происходит возле трамвая, и на меня внимания он не обратил.
    Это была самая слабая часть плана. В этом месте трамвайные пути резко поворачивают влево в лес, и я совершенноне вижу, что происходит на остановке. В случае сбоя я ничем не могу помочь товарищам. Тотчас мимо меня проносится трамвай, и я еле успеваю отскочить в сторону прямо на придорожный куст.
    Я бегу, быстро, но размеренно дыша, за трамваем. Если эти четверо смогли бы вытащить Миху из трамвая, то сразу бы поставили его на перо, и трамвай бы так скоро не отправился. Если бы не пописали, а началась драка, то выскочил бы и Кудя. Вчетвером они вряд ли бы что-нибудь с нашими двоими сделали, но и в этом случае трамвай тоже не ушел бы так быстро. Если бы наших все-таки вытащили из трамвая, а трамвай бы отошел, то они не ввязывались бы в драку, а побежали бы за трамваем, прямо по пятам за мной, через лес, и я бы их уже видел.
    Хуже всего – это полная неизвестность, и вагон пронесся так быстро, что сквозь грязные стекла ничего не было видно. Буду выполнять договоренности. Бегу. Бежать мне еще минут двадцать, а то и все тридцать. Наши должны сойти на первой же остановке «по требованию». А когда она будет, никто не помнит.
    Но не тут-то было. Наши противники обо всем уже догадались, потому что выкатили «Волгу» вплотную к рельсам и зажгли дальний свет. Это очень даже хорошо. Значит, у наших все получилось. В тоннеле, образованном лесом, отлично видно меня. Я постоянно оглядываюсь. Сначала вижу четыре силуэта, несущихся огромными прыжками по шпалам за мной. Через некоторое время – уже два. Смешные они! Я до сих пор бегаю кросс двадцать километров, поэтому мне и поручили эту часть плана. Наши-то уже курят и могли сплоховать на таком расстоянии.
    Бегу, не волнуясь. Дышу носом, выдыхаю ртом клубы пара. Дыхание ровное, воздух чистейший, кругом природа в своей первозданной красе. Громадные столетние ели в белоснежных шапках смотрят на меня с сочувствием. Двухсотлетние дубы отовсюду тянут ко мне свои темно-серые руки-ветви и приговаривают:
    - Беги, парень, беги!
    И я бегу. Если догонят в этом лесу, могут и убить. Нужно мне все это?
    - Ой, подумай, дядя, пока еще не поздно, – это я сам к себе обращаюсь.
    - На попятную? Ну, нет. Не такие наши планы.
    Поднимаю голову вверх и в далекой темной синеве уже ночного неба, как всегда, вижу Большую Медведицу. Есть Созвездие, будет и удача. Медведица еще никогда меня не подводила. Оглядываюсь в последний раз и не вижу никого за собой. Все, преследование выдохлось. Но я все же не останавливаюсь.
    Через двадцать-тридцать минут этого захватывающего кросса добегаю до первой остановки «по требованию». Наши уже здесь. Сидят на каком-то пне и преспокойно курят. Рядом лежат три прочных колка – у них было время выбрать. Кудя и Михаль живут на Нивках не первый год и знают кратчайший путь домой через лес. Они уже сориентировались на местности, и мы отправляемся в путь. Даже зимой здесь протоптаны вполне пригодные тропинки. Люди везде шастают туда-сюда. Ну что ж, пора поговорить. Этого хочет и Сергей. Мы берем Миху в клещи и очень внимательно смотрим на его довольную физиономию.
    - Что? – спрашивает невозмутимо он.
    - В общем, ничего особенного. Только объясни, зачем было расписывать того чувака. Мы и без этого преспокойно бы с ними справились. Угрозы никакой не было, – так же невозмутимо отвечает Кудя.
    - Ты же понимаешь, что теперь у нас большие проблемы? Они нас вычислят обязательно. И дело не в том, чтобы мы их боялись. Если дойдет до ментов, то нам хана. Этих гопстопников они обязательно раскрутят, а нам дело пришьют. Мы и так все по краю ходим. А Куде вообще поступать в этом году в институт, – продолжаю я.
    - Во-первых, то, что ты мне предложил, гораздо опаснее, чем то, что мы сегодня сделали. Во-вторых, послушайте… – и Миха подробно излагает, благо идти нам долго, как весной приезжал сюда с бывшими одноклассниками. Как в лесу на них напали такие же отморозки и стали хватать девчонок. Девкам удалось убежать только потому, что Миха с Жекой Сороковиковым приняли бой и были так биты, что оба провели после этого две недели в больнице.
    - Я не думал, что опять встречу здесь подобную компанию, а когда они напали, я прямо озверел. Ну и оторвался по-полной. Даже не по-полной, а наполовину, – спокойно продолжает Михаль.
    - Но мне все-таки кажется, что нужно было предупредить нас о том, что может здесь ожидать, – отвечаю я.
    - И что, ты бы не поехал? – язвительно вставляет Миха.
    - Слушай, мы с тобой дружим с детского садика. Попридержи язык, – уже недовольно отвечаю я на повышенных тонах.
    - Ладно ссориться. Попали – значит, попали. Давайте подведем итоги и подумаем, как будем выпутываться из этой истории. Разбирать полеты будем после ее успешного окончания, - мирит нас Кудя.
    Что это еще не конец, мы все втроем прекрасно понимаем…

    Так и есть. По нашей подготовке, по спортивной сумке Puma, по тому, в какую сторону мы дернули, пущеводицкие вычислили, откуда мы и даже кто такие Миха с Кудей. Не дожидаясь подхода основной банды, а их, как потом выяснилось, собралось человек двадцать, те, что были в машине, не поленились объездным путем выскочить через лес и догнали трамвай, а там уже дело техники. Расспросили кондуктора, где мы вышли. Не каждый день двое пацанов выходят ночью в глухом лесу из трамвая. Ну а на Нивках ребят все знают.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: podsneznik
    Категория: Приключения
    Читали: 73 (Посмотреть кто)

    Размещено: 26 марта 2019 | Просмотров: 116 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.