«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 21
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     Митраланши (23-го, 29 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2060 Кигель
    Организационные вопросы Заявки на повышение 788 KURRE
    Флудилка Поздравления 1723 Lusia
    Флудилка Курилка 2079 PlushBear
    Рисунки и фото свободный художник 274 Pavek
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 568 KURRE
    Рисунки и фото Наши детки рисуют 3 NikiTA
    Стихи Мысли 4 kleo_xxx
    Школа начинающих художников Метод сеточного копирования... Мастер класс от моей дочери... 12 fan_of_art
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 513 Джоник

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Трупный синод. Эпизод 27

    Эпизод 27. 1651-й год с даты основания Рима, 12-й год правления базилевса Льва Мудрого, 6-й год правления франкского императора Ламберта (19-20 января 898 года от Рождества Христова)

    Спустя три дня, накануне выборов папы римского, глава городской милиции Теофилакт, закончив ранний аристон, тепло попрощался с женой, отправляясь на очередной трудовой день, в котором ему предстояло провести все необходимые мероприятия по обеспечению порядка во время завтрашнего голосования. По всему выходило, что домой Теофилакт вернется за полночь, Теодоре же надлежало остаться при домашнем хозяйстве в трепетном ожидании грядущего обретения титула графини Тускуланской.
    Через час после отъезда Теофилакта, ворота греческого дома вновь распахнулись, впуская в себя блестящий паланкин тосканского маркграфа Адальберта. Справедливости ради скажем, что приезд тосканского сеньора не вызвал в прекрасной Теодоре серьезного прилива каких-то романтических чувств – она задолго до этого сделала в отношении Адальберта все необходимые, исчерпывающие выводы, но не желала рвать с ним из-за боязни разрушить так кропотливо сплетаемую вязь карьерной веревочной лестницы.
    Начало визита графа было обставлено всеми необходимыми церемониями – мажордом Теофилактов представил гостя, хозяйка и гость певуче продекларировали все свое удовольствие от лицезрения друг друга, после чего слуги были отосланы прочь, и Адальберт с Теодорой остались наедине в гостевой зале.
    Несколько минут прошли в полной тишине, любовники желали убедиться в своем совершенном одиночестве в этой гостиной. Был только слышен треск поленьев, погибающих в огнедышащей пасти камина. Теодора с любопытством изучала состояние своих ногтей на руке, тогда как тосканский граф, понемногу освоившись в чужой для него обстановке, поглядывал на гречанку со все возрастающей плотоядностью. Нагуляв должный аппетит, Адальберт ринулся на штурм и поспешил заключить Теодору в свои объятия. По сравнению с его не менее очаровательной, но весьма чопорной женой Бертой, Теодора открыла для графа поистине новые горизонты любовных отношений, всякий раз удивляя его сюрпризами амурного свойства. В результате Адальберт уже давно не удостаивал вниманием свою законную супругу, считая дни до нового свидания с Теодорой и гадая, чем на сей раз он будет приятно удивлен. Та же, еще раз повторимся, была куда более сдержанной в своих отношениях. Вот и сейчас, когда граф поспешил прильнуть к ее теплым, пахнущим восточными маслами коленям, Теодора мягко и аккуратно убрала свои ноги прочь и поспешила придать свиданию деловую нотку:
    - Ах, мой милый друг, вы так нетерпеливы в своих желаниях. Я же хочу поскорее узнать, все ли готово к завтрашнему дню?
    - О, звезда моя, не извольте беспокоиться. После того как вы уверили нас, что ваш супруг готов поддержать Сергия, нет ровным счетом никаких поводов для сомнений. Церковный клир целиком за Сергия, городской патрициат, благодаря вашим стараниям, теперь тоже, плебс, как меня уверяют мои соглядатаи и казначеи, спит и видит на троне святого Петра нашего сполетского пресвитера, который к тому же на днях пообещал сразу после воцарения восстановить Латеранскую базилику!
    - Каково же вам будет, мой милый друг, в следующий раз одаривать своими ласками не рядовую горожанку Рима, но знатную графиню?
    - Вы давно не графиня, но королева моего сердца, Теодора! И завтрашний день в этом свете для меня ровным счетом ничего не изменит, - и граф начал осыпать жаркими поцелуями лицо Теодоры, а руки его проявляли при этом все большую смелость и настойчивость.
    Наконец Теодора поддалась и страсть охватила обоих любовников. Разговор прекратился и теперь помимо треска камина, продолжавшего деловито расправляться с поленьями, было слышно лишь сладострастное дыхание графа, который, начав с губ Теодоры, затем своими поцелуями стал спускаться все ниже и ниже и, наконец, добрался до области, нечасто посещаемой солнцем и ветром. Одеяния же любовников меж тем спали окончательно.
    Трррррах! Треск грубо отворяемой, а, точнее, вышибаемой двери, ведущей в сад, был внезапен и тем ужасен до невероятности. Застигнутые врасплох вскрикнули сколь испуганно, столь и дружно. На пороге, со страшным, остекленевшим взором Аввадона и гладиусом в руке стоял Теофилакт.
    Теодора снова вскрикнула. Адальберт зайцем заметался по зале. Теофилакт вошел в гостиную.
    - Читай отходную, мерзавец! – крикнул он, приближаясь к Адальберту.
    Адальберт без толку теребил медную ручку входной двери, которая была предусмотрительно заперта ими же несколько минут назад. Блистательный щеголь и ловелас уже начал было скулить, как придавленный палкой щенок, когда вдруг ему пришла в голову спасительная мысль. Граф схватил деревянный табурет и швырнул его в расписной витраж, красочно изображавший, что характерно, грех прелюбодеяния. Окно вдребезги рассыпалось, Адальберт сиганул тут же в спасительную расщелину, Теофилакт последовал за ним.
    - Поймать его! В нашем доме вор! Смерть ему! – кричал Теофилакт, привлекая внимание своих слуг.
    Первым делом Адальберт прыгнул в носилки, однако, видя нерасторопность своих растерявшихся слуг и бежавшую к нему со всех сторон челядь Теофилакта, стремительно вскочил на неоседланную лошадь, кем-то отвязанную и до сего момента с любопытством изучавшую двор. Миг, и тосканский маркиз, необремененный большим количеством одежды на себе, выскочил со двора.
    - Схватить, схватить всех слуг этого мерзавца! Смерть им! - гремел Теофилакт.
    Греческий двор исправно выполнил приказ своего хозяина. Несколько мгновений, и все слуги тосканского графа лежали на земле, истекая кровью от страшных ударов пиками и кистенями.
    Теофилакт, видя, что главная добыча ускользнула, повернулся к дому и медленно пошел к его входу. Там, в глубине залы, дрожа от страха и грядущего наказания, ждала его Теодора. Но даже в эту минуту острый ум этой женщины подсказал ей спасительную идею, она вызвала кормилицу и верная Ксения устремилась за хозяйской дочкой.
    Забившись в угол дивана, беспомощно закрывшись простыней, Теодора с расширенными от ужаса глазами следила за приближающимся Теофилактом и мысленно читала молитву. Теофилакт шел на нее с гладиусом в руке, но в этот момент к нему бросилась маленькая Мароция и тонко заголосила:
    - Папа! Папенька! Не бей маму!
    Теофилакт мрачно отстранил девочку, спрятал гладиус в ножны, и, подойдя к жене, не говоря ни слова, ударил Теодору наотмашь по лицу. Та вскрикнула и, скорчившись на диване, закрыла лицо руками. Теофилакт нанес еще удар, и еще. Все это время его хватала за руки Мароция, умоляя прекратить.
    Снова удары, на ткань дивана упали первые капли крови. Теодора принимала удары, не издавая ни мольбы, ни стонов. Мароция, видя тщетность своих усилий, выбежала во двор и крикнула слуг. Спустя несколько мгновений слуги повисли на руках своего хозяина, который за последние секунды нанес жене еще несколько сокрушительных ударов.
    Теофилакт, громко рыча, приказал слугам оставить его, но Мароция настояла на своем и пронзительным голосом требовала от слуг обратного. Ее крики привели Теофилакта в чувство и он, наконец, остановился. Теодора лежала на диване, по-прежнему пряча руками лицо, ее длинные волосы черным плащом закрывали ее скрюченное тело, сквозь ее пальцы текла кровь.
    - Я никогда более не посещу твоего ложа, никейская шлюха! – прогремел Теофилакт, в минуту ярости припомнив благоверной ее прошлые грехи, - я сошлю тебя в монастырь!
    Теодора не проронила ни слова. Теофилакт дал волю своей ярости, опрокинув мебель, стоявшую в гостиной, и бросив в камин шелковые наряды Адальберта. Выйдя во двор и оставив, тем самым, Теодору в покое, он приказал десяти своим слугам седлать коней и ехать на Широкую улицу, где находилась резиденция тосканских маркграфов.
    Однако поездка эта успеха не имела. Адальберт, не заезжая в свой римский дом, видимо, сей же час покинул город, страшась гнева одного из самых могущественных его граждан. При этом осталось загадкой, каким путем ему удалось приобрести себе новую одежду. В итоге, пошумев немного под стенами дворца Адальберта и наградив затрещинами пару неосторожно подвернувшихся ему тосканских лакеев, Теофилакт вернулся домой, где вечером вновь подверг истязаниям свою жену и, если бы не очередное вмешательство шестилетней Мароции, которую Теофилакт боготворил, Теодоре пришлось бы очевидно туго.
    Настал следующий день, который, по всем признакам, должен был стать триумфом пресвитера Сергия, уже столько лет безрезультатно алчущего папскую тиару. С самого утра к Ватиканскому холму, перед базиликой Святого Петра начали стекаться горожане и гости Рима, стремясь стать живыми свидетелями избрания нового папы. Как уже отмечалось, по правилам тех лет епископ Рима избирался голосами священников, среди которых преимуществом пользовались кардиналы титульных римских церквей, патрициатом Рима, определяющими в котором являлись префект и глава городской милиции, а также римский плебс, утверждавший нового папу исторгаемыми из своих глоток децибелами. Еще одним значимым голосом на выборах являлся голос императора Запада, который, со времен Карла Великого, обладал полномочиями подтвердить или отвергнуть выбранную Римом кандидатуру. До созыва знакомого нам конклава с его известным регламентом, включающим закрытые двери и черно-белый пепел, оставалось еще без малого три столетия.
    В полдень, 18 января 898 года, на площади перед базиликой Святого Петра, перед колышащейся и рокочущей толпой римлян, камерарий прежнего папы, престарелый кардинал-епископ Евгений Остийский, мало кому слышным шепотом объявил о начале выборов. Первым голосовала христианская церковь. Один за другим поднимались протодиаконы, пресвитеры и кардиналы, и подавляющее большинство высказывалось в пользу пресвитера Сергия, заслужившего, по их словам, своими деяниями право стать наместником Святого Петра и быть достойным своих предшественников. Удивительный случай массовой амнезии, ведь со времен Трупного синода миновал всего год, но никто, даже из голосовавших против, не вспоминал о редком таланте имитатора, обнаруженном в те дни у Сергия! С каждым голосом в пользу своего протеже, герцогиня Агельтруда торжествующе поднимала голову над римской толпой и горделиво оглядывала собравшихся. Каждый же голос, поданный против Сергия, был встречаем ею с нескрываемым удивлением и гневом и она немедля поворачивалась к писарю с наказом записывать имена и звания негодных строптивцев.
    К исходу голосования среди церковнослужителей конечный результат был предельно ясен. Кандидатура Сергия была принята значительным большинством голосов клира. Внезапно с противоположной стороны Тибра, недалеко от Замка Ангела, загремели приветственные трубы. Агельтруда не успела послать слуг, чтобы выяснить причину оглашения приветствий, как вдруг на Ватиканской площади показался десяток всадников на взмыленных лошадях. Группу рыцарей возглавлял изящный юноша в роскошном одеянии, и герцогиня с досадой в сердце узнала в нем своего милого сына, императора Ламберта.
    Приветственные крики римлян продолжались бы нескончаемо, но Ламберт милостивой улыбкой и стеснительным, не слишком императорским, жестом попросил народ Рима замолчать. Ламберт подошел к трибуне, с которой голосовавшие выражали свое решение, и громко заявил:
    - Приветствую вас, граждане Рима, и выражаю вам свою поддержку в вашем выборе! Однако, меня сильно удивило, почему город Рим, чьим покровителям я являюсь, согласно клятве пращура нашего, великого императора Карла, не соизволил оповестить меня своевременно о кончине святейшего папы Теодора? Быть может, город Рим в гордыне своей решил вернуться к самостоятельному избранию епископа своего? Быть может, Рим вновь чувствует в себе силы самостоятельно защищаться от врагов своих и врагов церкви Христовой? Напоминаю же вам, жители Рима, о клятве, данной вами, что епископ вашего города будет утверждаться и назначаться только с соизволения императора римлян и франков, каковым, милостью Божией, являюсь в данный момент я!
    Город поспешил умилостивить императора :
    - Благородный, величественный император Ламберт! Прости нас! В наших мыслях не было ни коварства, ни умысла оставить тебя в неведении! Яви нам волю свою и мы безропотно подчинимся ей!
    Ламберт победно оглядел Рим и притихшую, в дурном предчувствии, сполетскую знать, сгруппировавшуюся возле его матери.
    - Считаю нелепым недоразумением такое поведение великого Рима, но, в качестве платы за случившееся, требую от вас принять во внимание мой выбор прежде, чем вы огласите свой. Волею, данной мне Господом нашим, Иисусом Христом, наследием, дарованным мне императором Карлом Великим и переданным мне моим отцом, императором Гвидо, отдаю свой голос и предпочтение смиренному и благочестивому пресвитеру Тибуртинской церкви Иоанну, сыну Рампоальда! Надеюсь, отцы святой кафолической церкви, мой народ и вольные граждане Рима последуют моему совету и волеизъявлению, и сделают аналогичный выбор!
    Агельтруда и Сергий прикусили губу. Тщательно выстраиваемый ими сценарий папских выборов рушился на глазах. Агельтруда предприняла попытку перехватить инициативу и, по крайней мере, вернуть настроения враз заколебавшегося и к тому же виноватившегося плебса в нужную сторону:
    - Приветствую тебя, мой сын, великий император Ламберт, в стенах Вечного города и, прежде всего, призываю тебя прильнуть в мои объятия, дабы я, как мать, могла насладиться близостью вернувшегося дитяти! Сообщаю тебе также, что ходом голосования среди слуг церкви, голос которых ты не можешь не принять во внимание, был выдвинут на пост епископа Рима пресвитер Сергий, сын Бенедикта, лицо не менее достойное, чем кандидатура, озвученная тобой только что. Пусть же теперь отдадут свои предпочтения достойные представители патрициата и плебса великого Рима!
    В качестве делегата от патрициата Рима выступал Теофилакт. Поднимаясь на трибуну, он поразил всех знающих его багровым цветом своего лица. Глава римской милиции с трудом удерживал свои чувства.
    - Граждане Великого Рима! Я, вами выбранный magister militum, префект и судья Рима, обращаюсь к вам с просьбой поддержать наиболее достойную кандидатуру на трон епископа Рима, владыки Церкви Христианской, благочестивейшего из благочестивых и смиреннейшего из смиренных раба Господа нашего и раба рабов Господа! По мнению префектуры Рима, таковым является……
    …..Искусно выдержанная пауза…..
    - Пресвитер Иоанн из славного Тибура!
    Агельтруда, Сергий и их сторонники стояли с разинутыми от неожиданности ртами. Агельтруда чувствуя, как у нее подгибаются колени, затрясла головой и забормотала в адрес Теофилакта, нимало не смущаясь, что ее слышат десятки людей:
    - Нет, нет, мы же договорились, мы условились. Ваш титул…….. , – сквозь хаос мыслей, в спутанном сознании герцогини четко и ясно звучало лишь одно: дело проиграно, дело проиграно. Наконец, Агельтруда ожидаемо взорвалась:
    - Предатель! Предатель! Изменник, – яростно заверещала она, испепеляющим взором сверля Теофилакта.
    Теофилакт с разрушительной ненавистью во взоре оглядывал сникшую сполетскую партию, готовясь принять вызов на поединок, если таковой последовал бы. Все отводили взор. А многие из них уже начали просчитывать способ наиболее быстро и наименее болезненно переметнуться в стан победителей.
    - Глас народа! Пусть Рим явит нам свою волю, – отчаянным фальцетом возопил Сергий, пытаясь использовать свой последний козырь, щедро закупленный для него Адальбертом. Но Сергий отпрянул вглубь своих сторонников, услышав в ответ:
    - Не бывать нашим папой участнику Трупного синода! Сергий – безбожник! Сергию – анафема! Иоанн – наш епископ!
    Рухнула последняя надежда. Финансы Адальберта оказались не всемогущи. Да и сам Адальберт в решительный день почему-то исчез из Рима, в результате чего легко меняющая свое мнение чернь переметнулась на сторону формозианцев. Сполетский дом в очередной раз проиграл партию, несмотря на все свои ухищрения и ловкую игру.
    Площадь потонула в приветственных восторгах толпы в адрес тибуртинца Иоанна и немедленно потребовала его появления на площади. К счастью, чтобы найти Иоанна не пришлось, как при выборе папы Григория Великого, прибегать к божественным силам, в свое время лучом света указавшим на овраг за пределами города, в котором прятался будущий святой. Иоанн же весь последний час находился в базилике Святого Петра и истово молился Господу о ниспослании Риму мудрости при выборе нового главы Церкви. Десятки людей вынесли его из базилики на руках и вознесли на трибуну. Иоанн опустился на колени, и со слезами на глазах благодарил умиленных такой сценой римлян за их решение. Воспользовавшись тем, что все внимание римлян переключилось на теперь уже очевидно выбранного папу, Агельтруда протиснулась к Теофилакту.
    - Жалкий греческий пес! Будь ты проклят, предатель! Тебе никогда не стать бароном! Остерегись появляться в границах Сполето и Тосканы!
    На что Теофилакт отреагировал тоном человека, сполна отомстившего своим обидчикам:
    - Увы, но не вам решать это, милейшая герцогиня. И опасайтесь чинить мне препятствия, – а, наклонившись к самому ее уху, добавил, – иначе монах Хатто может рассказать Риму еще одну, на редкость интересную историю.
    Агельтруда побледнела и отшатнулась от Теофилакта, приказав слугам немедленно снаряжать свой поезд. Она ни минуты не собиралась оставаться в Риме. Такое же настроение царило в душе Сергия. Помимо здравиц в адрес Иоанна, он отчетливо слышал угрозы собственной персоне со стороны вдруг опомнившихся римлян.
    - Безбожник! Варвар! Ты вместе со Стефаном судил Формоза и отвечал за него на суде! Анафема тебе, анафема! Прими же кару Божию по делам своим!
    Распаляя себя подобными выкриками, толпа в скором времени достигла нужной степени экзальтации и в Сергия и его сторонников полетели комья грязи. Ситуация могла пойти по совсем уже неприличному для данного события сценарию, но Теофилакт со своей милицией оперативно вмешался и даже собственноручно помог Сергию покинуть Ватиканскую площадь.
    После бегства сергианцев Риму больше уже ничто не мешало радоваться избранию своего сто шестнадцатого епископа. Лавины восторгов горожане излили на так своевременно появившегося и перевернувшего ход голосования императора Ламберта, а также на все более уважаемого ими судью Теофилакта.
    Ну а главным триумфатором дня, конечно же, был сам Иоанн, который, по-прежнему не поднимаясь с колен, призвал собравшихся христиан молить Господа о ниспослании Риму благословения произведенному сегодня выбору. Толпа, вслед за новым понтификом, опустилась на колени и чувственно пропела множество благодарственных псалмов. С каждым новым псалмом энтузиазм римлян увеличивался, ибо на их глазах папские слуги начали быстро расставлять столы для традиционной, доступной для всех, праздничной трапезы, которой увенчался сей знаменательный день.

    * * * * * * *


    Когда до окончания дня оставались считаные минуты, в свой дом, после обильной пирушки в компании Альбериха и его друзей, возвратился префект и глава римской милиции Теофилакт. За бурными событиями прошедшего дня он на время позабыл о личной обиде, нанесенной ему накануне, однако теперь, по мере приближения к дому, воспоминания вновь зажгли в его сердце жажду мщения. Въехав во двор, он первым делом справился у слуг об их хозяйке. Оказалось, что та весь день провела дома и при ней неотлучно находилась Мароция. Взяв тяжелый подсвечник, он поднялся в спальню Теодоры и распахнул дверь. В спальне, при тусклом свете свечи, Теодора читала Мароции о приключениях Одиссея – чудесное и никому тогда неизвестное сочинение, найденное ею в библиотеках Константинополя. При звуке отворенной двери Теодора вздрогнула и крепко сжала в своих руках руку дочери, затравленно глядя на слегка качающуюся фигуру мужа. Теофилакт вошел в спальню, распространяя вокруг себя густой смрад винного перегара.
    - Мароция, иди к себе, – хрипло приказал он дочери, окидывая Теодору взглядом, не предвещающим той ничего хорошего.
    Мароция еще сильнее прижалась к матери. Теофилакт приблизился к ним, грубо отстранил девочку и замахнулся на жену.
    - Нет, не надо папа! – крикнула Мароция и повисла на его занесенной для удара руке.
    Теофилакт начал молча и достаточно аккуратно отпихивать от себя дочь. Воспользовавшись тем, что внимание мужа переключилось на Мароцию, Теодора молнией скользнула к Теофилакту и, не смущаясь присутствием дочери, прильнула к чреслам мужа и начала грубые и торопливые ласки, стремясь как можно быстрее достичь того момента, когда все устремления и желания мужчины вытеснит одно, то самое. Теофилакт поначалу пытался оттащить ее, но Теодора была действительно мастером своего дела, в результате чего податливая мужская натура очень скоро обнаружила в себе признаки капитуляции. Еще несколько мгновений, и руки Теофилакта отпустили на волю волосы Теодоры и занялись раздиранием ее одежды. С рычанием голодного зверя Теофилакт, забыв про свою клятву, данную им накануне, обрушился на жену.
    Спустя время, когда Теофилакт был на подступах к блаженству, Теодора, вспомнив, что они не одни, нашла взглядом Мароцию. Та никуда не убежала, а все это время стояла рядом с родителями, вовсю предававшимся утехам, и смотрела на них с удивленным любопытством.
    - Надеюсь, ты все хорошо запомнила, – единственное, что сказала мать дочери.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: VladimirStreltsov
    Категория: Приключения
    Читали: 19 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 апреля 2019 | Просмотров: 24 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.