«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 7
Всех: 8

Сегодня День рождения:

  •     Romantic Angel (17-го, 29 лет)
  •     ваш шизик (17-го, 24 года)
  •     Ларсен (17-го, 54 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2143 Кигель
    Стихи ЖИЗНЬ... 1619 Lusia
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Флудилка Курилка 2120 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 15 Бойко Татьяна
    Проза Двойники 0 Lusia
    Дуэли Предлагаю дуэль \"Сокровища Варги\" 30 ЭрИк Уиндеман

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Трупный синод. Эпизод 33

    Эпизод 33. 1652-й год с даты основания Рима, 13-й год правления базилевса Льва Мудрого, 3-й год правления франкского императора Арнульфа (ноябрь 898 года от Рождества Христова)

    За пять миль до Сполето отряд Альбериха встретился с двумя вооруженными колоннами. Это был еще один из пунктов плана, разработанного хитрым авантюристом. Первая колонна в количестве пятидесяти человек состояла из вассалов камеринского графства и личной охраны Альбериха. Вторая, состоявшая из тридцати человек, являлась отрядом римской милиции под командованием грека Трифона, одного из ближайших помощников Теофилакта. Этот отряд прибыл также по просьбе Альбериха, обратившегося к папе и Теофилакту с тем, чтобы, по словам Альбериха, усилить охрану своего сюзерена и придать необходимую торжественность вступлению будущего императора в его родовое поместье. Ни словом, ни намеком Альберих не выдал своему другу планов относительно того, что кандидат в императоры будет доставлен домой в горизонтальном положении, с двумя стрелами в груди.
    Зажатый между живописными умбрийскими холмами Сполето, на протяжение всех одиннадцати веков, отделяющих нас от времени описываемых событий, практически оставался все в тех же пределах, что и в настоящий момент. Город, когда-то сумевший дать отпор самому Ганнибалу, во второй половине девятого века переживал пору своего небывалого расцвета. Его правители последнюю четверть столетия были хозяевами всей Италии, что позволяло сполетцам свысока посматривать даже на самих римлян. Население города, что тогда что и сейчас, составляло около тридцати тысяч человек, с той только разницей, что для девятого века это составляло весомую величину и, в частности, совсем немного уступало по численности жителей тому же Риму. Как сейчас, так и одиннадцать веков назад все строения в городе, поглядывая снизу вверх, жались на небольшом отдалении от замка герцогов, который впоследствии получил название замка Рокка. Как и другие древние города Италии, Сполето бережно хранил в себе фрагменты славной цивилизации Римской империи, в числе которых стоит отметить акведук, исправно направлявший свои воды к замку сеньоров, а также Кровавый мост, на котором был казнен будущий покровитель города, святой Понтиан. В дни нападений все население города устремлялось за стены своей главной цитадели, отдавая непрошеному врагу на разграбление свои невзрачные лачуги. Стены крепости производили впечатление уверенной в себе твердыни, неприступность которой добавлял высокий холм Святого Ильи, на котором эти стены, собственно, и были воздвигнуты.
    Окрестности Сполето хорошо просматривались с высоты замка сеньоров, что давало горожанам время на спасение своих душ и основной части нажитого имущества, так как враг не имел возможности подойти к Сполето неожиданно. Поэтому в городе поднялся сильный переполох, едва только на горизонте появилась колонна вооруженных людей. Церкви забили набат, крепость вывесила штандарты, понуждавшие население скорее укрыться за ее стенами. Однако вскоре гарнизон замка с облегчением протрубил отмену тревоги, так как дозорные увидели у приближающегося отряда развернутые на ветру знамена Рима, Сполето и Камерино. В город прибывал долгожданный наследник сполетского герцогства, итальянского королевства и западной империи франков!
    При этой вести у Агельтруды впервые за многие дни, прошедшие после смерти Ламберта, радостно забилось сердце, и она вновь ощутила вкус и прелесть земного существования. Целую неделю она истово молилась за своего младшего сына, которому предстояло, по ее мысли, вновь утвердить в Италии власть и могущество дома Сполето. В замке все было готово к проведению хмельного пиршества, у купцов были закуплены дорогие ковры, до блеска вычищены кухонная утварь, а для самого Гвидо были приобретены роскошные доспехи для коронации в Риме.
    Появление молодого владыки по всем правилам того времени должно было сопровождаться приветственными стонами труб и гвалтом ликующей толпы. Однако трубный возглас оказался на удивление коротким, а толпа и вовсе безмолвствовала. Агельтруда, почувствовав неладное, напряженно всматривалась из узкого окна башни замка, чтобы понять причину такого преступного равнодушия черни к приезду хозяина. Отряд Альбериха медленно и деловито заполнял собой крепостную площадь, везя в середине своей повозку с лежащими на ней людьми.
    Материнское сердце незамедлительно дало ответ на все вопросы. Отказываясь разумом верить в случившееся, Агельтруда, позабыв про необходимые приготовления своего туалета для выхода в народ, кинулась по башенной лестнице вниз, к площади. Расталкивая солдат охраны, не обращая внимания на театрально рухнувшего пред ней на колени Альбериха, она подбежала к повозке и, вцепившись в нее, издала громкий крик насмерть подстреленной птицы и лишилась чувств.
    Альберих сполна воспользовался еще одним неожиданным подарком судьбы. Поднявшись с колен, он приказал слугам отнести герцогиню в ее покои и вызвать к ней лекарей. Затем, пользуясь своими полномочиями, ранее опрометчиво выданными ему Агельтрудой, он приказал заменить людей с подъемного моста и основных башен крепости своей охраной, а отряд римской милиции разместить на площади прямо под окнами покоев герцогини. Произведя этот фактический захват крепости, который произошел молниеносно и бескровно, он, придав лицу сокрушенную мину, направился к Агельтруде. Убедившись, что, благодаря традиционному отворению крови, к герцогине вернулось сознание, он в грубоватой манере вытолкал лекарей и слуг и остался с Агельтрудой наедине.
    Агельтруда лежала в постели. Седые волосы ее разметались по подушке, глаза были пусты и безжизненны. За короткое время красивая и сильная женщина превратилась в раздавленную судьбой старуху, пытающуюся теперь найти хотя бы один мотив для продолжения своего, ставшего бессмысленным, существования. Без тени сожаления смотрел на лежащую Агельтруду Альберих, в жестокой душе его лишь промелькнула мысль об окончательной потере у него плотского влечения к этой некогда весьма притягательной особе.
    Они встретились глазами, он был стоек и хладнокровен, она на мелкие клочья растерзана. И все же Агельтруда нашла в себе силы прошептать:
    - Как это случилось, Альберих?
    Альберих не торопясь обстоятельно рассказал ей давно заготовленную легенду о засаде сарацин возле моста у Орты. В доказательство произошедшего он безжалостно сунул ей под нос сарацинскую стрелу, убившую ее сына. Заметив на стреле засохшие пятна крови, Агельтруда зашлась в беззвучном рыдании.
    Альберих ждал, когда она успокоится. Наконец плечи ее перестали трястись, глаза вновь обрели ясность и она спросила:
    - Что же теперь будет, Альберих?
    - Боюсь, милейшая и благороднейшая герцогиня, дела наши много хуже, чем вы себе представляете. Ко всем бедам, постигшим Сполето, грозит прибавиться еще одна, касающаяся вас лично.
    Глаза Агельтруды, вновь затуманившись слезами, безжизненным взором уперлись в каменный пол замка. Альберих, слегка встревожившись за ее рассудок и повысив голос, повторил ей сказанное. Второй выстрел был более удачен. Агельтруда очнулась и с немым вопросом уставилась на него. Тот пояснил:
    - Монах Хатто заговорил!
    Агельтруда даже приподнялась на своих подушках.
    - Что значит «заговорил»? Вы, …вы хотите сказать, что Теофилакт решил предать гласности подробности смерти папы Теодора?
    - К монаху применили пытки и его признания были записаны нотариями Рима.
    Агельтруда со стоном упала вновь на постель.
    - Но Теофилакт, Теофилакт ваш друг…., – речь Агельтруды начала сбиваться, – он ведь друг, он ведь может остановить ход дела.
    И, резко вскочив со своего ложа, герцогиня затараторила, как в былые времена:
    - Убрать палачей, писаря, ведшего допрос, убрать всех, кто мог бы услышать хоть слово, хоть намек. Вы ведь можете это сделать! Он ваш друг! Я найду для этого деньги!
    «Гляди ты, как эта старая змея приказывает сеять смерть, будучи сама в двух шагах от нее», - язвительно подумал Альберих.
    - Невозможно, дорогая герцогиня. При допросе возжелала присутствовать его жена Теодора. Вы же знаете, она вечно сует нос во все дела своего мужа. К тому же, говорят, лицезрение пыток ее очень сильно возбуждает. Ну вы же знаете ее, вы помните, какие у вас с ней отношения?
    - О да, эта шлюха ненавидит меня всей своей черной греческой душой. Но надо что-то делать, – на мгновение Агельтруда поникла, но новый прилив сил заставил ее вскинуть голову и вцепиться Альбериху в воротник его плаща, – Альберих, она должна умереть!
    - Вы сами говорите, что Теофилакт мой друг. Как же я могу?
    - Ради меня, ради моих детей, ради наших общих планов, ради Сполето, наконец, - она яростно дышала ему в лицо, он с трудом сдерживался от брезгливой мины.
    - Все слишком поздно, герцогиня. О результатах допроса знает сам папа. Вот его послание к вам. Он требует явиться незамедлительно в Рим.
    Альберих протянул ей пергамент. Она бегло пробежала его глазами и снова застонала.
    - А вот второе письмо. От главы римской милиции Теофилакта. Здесь уже прямо приказывается доставить вас в Рим любой ценой.
    Он сунул ей под нос второй пергамент. Агельтруда его уже даже не читала. Она была уничтожена.
    - Никуда я не поеду, Альберих. Я приказываю вам организовать оборону. Сполето по силам выдержать любую осаду. Я в свое время не убоялась самого Арнульфа, так неужели я испугаюсь сейчас низкородного грека?
    - Сейчас есть определенное отличие от ситуации того славного времени. Отряд римской милиции, посланный этим низкородным греком, уже во дворе крепости. Архонт Трифон ждет вас, он был очень любезен, разрешив мне подняться к вам одному. Убедитесь сами, – сказал он, подойдя к окну и приглашая к нему герцогиню. Но у Агельтруды уже не было сил.
    - А вы? Вы ведь тоже участвовали в этом деле?
    - Совершенно верно, милейшая герцогиня. Я восхищен вашим мужеством и рассудком, который даже в столь критическую минуту вам не изменяет. Так вот, дорогая герцогиня, я сделаю все, чтобы до Рима вы не добрались.
    Безжизненные глаза Агельтруды вновь вспыхнули.
    - Что вы хотите этим сказать, Альберих?
    - Я хочу сказать, герцогиня, что у вас осталось два пути. Как вы верно заметили, мы с Теофилактом большие друзья и даже здесь, в ваших владениях, вы не можете не чувствовать этой дружбы. У вас во дворе стоит отряд его милиции, которой приказано препроводить вас в Рим. И этого можно избежать, если вы согласитесь сей же час покинуть суетный мир, полный такого коварства и предательства, и провести остаток жизни в уютной, чистой, монашеской келье, ну скажем в Коразмусе. Говорят, этот монастырь очень любят посещать наши святые отцы, наподобие Сергия, и, говорят, святости после этих посещений у них, как минимум, не прибавляется.
    Агельтруде шутки Альбериха показались неуместными. Она нахмурила брови.
    - А второй путь?
    - Второй будет заключаться в том, что, не выдержав ударов судьбы, великая герцогиня сполетская Агельтруда, дочь Адельхиза, решит покончить с собой ударом кинжала. Уверяю вас, что в этом случае я до конца дней своих буду каяться в содеянном и сетовать, что великая женщина не оставила мне, суетном рабу своему, другого выбора. Ну а что касается Теофилакта, то он с легкостью примет на веру все сказанное мной как в том, так и в другом случае, а командир римского отряда Трифон подтвердит, что его люди, увы, опоздали.
    Агельтруду начала бить дрожь. Она поняла, что целиком и полностью находится сейчас во власти этого страшного человека. Внезапно ужасная догадка осенила ее.
    - А ведь это ты…. Это ты! Ты! Ты убил моего Гвидо!
    Альберих подавил в себе желание сию же секунду наброситься на нее, закрыть рот рукой и прошептать ей на ухо обо всех событиях, творцом которых он явился. Однако, сколь ни был воинствен его отряд, но горожане при первом же приказе Агельтруды, при одном только ее крике о помощи растерзали бы их всех. А самое главное, что, даже расправившись с Агельтрудой, Альберих стал бы в глазах всех узурпатором Сполето, которому в скором времени пришлось бы выдержать атаку разгневанных наследников, того же Радельхиза, и не было бы никого, из власть предержащих, кто выступил бы ему в поддержку. Нет, Альберих был гораздо хитрее, чем внешне казался. Поэтому камеринец только укоризненно покачал головой и даже выдавил из своих глаз какую-то влагу, должную, вероятно, обозначать слезы оскорбленного.
    - Горе затмило все-таки ваш разум, герцогиня, только этим я могу объяснить ваши страшные обвинения. Я был подле вас все эти годы, и все действия мои лучше всяких слов свидетельствуют о моей верности вашему роду. Я всем сердцем любил ваших сыновей, которые для меня, грешника, всегда были образцом благородства и смирения и, да будут Небеса свидетелем моим, не желал себе иных сюзеренов. Я очень огорчен, что тень подозрения в мою сторону омрачает ваше чело. Но, видит Бог, полет стрелы, а точнее карающую длань Небес, я был остановить не в силах.
    - И в то же время ты говоришь, что убьешь меня, ради того, чтобы самому остаться безнаказанным? Почему же ты сразу, мой храбрый и преданный вассал, обязанный мне всем, что имеешь, не прикончишь меня и не облегчишь свой выбор?
    Альберих подошел к ней и положил руку на ее щеку. Она отшатнулась, удивляясь такой фамильярности.
    - Нет, я не могу поднять на вас руку, благороднейшая Агельтруда. Сколь бы ни был жесток мой разум, но сердце мое тает, когда вы со мной рядом, а колени подгибаются против моей воли, в силу моего величайшего уважения к самой невероятной женщине, которую я когда-либо встречал. Но дело в том, что Теофилакт и его слуги также не заинтересованы в вашем прибытии в Рим, и их сердце и разум ничем не стеснены. Никто не заинтересован, даже папа Иоанн, который считает, что Святой Престол в последние годы довольно пережил потрясений и унижений. И так распорядилось Небо, что сейчас подле вас никого кроме меня не осталось. Я же готов лишь повторить, герцогиня, что являюсь верным слугой сполетского дома, который теперь находится под угрозой полного разрушения. Я вновь преклоняю свои колена перед вами, о, величественнейшая! И умоляю вас выбрать путь монашества, ибо тогда, до конца дней своих, буду благодарить Господа за то, что позволил сохранить жизнь женщине, которую боготворю.
    И с этими словами он поцеловал в лоб мать убитых им сыновей.
    - Для вас путь в Рим, это путь в небытие, моя госпожа. Тогда как, оставшись в этом мире, вы оставите себе шанс на месть. Однажды вы явитесь Немезидой для всех них, а я буду вашим карающим мечом, – и с этими словами он прижал герцогиню к себе и прижался губами к ее бледным устам.
    Он знал, что говорить и что делать. Несчастной, истерзанной женщине, потерявшей своих детей, чья собственная судьба висела на волоске от костра, этот «иудин» поцелуй показался благословением Небес. Альберих в этот момент почти физически чувствовал, как успокаивается и размягчается, словно воск, каменная душа Агельтруды.
    - Да ты прав, ты тысячу раз прав. Я сделаю все, как ты скажешь, Альберих. Я покинута всеми. И в одном тебе моя надежда, – шептала Агельтруда тому, кто несколько минут назад ей недвусмысленно дал понять, что убьет ее, чтобы обезопасить себя. Вероятно, в этот момент адекватная оценка реальности ее все-таки покинула.
    Негодяй воспользовался ее состоянием. К этому его толкал опять же холодный и безжалостный расчет. Ублажая пожилую, иссохшую от горя женщину, испытывая тошноту от одного запаха ее старой плоти, целуя ее в сморщенную по-птичьи шею, он преследовал одну, только одну известную ему цель.
    - Я готова, Альберих, готова к постригу. Обещай мне, что будешь навещать меня, что останешься со мной, до конца нашего с тобой пути. Мы отомстим им, любовь моя. Но…. что будет с моими людьми, моим замком, моим герцогством? Оно не должно достаться им! Ты, только ты можешь и должен будешь защитить его! Ты должен стать наместником Сполето до той поры, пока сюда не приедет мой брат!
    Альберих даже отвернулся от нее, жестом показывая, что сбрасывает растроганную слезу, а на самом деле, чтобы скрыть пламя победного торжества, загоревшегося в его глазах. Вот оно, то, чего он так страстно добивался и ради чего пошел на смертельный риск! Не зря он столько времени потратил на эту отвратительную старуху!
    - Только прикажите, моя герцогиня, и я, и потомки мои до конца дней своих и до последней капли крови в своих жилах будем отстаивать честь и могущество Сполето. Мы подчинимся любому сюзерену, выбранному вами в наследники, но более всего я верю и того страстно желаю, что настанет день, когда я распахну двери вашей кельи и вы сами вернетесь в мир во всем прежнем блеске и могуществе! Теперь же необходимо торопиться, ваши враги, упустив вашу душу и тело, не преминут растерзать все ваше имущество.
    - Да, да, Альберих… Только не забывай навещать меня. Я подпишу все распоряжения. Но…. Их ведь надо будет согласовать с королем и императором…. А кто будет сейчас императором? – и, вспомнив о сыновьях своих, она вновь залилась слезами.
    Альберих снова терпеливо ждал, пока она успокоится. Затем он помог ей привести себя в порядок и, как заправский постельничий, ловко одел свою госпожу в шелковые платья. Нежно подняв Агельтруду на руки, он галантно усадил герцогиню в широкое кресло и позвал слуг.
    Заранее проинструктированный камеринский священник уже битый час томился возле покоев герцогини. Там же находились и ближайшие друзья Альбериха, готовые при любом сигнале тревоги ворваться и расправиться с Агельтрудой по-своему. Теперь же они, войдя в покои, с изумлением взирали на сохранившую еще остатки величия герцогиню и дивились ее решительности и твердости, с которой она приняла обет, став спустя полчаса послушницей Евдокией.
    Агельтруда пред тем подписала манускрипт, в котором известила о распоряжении своем передать герцогство сполетское в управление Альбериху, графу Камерино и Фермо. Наследственные же права на герцогство Агельтруда по своей смерти отдавала своему брату, Радельхизу Беневентскому, о чем было составлено соответствующее письмо-прошение в Рим на имя папы Иоанна Девятого. Аналогичное письмо было составлено на имя неизвестного лица, которому суждено было бы со временем стать новым правителем империи франков. Третье письмо, схожее по содержанию, предусмотрительный Альберих попросил написать на имя Беренгария Фриульского, являвшегося сейчас номинальным королем Италии.
    Все эти письма Альберих сложил в один ларец наряду с теми документами, которыми он поверг в шок герцогиню сполетскую. Теперь пришло время рассказать и о них. Письмо Агельтруде от папы было составлено по наущению Альбериха и Теофилакта и содержало в себе приглашение герцогине прибыть в Рим, чтобы именно здесь встретить будущего императора Гвидо, ее сына. Папа резонно полагал, что Аппиева дорога, ведущая в Рим из Беневента, будет не в пример безопаснее той полуохотничьей тропы, которой пробирался Альберих. Кроме того, Рим представлялся для кандидата в императоры неизмеримо более надежной защитой, чем Сполето. В итоге папа согласился на написание этого письма, которому суждено было сыграть прямо противоположную роль. А вот второе письмо, которое написал Теофилакт, действительно было приказом об аресте Агельтруды и ее немедленной доставке в Рим. Составлено оно было вне стен канцелярии Теофилакта, его личным писарем, об этом письме никто, кроме Альбериха и Теофилакта, не знал, но оно было скреплено печатью Рима, и Альберих блестяще использовал его в качестве орудия своего шантажа.
    Утром следующего дня печальная повозка навсегда увозила из Сполето одну из самых блестящих женщин своего времени. Расставаясь со своей госпожой, Сполето, сам на тот момент не подозревая, в этот день также навсегда прощался со своей ролью неофициальной столицы Италии и начинал, тем самым, свое долгое погружение в провинциальную трясину.
    На прощание Альберих удостоил трепетного поцелуя остриженную голову Агельтруды, она благодарно и даже как-то весело помахала ему на прощание рукой. Альберих терпеливо, до конца исполняя свою партию пылкого любовника, смотрел ей вслед, а затем подозвал к себе одного из своих друзей, верзилу Марка:
    - Твои люди очень помогли нам, Марк, – сказал он, по-прежнему не отрывая взгляда от удаляющейся повозки, – я бы хотел их отблагодарить. Ничтожные смерды ведь всегда мечтают насладиться телом благородной сеньоры, даже если она уже не столь молода и упруга, не так ли?
    Марк противно хохотнул.
    -Это будет ярчайшим воспоминанием в их никчемной, грязной жизни!
    Повозка скрылась за горизонтом. Спустя время, вслед ей выехали на лошадях несколько холопов Марка. Прежде чем несчастной, полубезумной Агельтруде будет суждено достичь стен монастыря Коразмус и окончательно раствориться в них для Истории, ей предстояло пройти через еще одно унижение, о подробностях которого обычно умалчивают. Альберих еще несколько минут смотрел в направлении опустевшей дороги, кривя в ухмылке лицо, когда здравый рассудок одержал верх над стремлением немедленной мести своей бывшей госпоже. «Беренгарий, Радельхиз, папа» - мозг Альбериха быстренько составлял своему господину список его вероятных врагов, которых мог породить столь опрометчивый поступок.
    - Марк, быстро останови своих людей. Я передумал.
    Марк уперся непонимающим взором в Альбериха.
    - Чего уставился? Всему свое время, эта старуха еще может нам пригодиться. А твои люди пусть еще немного подержат пост, это для них полезно.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: VladimirStreltsov
    Категория: Приключения
    Читали: 32 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 мая 2019 | Просмотров: 42 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.