«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 4
Paprika1970 Ra
Джоник Юлия Воскова

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 13
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     AlineV (22-го, 23 года)
  •     empty_child (22-го, 33 года)
  •     fenix (22-го, 27 лет)
  •     Night Angel (22-го, 2019 лет)
  •     Nightwish (22-го, 2019 лет)
  •     Sathe (22-го, 38 лет)
  •     Алексий (22-го, 30 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2172 Кигель
    Проза Освободители миров 6 Ivan_Al
    Проза Знакомство знакомых 3 Ivan_Al
    Стихи ЖИЗНЬ... 1623 Lusia
    Проза компас переселения душ 0 mause_2610
    Флудилка Курилка 2122 KURRE
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Кирие Элейсон. Книга 3. Выживая-выживай! Эпизод 12

    Эпизод 12. 1666-й год с даты основания Рима, 1-й год правления базилевса Александра
    (август 912 года от Рождества Христова)


    - Вам не кажется, любовь моя, что ваша маленькая дочь становится для всех нас весьма большой проблемой?
    Они лежали на широком ложе совершенно обнаженными. В их любовной игре был объявлен перерыв, они уже долгое время молчали, утомленные друг другом, и ощущали на себе невыразимо приятное дуновение слабого ветерка, освежавшего эту жаркую летнюю ночь. Тускло чадили, осторожно потрескивая, два факела, ставни с окон были сняты, Рим за окном безмятежно и беззвучно дремал.
    - И, кажется, не в вашей силе склонить Мароцию на нашу сторону? – Иоанн продолжал бросать в воздух фразы, но Теодора по-прежнему молчала.
    - Ей, кажется, понравилась роль папской любовницы? Мои соглядатаи из разных источников твердят, что наш новый папа находит в ее обществе и наслаждение, и совет.
    - Быть может, это у нас фамильное. Священники нам нравятся больше воинов и ваши митры нас с дочерью возбуждают, возможно, сильнее, чем шлемы со страусиными перьями и запах крови с железом, – невесело улыбнулась Теодора.
    - Но она нетерпеливей, а может, напротив, расчетливей вас. Вы ведь начинали с причетника, она же сразу ухватилась за папский паллий.
    - Давайте прекратим упражняться в сравнении, друг мой. Мне это не нравится, – Теодора и в самом деле нахмурилась, решив не договаривать: «Тем более, что чем дальше, тем сильнее и больнее я буду в этом сравнении проигрывать».
    - Прости, любовь моя. Но вернемся к проблеме. Ваша дочь год тому назад блестяще, другого слова не подберу, охмурила Синод, и теперь епископом Рима стал этот юноша, которому, по всей видимости, тяжело было бы справляться даже с каким-нибудь провинциальным храмом и его неграмотной паствой. Ваш муж охотно поддержал Мароцию и мотивы его понятны, а раз Теофилакт с чем-то согласился, у остального Сената слово уже спрашивать необязательно. И что теперь? Анастасий может и не особо умен, но он молод и здоров, и мы отойдем в лучший мир раньше, чем успеет покрыться сединами его голова. Ваша дочь никогда не смирится с нашей любовью, а натура ее настолько уже мне понятна, что не удивлюсь, если она в ближайшие годы приберет к своим маленьким ручкам и Сполето, и Рим.
    - Я надеялась, что моя помощь в устройстве ее брака с Альберихом вернет нам прежние отношения и вроде все действительно до поры до времени получалось. Но после ее свадьбы я почувствовала не то чтобы отчуждение, но совершенно неприкрытую ненависть. Видимо, она не простила, что вы с братом так ловко раскрыли ее западню, в результате чего она попалась сама.
    Иоанн уже давно рассказал Теодоре обо всех событиях того дня в сполетском замке, благоразумно умолчав только о том, чем именно закончились для Мароции ее попытки поймать Иоанна в ловушку. Поэтому удивление Теодоры сейчас не было ни игрой, ни жестокой глупостью.
    - Обстоятельства той ночи складывались так, что в глупое и опасное положение попадали либо она, либо вы, либо я. Простите, что я не захотел оказаться в дураках.
    - Я вас ни в чем не виню, – Теодора положила свою жаркую руку на грудь Иоанну. В такую жару ее прикосновение, признаться, для Иоанна было не слишком приятным, но он отблагодарил любимую за ее жест нежной улыбкой.
    - Ну что же, если город не выкидывает свою хоругвь после первого яростного походного штурма, ничего не остается, как перейти к длительной и планомерной осаде, – сказал Иоанн.
    - Подумать только, что папская тиара сейчас висит на ушах этого пустышки Анастасия, в то время как …..
    - Спасибо, любовь моя, – с улыбкой прервал ее Иоанн, – Но давай признаемся самим себе, что если вдруг завтра наш папа отведает гнилой воды, или вдруг на него во время службы упадет плохо прикрепленная балка отремонтированного Латерана, ничто опять не гарантирует нам победы на выборах. Вместо Анастасия будет какой-нибудь Пасхалий, Григорий, Стефан и прочая. На данный момент у нас мало сторонников в Синоде и вот с этого как раз и надо начинать. Постепенно, задаривая и уговаривая, склонять их на свою сторону, делать их обязанными нам. Будет прекрасно, если нам будут доступны порочащие сведения о каком-нибудь суетном прелате. Ну а всех непокорных и откровенно враждебных надо удалять. Таким образом, настанет день, когда большинство в Синоде будет за нами.
    - Все верно, друг мой. Но чьими руками ты собираешься удалять из Синода наших противников? Это прерогатива папы или самого Священного собрания. Второе сейчас исключается, и мы вновь возвращаемся к нашему Анастасию. Надо изыскать способ, чтобы он перестал действовать согласно указаниям Мароции.
    - Будь она …….. представителем любой другой фамилии, вопроса «что делать» не возникло.
    - Вы страшный человек, друг мой. Не забывайте, не забывайте никогда, она дочь моя.
    - Придумайте план, дорогая. У вас ведь это тоже фамильное.
    - Надо их разлучить. Мароцию и Анастасия. Хорошо, если бы Мароция подольше бы оставалась в своем Сполето.
    - Путь от Сполето до Рима втрое меньше, чем от Равенны. Тем не менее, расстояние не разлучило нас.
    - О да, милый! Скорее напротив, невозможность часто видеть вас жжет огнем мою душу, и я всякий раз со слезами считаю дни, прошедшие со дня нашей последней встречи, так как не знаю, когда будет новая.
    Следующие минуты были страстны, но малосодержательны в плане решения проблем, возникших на карьерном пути Джованни да Тоссиньяно.
    - Скажите милая, я слышал, что Мароция живет теперь не в вашем доме?
    - О да, у моей дочери замашки императрицы. Она обосновалась в Замке Ангела, который по ее словам она полюбила в те дни, когда мы сражались против Адальберта и папы Христофора. На самом деле и здесь ее выбор следует признать умным и тонким. От Замка Ангела до базилики Святого Петра несколько сот шагов, а сам замок, как она успела убедиться, способен выдержать долгую осаду, в случае если колесо Фортуны вдруг повернется не в ту сторону. Теофилакт, как обычно, сделал все для удовлетворения прихотей своей любимицы и выгнал оттуда подразделения милиции, которые ютятся теперь на развалинах цирка Максимуса.
    - Она не планирует вернуться в Сполето?
    - Она пару раз наведалась туда, чтобы не бесить нашего милого Альбериха. Наш славный герцог после смерти Сергия наговорил мне такого, будто я заранее знала, что папа скончается так скоро.
    - Мне всякий раз становится смешно, когда я представляю обманутого вами герцога.
    - Никто его не пытался обмануть, так уж само собой вышло, что папа Сергий не смог помочь нам осуществить задуманное. И в отличие от вас, мой друг, Мароции при каждой встрече с герцогом отнюдь не до смеха. Поэтому она старается все время быть в Риме, ссылаясь то на свое здоровье, то на трудности переезда для сына.
    - Долго так продолжаться не может. Рано или поздно Альберих потребует ее постоянного присутствия подле себя.
    - Конечно, иначе его недоброжелатели вновь получат повод позубоскалить. И герцог лишится последней своей выгоды от брака.
    - Альберих в гневе, думается, сущий демон!
    - Не то слово, мой друг. Полагаю, что мою дочь от ярости Альбериха незримо спасает только Теофилакт. Герцога сдерживает страх потерять друга, а также страх вновь потерять дорогу в Рим.
    - Рога, которыми его награждает супруга, герцога страшат меньше?
    - Кто же знает о связи Мароции с Анастасием кроме нас с тобой, Джованни? Да и мы скорее догадываемся, чем уверены.
    - Полагаю, ее натура рано или поздно проявит себя и одного Анастасия ей перестанет хватать.
    - Благодарю вас, ваше преподобие, в ваших словах про натуру я услышала упрек себе самой. У меня нет желаний возражать вам, скажу только, что наша натура, или, уж если быть точнее, порода, содержит в себе еще такие качества, как терпение и расчет.
    - Прости, любовь моя. Прости за злые слова.
    - К сожалению, они уже сказаны и тебе уже одному не принадлежат. Но, повторюсь, я не спорю, ты, конечно, имеешь право так думать. Что же касается Мароции, то в ее планах теперь должно быть, увернувшись от кулака Альбериха, а может быть, напротив, напросившись на кулак, добиться расторжения брака и, таким образом, выйти сухой из воды и с малолетним наследником герцогства на руках. В этом случае ее сердца будут добиваться многие европейские князья, а с расторжением брака всегда будет готов помочь Анастасий. Ну а далее в Рим, туда, в борьбу, где правит распутная мать, – Теодоре вновь пришлось сдержать себя, чтобы не добавить «да к тому же стареющая».
    - Нет, в Риме ее присутствие совсем нежелательно. Она расстроит все наши планы.
    Пауза. Долгая пауза. Не очень хорошо думается в уже поздний час и после столь жаркого во всех отношениях вечера.
    - С чем связаны ее тяжелые роды, Теодора?
    - Особенностью строения ее таза. Я поняла это сама, и мои лекари мне подтвердили, что она будет страдать всякий раз, когда вознамерится родить. Может и к лучшему, что ее муж на деторождение неспособен.
    Снова молчание. Но если бы Теодора победила сейчас свою лень, охватившую своей липкой паутиной все ее тело, и, приподнявшись, взглянула бы на своего Джованни, то увидела бы, что лицо у того в этот момент наверное было сходно с лицом Тесея, нащупавшего нить Ариадны.
    - Если Мароция, в силу каких-либо причин, разлучится с Анастасием, то, что изменится?
    - Либо Анастасий начнет прислушиваться к нашим советам, либо к нашим советам будет прислушиваться кто-то другой.
    Любовники повернулись на бок лицом друг к другу. Иоанн провел рукой по струящимся волосам Теодоры.
    - Ты действительно готова на все ради меня?
    - Моей любви чужды и смешны какие-либо препятствия.
    - И часто твоя любовь бывала способна на такие подвиги?
    Теодора улыбнулась.
    - Ты знаешь, меня иногда даже обижает тот факт, что ты совсем не ревнуешь меня. Ты так уверен в себе?
    - Я уверен в тебе.
    - Насмотря на нашу натуру?
    - Мне нравится твоя натура.
    - Что ты знаешь про мою прошлую жизнь?
    - Только то, что она в прошлом. Я же уверен в тебе настоящей.
    - Почему?
    - Потому что люблю тебя и доверяюсь во всем безоглядно. Жизнь становится намного легче и светлее, когда в этой жизни есть такой человек.
    Прошло еще несколько минут, прежде чем любовники вернулись к деловому разговору.
    - Если Анастасий проявит себя глупцом, а на это у него есть большие шансы, нам придется смириться с тем, что новым папой опять станет посторонний. Это может быть человек почтенный, флегматичный, но, главное, из нашего круга. Ты же своим поведением пугаешь это хорошо прикормленное, овечье, но, увы, пока чужое стадо. Новый папа выполнит вторую часть нашего плана и очистит Синод от ярых сергианцев.
    - Помимо Синода есть еще тосканцы и сам Рим, – сказал Иоанн.
    - Здесь главное Рим. Теофилакт, как это уже выяснилось, не будет со мной открыто конфликтовать, но и помогать нам тоже не будет. Я думаю воздействовать на него через нашего сына Теофило.
    - А как у вас отношения с сыном?
    - Чудесные, ведь первый сын всегда мамин сын, а первая дочка – папина дочка.
    - Тогда это хорошая мысль Теодора.
    - Ну а что касается тосканцев, то не может же все быть безоблачно, даже на небе Италии. Очень хорошо, что с годами авторитет Адальберта только падает, а, почистив Синод, у него и вовсе не останется в Риме поддержки. Бедная Берта, – Теодора издевательски вздохнула, – мне так жалко ее!
    И она впервые за вечер непринужденно рассмеялась. Иоанн обнял ее за плечи и потянул к себе. В этот момент факелы, освещавшие покои любовников, решили, что с них на сегодня хватит и, синхронно зашипев и заплевавшись, погрузили все вокруг в непроницаемую темень.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: VladimirStreltsov
    Категория: Приключения
    Читали: 77 (Посмотреть кто)

    Размещено: 20 сентября 2019 | Просмотров: 95 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.