«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
NikiTA

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 6
Всех: 9

Сегодня День рождения:

  •     Cryptoprocta (15-го, 34 года)
  •     Никита Кот (15-го, 21 год)
  •     Юлия46 (15-го, 73 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Проза Знакомство знакомых 1 Ivan_Al
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2167 Кигель
    Стихи ЖИЗНЬ... 1623 Lusia
    Проза компас переселения душ 0 mause_2610
    Флудилка Курилка 2122 KURRE
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 186 ПисательЛюбитель
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 514 ЭрИк Уиндеман
    Флудилка Поздравления 1729 Lusia
    Литературные игры Игра \"Фразёр\" 788 Lusia
    Дуэли ОТКРЫТАЯ ДУЭЛЬ №58 \"СОКРОВИЩА ВАРГИ\" (ПРОЗА) 15 Бойко Татьяна

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Катюша

    - Милый! Будешь какао на ночь? - ласково прощебетала Екатерина Кошкина.

    - Конечно, мой зайчик! Анжи, может посмотрим вот этот фильм? – спросил высокорослый блондин в дорогущем халате, послышались крики героинь фильма ужасов. Парня зовут Николай Серов. Для него Катюша Анжела Полурова, малоизвестная актриса. Пока Серов выбирал фильм на ночь, Кошкина запихнула ему в чашку с какао всю пачку снотворного. Убить эта смесь не убьет, но проспит богатенький мальчик дня два.

    «Анжела» подала напиток Николаю, тот благодарно взял его и включил кино. На экране замелькали образы, Катя сделала вид, что ее сморило, и прикрыла глаза. Последняя капля влилась в горло Серова, он отключился, а она вскочила.

    Не зря Катя целый месяц жила у этого доверчивого богатея, успела разузнать, где он держит богатства. Кошкина сняла картину с каким-то морским пейзажем, за ней был сейф. Банально, конечно, но версия рабочая. Сигнализации нет, что неудивительно: Серов всегда ее снимает, если сам дома… И все-таки нельзя оставлять код от сейфа на рабочем столе!.. В сейфе лежали два миллиона долларов и еще камушков и бижутерии на ту же сумму. Девушка смахнула все в спортивную сумку и побежала на второй этаж – чтобы пробраться через охрану, нужна маскировка. Черные лосины, черная водолазка, синие кеды – вот и все принадлежности. Катя сделала бантик на левом кеде и, открыв окно, выпрыгнула наружу.

    Трое амбалов стояли на выезде. Кошкина грациозно залезла на ветку дерева, росшего прямо у высокого забора. Высота слишком большая, чтобы прыгать: мало того, что шума наделаешь, так еще и ноги переломаешь! Екатерина доползла до края ветки, та пригнулась под ее весом, и девушка спокойно спрыгнула на землю, приземлившись на цыпочки.

    Пятьсот метров бега и вот он - «Пежо

    », взятый напрокат.

    Алексей Миронов – самый выдающийся следователь во всем Питере. Сейчас он занимался странным делом об ограблениях, которые происходят каждый месяц уже в течение двух лет с лишним. Он выяснил, что это девушка при чем очень красивая, но толком никто из пострадавших описать ее не мог. Лучшие из лучших менты бились над фотороботом, но все бесполезно… И вот – зацепка!

    Алексей поймал одного из самых приближенных к «Багире

    » - так называли эту дамочку в криминальных кругах – Макса-лапочку. Макс известный жигало, единственная из богатых криминальщиц, кто не повелся на него, Багира. Этой самой воровке нужны сведения о богатеньких мальчиках, а Макс ей такие сведения достает через свои «связи».

    - И так, Макс… Мне нужно все о Багире, выкладывай! – прорычал Миронов.

    - Своих не выдаем! – пискнул жигало. Алексей показал ему кулак. – Хорошо, хорошо… Правда, Багира из меня лепешку сделает, если узнает. Мне нужны гарантии, что ты меня не выдашь!

    - Гарантии? – усмехнулся следак. - Да я тебя в изолятор посажу, на утро как миленький все расскажешь, если тебя там не пришибут!

    - Ладно, я расскажу тебе о ней, - сдался Макс. – А что конкретно интересует?

    - Следующая жертва Багиры.

    - Камнев Леонид Сергеевич. Известная шишка в наших кругах. Ювелир натуральный, коллекционер. Наша киса на него нацелилась. Живет в особнячке за городом, уяснил, следочек мой?

    - Заткнись, гнида… А цвет волос-то у нее какой? – задал интересующий его вопрос Алексей. Ведь никто из пострадавших не мог определенно рассказать о прическе воровки.

    - Черненькая она, а глазки зелененькие. Прямо Клеопатра… Жаль больно недотрога. Крутая слишком для меня. А такие, как ты, Ловкач, в ее вкусе! Есть огромные шансы. – Макс захохотал.

    - С чего это Ловкач? – удивился Миронов.

    - А ловкий больно! Меня-то схватил прямо за хвост! А я просто тень в нашем мире. Знаешь, мой сладенький, не советую я тебе Багиру искать, не советую. Серый за ней ухлестывает. А если посадишь кису, он ее вытащит и тебя закопает, – предостерег Макс.

    - Я должен. – Алексей рубанул кулаком по столу.

    - Долг – это последнее в таких делах. Нужно свою шкуру спасать!

    - Уходи, и чтоб Багира об этом разговоре ничего не знала!

     

    Екатерина наливала мартини, когда Леонид Камнев принимал душ. И снова пачка снотворного в высоком бокале.

    - Ленчик, ты идешь? – крикнула Кошкина.

    - Да, Мари. – Высокий парень с глазами цвета ореховой скорлупы обнял ее сзади и понюхал шею Кати. Его руки поползли вниз, но девушка вернула их в прежнее положение.

    - Нет, милый. Сначала мартини.

    «Мари

    » повела Камнева за собой в спальню на пятом этаже, взяв выпивку с собой. Леонид мигом захватил мартини и рухнул прямо на полу, не дойдя до кровати. Кошкина счастливо взвизгнула и скинула платье, под ним был ее черный рабочий наряд. Она быстро распорола матрас и вытащила кучу маленьких бриллиантов, тут же сработала сигнализация.

    Внизу послышались топот и крики ОМОНа: «Руки за голову! Никому не двигаться!» Катя попыталась открыть окно, но оно не поддавалось.

    Симпатичный мужчина тридцати лет вбежал в комнату. Екатерина бросила на него взгляд, и что-то вспыхнуло в ее глазах. Кошкина изо всех сил рванула на себя окно, и, о счастье, оно поддалось. Мужчина поднял руку с пистолетом и выстрелил. Пуля впилась Кате прямо в икру, девушка зашипела от боли, но все равно полезла в окно.

    - Не дури! Пятый этаж! – Мольба послышалась в голосе мужчины. Он ведь не хотел стрелять, хотел просто задержать ее еще на чуть-чуть, чтобы полюбоваться ей.

    - Чао! – крикнула Катя и прыгнула.

    - Чертова девка! – в сердцах рявкнул мужчина и подбежал к окну, на улице была кромешная тьма. Середина лета. Ни черта не видно.

    А Катя неслась как никогда в жизни не смотря на боль в ноге. Сердце стучало неимоверно. Забор был невысокий, не как у других олигархов. Девушка подпрыгнула и уцепилась за самый край, подтянулась, перекинула ногу, и вот, уже на другой стороне. Снова бег. Кто же ее сдал? Макс? Не может быть! Он слишком маленький в криминале, его бы не достали. Кошкина впрыгнула в новую машину и завела мотор. Сзади кто-то кашлянул. Екатерина вздрогнула, обернулась, но увидела только Макса-лапочку.

    - Как дело? – живо спросил Макс.

    - Истекаю кровью, менты. А ты что тут делаешь? Или… Постой! Ты меня сдал?! – заорала Катя. Жигало закрыл ей рот ладонью.

    - Он меня заставил! Я не виноват! Честно! Сказал про изолятор…

    - А ты трус тут же ему меня с потрохами и сдал! Какая же ты тварь! Кого я пригрела себе на шее? Кого кормлю, одеваю, обуваю, теток ему поставляю? А он? Предает при удобном случае!

    - Ну, не с потрохами, скажешь тоже! И вообще заводись давай, а то менты застукают!

    - Ладно! – Катя выехала на дорогу и покатила в город. – Что он спрашивал? И вообще, чем дышит этот мент?

    - Зовут его Ловкач. Спрашивал про твою следующую жертву. Дышит только твоим делом сейчас. Он последний и лучший из избранных. Все остальные сдались.

    Екатерина улыбнулась.

    - У тебя врач знакомый есть? – спросила она, чувствуя, что скоро завопит от боли, а слабость при жигало показывать не следует.

    - Ага, одна из моих лапушек. Доедем, покажу дорогу, а ты мне услугу, идет? – Макс потянулся своими загребущими ручками к водолазке девушки.

    - Много чести! Ты меня сдал! Понимаешь, я тебя кастрировать могу за это, а ты еще условия ставишь!

    Макс откинулся назад с грустным видом.

    - Серый тебя ищет.

    - Опять тысяча признаний в любви?

    - Я не уточнял, но уверен, что разговор серьезный.

    - Серьезный разговор у меня с Серым – это нереально. Он опять будет просить руки и сердца. – Катя засмеялась.

    - Я тебе не советую от Серого бегать, он же и грохнуть может, если надоешь ему со своими догонялками. А ментов не бойся, Серый тебя и из-под земли вытащит.

    - Спасибо за огромный дружеский совет, но Серый мне не нравится. Слишком уж он настырный!

     

    Катя спокойно шла по улице, как вдруг прямо перед ней началась драка на автобусной остановке. Два пьяных мужика сцепились насмерть. Они уже почти разломали всю остановку, когда приехала милиция. Кошкина ничего не поняла, но она почему-то тоже оказалась в одной машине с драчунами.

    Ее привезли в отделение и отправили на допрос.

    За столом следователя сидел тот самый вчерашний мужчина с пистолетом. Екатерина сделала независимый вид и села на стул прямо перед следователем. Мужчина заметил что-то знакомое в ее глазах и вспомнил описание Макса: черные волосы и зеленые глаза. Девушка по всем параметрам подходила, только как такая серая мышка могла вскруживать головы богатеям? Катя была одета в серые джинсы, голубую футболку и белые кроссовки, на плече у нее болталась сумка с тетрадями, на ней была нарисована мультяшная кошка с непомерно огромной головой. Волосы у девушки были убраны в хвост, а на глазах очки, и никакой косметики на лице не наблюдалось. Следователь не знал, но Катюша просто шла с учебы, вот и вид был нормальный.

    - Вы так и будете молчать? Я думала меня ведут расспрашивать о драке. Вы как никак следователь. – Катя показала свой жесткий характер.

    - Конечно, я опрошу тебя. Меня зовут Алексей Миронов, а тебя? – доброжелательно начал следак.

    - Мы с вами на «ты

    » не переходили, к тому же, вы не намного меня старше, и попрошу не обращаться со мной, как с ребенком, - ощетинилась Кошкина. – А зовут меня Кошкиной Екатериной Константиновной.

    - Не очень приятно. Екатерина Константиновна, не грубите следствию, а то в обезьянник посажу к тем двум, - рассердился Алексей. – Что произошло на остановке?

    - А я не думала, что такие следователи, как вы, занимаются подобными делами, - ухмыльнулась Катя. Наглая ухмылочка сползла с ее лица, когда она поняла, что только что сказала. Для нее это звучало, словно она уже знает этого Миронова, ну, или видела его при серьезном преступлении, для Алексея это означало то же самое. Он теперь полностью убедился, что это та самая Багира. И это знание распирало его изнутри, следователь так хотел повесить на нее ярлык, что стал обращаться к ней по кличке.

    - Надо же, Багира, не думал, что вот так просто поймаю тебя… Думал облаву новую устраивать, а ты сама ко мне в руки прыгнула! – обрадовался он.

    В глазах Кати промелькнул испуг, но она его ловко спрятала под маской недоумения.

    - Багира, чтоб вы знали, вымышленный персонаж. Пантера такая была в «Маугли

    », - хихикнула девушка.

    - Дурочку только не включай! Знаю я тебя, воровка!

    - Что за ужасы вы говорите? Я честно живу в своей стране. Я всего лишь студентка! Прошу вас, отпустите меня, мне нужно конспекты учить!- И Екатерина натурально зарыдала.

    Алексей засомневался: разве может преступница рыдать? Но потом решил спокойно с ней поговорить и не вешать никаких ярлыков, возможно он сильно заблуждается.

    - Ты голодная? – снисходительно спросил он. Что-то заставляло его сердце трепетать при одном взгляде на Кошкину.

    - За весь день только йогурт съела, - всхлипнула Катя.

    Миронов полез под стол искать продукты, а девушка тихо поднялась и прокралась к двери, потом также тихо открыла ее, выпрыгнула в коридор и понеслась изо всех сил. Она свернула за угол, когда послышался топот ног Алексея и его матерные крики. Катя проскочила мимо спящего дежурного и, послав воздушный поцелуй тем, кто сидел в «обезьяннике

    », вылетела на улицу. Ночь, конечно, темная, но в таком виде надолго не спрячешься. Кошкина присела прямо за крыльцом и стала ждать. Сердце бешено стучало. Через бухи своего сердца она услышала шаги Алексея, тот пошел вокруг территории здания. Что-то в этом парне было такого, что заставляло ее задерживать дыхание, когда он говорил. Даже если влюбилась, не дело воришке сдаваться в руки возлюбленного-следователя. От него взаимностью и не пахнет. А если он найдет ее, то посадит, но у нее есть заступник на воле – Серый, а если Серый возьмется за Миронова, то ему не жить. Но Катерина вовсе не хотела, чтобы с Алексеем что-нибудь сделали. Катя мечтала о бурном романе, но в нем все должны остаться живы, а при ее образе жизни такое невозможно. Значит, выход один – бежать.

    Кто-то положил руку Кошкиной на плечо и поднял ее. Катя испуганно прижалась к стене, Алексей навис прямо над ней.

    - Решила со мной в прятки поиграть? – прошипел он.

    - Простите, пожалуйста… - заикаясь, выговорила Катя.

    Выражение лица Миронова изменилось, он с какой-то трогательностью и нежностью смотрел на загнанную в угол и беспомощную девушку. Екатерина не отводила от него глаз полных восхищения и мольбы. Так бы они и смотрели друг на друга, если б не подъехала машина с новыми преступниками. Милиционер вывел из машины Макса-лапочку в наручниках. Кошкина пригнулась и проскочила под поднятой рукой следователя, преграждавшей ей дорогу.

    - За что вы его? – спросила она, ошарашено глядя в глаза Максу.

    - Приставал к гражданке, вопил серенады. За шум и взяли, - охотно поделился водитель. Опер сурово глянул на него.

    - Отпустите его, пожалуйста! Я вам залог заплачу! – Катя чуть не опустилась на колени.

    - Ладно, ладно, гражданочка! – смилостился опер. - Но только под залог!

    - Макс, пойдем. Снимите наручники, пожалуйста. Я сейчас же пойду и заплачу залог.

    Оперативник снял наручники, Катерина взяла Макса под руку и повела в здание милиции. Алексей, скрипя зубами от досады, пошел за ними – что делать, доказательств, что именно она Багира полный ноль. Ну да, она прихрамывает на правую ногу, внешность совпадает, Миронова уже не в первый раз видит, за Макса как за спасительную соломинку хватается… И все равно, прямых доказательств мало, только косвенные! Можно, конечно, попробовать задержать ее…

    - Гражданка Кошкина, а я вас никуда не отпускал! Мы с вами не закончили! – возмутился следователь.

    - У меня нет интересующих вас сведений. Я подошла к остановке в середине драки, а значит я не знаю, кто первый начал. Я не знаю причины драки. Я в драке не участвовала, следовательно, я свободна! Еще вопросы? – Катя нагло развернулась и грозно взглянула на Алексея.

    - У тебя ужасный характер! – тихо проскрипел Миронов.

    - Какой имеем, - хмыкнула Катерина и подписала документы о залоге.

    - Позвольте вопрос, откуда обычной студентки такие деньги?

    - Копила, заработала, родители прислали… Мало ли способов? – влез Макс.

    - Ну, например, украла… - продолжил логический ряд следак.

    Кошкина развернулась и залепила ему пощечину, ноздри ее гневно раздувались:

    - Мне все это надоело! Не на кого свалить преступление? Ищи другую жертву! Да пошел ты, мент вонючий!

    Катя схватила своего сообщника за руку и вылетела пулей из отделения.

    - Катюха, ты чего творишь? Это же сам Ловкач! А ты его ментярой обозвала! – возопил Макс. – Он тебя посадит!

    - Мне плевать, я завтра встречусь с Серым и перееду к нему. Пусть лучше он этой свиньей занимается! – обозлилась Катя.

    - О, подруга, да ты втюхалась! В мента! Это ж надо!

    - С чего ты взял? Я эту сволочь не переношу!

    - Да? А чего ты тогда так распинаешься о нем? Слишком много эмоций, это тебя и выдает. Ха! Багира втюрилась в Ловкача! – Макс точно ребенок смаковал эту новость, чтобы заставить Катерину мучиться. Наконец она не выдержала и схватила его за шиворот.

    - Хочешь, чтобы завтра все твои бабы тебя на британский флаг порвали? Я могу это устроить. Или ты затыкаешься, или завтра от тебя и мокрого места не останется! Даже если у меня что-то есть к Миронову, никого кроме нас это не касается. Въехал?

    - Так точно, - пролепетал Макс. – Только им не говори, ладно?

    - Я буду так же держать язык за зубами, как ты. Пошли.

     

    Катя сидела в шикарном ресторане и нервно теребила салфетку в руках. Она ждала Серого. Что делать? Сдать ему Алексея? Он его убьет. Сделать вид, что все прекрасно? Заметит фальшь.

    И почему Серый знает ее с первого класса? Ведь он настолько изучил ее, что увидит и узнает все. Хотя Катя не испытывала к нему никаких чувств, была привязанность. Сергей Сафронов надеялся, что рано или поздно эта привязанность перейдет во что-то большее, но дальше дружбы дело не шло. И вот Сережа стал ради Кошкиной главой криминального мира, и ей понадобилась его помощь.

    Что делать? Он убьет Миронова. Нужно уйти, пока Серый не пришел. Поздно, вон он уже в дверях. Черный ход? Екатерина вскочила и бросилась в кухню, но длинное платье разрушило ее планы, она запуталась в полах и растянулась посреди зала. Все посетители уставились на нее. Сергей кинулся ей на помощь.

    - Ты в порядке? – спросил он, с особой нежностью глядя на Катю.

    - В полном, - недовольно пробурчала Катерина.

    - Может, заедем к тебе, и ты переоденешься? А потом предлагаю просто погулять по улицам, - улыбнулся Серый.

    - Тебе за меня стыдно, я понимаю. Сама бы придушила такую подругу, - обреченно вздохнула Катя.

    - Нет, мне не за тебя стыдно, а за них. – Он обвел рукой сидящих. – Закрою этот ресторан к чертовой бабушке!

    - Старый добрый Сережка вернулся! Я от тебя таких выражений со школьной скамьи не слышала! – засмеялась Катя и покраснела, вспомнив выпускной. В тот вечер она накачалась вина и совсем запьянела, а Сергей отвел ее в сторону для признания в любви, Кошкина добросовестно выслушала признание, и ее вывернуло наизнанку прямо на Сафронова. Потом Сережа отнес ее на руках домой и уложил спать. После такого Катя пряталась от Серого целый месяц, но он поймал ее и снова рассказал о любви, а Кошкина предложила дружбу.

    Катя переоделась дома в обыкновенную серую одежду, чтобы не выделяться из толпы, и, взяв Серого под руку, пошла с ним гулять.

    - Зачем звала? Я думал у тебя проблемы, а ты молчишь. Мне, конечно, приятно проводить время с тобой, но все-таки у меня есть дела…

    - А, ну, раз дела, то можешь идти, - обрадовалась Катюша. Никакого разговора – никаких проблем у Алексея.

    - Ты не хочешь об этом говорить? – догадался Сергей, он читал информацию с лица Кати как с книги.

    - Да, совершенно. Поэтому даже не спрашивай об этом. Давай просто погуляем.

    - Нет. Или ты мне все рассказываешь, или я ухожу, выбирай!

    - Чего ты пристал-то? Скоро меня посадят, что еще тебе сказать? – разозлилась Катя.

    - Кто? – просто спросил Серый.

    - Что «кто

    »?

    - Следователь.

    - Алексей Миронов. Только прошу тебя, просто поговори с ним. Лично, а то я знаю твоих людей!

    - С чего ты взяла, что я захочу тебе помочь? Ты от меня уже два месяца прячешься и ответа на мой вопрос уже шесть с половиной лет не даешь.

    - Слушай, ты помнишь, что я тогда сказала? Мне нужно приличное образование, карьера, а потом уже семья, все эти пеленки-распашонки! – Катерина закрыла лицо ладонями, темнота всегда расслабляла и успокаивала ее.

    - Ты думаешь, что «жена

    » означает орущих детей, горячие обеды и постоянную стирку? – усмехнулся Сергей. – Ошибаешься, моя жена будет делать все, что захочет. Ты можешь продолжить учебу и работать по профессии, а когда захочешь детей…

    - Я поняла, поняла! Когда захочу детей, ты мне их с удовольствием сделаешь! Но я не хочу брака совсем, ты ничего не сможешь с этим поделать.

    - А может дело в человеке? Если ты встретишь Того Самого, то и замуж за него моментально пойдешь. Я умываю руки. – Сафронов развернулся и пошел к машине.

    - Наконец-то ты это понял, - буркнула Катя себе под нос и закричала вслед однокласснику: - А со следователем-то поговоришь?

    - Поговорю, - крикнул он. А про себя думал, что борьба не окончена: если не хочет быть рядом добровольно – заставим!

     

    Алексей Миронов ерзал на стуле перед начальством и давил его своими аргументами и мощным характером.

    - Ладно, снимаю шляпу, - пробурчал старый полковник Ухов. – Твои доказательства существенны. Можешь брать эту дамочку.

    - Вы не пожалеете! – крикнул Миронов, вылетая из кабинета.

    - Надеюсь, - вздохнул старый вояка.

    Следователь вбежал в кабинет с широкой улыбкой, и она тут же потекла, как воск на огне. В его кресле сидел Серый, положив ноги на стол. Он же Сафронов Сергей Никифорович, крупный бизнесмен и глава криминального мира.

    Сафронов плотоядно ухмыльнулся:

    - Проходи, садись.

    - Ноги со стола убери, - рыкнул Алексей. – А я постою, не беспокойся. Чем обязан?

    - Нет, все-таки садись, - Сергей поманил его пальцем, но ноги со стола снял.

    - Что за намеки? Извини, но за решетку я не собираюсь. – Алексей прислонился плечом к дверному косяку и насмешливо посмотрел на Серого.

    - Ах, - Сафронов возвел руки к небу в шуточной мольбе, - этот глупый юмор стражей закона! А теперь на серьезные темы поговорим. Ты, Ловкач, ведешь дело о Багире?

    - Макс знает свою работу. Допустим, я. И тебе что?

    - Завязал бы ты с Багирой. Я тебя как друг прошу, а то ведь могу и пристрелить.

    - Жук-навозник тебе друг, Серый! – хохотнул Миронов. – А с делом Багиры я не завяжу, так и передай ей.

    - Поаккуратнее на поворотах, Ловкач. – Серый встал и направился к двери. – Если что, я тебя предупредил.

    - Буду иметь ввиду. – Следователь проводил его испепеляющим взглядом и сел за свой стол.

    Сафронов набрал Кошкину.

    - Тебе нужно залечь на дно на пару месяцев, пока Миронов не угомонится. Поняла?

    - Значит, он не отступится? – Голос Кати звучал облегченно: если Алексей не отказался, значит, его не убили и не измучили.

    - Именно, - вздохнул Серый и отключился.

     

    Катя мирно шла по улице, в наушниках играла любимая песня, как ее подхватили под локти и потащили к машине милиции.

    - Что происходит? – Девушка начала сопротивляться и смогла-таки вывернуться. Милиционеры скрутили ее и надели наручники. – Это нарушение прав человека! Я на вас в суд подам!

    - Смотри лучше, как бы самой за решеткой не оказаться! Вы задержаны по подозрению в цепи ограблений, - ответил один из ментов.

    Кошкину бесцеремонно запихнули в машину, даром, что пинка не дали, и повезли к отделению милиции. Кто-то кашлянул напротив Кати, но это было больше похоже на смешок.

    - Допрыгалась? – послышался голос Миронова.

    - Ах, это тот сумасшедший, что считает меня кошкой? – прошипела Катерина. – Добились своего? Меня везут в отделение, как настоящую преступницу!

    - Еще и в обезьяннике посидишь! – заржали менты.

    Катя с достоинством вынесла все насмешки и так же гордо вошла в отделение. Ее посадили в «обезьянник

    », это был тот редкий случай, когда там никого не было. Девушка повалилась на помост и уставилась в потолок. Что ж, привыкать к такому виду? Алексей, несомненно, хороший следователь, но Катя-то хитрее.

    - Кошкина, на допрос, - рявкнул дежурный, отвлекая ее от печальных мыслей, он снова одел на нее наручники и повел к Миронову.

    Кошкина села на жесткий неудобный стул и закинула ногу на ногу, Алексей смотрел на нее как на врага народа.

    - Адвоката не желаешь? – спросил он с нотками сладкого отмщения в голосе.

    - Человек, который ни в чем невиновен, не нуждается в адвокате, - твердо ответила Катя.

    - Ну почему ты такая гордая? Мне же больше работы! Рассказала бы все по-быстрому да и все, нет, ей надо выпендриться! – разозлился Алексей и стукнул кулаком по столу.

    - Допрос начинай. – Девушка страшно хотела спать, но признаваться ни в чем не собиралась.

    - Хорошо. Назови свои имя, фамилию и отчество.

    - Кошкина Екатерина Константиновна.

    - Место работы или учебы.

    - Санкт-Петербургский институт журналистики, - Катя зевнула, это разозлило Алексея.

    - Что ты знаешь о Сером?

    - Ничего.

    - Не лги! Он твой бывший одноклассник. И ты, конечно, не знала, какую кличку он взял? – Миронов поднялся, подошел к Катерине сзади и навис над ней.

    - Я знаю только Сафронова Сергея Никифоровича как своего одноклассника. - Кошкина задрала голову и посмотрела на следователя.

    - Хорошо, а что ты знаешь о Максе-лапочке?

    - Слушай…те, вы так и будете задавать мне вопросы о моих знакомых или перейдете конкретнее к делу? – возмутилась Катя, не опуская головы.

    - Не учи меня работать, девчонка! – проскрежетал Миронов.

    Этого девушка уже стерпеть не смогла и вскочила, устремив на следователя ненавидящий взгляд.

    - Ах! Раз я девчонка, то вы – мальчишка! Не смейте мне грубить, мальчишка! – закричала она и, подойдя к Алексею вплотную, ткнула его пальцем в грудь. Миронов схватил ее и поцеловал, Катя сначала не поняла, что происходит, но потом обвила руками его шею и продолжила поцелуй.

    Минут через пять они очнулись и отпрыгнули друг от друга.

    - Ты меня поцеловала! Давление на следствие! – взревел Алексей.

    - Что?! Это я тебя поцеловала?! Да скорее рак на горе свистнет, чем я с таким сама полезу целоваться! – воскликнула Катя.

    - Ты хочешь сказать, что я плохо целуюсь?! – заорал Миронов.

    - Ну, поганенько так… На троечку! – Екатерина сделала вид серьезных размышлений. – Даже с минусом, я бы сказала!

    - ЧТО?! Да никто никогда не жаловался, а тут вылезла какая-то! – Алексей подошел к ней и снова поцеловал.

    Они бы так простояли остаток ночи, если бы в комнату допроса не вбежал толстенький человечек малюсенького роста.

    - О! – воскликнул он, заметив поцелуй, Алексей тут же отлепил от себя Катю и, сильно покраснев, уселся за стол.

    - Кто вы такой? – спросил он.

    - Свиридов Герман Генрихович, адвокат Кошкиной Екатерины Константиновны, - просто ответил человечек.

    - Гражданка Кошкина, вы же говорили, что обойдетесь без адвоката, - сказал Алексей, Катя покраснела под его испытующим взглядом.

    - Да, и не отказываюсь от своих слов. Я не знаю Германа Генриховича, и я не нанимала его.

    - Меня нанял Сергей Никифорович.

    - Ага! – восторжествовал Миронов. – Екатерина, значит, вы общаетесь с Сафроновым?

    - Что значит «общаетесь

    »? Она его невеста! – вскипел адвокат и покраснел как помидор.

    - Что?! – изумился следователь.

    - Кто?! – не поверила своим ушам Катя.

    - Он уже и свадьбу назначил. Постойте, дайте вспомнить… Четвертое сентября? Точно, четвертое сентября! – непонимающе вспоминал Свиридов.

    - Вот куда запропастился мой паспорт! – Катя лихорадочно вспоминала рассказ вахтерши в общежитии о «приличном молодом человеке

    », который спрашивал ее, а тетя Дуся его с радостью впустила.

    - Простите за мой неприличный вопрос, но что здесь происходит? – Герман Генрихович напряженно пытался постичь суть происходящего, но совершенно ничего не понимал. – Я пришел защищать мою подопечную, а тут какая-то чушь со свадьбой!

    - Ладно, я думаю, Кошкина сама разберется со своими женихами, а мы вернемся к делу. – Алексей холодно посмотрел на Катерину, словно между ними ничего не было. Конечно, это была страшная ревность. – Я могу доказать, что передо мной сидит Багира, женщина-воровка.

    - Попробуйте, - легко согласился адвокат.

    - Внешность, описанная ее сообщником, полностью совпадает.

    - В нашем городе тысячи девушек с черными волосами и зелеными глазами в возрасте двадцати пяти лет, - отмел это убеждение Свиридов.

    - В ночь, когда ее привезли к нам, как свидетеля драки, к нам доставили Максима Уварова, сообщника так называемой Багиры, и подозреваемая заплатила огромный залог за него. Есть два вопроса. Откуда у простой студентки такие деньги? И почему она бросилась спасать Уварова? – Алексей начал совсем злиться.

    - У меня есть документ о денежном переводе из Москвы от родителей Екатерины, эта сумма чуть больше залога, можно предположить, что она оплатила залог с этих денег. А об освобождении Максима… Вам не приходило в голову, что он ее друг, а друзья, как известно, помогают в сложных ситуациях? – Свиридов жеманно улыбнулся, Алексей лишь криво поднял уголки рта. Его поражало, как обыкновенный адвокат может спокойно душить его надежду на выигрыш дела.

    - Хорошо! – сорвался следователь. – У нее нога прострелена, это я ее прострелил в момент задержания, которое не удалось! Как вы это объясните?!

    - Алексей, возьмите себя в руки. – Катя смерила его ледяным взглядом.

    - Я могу показать пропуск в тир на имя Екатерины Константиновны, а если этого будет недостаточно, в суде ее тренер может подтвердить несчастный случай с оружием и описать подробности. – Свиридов положил на стол перед Мироновым пропуск в тир, на нем была наклеена фотография Кошкиной. Адвокат с особенным удовольствием защелкнул свой портфель. – Еще доказательства?

    Ноздри следователя раздувались, он сопел как слон и барабанил пальцами по столу. Катерина с жалостью смотрела на обвинителя, ей так хотелось его утешить. Но не при Свиридове же это делать?

    - Екатерина Константиновна, я думаю, вы свободны. Верно? – Адвокат взглянул на следователя.

    - Абсолютно, - проскрежетал тот и проводил Катю взглядом, когда она уходила.

    - До свидания. – Девушка печально улыбнулась.

    - Прощайте.

    Алексей схватился за голову, едва дверь за Свиридовым хлопнула: что же теперь делать? Раскрытие этого преступления принесло бы Миронову подполковника и славу по всему Питеру, как самого лучшего следователя. Но Багира легко и просто ускользнула из его рук, и ничего с этим нельзя поделать.

    А в это время Катя уже распрощалась с адвокатом и шла в общежитие. Она зашла в высокое старое здание.

    - Здравствуйте, теть Дусь! - улыбнулась она, весело глядя на неугомонную вахтершу, та громко отчитывала какого-то первокурсника за то, что тот не вытер ноги перед входом.

    - А! Явилась! – Кате не понравился тон. – Стой, куда пошла!

    - Что случилось?

    - Все, выселяют тебя!

    - Как это? Мне же еще три месяца до выпуска! – ошеломленно сказала Катерина.

    - Исключили тебя! Верка прознала, что тебя в ментовку увозили при чем в наручниках, она декану донесла, а тот уж сам принял решение, но я думаю, блин без масла жарится не будет, а, значит, Верка его как следует смазала!

    Девушка развернулась и быстро вышла на улицу. Куда идти? В отделение к Миронову? Она начала копаться в сумочке в поисках визиток. Ага, а вот и визитка Серого! Телефон и адрес. Катя махнула рукой на дороге, и перед ней остановилась серебристая легковушка.

    - Подвезете за город?

    - Туда и едем, садись! – весело ответил водитель.

     

    Через два часа Катя стояла у трехэтажного особняка и не решалась войти внутрь. Никто не знает, как воспримет ее появление Сафронов. Может, он подумает, что она готова к совместной жизни, а может, потребует взамен что-нибудь… От этих мыслей Кошкина поежилась: «Почему я считаю своего хорошего друга маньяком? Во-первых, он – мужчина; во-вторых, он – глава криминального мира. Все-таки я большая дура!» Девушка уже развернулась, чтобы идти обратно на дорогу и ловить машину в город, но тут подкатил черный джип, и из него вылез Сергей.

    - Катя? Что ты тут делаешь? – широкая улыбка озарила его лицо.

    - Я… я уже ухожу. Э-э-э… Пока! – Кошкина бросилась к выходу, Сафронов поймал ее и поставил перед собой.

    - Пойдем в дом. – Он взял ее за руку и повел в особняк, Катя, поникнув головой, смирно шла за ним.

    Когда открылась входная дверь, девушка не поверила своим глазам: все вокруг было белого цвета. Белый пушистый ковер поверх черного паркета, белые обои и даже белый камин! Катя не задумываясь прошла внутрь и сразу почувствовала уют, она обожала белый цвет. Серый словно специально готовился к ее приходу.

    - Как тебе? – довольно спросил Сафронов.

    - Невероятно! – Катя пощупала белоснежный диван и наконец вспомнила о приличиях, она раскрасневшись сняла обувь и куртку.

    - Присаживайся, - сказал Серый и плюхнулся в кресло рядом с диваном, - рассказывай, что привело тебя в мои скромные владения.

    - По сравнению с моей общагой, это настоящий рай! А ты его скромным называешь. Ну да речь не об этом… Я просто не знаю, как сказать, - смутилась Катя, присаживаясь на край дивана.

    - Говори, как есть. Я все-таки тебе не чужой человек! – Сергей с каким-то особенным удовольствием сказал последнюю фразу.

    Катя опустила голову:

    - Меня выгнали из общежития. Нет-нет, у меня есть деньги! Просто мне нужно переконтаваться пару дней, пока я не найду подходящую квартиру и работу.

    - Ты же учишься, какая работа? – удивился Сафронов.

    - Меня исключили и именно поэтому выселили. – В носу защипало, захотелось расплакаться как в детстве, когда разобьешь коленку. Катерина столько шла к этому диплому, даже воровать пошла ради оплаты обучения, а сейчас все просто рухнуло из-за каких-то сплетен.

    - Из-за чего исключили? – Сергей пересел на диван и погладил Катю по волосам.

    - Да дура Верка-сплетница донесла декану, что меня в ментовку забрали за убийство! – Девушка тихо всхлипнула. – А на самом деле Леша ме…

    Катя замолчала, она почувствовала, что ляпнула ужасную вещь. Вот-вот Сафронов вытолкает ее из своего дома, превращаясь от равности в исчадие ада… Но Серый спокойно слушал ее рассказ, на самом деле в его голове созрел план. Катя слишком сблизилась с этим поганым ментом, но она все равно будет его! Нужно оградить ее от «Леши

    ».

    - А на самом деле Миронов повязал меня, но потом твой адвокат отмазал меня по всем пунктам, - нашлась Катя, пока Серый пребывал в размышлениях. Он думал о том, было ли между Кошкиной и Мироновым что-то непозволительное, если она уже называет его Лешей.

    - Можешь пожить у меня, - улыбнулся Сафронов и поднялся, чтобы показать Катерине ее спальню. Девушка благодарно взглянула на него и проследовала за ним на второй этаж.

    Серый распахнул двери в белоснежную комнату.

    - Это спальня, ну, тут туалетный столик и прочая лабуда. Дальше дверь в отдельную ванну. В шкафу разные платья. Оденешь что-нибудь к завтраку, который состоится, - Сергей взглянул на часы, - через полтора часа, ровно в девять. И попрошу без опозданий. Нам еще нужно обсудить вопрос о твоей работе.

    Сафронов закрыл двойную дверь и ушел в свою комнату. Катя открыла шкаф и ахнула – только фирменные платья, юбки и кофточки. Глаза разбегаются. Значит, Сережа не любит закрытые ноги, раз нет брюк, что ж придется смириться, пока Кошкина живет у него. Екатерина побежала скорее в душ, так хотелось смыть всю прошедшую ночь.

    Ровно через час двадцать девять минут Катя спустилась на первый этаж для завтрака. Сергей уже сидел за столом, он с одобрением посмотрел на Катю в бежевой юбке и кофточке под тон. Сафронов читал газету в очках, Кошкина не знала, что Сергей посадил зрение после школы.
    - Доброе утро, - улыбнулась девушка. – Что читаешь?

    - Свежие новости, - ответил улыбкой Серый. – Ты что предпочитаешь: кофе или чай?

    - Неважно, боюсь, с меня хватит маленькой чашечки кофе, - сказала Катя, глядя на пышный стол.

    - В моем доме так не принято, гости должны есть все, что дают.

    - Ладно, ладно! Честно говоря, я страшно голодная. – Катерина отхлебнула кофе.

    Сергей отложил газету и внимательно посмотрел на нее:

    - Я хочу предложить тебе работу. Только не твой профиль, но все же можешь попробовать.

    - Что за работа?

    - Секретарь. Будешь работать у меня секретаршей.

    Горничная, протиравшая тут же пыль, тихо-тихо поправила:

    - Секретуткой.

    Она сказала это так тихо, что услышала только Катя, до Сергея, слава богу, ее слова не долетели.

    - Прости, секретарь не мой профиль, я вынуждена отказаться. – Катерина прекрасно уяснила слова уборщицы и становиться игрушкой в руках Сафронова не собиралась.

    - Ну, пожалуйста, я очень тебя прошу! Мне так нужен хороший секретарь, а пока я найду подходящую кандидатуру, весь мой бизнес полетит к чертям собачьим! – Сергей сделал грустные глаза, и Катя сдалась.

    - Я согласна.

    - Я знал, что могу положиться на тебя! Попробуй вот это пирожное, оно потрясающее. – Сергей искренне радовался как в школьные годы, когда Катя разрешила ему купить для нее мороженое. Кошкина почувствовала, что внутри нее зарождается что-то теплое по отношению к старому другу, что-то, чего так долго ждал Сафронов. Девушка пресекла все мысли по этому поводу одним воспоминанием о поцелуе с Мироновым. «Что ты делаешь, дура? Влюбляешься в двух сразу? Это плохо кончится!» - сказала она себе, отводя глаза от Серого. Тот тоже почувствовал что-то теплое в ее мимолетном взгляде, хотя, может, показалось?

    - Ты давай поспи часов до двенадцати, а потом поедем ко мне в офис, будешь привыкать к новому месту работы! – улыбнулся Сафронов, снова углубляясь в газету.

    - Я не хочу спать, меня душ взбодрил. Серый…

    - Не называй меня так, я тебя очень прошу.

    - Хорошо. Сереж, а у тебя, ну, как бы это сказать, были другие…кхм…женщины? Ведь не мог же ты шесть с половиной лет воротить нос от всех женщин, кроме меня! На это даже священник не способен! – Катя безумно смутилась от своего вопроса и, опустив голову под любопытным и вопросительным взглядом Сергея, покраснела.

    - А какой ты хочешь услышать ответ? Что я хранил тебе верность, как девчонка, ждущая любимого из армии? Или что я не мог найти себе покоя и искал тебя в каждой встречной, кидаясь ей в койку? Или, может, что я забыл о тебе на многие годы и у меня была куча других женщин, а вот ты появилась, и я снова у твоих ног?

    Катя покраснела от собственного эгоизма, конечно, она мечтала услышать первый ответ, но она не забывала, что Сергей абсолютно свободен и может делать все, что захочет.

    - Я, пожалуй, пойду. Что-то и вправду в сон клонит, - заикаясь выговорила она.

    - Постой, позволь мне сказать то, что развеет все твои сомнения. Я тебя люблю.

    Девушка побледнела и заторопилась уйти:

    - Я…я пойду, мне что-то плохо. Еще надо просмотреть объявления о квартирах…

    Кошкина нервно встала из-за стола, умудрившись уронить свой стул и соседний. В памяти промелькнуло, как она выслушала повторное признание в любви от Серого после злосчастного выпускного. Ошарашенная и смутившаяся выпускница-Катюша нечаянно сломала кодовый замок на своем подъезде, а потом еще и слишком сильно дернула за ручку двери своей квартиры и отломила ее. В общем, тот день закончился покупкой новой двери, так как старую распилили, и штрафом за замок. Признания Сергея заставляли Катю содрогаться от любого шороха и случайно ломать все на своем пути. Отец целыми неделями изолировал Катюшу от героя любовника. В доме была переколочена вся посуда невезучей Кошкиной, папа сразу скупил всю пластмассовую посуду, когда она поступила в продажу. Молоденький Сафронов признавался Кате в светлом чувстве раз пять за день, когда встречал ее на улицах. «Встречал

    » это слабо сказано, он просто преследовал ее, а когда увидел с другим парнем закатил страшный скандал. Катя пару раз съездила ему по лицу за время их бурных отношений, даже натравила на него дворовых мальчишек один раз, но на следующий день Сафронов приполз к ней весь избитый и снова просил руки и сердца. Отец Катюши сто раз спускал его с лестницы, а он поднимался и снова приходил. Неуклюжесть Кати так и не прошла, Сергей считал это признаком безумной любви…

    Катерина поднялась наверх и упала на кровать. Она провалилась в сон, даже не хотев этого. Снилась какая-то чушь, и иногда звучал в ушах голос Сафронова со словами любви.

    - Катя, открой! – кричал Сергей, громко стуча в дверь. Катя совсем забыла, что закрыла двери. Девушка проснулась, но открывать не хотела. Снова эта нелепая неуклюжесть, куча дурацких слов, а сейчас она хотела просто спать. И снова уснула.

    Сергей забеспокоился и позвал охранника, чтобы тот выбил двери. Катя проснулась от грохота и испуганно села на кровати.

    - Что происходит?!

    - Катя, почему ты дверь не открываешь? – окрысился Серый.

    - Может, потому что я сплю? – тоже разозлилась Катя.

    - Как можно спать, когда я так громко колочу в дверь? – не поверил Сафронов. – Ладно, ты готова ехать?

    Катя поправила перевернувшуюся юбку и кивнула.

     

    Серый и Катя долго ехали в офис, переезжая из одной пробки в другую. Конечно, в Санкт-Петербурге не такие пробки как в Москве, но рассасываются они не очень быстро. Наконец перед ними выросло высокое здание, блистающее кучей окон.

    - Мое детище, - улыбнулся Сергей. – Я вложил в это всю душу. Как тебе?

    - Обалдеть можно! – Катя прилипла носом к окну автомобиля, взирая на небоскреб. – А где я буду работать?

    - На тридцать втором этаже, самый верх, - там мой кабинет, но я в офисе появляюсь нечасто. Тебе нужно только записывать звонки, готовить мне кофе и играть в пасьянс на компьютере! – засмеялся Сафронов. – С этим справится даже умственно отсталая!

    - Значит, ты считаешь меня умственно отсталой? – разозлилась Катя. – Остановите машину, пожалуйста!

    - Приехали, - громогласно объявил шофер.

    - Вот видишь, твои капризы иногда к месту, - хихикнул Сергей.

    Катя надулась и вылезла из машины. Они вошли в крутящиеся двери, внутри было столько народу, что Катя даже не смогла толком разглядеть обстановку. Бежевые стены и пара-тройка кожаных диванов рядом с кадками цветов – каких-то фикусов. Сафронов взял ее за руку и повел к лифтам. Он нажал на кнопку и терпеливо дождался пока приедет кабина. В лифте было немного народу, но все пялились на Катерину и Сергея. Девушка быстро выдернула руку – Сергей все еще держался за нее.

    - Чего ты так стесняешься? – изумился он. – Я тебя люблю и хочу быть рядом.

    Катя не удержалась и распласталась прямо в лифте, случайно споткнувшись на ровном месте. Работники фирмы подавили смех при начальстве и поспешили выйти на своих этажах.

    - Очень мило, что ты выставляешь меня полной дурой, - пробурчала Екатерина и вырвалась из поднимающих объятий Сергея.

    - Извини. – Сафронов вышел из лифта и указал ей на небольшую стойку посреди коридора: - Твое место работы.

    - Спасибо! – Катя быстро освоилась на мягком стуле.

    - Я у себя, - быстро бросил Сергей и скрылся за матовыми дверями.

    Катя глубоко вздохнула, справляясь с паникой. Господи, она работает секретаршей у одноклассника, который вечно получал двойки! Вдруг девушка вздрогнула – зазвонил телефон.

    - Здравствуйте! Фирма «Сафронов компани

    », слушаю вас! – дрожащим голосом пролепетала Катя.

    - Мне нужно встретиться с Сафроновым Сергеем Никифоровичем. Я из прокуратуры. Меня зовут… - быстро начал голос. У Кати сладко екнуло сердце, она почувствовала вкус губ Алексея Миронова.

    - Леша… - прошептала Катя.

    - Катя? – удивился Алексей, его голос стал жестким. – Что ты делаешь в фирме Сафронова?

    - Работаю! – огрызнулась Кошкина.

    - Ладно, меня это не касается. Когда можно встретиться с Сафроновым? – В каждом слове Миронова слышался металл.

    - Подожди… - Катя начала копаться в бумагах и вытащила ежедневник. – В пять.

    - Отлично, кафе «Тетта

    ». И прости, если лезу не в свое дело, но держись подальше от Сафронова! – Алексей повесил трубку. Короткие гудки разозлили Катю, теплое чувство к Сафронову стало сильнее и совсем раскалилось до бела.

    Девушка поднялась и направилась в кабинет начальника.

    - Ммм… Катя? Какие-то новости? – спросил Сергей, отрываясь от папки с документами.

    - Да… Звонили из прокуратуры. Миронов. Назначил встречу на пять в кафе «Тетта

    », - отчеканила Катерина и открыла дверь, чтобы выйти.

    - Ммм… Катя, спасибо, что согласилась поработать у меня. – Сергей улыбнулся.

    - Не за что! – Катерина тоже слабо улыбнулась. – Кстати, зачем вы встречаетесь с Мироновым?

    - Катюша, некоторые вещи не предназначаются для твоих нежных ушек, - Сафронов покачал головой, не отводя глаз от зеленых глаз Кошкиной. Они сузились от гнева.

    - Не надо заговаривать меня! Я хочу услышать правду! – Девушка опустилась в кресло посетителя и закинула ногу на ногу.

    - Ты все равно ничего не добьешься, дела серьезные – не для девчонок! – Сергей снова углубился в бумаги.

    - Ну и дурак! – надулась Катя и убежала на свое рабочее место.

    К ней подошла платиновая блондинка со жвачкой во рту. Она надула пузырь, лопнула его и завела разговор:

    - Ты тут новенькая? Кажется, Кошкина?

    - Да, - Катя просматривала ежедневник Сафронова, надеясь найти какую-нибудь зацепку. Но что тут можно найти? Тут все под официальными именами! Какое-нибудь повторяющееся имя?

    - Отпразднуем твое назначение? – спросила блондинка, выдувая пузырь.

    - Конечно! Где и когда?

    - Сегодня в клубе «Вальтер

    », идет?

    - Идет.

    - Подъезжай туда к восьми. – Блондинка ушла.

    Катя вздохнула – ну вот, нашла себе приключения на заднее место… Она едва усидела до конца рабочего дня и сразу ушла, ссылаясь на головную боль. Сергей предложил поужинать вместе, но Катерина резко отказала.

    Кошкина быстро добралась до назначенного клуба, почти без пробок. На входе на нее налетела та самая платиновая блондинка и дала выпить какой-то дряни фиолетового цвета. В глазах у Кати почернело, и начался полный провал памяти…

     

    Катя открыла глаза, она лежала на чем-то мягком и теплом.

    - Ммм… - Девушка приятно потянулась и тут заметила… - МИРОНОВ!

    - Что? – Алексей разлепил заспанные глаза. Катерина лежала на нем. Оба они сидели в кресле уютной спальни. – Кошкина, ты опять мне снишься? Сколько можно уже? Слезай, мне и так тошно!

    Он столкнул Катю на пол со своих колен.

    - Идиот! – завопила она так, что резануло в ушах. Следователь окончательно проснулся.

    - Что ты делаешь в моей квартире? – быстро спросил он, подозрительно глядя на Катю.

    - Сама хотела бы это знать! – Кошкина села на двуспальную кровать и широко зевнула.

    - Сколько времени? – оторопело спросил Миронов.

    Катерина посмотрела на наручные часы:

    - Полвосьмого.

    - А число?

    - Двадцать шестое августа, - отрапортировала Катя. – Боже! Я же с работы ушла восемнадцатого!

    - Я ничего не понимаю! Объясни все по порядку! – велел Алексей.

    - Я ушла с работы в семь, пришла в ночной клуб в восемь, а потом эта блондинистая дура сунула мне какую-то гадость… Дальше ничего не помню, - пробормотала Екатерина под урчание голодного желудка. – У тебя еда есть?

    - Да, в холодильнике, - задумчиво ответил Алексей.

    Катя направилась на кухню. Стены и мебель цвета морской пены понравились девушке. Она открыла холодильник и заглянула в него. На полке одиноко ютились палка колбасы, сыр и сливочное масло. Холодильник был пуст, за исключением этого набора.

    - Мда… Негусто у тебя с продуктами! – крикнула Катя, протягивая руку за колбасой. Внезапно она отшатнулась, рассматривая свою руку – на безымянном пальце блестело обручальное кольцо. – Такое бывает только в Голливуде и в их долбаных фильмах… Леша!!!

    - Ну что? – Миронов неохотно пришел на кухню и сел на стул, рассматривая содержимое своего холодильника.

    Кошкина, онемев от ужаса, таращилась на его левую руку – на безымянном пальце сияло обручальное кольцо чуть потолще Катиного, но вид был тот же.

    - Куда ты смотришь? У тебя такой испуганный вид! – Алексей сам занялся изготовкой бутербродов, гостья явно была не в состоянии.

    - М-мы п-п-поженились? – пролепетала Катя сильно заикаясь.

    - Ты о чем? – усмехнулся Алексей и тут заметил кольцо на свое пальце, а, подняв взгляд, - на ее. Удивленное лицо сменила широкая улыбка. Он продолжил весело нарезать бутерброды.

    - Ты улыбаешься? – изумилась Кошкина. Еще чуть-чуть и она упадет в обморок!

    - А что такого? Давно мечтал о семейном очаге! Мечта сбылась, пусть и в пьяном одурении, - он продолжил обворожительно улыбаться. Катю это вывело из себя.

    - Ты насильно женил меня на себе! – заорала она, кинулась к нему и замолотила кулаками ему в грудь. Миронову ее удары, что слону дробинка. Он схватил ее за запястья и, встряхнув, остановил.

    - Может попытаемся жить дружно? Я все-таки твой муж теперь! – Алексей усадил вырывающуюся Кошкину на стул и засунул ей в рот бутерброд. У Кати потекли слюни, и она перестала бороться, вцепившись в еду.

    - Я не планировала замужества еще года четыре! – возмутилась она, отхлебывая кофе.

    - А я не хотел в жены такую вредину! – обозлился Миронов, но на его лице растеклась блаженная улыбка.

    - О чем ты думаешь? Наверняка что-то пошлое! – фыркнула Катя, засовывая в себя еще три бутерброда.

    - Ты почти угадала. Я думаю о первой брачной ночи, - хохотнул Алексей.

    Катя подавилась и слезящимися глазами уставилась на «мужа

    ».

    - Между нами ничего не было, - прохрипела она, проверяя пуговицы на блузке.

    - Значит, будет, - Алексей подмигнул ей и рассмеялся.

    Кошкина зло поглядела на него.

    - Ничего между нами не будет, - отчетливо произнесла она звенящим от напряжения голосом.

    - Ну не надо вот этого! Каким по счету я буду в твоем списке постельных побед? – хмыкнул Миронов. – Может у меня юбилейное место?

    - Юбилейное, даже призовое! – Катя едва удерживала слезы. – Первое! Я все еще девственница!

    Слезы брызнули фонтаном от обиды на Алексея, Катя пулей вылетела из кухни. Рыдания застилали глаза, и она, врезавшись в закрытую дверь, сжалась в комок на полу. Миронов кинулся к ней и прижал к себе.

    - Отпусти меня! Не хочу тебя никогда больше видеть! – Кошкина отталкивала его, захлебываясь в слезах.

    - Дурочка, ну куда же я тебя отпущу? – Алексей поцеловал ее в макушку.

    - Тоже мне муж! Одно тебе только надо! Отпусти! – рыдала Катерина.

    - Хватит! – резко сказал Миронов тоном следователя, подхватил Катю на руки и затолкал ее в ванную. Екатерина оказалась один на один с душем, унитазом и раковиной с зеркалом. Девушка перестала плакать и посмотрела на себя в зеркало.

    - Господи, на кого я похожа? – Кошкина оглядела свои растрепанные волосы и заплаканные глаза. И сама себе ответила: - На человека, который провел восемь дней в несознанке, и у которого муж – следователь.

    Катя нашла расческу и собрала волосы в косичку, умылась и села на крышку унитаза. Она подергала ручку двери – безрезультатно, видимо, Миронов ее запер.

    - Выпусти меня, пожалуйста! – протянула Катерина.

    - Скажи, что больше не кинешься на меня с кулаками и не будешь устраивать истерики по поводу моих глупых высказываний, - послышался приглушенный голос Алексея.

    - Не кинусь и не буду! – пообещала Катя.

    Дверь открылась и появилось извиняющееся лицо Алексея.

    - Прости за неудавшееся утро, - виновато сказал он.

    - Это самое лучшее утро в моей жизни! – Катя бросилась ему на шею и чмокнула в щеку. – Мне нужно сходить к Сереже, он наверняка волнуется.

    - Ты никуда не пойдешь, - строго отчеканил Миронов, обхватывая руками ее талию. – Этот человек опасен.

    - А так? – Катя впилась в него страстным поцелуем, от которого земля уходила из-под ног.

    - Он опасен, это ради твоей же безопасности, - пробормотал Алексей. Катя почувствовала близкую победу. Она навалилась всем своим телом на Миронова, прижав его к стене, закинула ногу ему на пояс и стала целовать. Алексей с какой-то особенной озлобленностью и настойчивостью покусывал ее податливые губы. Он хотел доказать, что не она одна может сводить с ума. Мозг Кошкиной совсем отключился, и она все больше прижималась к груди Миронова, а тот провел языком по ее губам и стал целовать шею.

    - Я в раю? – прошептала Катя, отрываясь от Алексея.

    - Нет, скорее в аду, - засмеялся он. – Мы оба горим!

    Катерина упала на крышку унитаза. Внутри у нее все пылало, кровь бешено стучала в висках.

    - Ты покраснела! – хихикнул Алексей.

    - Так ты отпустишь меня к Сергею? – смутилась Кошкина, щеки заливала краска.

    - Нет, - категорично заявил Миронов.

    - Но…

    - Ты меня пыталась соблазнить, чтобы унестись к своему Серому? – Брови следователя почти слились с его волосами и продолжали ползти вверх.

    - А ты меня целовал, чтобы заставить забыть о нем? – Кровь все никак не отходила от лица девушки, хотя в глазах читался гнев.

    - Ну, этого я не отрицаю… - кивнул Алексей.

    Катя вскочила и дала пощечину наглому мужу.

    - Ты обещала не распускать руки! – укорил он, хотя почти и не заметил легкого шлепка.

    - Беру свои слова назад! Такая скотина, как ты, заслуживает побоев! – Катя поправила одежду и волосы, метнув грозный взгляд на мужа, тот ухмылялся.

    Кошкина гордо прошагала в спальню, надела каблуки, схватила сумочку и рыкнула улыбающемуся Алексею:

    - Где тут выход?

    Следователь показал на одну из дверей, Екатерина распахнула ее. За ней была гостиная. Катя скрипнула зубами и стала открывать все двери по очереди. Наконец появился выкрашенный в зеленый подъезд, девушка шагнула за дверь.

    - Чао, ментяра вонючий! – крикнула она.

    - Гуд бай, воровка недобитая! – отозвался Миронов.

    В Кате все клокотало от злобы, она хлопнула дверью подъезда и поймала попутку.

    - Куда ехать? – спросил водитель.

    - «Сафронов компани

    »! И побыстрее, пожалуйста! – зашипела Катерина, как дикая кошка.

    - С парнем поссорилась? – добродушно предположил водитель.

    - С мужем, - неохотно поправила Катя. У нее все еще не могло уложиться в голове, что она теперь замужняя женщина.

    - Такая молодая и уже замужем? – удивился попутчик.

    - Я его настолько ненавижу, что решила отомстить! – выпалила Кошкина.

    Водитель замолчал, за всю долгую дорогу не проронил ни слова. Потом сухо попрощался и высадил девушку у высокого небоскреба. Катя подумала, что нужно забрать ежедневник. Ей совсем не нравилась эта тайна, которой никто не хотел делиться. Должно быть это серьезная история, если она связала вместе Миронова и Сафронова, главного следователя Питера и главу питерской мафии. За всеми размышлениями она не заметила, как поднялась на самый верх.

    Катерина проверила кабинет Серого – никого, двери закрыты. Девушка тихо подобралась к своему столу и нашла ежедневник. Поверх него лежала записка. На ней была фамилия – Немцев, и контактный телефон. Катя подумала, что она сошла с ума, набирая дрожащими пальцами цифры на мобильнике.

    - Алло? Я вас слушаю, - послышался приятный баритон, этот голос завораживал и притягивал.

    - Здравствуйте, вас беспокоят из фирмы Сергея Никифоровича Сафронова. Я его секретарь, Люда. Сергей Никифорович сейчас занят, он попросил меня провести переговоры с вами. Может я могу подъехать, куда вам угодно? – Кошкина закрыла глаза, чтобы уменьшить дрожание голоса и подсластить его.

    - Очень приятно, Людмила. Я буду рад встретиться с вами через час в спортивном клубе. Записывайте адрес… - чудесный голос из трубки продиктовал улицу и номер дома и отключился.

    - Уже что-то! – улыбнулась Кошкина. Вовсе не хотелось играть в детектива, но если история захватывающая, то можно и попритворяться!

    Девушка буквально вылетела на улицу и поймала такси, сунула водителю бумажку с адресом, а сама углубилась в ежедневник. Ага, вот! Тут сквозит этот самый Немцев чуть ли не каждую неделю последнего месяца! И еще какой-то Каратаев… Катя повернула голову и посмотрела в окно, проехали пост ДПС, вспомнился чертов Миронов, на глаза навернулись слезы. Сколько боли может причинить одно воспоминание! Кошкина всхлипнула и улыбнулась. Во всяком случае, если он станет совсем невыносимым, можно с ним развестись! С такими счастливыми мыслями Катя выскользнула из машины и пошла к спортивному клубу.

    За стойкой сидела милая девушка со слишком большими силиконовыми достоинствами, которые так и выпирали из-под делового костюмчика. Катерину передернуло, когда она представила себя с подобными прелестями.

    - Здравствуйте… Светлана! – Катя прочитала бейдж. – Мне назначена встреча с Немцевым…( О господи! Она же даже имя и отчество спросить неудосужилась! Какой позор!)

    - С Альбертом Васильевичем? – переспросила девушка на ресепшн. Она как-то недоверчиво осмотрела Катю, словно сравнивала ее с собой. – Ладно, подождите здесь, я позову его.

    - Скажите, что это Люда от Сафронова! – крикнула ей вдогонку Катерина.

    Через пять минут появилась Светлана, за ней шел настоящий красавец – накаченное, но неслишком тело, короткие белоснежные локоны, такая же великолепная улыбка и голубые глаза. Он был одет в кимоно с черным поясом. Светлана не сводила восторженного взгляда с этого красавца, а он даже не замечал ее, глядя на Кошкину.

    - Здравствуйте, Людмила! – Он поцеловал Катину руку. – Меня зовут Альберт Васильевич Немцев. Пройдемте вот сюда.

    Немцев провел Катерину в незаметную комнатку, что оказалась кабинетом с большим дубовым столом.

    - Присаживайтесь… - Он указал на небольшой белый диванчик в углу комнаты, Катя опустилась на него, Альберт сел рядом. – Если Сергей послал вас, чтобы разговаривать со мной, то он вам сильно доверяет.

    - О, да, просто безгранично! – подтвердила Катя, вспоминая, что Сафронов ей даже чайник не доверял в руки.

    - Я бы хотел заказать рекламу для линии моих спорттоваров, - продолжал Немцев.

    - Что? – не поняла Катя, ведь она толком и не знала, чем занимается фирма бывшего одноклассника.

    - Для линии спорттоваров, - повторил красавец.

    - Да, да, конечно! Мы все сделаем по высшему разряду! Говорите ваши требования, - Катя вытащила блокнот, ручку и начала строчить слова Немцева. Талант журналиста – умение быстро писать и выделять главное.

    - Вы все записали? – спросил Альберт, закончив монолог.

    - Да, - быстро ответила Катя, убирая записи в сумочку. – Я недавно пропустила звонок некоего Каратаева, вы случайно не знаете, чем он занимается?

    - Это владелец этого спортклуба и мой хороший знакомый, - любезно ответил Альберт. – Хотите я его позову? Он с удовольствием познакомится с вами!

    - Нет, нет! Все должно быть официально! – пробормотала Катя, вставая и направляясь к двери.

    Немцев в два шага обогнал ее и преградил дорогу. Кошкина испуганно шагнула назад и оказалась прижатой к столу.

    - Давно не видел такой красивой девушки, Людмила, - жарко зашептал Альберт. Он усадил оцепеневшую Екатерину на стол и принялся целовать ее шею, девушка нервно сглотнула и поняла, что вляпалась по самое не хочу. – Такой красивой и натуральной девушки… Эти надувные куклы уже надоели!

    Он говорил про несчастную влюбленную Светлану.

    Немцев наткнулся на явное сопротивление Кати и совсем озверел, стал срывать с нее блузку.

    - Дура, тебе же будет хорошо! – зашипел он, когда Катя задеревеневшими пальцами пыталась удержать блузку на себе.

    Раздался телефонный звонок, Немцев неохотно снял трубку, отрываясь от декольте Кошкиной. Девушка быстро запахнула блузу и тихо слезла со стола, когда Немцев отвернулся.

    - Ну кончайте этого урода, да и все! – рявкнул он в трубку.

    Катерина бросилась к выходу, он ничего не заметил. Кошкина вылетела из здания, перепугав Светлану.

    - ТАКСИ! – завопила Катя, застегивая оставшиеся пуговицы.

    Машина быстро остановилась, девушка назвала адрес Миронова. Водитель странно посмотрел на недостающие пуговицы, но все-таки тронулся с места. Катя чуть не зарыдала во весь голос, когда Алексей не снял трубку, она выбросила телефон на дорогу, где по нему сразу проехались тучи машин.

    - И не жалко? – тупо спросил водитель.

    - Знаете, я бы посмотрела на вас, если бы вас чуть не изнасиловали, а потом вы не могли дозвониться до законного мужа мента! – разозлилась Катя. – Будь проклят Миронов и вся его чертова милиция!

    За окном уже стемнело. Такси остановили гаишники из-за превышения скорости.

    - Здравствуйте! Сержант Одов. Будьте добры ваши док


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: vikulia140
    Категория: Роман
    Читали: 240 (Посмотреть кто)

    Размещено: 21 октября 2009 | Просмотров: 1547 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Phoebi (21 октября 2009 14:17)
    Очень понравилось сравнение улыбки "она тут же потекла, как воск на огне" и фраза "жук-навозник тебе друг", еще эпизод,когда адвокат ее отмазывал,только чисто юридическая формальность: прежде чем запирать Катю в обезьяннике на ночь ей должны были предоставить на подпись и ознакомление "постановление о привлечении в качестве подозреваемой", но может это и не столь необходимо. А так вообще классно! Только где продолжение? Хотелось бы прочитать! Очень буду ждать))))


    Комментарий 2 написал: vikulia140 (21 октября 2009 14:45)
    biggrin Спасибо за информацию) Приму к сведению. Про жука-навозника мне тоже нравится

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.