«    Июль 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 56
Всех: 57

Сегодня День рождения:

  •     Sandra (03-го, 26 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2776 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка
    Стихи Когда не пишется... 52 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Лезвие души. Глава 9. Падение Яркендара.

    Глава 9 Падение Яркендара.

        Когда Святодар вышел, Ярополк подошёл к нему.
        - Ты знаешь, почему началась война? – без лишних предисловий спросил он.
        Святодар нахмурился. Он спрашивал об этом Искандера. Тот сказал, что нападение было внезапным и необоснованным. От противника приезжали гонцы. Переговоры велись в строгой тайне. И, видимо, они не договорились с Радомиром. О чём? Это был большой вопрос. Войны так просто не начинаются. Святодар понял, что на самом деле не знает ответа на вопрос брата.
        - Об этом знает только Радомир, - ответил он.
        - Значит, пойдём и спросим у него, - решительно сказал Ярополк.
        Когда оба брата решительно вошли к нему, Радомир по их лицам понял, что у них есть серьёзные вопросы. Но внешне он ничем не выдал своего напряжения. Он спокойно смотрел на них, ожидая, что они ему скажут.
        - Прости за вторжение, правитель, - учтиво поклонился Святодар, - но у нас возникли вопросы, ответа на которые мы не знаем. И мы пришли за ответами к тебе, поскольку доверяем тебе.
       - Спрашивайте, - сказал Радомир.
        - Мы ведём тяжёлую войну, исход которой до сих пор не определён. Но никто из твоих верных командиров до сих пор не знает, почему началась эта война. Возможно, зная причину возникновения конфликта, мы сможем его урегулировать?
        - Неужели ты думаешь, что я не использовал бы эту возможность? Не предотвратил бы войну в самом начале? – спросил Радомир.
        Святодар замолчал. Он и сам понимал, что Радомир, заботящийся о благе государства, обязательно постарался бы сделать всё, чтобы не допустить военного конфликта с таким сильным и опасным противником.
        - Почему началась война? – прямо спросил Ярополк.
        - Целью противника является столица, - ответил Радомир.
        - Что они здесь ищут?
        Радомир промолчал.
        - Я хочу слышать ответ, - сказал Ярополк.
        Радомир выпрямился и слегка сдвинул брови.
        - Ярополк, - мягко, но твёрдо сказал он. – Я не хочу сейчас тебе отвечать. Ты только что потерял дорогого тебе человека. Сейчас ты плохо контролируешь свои слова и поступки. Я не хочу, чтобы сейчас ты наговорил мне лишнего, а потом пожалел об этом.
        - Я вполне способен контролировать свои слова и поступки, - ответил Ярополк.
        - Докажи это, - сказал Радомир. – Давай поговорим об этом потом.
        - Я хочу знать ответы на эти вопросы сейчас, - Ярополк говорил спокойно, но сквозь это спокойствие рвалась с трудом сдерживаемая ярость.
        Радомир молча посмотрел на Святодара. Тот взял брата за плечи и аккуратно стал подталкивать к выходу.
        - Он прав, брат, - уговаривал он его. – Сейчас не время давать выход эмоциям.
        Ярополк действительно разозлился. Но ясности ума он не терял. Он понял, что разговора не получится, пока они не поверят, что он успокоился и способен трезво мыслить. Доказывать им сейчас что-то было бесполезно. Он развернулся и вышел.
        Святодар остался. Он повернулся к Радомиру.
        - Но я – то способен спокойно и трезво мыслить, - сказал он. – Мне можно узнать ответ на этот вопрос?
        Радомир посмотрел ему в глаза и сказал;
        - Если бы я мог ответить тебе на этот вопрос, я сделал бы это.
        - Неужели я до сих пор не заслужил доверия правителя? – тихо спросил Святодар.
        - Заслужил, - так же тихо ответил Радомир. – Просто есть вещи, о которых никто не должен знать. Просто поверь мне. Или правитель до сих пор не заслужил твоего доверия?
        Святодар понял, что ничего не добьётся. Он молча поклонился и вышел. Радомир хмуро покачал головой. Он предвидел, что рано или поздно его командиры начнут задавать ему эти вопросы. Вопросы, на которые он не имел права отвечать. И это его молчание грозило посеять недоверие между ним и его лучшими воинами. Но ничего другого ему не оставалось.

        …Ярополк стоял на крепостной стене, глядя, как внизу копошатся солдаты противника. Ему очень хотелось спуститься туда и устроить там ад, давая выход раздиравшим его чувствам. Вся его ярость, вся боль утраты готовы были перейти в лезвие его меча, сделав его беспощадным и страшным оружием. Ярополк искренне желал, чтобы сейчас противник пошёл на настоящий, полномасштабный приступ. Тогда у него было бы полное право развернуться на этих стенах по полной. Но воины врага, как и в предыдущие дни, вяло возились у стен. Только их лучники работали на совесть. Ярополк вдруг понял, что стоит между двух зубцов, являя собой прекрасную мишень. В тот же миг стрела ударила его в грудь, отскочив от панциря. Он грустно усмехнулся. Это была обычная, лёгкая стрела из лука. Она не могла его ранить. Он повернулся и сошёл со стены. День, принёсший горечь невосполнимой утраты, подходил к концу. Следующий день должен был необратимо изменить не одну, а сотни жизней.

        …И этот день наступил. Генерал вражеского войска сидел в седле. Его конь стоял на возвышенности, с которой он отчётливо видел перед собой мощные стены, которые скоро перестанут существовать. Операция по подрыву стен вступила в завершающую стадию. Инженеры в длинных глубоких туннелях уже устанавливали заряды в нишах, выдолбленных в скальном основании, на котором покоились стены крепости и тянули от них длинные, хорошо пропитанные горючей смесью шнуры. Его войска выстраивались в штурмовые порядки на виду у противника. Чем больше воинов они пошлют на стены, тем больше потерь они понесут, когда прогремят взрывы.
        К нему подошёл командир инженерного подразделения.
        - Всё готово, мой повелитель, - доложил он. – Мы можем начинать.
        - Сколько времени пройдёт до взрыва? – спросил генерал.
        - Три, три с половиной минуты, - ответил командир.
        - Все готовы? – спросил он у стоявших за ним военачальников.
        - Пехота готова.
        - Тяжёлая пехота построена.
        - Конница на позициях.
        - Рыцари ждут приказа.
        Он глубоко втянул ноздрями воздух.
        - Начинайте.
        Командиры помчались на свои позиции. Войска начали движение к городу. А по шнурам побежали огоньки пламени. Теперь эту военную машину уже невозможно было остановить.
        Эмилио дежурил на стене. Остальные командиры занимались подготовкой ополчения, тренировкой бойцов и прочими вопросами. Он видел, как противник начал выстраивать войска. Что-то явно затевалось. Эмилио послал за командирами. Противник начал движение к стенам. Похоже, это уже был настоящий штурм. Смущало одно – сколько он ни всматривался, он не видел, чтобы они несли с собой штурмовые лестницы или тараны. Как они собираются взбираться на стены? Он повернулся и посмотрел на город. По улице двигалась группа всадников – весь командный состав.
        И в этот момент прогремел оглушительный взрыв. Огромная невидимая рука легко подняла его в воздух и бросила на крышу соседнего здания. Пробив кровлю, он рухнул на пол второго этажа. Только по счастливой случайности его не размазало о какую-нибудь стену и не пришибло падающими обломками. Он был оглушён, помят, но жив. Многим другим повезло меньше. Практически все воины, находившиеся на стенах в тех секторах, где сработали заряды, погибли или были сильно покалечены. Огромные каменные блоки, из которых были сложены стены, разлетелись в стороны, калеча всё живое и разрушая здания. Три заряда разрушили стены до самого верха, четвёртый только пробил в стене огромную брешь. Но этого вполне хватало для того, чтобы войти в город. Передовые отряды спешили укрепиться в проломах, пока оглушённая и деморализованная стража не успела организовать осмысленную оборону. Уже завязались первые стычки, уже мечи попробовали вкус свежей крови.
        Радомир мельком оглянулся на своих командиров. Они были шокированы случившимся, но никто из них ни словом, ни вздохом не показал своей растерянности. Лица у всех стали серьёзными и сосредоточенными. Они были спокойны и собраны. Сейчас было неважно, что произошло – сейчас надо было отбивать атаку, спасать город и бойцов. Радомиру даже не было нужды отдавать какие-то приказы – его командиры уже мчались на свои участки обороны.
        А армия противника уже была у стен. В двух местах защитники сумели отбить первый натиск и пытались закрепиться, не допустить прорыва противника за стены, в город. Но в двух других проломах враг уже прочно захватил позиции, обеспечивая себе надёжный проход. И его отряды, один за другим, неостановимым потоком хлынули на улицы.

        …Эмилио, отряхиваясь, вышел из дома. Его пошатывало – удар был сильным. Он чувствовал спиной, что его прочный панцирь был помят. Щит он потерял, но тяжёлая обоюдоострая секира – огромная и смертоносная, как и всё его оружие, была с ним. Выйдя из дома, он неожиданно оказался в самом центре ожесточённой схватки. Десятка три тяжёлых пехотинцев сражались на улице с прорывающимися отрядами противника. Не рассуждая, не отдавая ненужных приказов, он с ходу врубился в самый центр боя. Его воины, ободрённые неожиданным появлением своего командира, с ещё большим ожесточением навалились на противника. Но по соседним переулкам им выходили в тыл, окружали, брали в тиски. Они отступали с улицы, занимали оборону в домах. Если их не удавалось выбить сразу, противник поджигал дома. Улицы пылали, превращаясь в огненные ловушки. И в этом огне сражалась тяжёлая пехота из Вульфгара, остатки конницы из Тандера, осиротевшая пехота Ярославы, рыцари Святодара, солдаты из городского ополчения, бойцы кондоров. И в центре всех самых жарких схваток всегда были командиры обеих армий.

        …Искандер отводил гражданское население и всеми силами пытался скоординировать действия разрозненных отрядов, отрезанных друг от друга, разобщённых, потерявших командиров и ориентацию в быстро и непредсказуемо меняющейся ситуации. Он ставил лучников на крыши с таким расчетом, чтобы они прикрывали отряды, спешно строящие баррикады поперёк улиц, упиравшиеся в стратегических пунктах, создававших очаги организованной обороны. Сам он старался не подставляться зря, понимая, что сейчас он важен не как воин, а как командир, способный предотвратить панику и организовать разрозненные группы в полноценные боевые отряды. Хотя он нет-нет, да и наказывал зарвавшиеся штурмовые группы внезапным ударом. С ним были почти все его воины, прошедшие с ним мясорубку в Стикской долине. Они внезапно появлялись с флангов или с тыла, наносили неожиданный и болезненный удар и быстро отходили, не ввязываясь в затяжные бои. Если их преследовали, они наводили противника на свои отряды, подставляя его под обстрел.

        …Святодар использовал планировку широких, прямых улиц для мощных ударов своей рыцарской конницы. Они задерживали противника, пока ополчение организовывало оборону на баррикадах, а потом отходили. Постепенно пространства становилось всё меньше и вскоре Святодар приказал спешиться. Теперь его отряд сам перешёл в глубокую оборону.

        …Радомир оборонял центральный проспект. Здесь завязалось самое масштабное сражение. Сюда шли отборные части противника. И именно сюда прорывались из окружения отряды обороны. Здесь они переформировывались, получали новых командиров взамен павших и снова вступали в бой.

        …А Ярополк получил то, чего и хотел. Он с ожесточением вступил в бой. Там, где он появлялся, атаки противника теряли пробивную силу. Штурмовые отряды откатывались назад, захлёбываясь в крови. Никто не в силах был противостоять этому страшному рыцарю в чёрных доспехах. Он везде сеял смерть и хаос. Несмотря ни на что, Ярополк не бросался в бой напропалую. Он не искал смерти в бою. Он контролировал ситуацию, трезво оценивал тактическую обстановку на своём участке и появлялся там, где он был нужен своим и где его не ждал противник. Это сочетание холодной ярости и трезвого расчета делало его вдвойне опасным. Он с особенным расчётом уничтожал командиров штурмовых групп, обезглавливая их отряды и подрывая мораль бойцов.
        Вот и сейчас он с группой бойцов пробирался в двухэтажный дом, который, по донесениям разведки, занял под штаб командир крупной штурмовой группы. Дом где-то горел – комнаты были задымлены. Ярополк со своим отрядом ворвался на второй этаж. У противника здесь было меньше солдат, но сражались они отчаянно. Ярополк, свалив двоих, добрался до офицера. Их легко было опознать по шлемам, формой напоминавшим голову орла. Офицер оказался не из робкого десятка и отличным бойцом. Они схватились в сгущавшемся дыму. Между половиц пробивались языки пламени – первый этаж уже пылал вовсю. Ярополк атаковал стремительно и напористо, сбив офицера с ног. Падая, тот в щепки разнёс небольшой изящный стол – дом, видимо, принадлежал богатому человеку. Но он быстро вскочил на ноги, продолжая отчаянно отбиваться. Он отступал, пока не упёрся спиной в дверь. Ярополк, раскачав его несколькими ложными выпадами, нанёс удар, но его меч зацепил стену и, потеряв убойную силу, только ранил офицера в плечо. Тот, не имея места для размаха мечом, выхватил длинный узкий стилет и бросился на Ярополка. Тот перехватил его руку. Офицер крутанул его мимо себя и Ярополк, пробив дверь, упал на лестницу, ведущую на первый этаж. Офицер выскочил вслед за ним. Они боролись на ступеньках, пока не проломили перила и не рухнули прямо в огонь, бушевавший внизу. Через две минуты офицер, пошатываясь, вышел из огня и дыма, сделал шаг за порог дома и упал. Его стилет торчал в его горле, в узкой щели между панцирем и шлемом. За ним, кашляя, вышел Ярополк, наглотавшийся едкого дыма. Он снял шлем и вытер пот со лба. Эта схватка была жаркой и в прямом и в переносном смысле слова. И она была не последней.

        …Но противник тоже не был кротким ягнёнком. Его офицеры тоже действовали профессионально и эффективно. Они дробили силы Радомира, уничтожали мелкие отряды и постепенно, шаг за шагом выдавливали защитников из домов, зачищая улицу за улицей. А там, где появлялся генерал, ситуация резко менялась в пользу атакующих. Он руководил наступлением грамотно, толково, словно всю жизнь только тем и занимался, что брал штурмом города.

        …Радомир понял, что город удержать уже невозможно. Город пылал ярким пламенем. Столица Яркендара постепенно переставала существовать. Радомир отдал приказ отходить. Все, кто остался в живых, отходили к центральной крепости. Святодар прикрывал отход основных сил. Он последним вошёл в ворота крепости, которые закрылись за ним. Противник не стал сразу штурмовать эту последнюю твердыню защиты. Его войска добивали тех, кто не успел соединиться с основными силами, подавляя последние очаги сопротивления. Но последние оставшиеся в живых бойцы Радомира продолжали вести неравный, отчаянный бой в горящем, задымлённом городе. Короткие стычки вспыхивали то здесь, то там, хотя организованного сопротивления, единой системы обороны уже не было.

        …Радомир с болью оценивал свои потери. Поражение, нанесённое ему противником, было сокрушительным. В крепости успели укрыться, не считая гражданского населения, не больше семи сотен бойцов. Под началом Святодара оставалось около полусотни рыцарской конницы. Ярополк вывел из города всех, кого успел найти – чуть больше полутора сотен тяжёлых пехотинцев, почти четыре сотни лёгкой пехоты и сотню бойцов из конницы Искандера и городского ополчения. Были потери и среди командного состава. С ними не было Искандера и Эмилио. Видели, как Эмилио сражался в огне, не отступив ни на шаг. Видели, как он упал. Кто-то видел мельком Искандера, который со своим отрядом попал в ловушку, окружённый со всех сторон. Радомир стоял во дворе крепости, погружённый в мрачные мысли. Стены крепости были прочны и неприступны. Так он думал раньше, до того, как увидел, как рушатся городские стены. Он не знал, что за дьявольские силы использует враг, но он понимал, что если тот применит этот приём ещё раз, их ничто не спасёт. Война была проиграна. Это было ясно. Вопрос теперь только в том, сколько их ещё погибнет, прежде чем враг получит то, за чем он пришёл.
        Радомир поднял глаза. Уставшие, опалённые огнём, израненные воины устало сидели и лежали прямо на земле. Больше половины личного состава были ранены или искалечены. Святодар, знавший искусство исцеления ран и бывший неплохим хирургом, работал, не покладая рук. Ярополк заново формировал из разрозненных групп боеспособные отряды. Оба брата своим спокойствием возвращали людям надежду, вытаскивали их из бездны отчаяния. Но оба они, как и Радомир, понимали, что всё кончено. Неважно, сколько они продержатся. Это уже не имело никакого значения – война была проиграна.
        Радомир повернулся и пошёл в тронный зал. Через несколько минут туда же вошли оба брата. Радомир сидел на троне, совсем недавно унаследованном им от своего отца. Братья подошли к нему – оба уставшие, закопченные, в крови.
        - Почему началась война? – спросил Ярополк.
        Радомир посмотрел на них. Они стояли перед ним живым укором. Он понял, что просто не имеет права солгать им или утаить от них истину. Им нужна была только правда и они имели полное право знать её.
        - То, что им нужно, находится здесь, - сказал Радомир, - в этом зале.
        Братья переглянулись.
        - Ты имеешь в виду трон правителя Яркендара? – спросил Святодар.
        - Нет. Кристалл Защиты.
        Братья ошеломлённо уставились на него.
        - Что? – Святодар просто не поверил своим ушам.
       - Что такое Кристалл Защиты? – спросил Ярополк. – Я слышал об этом, но отрывочно, туманно. Многие считают, что это всего – лишь легенда. Что это на самом деле такое?
        Радомир понимающе покачал головой.
        - Для того, чтобы скрыть от врага правду об этих уникальных артефактах Основателей, было сделано всё. В том числе, в умы людей из поколения в поколение закладывались «знания», что Кристаллы Защиты – всего лишь одна из легенд времён Битвы Богов. Но они реальны. Эти кристаллы обладают неизвестными нам свойствами. Они были завезены в наш мир во время пришествия Основателей. Они обладают способностью создавать невидимую ударную волну, не причиняющую вреда живым людям, но подчистую уничтожающую любую нечисть и порождения Тьмы.
        - Значит, так люди севера уничтожили одну из армий Тьмы! – воскликнул Святодар.
        - Да, - ответил Радомир. – Именно так. После последней войны с Тьмой был в тайне собран совет самых влиятельных правителей всех земель, по которым прошли армии врага. Инициаторами этого был Орден Хранителей.
        - Те самые маги, которые помогали справиться с колдунами Тьмы? – спросил Ярополк.
        И Святодар и Радомир одновременно кивнули головами, поскольку оба знали, о чём идёт речь.
        - Маги, - продолжил Радомир, - за время войны всеми силами старались сохранить артефакты Основателей, которые враг искал везде и всюду, уничтожая их. Именно они являлись хранителями многих секретов, в том числе тайны Кристаллов Защиты. Во время войны они собрали всё, что только смогли найти и спасти. На этом совете правителям был открыт секрет этого оружия, смертоносного для нечисти. Кристаллы были розданы им, для того, чтобы обеспечить защиту самых сильных и густонаселённых государств. Каждый из правителей поклялся, что сохранит эту тайну до тех пор, пока не настанет время передать её своему наследнику или пока не придётся использовать кристалл против тёмных сил. Мой отец был в числе тех, кто получил эту великую честь. Именно за этим кристаллом и пришёл Конрад.
        - Конрад?! – изумлённо воскликнул Святодар. – Конрад Лерой?!
        - Да, - удивлённо посмотрел на него Радомир. - Ты его знаешь?
        - Встречались мельком, - ответил Святодар, не вдаваясь в подробности.
        - Значит, Конрад пришёл за Кристаллом Защиты, - вернулся к разговору Ярополк. – И он прислал гонцов с требованием отдать его. Ты, естественно, отказался. Он начал войну. Но зачем он ему понадобился?
        - Конрад утверждал, что его народ был почти уничтожен и изгнан со своей земли новой армией Тьмы.
        Святодару при этих словах показалось, что по тронному залу с еле слышным злобным завыванием пронёсся ледяной ветер. Он слегка вздрогнул.
        - Этого не может быть, - сказал он. – Разве они все не уничтожены? Неужели, всё может начаться сначала?
        - Я не знаю, лжёт ли Конрад или нет, - сказал Радомир, - но в любом случае я отказался отдавать Кристалл. Если он лжёт, его нельзя отдавать. А если нет, то тогда тем более я должен оставить Кристалл в Яркендаре. Дело в том, что он может сработать только один раз. После этого он в течение полугода будет набирать силу для нового удара. Значит, его можно применять только в случае крайней опасности. Второй раз его можно просто не успеть использовать.
        - Вопрос в том, лжёт ли он или нет, - задумчиво сказал Святодар. – Думаю, что нет. Иначе, зачем так упорно добиваться его, не считаясь ни с его потерями, ни с нашими жертвами?
        - Именно это меня и смущает, - признался Радомир.
        - Значит, даже, если бы мы даже выстояли в войне с Конрадом, следом за ним пришла бы армия Тьмы? – спросил Ярополк и все трое замолчали.
        Каждый из них с щемящим чувством обречённости представил себе, как на истерзанную, разорённую землю Яркендара хлынет мощная, неостановимая армия мертвецов и прочей нечисти. И разбитые, практически уничтоженные войска Радомира уже не смогут ей противостоять. Это был конец. Святодар понял, почему так активизировалась всякая нечисть, например, оборотни в Ночном Лесу.
        - Кстати, Радомир, - Святодар решил задать вопрос, который однажды мелькнул в его голове, - почему ты решил известить меня о войне таким странным способом?
        - О чём ты? – не понял Радомир.
        - Почему ты послал гонца-призрака? – пояснил Святодар. – Я не знал, что ты практикуешь чёрную магию.
        - Я посылал не призрака, - удивлённо ответил Радомир. – Я послал одного из своих офицеров с двумя солдатами для охраны.
        - Странно, - и Святодар рассказал ему о том, как Ярополк получил его послание.
        - Святодар, я не посылал никакого монаха-призрака. Ты сам сказал, что я не практикую чёрную магию.
        - Тогда кто это сделал?
        - Подождите, - Ярополк что-то вспомнил. – Радомир, каким путём гонцы направлялись к нам? Через Северный Перевал или через Ночной Лес?
        - Через Лес, - ответил Радомир. – Так было быстрее. Тем более, что мы считали, что дорога через Лес безопасна. Мы ещё не знали, что там снова появились оборотни.
        - Дело в том, что, когда мы ехали сюда с Лео и Радой, мы наткнулись в Лесу на останки троих человек, - сказал Ярополк. – Их, практически, невозможно было опознать. Видимо, напоролись на оборотней. Мне тогда показалось, что на них была форма того образца, которую носят твои воины. Теперь я в этом уверен. Возможно, это и были твои гонцы.
        - Если так, то кто доставил послание? – спросил Радомир. – Не оборотни же об этом позаботились?
        Ярополк недоумённо пожал плечами и посмотрел на брата.
        - Ладно, это сейчас уже не так важно, - сказал тот. – Что нам теперь делать с Конрадом? Я уже не сомневаюсь, что он возьмёт крепость. Даже, если для этого ему понадобиться переступить через наши трупы. Я думаю, что теперь мы уже не сможем выстоять против него. Рано или поздно он войдёт сюда.
        - Что ты предлагаешь? – устало спросил Радомир. – Отдать кристалл?
        - Да. Мы всё равно его не удержим. Но можно отдать его так, чтобы понести наименьшие потери. Можно попробовать договориться с Конрадом. Можно отдать ему кристалл, чтобы избежать новых жертв, но при этом взять с него слово чести, что, после того, как он будет использован, он вернёт его назад.
        - Думаешь, он пойдёт на это? – спросил Радомир.
        - Иначе он теряет драгоценное время. А если на его землях хозяйничает армия Тьмы, каждый день для него дорог.
        Радомир молча кивнул. Он видел земли, на которых хозяйничали армии Тьмы. Там, где они держали власть больше года, гибли даже растения. Земля становилась пеплом. Именно поэтому Конрад так спешил.
        - Он даст такое слово?
       - Даст. Если на переговоры с ним поеду я.
        - И я поеду с тобой, - быстро сказал Ярополк. – И не спорьте. Я не отпущу брата одного.
        Радомир задумался. В усыпальнице лежала мёртвая Ярослава. В городе, среди сгоревших домов затерялись тела Эмилио и Искандера. Святодар и Ярополк были его последними командирами. Если он и их потеряет, остатки армии будут окончательно деморализованы. Но если они не смогут договориться, крепость всё равно падёт – днём раньше, днём позже – какая разница? Но в таком случае жертв будет куда больше.
        - Хорошо, - решил он. – Завтра утром мы запросим переговоры.
        - Хорошо, правитель.
        Братья поклонились и вышли. Они узнали всё, что хотели. Никто из них не собирался упрекать Радомира в чём-либо. Он действовал строго в интересах государства, обороняя его территорию от посягательств любого врага, заботясь о его безопасности. Так же, как и Конрад ради сохранения своего государства и спасения своего народа готов был взять на себя ответственность за развязанную им войну. Его тоже было трудно винить. Но легче от этого не становилось. И погибших на этой войне уже не вернуть.
        Братья вышли во двор в тот момент, когда часовые на стенах закричали, что противник атакует. Конрад, сосредоточив в городе все свои силы, пошёл на приступ, несмотря на то, что его люди тоже устали за целый день напряжённых уличных боёв, несмотря на то, что уже опускалась ночь, накрывая милосердной тьмой все ужасы разрушенного, горящего, окровавленного города. Но он спешил и справедливо полагал, что атаковать надо сейчас, пока защитники крепости ещё не пришли в себя, пока они ещё деморализованы своим поражением. И его армия пошла на приступ.
        Святодар и Ярополк сражались на стенах. Сейчас некогда было рассуждать о том, кто прав, кто виноват. Сейчас необходимо было остановить врага, не дать ему оседлать стены, пробить ворота, войти в крепость. Любой ценой они обязаны были продержаться до утра. Конрад обстрелял крепость горящими стрелами. Женщины и дети тушили их, падали, сражённые новыми стрелами, а мужчины отчаянно рубились на стенах. Смерть гуляла по полной программе, собирая богатый урожай.
        Это была трагедия. Трагедия для людей, которые здесь и сейчас истекали кровью и теряли родных, близких и любимых. Правда, для истории это был всего-навсего крохотный эпизод одной из незначительных, почти незаметных войн прошлого, о многих из которых ни строчки не будет написано. Вся кровь и боль этих времён уложится в одну фразу в учебнике истории, что-то типа: «В (таком-то веке) на территории (таких-то государств) часто происходили небольшие локальные войны, на некоторое время ослаблявшие их политическую и экономическую мощь, но в целом не оказавшие большого влияния на общий ход развития цивилизации»… Вот и всё. Никто не напишет о матери, муж и двое сыновей которой погибли, сражаясь в ополчении, а сама она погибла от случайной стрелы. Никто из поколений будущего не вспомнит о её дочери, в шесть лет оставшейся круглой сиротой и сошедшей с ума оттого, что её маленький детский разум не смог вместить в себя весь ужас происходившего. А ведь ничего необычного или сверхжестокого не происходило. Всё было так, как на любой войне, в любом бою.
        В какой-то момент казалось, что враг всё же пересилит их. Ярополка даже сшибли со стены и он упал с трёхметровой высоты на помост внизу, едва не проломив его. Крепко ушиб спину. Но снова поднялся и ринулся в бой.
        Святодар сражался за десятерых. Его белые доспехи были хорошо видны в свете многочисленных факелов. Он был ориентиром для своих и мишенью для чужих. Его атаковали особенно яростно. Но он стоял непоколебимо, как скала.
        Атака противника всё же захлебнулась. Штурм продолжался почти до трёх часов утра. Но воины врага тоже были людьми. В конце концов и они выдохлись. Надави Конрад ещё сильнее – и крепость бы пала. Но он вынужден был бросить часть сил на подавление отрядов, всё ещё продолжавших упорно сражаться в уже сданном, уничтоженном, обречённом городе. Видимо, среди них остался командир высшего ранга, сумевший их объединить. И теперь этот командир наносил им удар за ударом, держа в постоянном напряжении их силы. Он наносил удар и исчезал. И тут же – новый укол в другом месте. Они были похожи на рой насекомых, ничтожно маленьких, но способных довести огромного быка до безумия. Именно из-за них Конрад не смог навалиться на крепость всеми силами, сначала одной волной, измотав защиту, а потом второй волной, теми воинами, которые за это время должны были отдохнуть, поесть, попить и набраться сил. Не удалось. Значит, ему придется потерять ещё несколько дней. Конрад не знал, насколько на самом деле плохи дела в крепости. Если бы он знал, сколько на самом деле там осталось воинов, он не остановил бы штурм. И крепость пала бы уже этой ночью.
        Когда стало ясно, что штурм закончился, Ярополк медленно, скользя по стене спиной, опустился на холодные каменные плиты, скользкие от пролитой крови. Святодар, доспехи которого были покрыты этой кровью, подошёл к нему и устало опёрся на свой меч.
        - Как ты, брат? – спросил он.
        - Жив, - ответил Ярополк.
        – Иди, поспи, брат.
        - А ты?
        - Расставлю караулы…
        - Нет, Ярополк, - сказал Радомир, подошедший к ним и слышавший их разговор. – Оба спать. Немедленно. Это приказ.
        Святодар и Ярополк молча кивнули. Они оба видели, как Радомир сражался на стенах наравне со всеми. Его нельзя было назвать ни слабаком ни трусом. За это его и уважали. Как мужчину и воина. Король-воин. Это ценилось. Братья устало ушли. Им действительно необходимо было отдохнуть.
        Ярополк, рухнув в кровать прямо в доспехах, мгновенно уснул.

        …Нежные ладони мягко коснулись его спины. Он слегка вздрогнул.
        - Досталось тебе сегодня, - с тихим вздохом сказала она. – Спина – сплошной синяк. Сильно упал?
        Ярополк резко подскочил и сел на кровати. Серые, красивые глаза смотрели на него ласково и сочувственно.
        - Ты?! – изумлённо выдохнул он.
        - Тихо, тихо, - Ярослава отодвинула в сторону его панцирь. Он и не почувствовал, когда это она успела его раздеть. Её ладони прошли по его избитому, измученному, обессиленному телу. От её прикосновений становилось легче, словно она снимала его боль и усталость. Ярополк протянул руку и слегка коснулся её кончиками пальцев. Потом взял её за плечи обеими руками. Она улыбнулась.
        - Не смотри на меня так, - сказала она. – Не так уж долго мы не виделись.
        Ярополк боялся слово молвить, боясь, что это видение исчезнет так же внезапно, как и появилось. Ярослава тихонько рассмеялась.
        - Что молчишь? Ты мне не рад?
        Она придвинулась к нему и поцеловала в губы. Он ощутил её тепло, запах её кожи и волос. Её руки обвили его шею, а пальцы зарылись в мягких, послушных волосах. Одурманенный, ошеломлённый, он забыл все свои вопросы. Он жадно обхватил её руками, крепко сжав в объятиях. Неважно, как ей удалось вернуться. Теперь он никому её не отдаст. Никому! Даже смерти, будь она проклята! Он целовал свою любимую женщину напропалую, лаская её такое родное, желанное тело, сходя с ума от её близости, с восторгом чувствуя, как она отвечает на его ласки. Она медленно опустилась на спину, притянув его к себе. Её губы откликались на его поцелуи, а сердце билось, как всегда – быстро и громко. Она на миг разорвала череду бесконечных ласк и посмотрела в его глаза.
        - Ярополк, - тихо сказала она. – Обещай мне одну вещь.
        - Что? – Ярополк замер.
        - Не ищи смерти, - Ярослава говорила твёрдо, настойчиво. – Не смей уходить. Ты нужен этому миру. И неважно, что ещё тебе придётся испытать, через что пройти. Не смей умирать.
        Она приподнялась, мягко, но сильно толкнув его на спину.
        - Слышишь меня? Не смей умирать! Этим ты ничего не исправишь. Только сохранив этот мир, ты сможешь спасти любовь. Запомни это.
        Ярослава смотрела на него требовательно и серьёзно.
        - Обещаешь?
        - Обещаю, - просто сказал Ярополк.
        Ярослава улыбнулась и нежно поцеловала его. В губы. В щёку. В лоб. В брови. Он закрыл глаза и она поцеловала их. А потом слегка отстранилась от него. Он протянул к ней руки, но не ощутил её тела. Ярополк резко открыл глаза, поднялся…

        …И понял, что сидит в пустой кровати, в доспехах. Один. Никого рядом с ним не было. Это был всего лишь сон.
        Ярополк тихо, обречённо застонал. Безумная надежда, коснувшаяся его разбитого сердца, оказалась призрачной и неверной. Ярополк понял, что больше не сможет уснуть. Он поднялся, взял меч и пошёл во двор. Проходя мимо комнаты Святодара, он заметил в ней свет. Тихонько приоткрыв дверь, он увидел, как брат молится. Он тоже не спал. Ярополк неслышно прикрыл дверь.
        Выйдя во двор, он с удивлением заметил, что уже утро. Солнце только-только начало вставать. Значит, поспать ему всё же удалось.
        Мимо него, слегка пошатываясь, прошла маленькая девочка. Ярополк, мельком увидевший её глаза, понял, что она безумна. Он поймал её рукой и, опустившись перед ней на колени, развернул её к себе. Её глаза были пусты и бессмысленны. Ярополк посмотрел в них, подчиняя её рассудок себе. Он увидел то, что свело её с ума. Впрочем, то, что в свои шесть лет успела повидать эта маленькая девочка, могло свести с ума и взрослого человека.
        Ярополк настойчиво и властно сказал ей;
        - Забудь.
        Девочка вздрогнула. Её глаза приобрели осмысленное выражение. Она хлопнула большими пушистыми ресничками и улыбнулась ему. Ярополк облегчённо вздохнул. Получилось. Он поднялся с колен и, подозвав к себе одну из женщин, поручил ей заботиться о девочке.
        - Если что-то понадобится, скажите мне. У вас всё будет, - пообещал он.
        - Не беспокойтесь, господин, - ответила женщина. – Я буду ухаживать за ней, как за родной. Моя-то звёздочка ясная погасла. Сгорела в доме в городе.
        Женщина смахнула рукой слёзы и отвернулась. Ярополк повернулся и пошёл проч.
        - Как тебя зовут, маленькая? – услышал он за своей спиной вопрос женщины.
        - Ярослава, - ответила девочка.
        Ярополк на миг замер. Потом мотнул головой, чувствуя, как вдруг запершило в горле и пошёл быстрее.
        Стоя на стене, он смотрел на лагерь противника. Он явно готовился к новому штурму. Ярополк посмотрел на крепость и увидел, как во двор вышел Святодар. Брат, почувствовав его взгляд, поднял глаза. Даже отсюда он видел, что глаза Ярополка по-прежнему черны как ночь. Такого раньше не было. В гневе глаза брата чернели, но потом снова становились тёмно-карими, спокойными, добрыми. А после смерти Ярославы они так и остались чёрными, страшными. Святодар понял, что это не гнев. Это – чёрное, мучительное горе. Он тяжело вздохнул. Такую боль может вылечить только время. Он махнул ему рукой. Надо было ехать на переговоры. В это время в голове у него щёлкнуло и он услышал голос.
        «- Святодар, Ярополк, где вы? Вы живы? Ответьте!»
        «- Мы живы, Ратибор, - немедленно откликнулся Святодар. – Мы в крепости. Где ты?»
        «- Рядом, - ответил тот».
       «- Не входи в город! Он занят войсками противника! – предупредил Святодар. – А, лучше, возвращайся домой. Через Северный перевал».
        «- Но…»
        «- Никаких «но»! – не дал ему возмущаться Святодар. – Ты здесь ничем уже не поможешь. Война проиграна, братишка».
        «- Вы её, может быть и проиграли, - заявил ему Ратибор. – А вот я её собираюсь выиграть!».
        «- Святодар, давай сюда, - сказал Ярополк».
        Святодар быстро поднялся на стену.
        - Смотри, - вслух сказал Ярополк.
        Святодар посмотрел на холмы за городом. На них, ярко освещённая лучами восходящего солнца, ровными рядами выстраивалась конница. Не меньше тысячи. Братья недоумённо и радостно переглянулись. Это было невероятно, но это могла быть только конница Баэля. Они оба узнали его штандарт. Баэль был мёртв, но его войска стояли у стен города, там, где ещё вчера стоял Конрад, готовясь к решающему штурму.
        «- Вы посылали меня за подкреплением, - сказал Ратибор. – Вот я и привёл вам подкрепление».
        Святодар рассмеялся и хлопнул Ярополка по плечу.
        - Ну, что, брат, кажется, у нас появился ещё один козырь в переговорах? Пойдём?
        «- Ратибор, ни в коем случае не атакуйте, пока я не разрешу, - предупредил Святодар. – Что бы ни произошло. Ты понял?»
        «- Понял, брат».
        «- Молодец».
        Святодар и Ярополк сели на коней. Парламентёр на стене уже вёл переговоры с одним из командиров Конрада, запрашивая его о беспрепятственном проезде переговорщиков. Пока сообщили Конраду, пока он прислал гонца с согласием на переговоры, братья мысленно успели подробно обсудить то, что они будут говорить Конраду, учитывая неожиданную поддержку, приведённую Ратибором. В конце концов, ворота открылись.
        Радомир провожал их с новой надеждой. Он уже видел войска Баэля, так неожиданно появившиеся у города. Он жалел только об одном – что они не появились на пару дней раньше.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Сталь.
    Категория: Роман
    Читали: 164 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 августа 2011 | Просмотров: 1089 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Kors (15 июля 2012 01:07)
    обоюдоострая секира
    - это оружие именуется топор-лабрис. Секира - однолезвийный топор на длинной рукояти. Это так, мелкий укус... А вот укус покрупнее... Опять все бои описаны суховато, нет ощущения, что где-то лязгала сталь, била фонтаном кровь, с глухим стуком падали отсечённые головы, хлюпала под ногами земля, и крики раненных врезались в уши, и запах крови, смешиваясь с гарью пожаров, будоражил кровь бойцов обеих армий, заставляя атаковать с удвоенной силой в неистовом яростном желании утолить жажду убийства (ну ладно, ладно, победить, это я малость увлёкся)))



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.