«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 43
Всех: 45

Сегодня День рождения:

  •     ant (17-го, 36 лет)
  •     lory_dvain666 (17-го, 28 лет)
  •     mgvrez (17-го, 43 года)
  •     PoliNochka (17-го, 32 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1822 Safona
    Стихи Сырая картошка 15 Мастер Картошка
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2758 Кигель
    Флудилка На кухне коммуналки 3073 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 709 Моллинезия
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 30 ФИШКА
    Флудилка Курилка 2279 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 220 Мастер Картошка
    Конкурсы Обсуждения конкурса \"Золотой фонд - VII\" 8 Моллинезия
    Конкурсы Конкурс \"Золотой фонд - VII\" 47 Сталь.

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Лезвие души 2. Легенды севера. Глава 2. Кайлыгын.

       Глава 2
       Кайлыгын.

       Через две недели, оставив в стороне Плато Солнца, где располагалась столица горного государства кондоров, которым правил Конрад Лерой, они приблизились к границе северных королевств. Погода явно начинала портиться. Переход между двумя климатическими зонами был довольно резким. Вскоре они поехали по тонкому слою снега. Под вечер подул ветер с северо-запада – резкий, холодный. Дорт хмурился.
        - Странно, - сказал Корик, тоже явно озабоченный происходящим, - ветер уже должен был утихнуть.
        - Нынче всё, не так, как раньше, - хмуро пробурчал Прокл.
       Заночевали они под прикрытием скал, в удобном углублении. Ярополк закрыл глаза. Сквозь шум ветра к нему тихо подкрадывались сны…

       …Рыцарь в белых доспехах подъехал на коне к одиноко возвышавшимся посреди ледяной равнины скалам. В углублении между ними горел костёр, возле которого сидели двое – мужчина в кожаной плотной одежде и женщина, одетая на удивление легко, словно на дворе было жаркое лето, а не начало северной зимы. Они смотрели на приближавшегося к ним рыцаря спокойно, без тени настороженности. Они его не боялись. Рыцарь сошёл с коня и подошёл к ним.
        - Здравствуйте, - сказал он. – Позволите присесть у вашего огня?
        Мужчина вопросительно взглянул на женщину. Та вытянула из их вещей небольшую шкуру с густым мехом и положила её возле костра.
       - Спасибо, - рыцарь сел на шкуру, поудобней устроив рядом с собой меч.
        В его движениях чувствовалась сила и спокойствие. Он внимательно смотрел на эту пару. Мужчина был одного с ним роста и комплекции. Он был молод, но голова его была седа, а в голубых глазах была усталость и печаль. Женщина была очень на него похожа – молодая, красивая, с длинными русыми волосами, с такими же голубыми глазами. Рыцарь подумал, что мужчина старше её, но первое впечатление было обратным – женщина казалась старше. Даже в её молчании было что-то, заставлявшее чувствовать себя, словно мальчишка перед строгой матерью.
        Пара тоже внимательно разглядывала его. Рыцарь был похож на этого мужчину – тоже высокий, широкоплечий, с белыми волосами и голубыми глазами. Они трое были словно из одного племени. Рыцарь явно много повидал. Он не боялся их, но даже меч положил так, чтобы в любой момент быстро и без задержки им воспользоваться. Видимо, он немало странствовал и воевал.
       - Я впервые в этих краях, - сказал рыцарь. – А вы?
       - Мы бывали здесь раньше, - нехотя ответил мужчина.
       - Далеко до ближайшего города?
       - Примерно три дня пути, если не торопиться.
        Рыцарь замолчал.
       - Зачем Вы едете в эти суровые края? – спросила женщина.
        Голос у неё был приятным, чарующим, словно она ворковала с любимым мужчиной.
        - По делам, - ответил рыцарь. – Мне нужно повидать правителей северных государств.
       - Вы посол Радомира? – спросила женщина.
       - Как Вы поняли?
        - Это очень просто, - улыбнулась она. – Вы носите доспехи такие, какие в ходу у воинов из земель, находящихся под покровительством правителя Яркендара или земель, прилегающих к ним. Вы едете на север с целью повидать королей. Зачем? Из пустого любопытства? Вряд ли. Вы – посол правителя Яркендара – Радомира.
        Рыцарь улыбнулся и кивнул головой.
       - Всё верно, - сказал он. – Меня зовут Святодар.
        - Я Боромир, - сказал мужчина.
       - Боромир мой брат, - сказала женщина. – А я…

        …- Ярополк. Ярополк!
        Ярополк открыл глаза. Корик тряс его за плечо.
        - Ну ты и разоспался, - сказал он. – Вставай. Ветер утих. Пора ехать.
        Ярополк поднялся. Сон чётко отпечатался в его памяти. Но он уже сомневался, что это был просто сон. Он был уверен – брат был здесь.
        - До города три дня пути, - сказал Дорт.
       «- Знаю», - хотел сказать Ярополк, но промолчал.

       …На третий день к вечеру они выехали к городу. Город, стоявший посреди бескрайнего заснеженного поля на берегу замёрзшей реки, был совсем небольшим. Собственно от деревни он отличался только крепостным валом по периметру и домами прочной каменной постройки. Дорта этот вал, судя по всему, немало удивил. Он озадаченно хмыкнул. На немой вопрос Ярополка он ответил;
       - Когда мы ехали сюда, этого и в помине не было.
        Когда они подъехали поближе, Ярополк заметил, что его спутники внимательно и настороженно прислушиваются к чему-то. Вдалеке послышался собачий лай. Напряжение Дорта немного спало.
        - Есть собаки, есть и люди, - сказал он Ярополку.
        Они подъехали к воротам из здоровенных тяжёлых деревянных плах, окованных железом.
        - Кто? – окликнули их.
        - Послы, - отозвался Дорт. – Мы просим у вас тепла на эту ночь.
        - Нынче времена опасные, - с сомнением ответил им стражник.
        - Это ты, рыжий чёрт?! – заорал Прокл.
        - Кого я слышу? – голос за воротами стал веселей. – Прокл, это снова ты?
        - Нет, это сам Кайлыгын пришёл по твою душу! Открывай, старый пьяница!
        За воротами послышалось недовольное рычание и звон цепей.
        - Давай, давай, ленивая шкура! Впусти дорогих гостей, - прикрикнул на кого-то стражник.
        Бормотание и недовольное пыхтение стало громче. Цепи звякнули и тяжёлые ворота стали медленно открываться. Кони вели себя нервно. Они спешились и, взяв коней под уздцы, повели в открывшуюся щель. Когда они вошли, Ярополк увидел, что к створке ворот прикован цепями здоровенный белый медведь. Видимо, с его помощью ворота и открывались. Кони нервно косились в сторону зверя.
        - Прокл, дружище! – невысокий широкоплечий стражник попытался обнять Прокла, но тот отстранился.
        - Старый пёс, - недовольно сказал Прокл, - ты опять пьян в стельку.
       - Эх, дружище, - вздохнул тот, - сейчас такое время, что трезвому человеку страшно жить на свете!
        - И чего это вы так испугались, что надумали взгромоздить стену вокруг города?
        Ярополку показалось, что при этом вопросе стражник слегка протрезвел.
       - Кайлыгын, - тихо и многозначительно сказал он.
        Спутники Ярополка переглянулись.
        - Ты, что, совсем из ума выжил? – рассердился Прокл. – Или последние мозги пропил?
        - Мозги у меня ещё на месте, - обиделся стражник, - а вот то, что Кайлыгын приходил в наш город, так это можешь у любой собаки спросить. Он дважды приходил. Теперь его ждут в третий раз.
        - Тогда, может, закрыть ворота, - нервно оглянувшись, предложил Корик.
        Стражник слегка вздрогнул, вспомнив о том, что ворота так и стояли приоткрытыми и повернулся к медведю.
        - Чего расселся, старый тюлень?! Давай, закрывай!
        Медведь сидел на снегу, смешно вывернув задние лапы и даже ухом не повёл.
        - Ты, что, не слышал?! Работай! Не то ничего сегодня не получишь!
        Медведь посмотрел на него, как здоровенный рабочий смотрит на маленького, тщедушного управляющего, сильного только своей властью – снисходительно - презрительно. Потом неспеша поднялся, подошёл к воротам, встал на задние лапы, упёрся передними в створку и ощутимо напрягся. Его задние лапы скользили, а ворота не двигались.
        - Ты чего, разъелся, жиром заплыл?! – снова заорал стражник. – Я тебя собакам скормлю!
        Медведь зарычал, встал на четыре лапы и двинул в ворота всей своей массой. Створка сдвинулась. Он снова поднялся на задние лапы и упёрся в неё. Медленно, со скрежетом, она стала закрываться. У зверя из пасти капала слюна пополам с кровью, но он не сдавался.
        Ярополк вдруг почувствовал жалость к этому огромному, сильному зверю, ставшему рабом человека. Он подошёл к нему и тоже налёг на ворота. Створка встала на место. Медведь тяжело опустился на все лапы и поднял голову, глядя Ярополку прямо в глаза. В этих глазах, потускневших и слезящихся, Ярополк прочёл всю историю жизни этого зверя, родившегося вольным, бывшего молодым, сильным, плававшего во льдах, дравшегося за территорию и свою медведицу, а теперь старого, с выбитыми клыками, на больных лапах. Зверь словно сказал ему спасибо за помощь, а потом развернулся и пошёл в снежную берлогу рядом с воротами, будто пёс в свою будку.
        - Так что ты там бормотал насчёт Кайлыгына, пустая голова? – спросил Прокл.
        - Да чтоб мне никогда больше вина не видеть, - стражник достал из-за пазухи фляжку и сделал большой глоток. – Был он здесь.
        - И ты его видел? – спросил Корик с нервным любопытством.
        - Первый раз меня в городе не было, я на охоту ходил. Неплохо поохотился. Как раз перед самым ветром было. Шкурок притащил – до сих пор не пропил…
        - Ладно, ладно, дальше что? – прервал его излияния Прокл.
        - Ну, вот. Возвращаюсь, а тут переполох, шум, гам. Стену строят. Я, значит, спрашивать, что да как, а меня Верп прямо с дороги, не отдохнувшего, послал глыбы эти от реки тягать. Не любит он меня, ох, не любит! Вечно от него всяческие притеснения терплю несправедливые…
        - Да знаю я тебя, обиженного, - опять перебил его Прокл. – Ты к делу давай. Что за глыбы он тебя таскать послал?
        - Ледяные. Лёд-то уже солидный, так мы вроде кирпичей здоровенных из него нарезали и стену с них клали.
        Все понимающе закивали. Теперь ясно было, откуда стена. Её сложили из ледяных блоков, затем обливали водой. В результате получилась ледяная броня вокруг города.
        - Я с устатку, не евши, не пивши, а этот душегуб меня, значит туда…
        - Про Кайлыгына давай! - Прокл уже начинал выходить из себя.
        - Так я и говорю! Был Кайлыгын.
        Стражник понизил голос и добавил;
        - По злому приходил…
        Северяне переглянулись. Ярополк пока мало что понимал, не зная, о чём они говорят.
        - А второй раз? – спросил Дорт.
        - А второй раз он в самый разгар ветра пришёл. Такое было – вытянутой руки не увидишь. А он мимо меня впритирку прошёл.
        Стражник достал фляжку и сделал ещё несколько нервных глотков.
        - Прямо впритирку прошёл, - повторил он. – Я из окна глянул, а там словно вдруг зима ожила и мимо меня прошла чудовищем. Я-то, признаться, под хмельком был, думал, померещилось. А как ветер стихать стал, за дверь выглянул – а там…
        Он снова поднял фляжку, но Дорт придержал его руку.
        - Что там?.. – с тревогой в голосе спросил Прокл.
        - И второй раз по злому приходил Кайлыгын, - трезво и как-то обречённо сказал стражник.
        Ярополк вопросительно посмотрел на Дорта. Тот кивнул головой и сказал;
        - Идёмте. Нужно устроиться где-то.
        - Я знаю, где, - ответил Прокл. – Идите за мной.
        Они прошли совсем немного. Прокл подвёл их к небольшому домику. Совсем рядом они увидели развалины трёх таких же домов. Ощущение было такое, будто неведомая страшная сила разметала камни, из которых были сложены стены, на десятки метров вокруг.
        - Кайлыгын, - тихо сказал Прокл
       Они вошли внутрь. Места было мало, но когда они раздули огонь, тлеющий в печи, да подкинули дров и в домике быстро стало тепло, он показался им на удивление уютным. Прокл сказал, что это дом его приятеля – того самого стражника, встретившего их у ворот. Когда они перекусили из своих запасов и расположились поуютней, Ярополк наконец спросил, что такое этот Кайлыгын и почему его так боятся.
        - Давай, расскажи ему, - сказал Дорт Корику, - это ведь по твоей части небылицы рассказывать.
        - Небылицы? – усмехнулся Корик. – Так это небылицы заставляют самых смелых воинов бледнеть при одном только имени пса грозного повелителя снежного царства? Или дело в другом?
        Дорт и Прокл угрюмо смотрели в огонь.
        - То-то же, - усмехнулся Корик. – Ну, слушай, Ярополк. На свете много людей. И верят они в разные вещи – кто в единого Бога, кто в своих богов. Я расскажу тебе то, во что верим мы – дети снегов.
        Когда боги создавали этот мир, каждый из них хотел создать его таким, каким он хотел его видеть. Один хотел, чтобы мир состоял из одной воды, другой хотел, чтобы мир был знойной пустыней, третий мечтал о мире, покрытом буйной зеленью. Чтобы между богами-создателями не вспыхнула война, решено было поделить мир. Каждый мог создать то, чего желала его душа и править своим местом и иметь над ним власть. Один из богов – суровый и сильный Нордар – ушёл сюда, в эти земли. Он оградил эти места ледяным дыханием своих ветров и здесь не осталось места слабым. Если ты нежен и прихотлив – уходи на юг, в тепло и изобилие. Если же ты закалён и вынослив, если лютый мороз только щиплет твою кожу и придаёт тебе бодрости – добро пожаловать в царство Нордара. Он укрыл эти земли белым покрывалом снегов и сковал силы этой земли чистым льдом. Он сидит на ледяном троне в самом центре своих владений и на белых листах снежных просторов читает земной путь людей, населяющих эти края. Он суров но даже его ледяное сердце хранит то, без чего немыслим бог-создатель – любовь…
        - Расскажи ему легенду о северном сиянии, - перебил его Прокл.
        - В следующий раз, - возразил Дорт. – Давай сначала про Кайлыгына.
        - Прокл обожает слушать легенду о северном сиянии, - сказал Корик Ярополку. – Иногда он даже плачет при этом.
        - Когда это я плакал?! – взревел Прокл.
        - Когда я в прошлый раз рассказывал!
        - Мне просто пепел от костра в глаз попал!
        - Ага, попал в один глаз, а слёзы из обоих полились?
        - Всё, хватит! – прикрикнул на них Дорт. – Рассказывай дальше. А нет, так спать пошли.
        - Так вот, - продолжил Корик. – И есть у Нордара дух-помощник. Его верный пёс – Кайлыгын. Он у него с самого рождения. Растёт, крепнет, учится. И когда Кайлыгын обретает свою полную силу, Нордар отпускает его в мир людей. Иногда Кайлыгын обретя свободу, гуляет по снежным просторам, никого не трогая, помогая людям. Там, где он прошёл, голода не будет – птица и зверь плодятся, корма становиться много, рыба косяками ходит. Он укрощает непогоду и даже месяц злого ветра становится короче. Но иногда Кайлыгын приходит к людям злой. И тогда плохо бывает. Беспощаден тогда Кайлыгын. Всё живое на его пути будет разорвано в клочья. Но Нордар хоть и суров, но справедлив. Если трижды Кайлыгын причинит зло живому, убьёт не ради еды, а из злобы, его разрешается убить. И великий почёт ждёт охотника, сделавшего это. А когда Кайлыгын умрёт – от старости или от руки человека – его душа вернётся к Нордару и всё начнётся сначала.
        - Значит, вы будете ждать третьего раза? – спросил Ярополк. – Пока он не убьёт ещё кого-то?
        - Да, - хмуро, но твёрдо ответил ему Дорт. – До тех пор причинять вред Кайлыгыну нельзя – Нордар не простит.
        Ярополк лёг у огня. Он думал о том, что за народ населяет эти края. Ярополк бывал на востоке и видел как там люди относятся к жизни. Везде были свои различия, свои традиции, особенности. Но везде люди верили во всемогущество богов и в то же время считали, что способны изменить предначертанное ими. Так было и здесь. Ярополк закрыл глаза. Как и любой здоровый, спокойный человек, он уснул почти мгновенно.

        …Три человека – женщина, одетая так, словно самые лютые морозы не беспокоили её, её брат Боромир и рыцарь в белых доспехах подъехали к городу у реки когда тьма уже опустилась на мир. Поднимался ветер, мела позёмка, а от реки почему-то поднимался туман. Его клубы поднимались вверх, скрывая всё окружающее, колышась, искажая контуры предметов и расстояния. Женщина предостерегающе подняла руку. Святодар почувствовал, как она напряглась, словно ощущая впереди какую-то неведомую опасность. Он тоже остановился.
        - Что, сестра? – спросил Боромир.
        - Тумана быть не должно, - сказала она. – Это не просто так. Он скрывает что-то.
        - Что?
        - Пока не знаю. Но это уже близко.
        Она посмотрела на Святодара отсутствующим взглядом, словно была в трансе.
        - Нам нельзя в город.
        - Почему? – спросил Святодар.
        - Нельзя, - отрезала она.
        И в этот момент в том направлении, где был город – туман стал совсем густым, скрыв от них всё на свете – завыла собака. Потом ещё одна. Через минуту все собаки города выли хором. И в их голосах была не угроза, не предупреждение, а только дикий, непреодолимый ужас. Святодар не знал, что может до смерти напугать целую свору этих смелых, отчаянных северных собак, не пасующих даже перед самым страшным хищником этих ледяных просторов – белым медведем. А собачьи голоса становились всё истеричней, словно ещё немного и наступит собачий конец света. И в этот момент низко, по самой земле прокатился глухой, утробный, короткий рык. Словно кто-то коротко прикрикнул на собак, недовольный поднятым ими шумом. И этот рык словно ножом обрубил все звуки. Некоторое время стояла тишина. А затем к ним пробился приглушённый расстоянием и искажённый туманом крик. Кричал человек. Кричал от боли и ужаса. Казалось, этот крик никогда не утихнет. Но он прервался так же внезапно, как и зазвучал. Словно кто-то наступил на него тяжёлым сапогом, сломал ему горло.
        Святодар напрягся. Там, в городе, творилось что-то страшное. А они стоял здесь, вместо того, чтобы броситься на помощь. Женщина, словно прочитав его мысли, медленно повернулась к нему.
        - Нет, Святодар. Мы здесь ничем не поможем. Поверь мне. Я тебе больше скажу. Мы не войдём в этот город. Нас там не ждут. А у каждого из нас есть миссия настолько важная, что тратить свои силы здесь нам просто не позволено.
        Святодар хотел спросить её, о чём она говорит, но она предостерегающе подняла руку.
        - Замрите, - быстрым шёпотом сказала она. – Не двигайтесь и не говорите ни слова. Я попробую нас спрятать.
        «- От кого?» - хотел спросить Святодар, но промолчал, зная, что иногда одно слово может всех погубить.
        Туман всколыхнулся. Женщина закрыла глаза. Её лицо стало напряжённым и сосредоточенным. Святодару показалось, что туман вокруг них стал твёрдым и полупрозрачным, словно лёд. Его тело оцепенело. Только глаза могли двигаться и видеть. Слух, обоняние, осязание – всё исчезло. И за границей незримого защитного колпака, накрывшего их, он увидел какое-то движение. Нечто огромное и могучее прошло мимо них в тумане. Святодар не смог понять, что это было, но он был уверен – это то, что принесло ужас в город. А оно шло мимо них, могучее и неостановимое и земля слегка вздрагивала от мягких, но тяжёлых шагов. Дрожь становилась всё сильнее. Что-то упало с грохотом…

        …И Ярополк проснулся, сквозь сон и грохот понимая, что неладное творится вокруг него уже не во сне, а наяву. Он схватился за меч, вскакивая на ноги. Он первым бросился к выходу, но дверь вместе с изрядным куском стены вылетела от страшной силы удара. Камни кладки жёстко ударили его в грудь. Потолок осел, частично рухнула крыша. На улице слышны были крики. Ярополк, слегка оглушённый ударом, раскидал камни, завалившие его и снова поднялся. Было темно, кругом тёк волнами невесть откуда взявшийся туман.
        Он выскочил наружу. Его чутьё, помноженное на телепатические способности, безошибочно подсказывало, что опасность рядом. Но только тогда, когда туман слева от него внезапно качнулся в его сторону, он осознал размеры этой опасности. Удар был мягким, словно нечто пушистое отмахнулось от него огромной мохнатой лапой. Но эта отмашка отбросила его на несколько метров в сторону. Ярополк отлетел на крышу низенького сарайчика, упав в снег, покрывавший её. Попытавшись подняться, он поскользнулся и упал вниз. Всё же поднявшись, он двинулся вперёд. Теперь он двигался очень осторожно. Опасность была совсем рядом. Но колдовской туман не позволял ничего ни увидеть ни услышать. Совсем рядом что-то тяжело рухнуло на землю. На секунду туман порвал чей-то короткий крик. Прямо перед собой Ярополк почувствовал движение. Что-то огромное, бесформенное, белое ворочалось в тумане. Ярополк сделал ещё шаг вперёд и тут новый встречный удар снизу вверх снова швырнул его в воздух. Этот удар был куда жёстче первого. Как и приземление. Ярополк рухнул на землю так, что искры сверкнули перед глазами. Сразу вспомнилось Плато Солнца, где они с воинами принцессы Тай Ко приняли бой против армии демонов. Тогда бой против огромного бронированного зверя, питавшего тёмной энергией демонов едва не стал его последним боем. Тогда они с Конрадом Лероем сумели завалить зверюгу, обеспечив воинам востока победу. Но сам Ярополк был страшно искалечен. Сейчас он снова поднялся, проклиная туман, притуплявший чувства.
        Но вокруг было тихо и сам туман медленно отступал. Над головой снова стали видны звёзды и ярко засияла луна. Рядом с ним появился Дорт.
        - Убери меч, - сказал он Ярополку. – Он ушёл.
        - Что это было? – спросил Ярополк, уже зная ответ.
        - Кайлыгын, - хмуро буркнул Дорт.
        «- По злому приходил» - подумал Ярополк.
        Кругом валялись камни кладки, выбитые из стен разрушенных домов страшными ударами. Ярополк, глядя на них, понимал, что ему здорово повезло. Со всех сторон выходили люди – дети с широко распахнутыми от удивления глазами, испуганные женщины, хмурые мужчины. Откуда-то вывернулся озабоченный Корик.
        - Прокла пришибло, - сказал он.
        Оказалось, что когда рухнула крыша дома, в котором они ночевали, упавшей балкой Проклу едва не проломило грудь и теперь он лежал, мыча от боли и харкаясь кровью. Но жить он будет. Оставив его на попечение Корика, они с Дортом пошли на площадь, где собирались мужчины города. Там уже была толпа. Все были вооружены. По толпе ходил гневный ропот.
        - Третий раз по злому приходил.
        - Нордар за злобу его выгнал.
        - Теперь не успокоится. Будет ходить, пока всех до единого не изведёт.
        - Убить его! Убить!
        - И кто из вас хочет пойти и убить Кайлыгына? – перекрыл все разговоры мощный бас. – Кто из вас обладает силой древних воинов-героев?
        В центр вышел высокий, широкоплечий мужчина, перед которым все остальные молча и почтительно расступились.
        - Кто из вас, я спрашиваю, готов пойти к трону Нордара и сразиться с Кайлыгыном? Кто готов повторить один из самых великих подвигов наших предков? Кто вообще на это способен?
        Все угрюмо молчали.
        - Говорят, что после каждого убийства Кайлыгын возвращается к трону Нордара, словно вымаливая у него прощения за совершённый грех. И только там, в присутствии хозяина он теряет свою неуязвимость и его можно убить, - тихо пояснил Ярополку Дорт.
        - И где находится это место? – спросил Ярополк.
        - Этого никто не знает, - ответил Дорт.
        - Тогда как его можно найти?
        - А ты хочешь это сделать? – громко спросил его мужчина в центре круга.
        Все посмотрели на Ярополка. Он спокойно посмотрел ему в глаза, намереваясь ответить, но Дорт его опередил.
        - Это посланник короля Яркендара, - сказал он. – Он здесь не для того, чтобы охотиться на того, кто принадлежит нашему народу, Верп.
        Видимо, это и был глава города – Верп, от которого стражник у ворот «терпел притеснения несправедливые».
        - Ясно, - сказал Верп и отвернулся, потеряв к Ярополку всяческий интерес. Ярополку стало даже обидно.
        - Так что ты хочешь сказать, Верп? – спросил кто-то. – Ты считаешь, что никто из нас не сможет этого сделать?
        Верп обвёл толпу внимательным, испытующим взглядом.
        - Нет, - ответил он. – Я хочу сказать, что это может сделать любой из вас. Любой, чьё сердце не замирает при одном только имени Кайлыгына. Те, кто в прошлом убивали его, были обычными людьми – охотниками и воинами. Героями в глазах других людей они становились после того. И мне хочется верить, что здесь и сейчас, среди нас с вами есть тот, кого в последствии назовут героем.
        После этих его слов настроение в толпе неуловимо изменилось. Каждый присутствующий здесь мужчина или юноша задумался, решая сам для себя – способен ли он на этот подвиг или нет.
        - А сейчас приютите тех, кто остался без крова, - сказал Верп. – Утром будем восстанавливать разрушенное и хоронить погибших. Уже известно, как он вошёл в город?
        - Да, - ответил кто-то, - через ворота.
        - Я так и думал, - нахмурился Верп. – Это наше самое слабое место. Где этот рыжий пьяница?
        Очевидно, он имел в виду охранника ворот. Но того нигде не было. То ли он стал первой жертвой Кайлыгына, то ли со страху забился куда-то. Ярополк и его спутники разместились в другом доме.
        - Можно спать спокойно, - сказал Дорт. – Кайлыгын дважды в одну ночь не приходит.
        Ярополк лёг на спину и задумался. Но думал он не о Кайлыгыне. Он вспоминал то, что видел во сне. У него было ощущение, граничащее с уверенностью, что это был не просто сон. Он словно шёл тем же самым путём, которым прошёл до него Святодар. Связь между братьями была очень крепкой. Они всегда чувствовали, если с кем-то из них случалась беда. Но так – до слова, до вздоха, в подробностях, да ещё не в настоящем времени, а из прошлого – ведь брат был здесь задолго до него – это было что-то новое. Но Ярополк уже мало чему удивлялся. Он на собственном опыте знал, что человек способен получать информацию подобным образом, не ограничиваясь при этом ни временными, ни пространственными рамками. Как это происходило, он не знал. Но он видел и пользовался приборами, способными развить и усилить эти способности. Он разговаривал с драконами и высшими силами. Он постепенно привыкал к тому, что способности, многим другим людям казавшиеся сверхъестественными, для него становились постепенно такими же естественными, как способности дышать и разговаривать. И теперь он просто радовался тому обстоятельству, что его чутьё помогает ему идти по следу брата, не удивляясь этому.
        Утром они с Дортом и Кориком решили ехать дальше. Прокл пока оставался здесь. Ему нужно отлежаться несколько дней. Ярополк в свете дня видел, что ещё несколько домов были разломаны, разворочены, как пчелиные ульи. Погибло несколько человек, не успевших убежать от опасности. У разломанных, в щепки разнесённых ворот они увидели рыжего охранника. Кайлыгын с ходу проломив ворота, одним ударом отбросил его в сторону, прямо в берлогу белого медведя. Там он и пролежал всю ночь без сознания. Нашли его только утром, окровавленного и обмороженного. Сейчас он сидел прямо на снегу возле большого, изорванного в куски тела медведя.
        - Вот, значит, как, - бормотал он, ни к кому конкретно не обращаясь. – Вот как. Меня, значит, мишка защищал. Эх, окаянный! Его то за что? Лучше уж меня бы в клочки. Эх, мишка, мишка…
        Ярополк с двумя своими спутниками выехал из города. На душе было тяжело. Хотелось остаться, защитить город, но что-то более сильное тянуло его дальше. И ещё, у него было ощущение, что он ещё встретит Кайлыгына. Не здесь. Не сейчас. Но эта история ещё не закончена.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Сталь.
    Категория: Роман
    Читали: 200 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 декабря 2011 | Просмотров: 1314 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Сталь. (20 апреля 2012 15:27)
    Цитата: anuta
    А про суть Кайлыгына... Это кто такое?

    Вы имеете в виду чисто описание внешности? Сама суть описана здесь:
    Цитата: anuta
    И есть у Нордара дух-помощник. Его верный пёс – Кайлыгын. Он у него с самого рождения. Растёт, крепнет, учится. И когда Кайлыгын обретает свою полную силу, Нордар отпускает его в мир людей. Иногда Кайлыгын обретя свободу, гуляет по снежным просторам, никого не трогая, помогая людям. Там, где он прошёл, голода не будет – птица и зверь плодятся, корма становиться много, рыба косяками ходит. Он укрощает непогоду и даже месяц злого ветра становится короче. Но иногда Кайлыгын приходит к людям злой. И тогда плохо бывает. Беспощаден тогда Кайлыгын. Всё живое на его пути будет разорвано в клочья. Но Нордар хоть и суров, но справедлив. Если трижды Кайлыгын причинит зло живому, убьёт не ради еды, а из злобы, его разрешается убить. И великий почёт ждёт охотника, сделавшего это. А когда Кайлыгын умрёт – от старости или от руки человека – его душа вернётся к Нордару и всё начнётся сначала.


    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.