«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
barmaglot

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 5
Всех: 7

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ. ЧАСТЬ 16

    Последний кусочек из мозаики воспоминаний был уложен. В данный момент своё состояние я мог сравнить только с грязной половой тряпкой. За последние сутки я был избит, оскорблён, унижен. До меня домогался садист-извращенец, что наносит ещё один психологический удар по достоинству. Плюс ко всему, когда память прояснилась и я оценил ситуацию с дальнейшем её развитием, мне стало плохо. Перед глазами мелькали образы кошмаров, которые мне снились последнее время. Словно какая-то сила пыталась меня предупредить, но я настойчиво лез в объятия смерти. Вот теперь я чувствовал настоящий страх! Все ранее произошедшие со мной неприятности даже рядом не стоят с фактическим состоянием. Моя перспектива быть изнасилованным и разрезанным на куски. Этот маньяк не позволит мне умереть быстро. Занесло же сюда этого британского ублюдка на нашу голову.
    Опер сидел молча. Я тоже не пытался переговариваться, так как байкеры ещё продолжали укладывать коробки. Вот и знакомый логотип на коробках. Медицинское оборудование из Германии. Всё сошлось в одной точке. Ельчанинов и Мединский сообщники. Они затеяли жестокую игру с человеческими жизнями, но дочь Ельчанинова решила их раскрыть. Вероятно, Ельчанинов отчаялся искать её через свои связи и обратился в детективное агентство. Недаром самым важным его условием было то, чтобы шеф сразу же сообщил ему, если Виктория будет обнаружена, и ни в коем случае не привлекал знакомых из полиции, он был уверен, что они у шефа есть. Но Виктория просто оставила по своему следу страшное доказательство, того кем на самом деле является её отец. Это и заставило нас начать копать в другую сторону. Но где же она сейчас? На полу оставались видны засохшие лужи рвоты и крови. Когда я отключился, Вика и тело её мёртвой подруги были здесь. А сейчас ни её, ни тела.
    Сколько сейчас вообще времени? Обезвоживание становилось настоящей мукой. Кажется, я ещё и обмочился, пока был без сознания. Где же сейчас шеф? Он должен понимать, что если не я, то Опер о нём знает уж точно больше. Его сломают под пытками или накачают наркотиками, чтобы выжать информацию, которая позволит его найти. Шеф не может просто так нас бросить.
    – Миша, ты там умирать не собрался случайно? – почти неслышно прошептал Опер. – Тебя ещё не отпустило от их транквилизаторов?
    – Память вернулась, а то вообще ни чего не понимал. Голова сейчас дико раскалывается.
    – Ну, это терпимо. Я очухался пораньше, чем ты и слышал их разговоры. Непринуждённо так общаются, видимо от уверенности, что мы с тобой как живые трупы. Так вот у них там своих делишек по горло, а когда закончат с этими коробками, то почти все поскачут на другой конец города. В этот момент и будем быстро соображать, как себя вызволить.
    – А где Сычёв и Владимир Владимирович? Мы тут уже почти сутки.
    – Я тоже надеюсь, что они сейчас рвут волосы на голове, в наших поисках. Но успеют ли? Мы на каком-то складе и очень вероятно в промышленной зоне, коих просто множество. Такой склад сразу не отследить, если он на балансе у какой-нибудь подставной конторы. А директор этой конторы является алкоголиком из всеми забытого посёлка. Так что спасение утопающих, дело рук самих утопающих.
    Бодрости его слова мне не прибавили, а только наоборот. Что мы вообще можем сделать связанные по рукам и ногам? Хорошо, что хоть мешок на голову не надели. Или они действительно так уверенны в том, что условно мы покойники. Основанием для такой уверенности может послужить очень укромное расположение этого склада. Они даже не последовали указанию Мединского на счёт облачения в простую рабочую одежду. В какой же части города мы находимся? А кто сказал, что мы вообще в городе? Вот почему нас и не могут найти. Ну, даже если найдут, что тогда? Шеф на пару с Сычёвым нас не вызволят. А для подключения сил ФСБ Сычёву нужно устроить в своей конторе грандиозное изложение ситуации. И конечно же будут неизбежные вопросы на счёт нас, как нашлось видео и почему об этом сообщили спустя неделю. Там же сидят те ещё специалисты, и мигом не кинутся на выручку, пока до мелочей всё не проверят. Да и сам Сыч сильно рискует тем, что держал контору в неведении такой информации. Представляю, насколько он озлоблен сейчас. Лично же предупреждал, чтобы не лезли на рожон. Что-то я начинаю терять надежду в спасательную миссию. И даже если нас действительно будут спасать то, как это произойдёт? В жизни всё происходит не так красиво, как в кино с долгим планированием действий, устранением лишних очевидцев, анализом местности. Всё будет быстро и жёстко. На склад полетят шоковые гранаты, а потом спецназ за десять секунд, без особых разбирательств поможет упасть всем, кто остался стоять на ногах. Меня и Опера, скорее всего тоже заденут. Другой раз будем знать, как ворошить осиное гнездо.
    Байкеры закончили с коробками. Все стеллажи были забиты. Да сколько же там добра? Байкер управляющий автопогрузчиком припарковал его в десятке метров слева от меня. Он слез с погрузчика и с компаньоном принялся менять газовый баллон. Неожиданно появился Бишоп с новым баллоном на плечах. Баллон для автопогрузчика не такой уж тяжёлый, но Бишоп управился с ним, словно он был лёгкий, как подушка. Оказывается он гораздо сильнее физически, чем выглядит. Есть такие люди, от природы коренастые. Это надо обязательно учесть.
    Ко мне подошёл один байкер. В руке он держал стеклянную бутылку газированной воды. На дне оставалось немного воды, буквально на пару глотков. Свободной рукой он взял меня за нижнюю челюсть и приподнял голову.
    – Рот открой.
    Я повиновался и через секунду мой язык почувствовал вкус сладкой холодной газировки. Пить хотелось ужасно и я моментально всё проглотил. Будь моя воля, то не раздумывая выпил бы сейчас таких пять бутылок. Но утолить жажду мне позволили всего на один глоток. Потом байкер направился к Оперу и отдал ему выпить остатки содержимого бутылки. Я смотрел на это с детской завистью. Это мгновение жалости, по отношению к нам отключило мою бдительность. Я словно получил тычок от параноика, сидящего в моей голове. А что если это была какая-то отрава? Ведь я не видел, как этот байкер сам пил из своей бутылки. Надо было не пить, а хотя бы промочить рот и выплюнуть. От одного глотка я бы всё равно не напился. В скором времени узнаем, была ли это простая газированная вода или какая-то химия.
    Тот байкер направлялся прочь от нас между стеллажами, но его остановил Берсерк. Они стали о чём-то говорить. Я не мог разобрать ни слова. Но Берсерк мог для конспирации говорить на другом языке. Может он был недоволен тем, что он проявил к нам сострадание? У байкера резко изменились жесты, он явно занервничал и произнёс чуть громче своего обычного тона: «Но почему именно я?». В ответ Берсерк что-то резко скомандовал и ушёл. Байкер стоял на месте ещё несколько секунд и неожиданно бросил бутылку так, что она разбилась об пол. Что же такого он ему сказал?
    С разгрузкой было законченно. Все «надзиратели» вышли из склада, за воротами издавался шум мотора машин, а после настала тишина. Я и Опер остались в непривычном одиночестве. Но это быстро закончилось, так как на склад вернулись два человека. Это были Бишоп и тот байкер, который поделился с нами газированной водой. Стало быть, как говорил Опер, все уехали решать какие-то другие дела. А эти двое остались за сторожевых. Теперь ясно, почему тот байкер был недоволен, он не хотел оставаться на пару с Бишопом. Между ними может возникнуть конфликтная ситуация. Даже не знаю, может ли это пойти нам на пользу.
    – Слушай, да мне по хрену на тебя, – говорил байкер. – Я буду выполнять поставленную задачу и тебе рекомендую делать аналогично. Берсерк сказал, чтобы один оставался снаружи и следил за всеми, кто будет подъезжать. Особенно если рядом будут околачиваться менты. Будем дежурить по очереди. Я не собираюсь разрываться на два поста.
    – А он тебе не рассказывал о нашем общем прошлом? Мы боевые братья. И я уверен, что мне будет простительно.
    – Как же ты меня достал. Короче я иду наблюдать снаружи, а ты езжай куда хочешь. Только избавь меня от себя.
    Байкер быстро зашагал к выходу и громко закрыл металлическую дверь. Меня снова окатило страхом. Теперь садисту вряд ли кто-то помешает. Словно прочитав мои мысли, Двэйн направился в нашу сторону.
    – Вы, наверное, скучаете? Но ничего, очень скоро мы устроим вечеринку. Я вынужден ненадолго отлучиться. У нас тут, к сожалению, отсутствует мини бар, придётся купить выпивку. Ну, какая может быть вечеринка без выпивки? Ещё мне понадобиться камера. Сегодня у нас будет пробная репетиция.
    Из кармана он достал свой телефон. Проделав несколько манипуляций, собирался убрать его обратно в карман, но остановился. Его лицо растянулось в счастливой улыбке. Он развернул мне телефон, чтобы я мог увидеть, отображаемый на экране таймер.
    – Всего тридцать минут. Я поставил на звук таймера твою «любимую» мелодию. Надеюсь, ты не успеешь умереть от скуки. Ровно тридцать минут и я буду уже здесь.
    Бишоп в спешке вышел из склада. Моё сердце не прекращало колотиться. Если в ближайшие пол часа не произойдёт чудо, то я рискую сойти с ума от пыток. Всё-таки я надеялся, что этот момент не настанет так быстро. Раздался звук мотора, похоже на спортивный мотоцикл. Бишоп свалил купить себе пойла, чтобы веселее было развлекаться. Самое время поговорить с Опером.
    – У тебя есть варианты? – произнёс я дрожащим до неузнаваемости голосом.
    – Один вариант имеется. Но вся надежда на тебя.
    – Что же я могу сделать? Да и мы оба не в состоянии что-то предпринять в физическом плане. Я-то думал, ты хочешь обдурить второго надзирателя.
    Мой дрожащий голос звучал настолько ничтожно, что я был готов возненавидеть его.
    – Не трать лишние нервы. Уверяю, ты можешь сделать побольше, чем я. Как видишь меня основательно приковали к этому чёртовому стулу. Я вообще сдвинуться не могу. А тебя связали более щадящим образом. Ну, это правильно, я бывший десантник и полицейский. Мало ли какими фокусами владею. Сейчас тебе нужно просто меня внимательно слушать.
    Его уверенный голос внушал доверие и я стал успокаиваться.
    – Что нужно делать?
    – Вон видишь те осколки от разбитой бутылки? Тебе придётся доползти до них. Я скажу тебе, как это сделать. Эти острые стекляшки пока единственное, чем можно перерезать верёвки.
    – Нет, я сомневаюсь, что у меня получиться. Да у меня и сил почти нет.
    – Миша, соберись. Другого варианта не существует. Я понимаю, что ты не ел и не пил. Но ещё через сутки мы ослабнем окончательно. И тогда о побеге речи вообще не будет. Тем более я сомневаюсь, что доживу до следующего дня. Этот шизофреник положил на тебя глаз. И похоже оставит тебя на сладкое. А вот моя учесть наступит уже сегодня. Так что если не хочешь остаться один на один с этим ублюдком, то прислушайся ко мне. Поверь, я бы сам пополз к этим осколкам, но скрутили меня капитально. А пока твоё тело может извиваться, то и сможет двигаться.
    Сделав несколько глубоких вдохов, я старался превратить свой страх в злость, в надежде, что это может мне помочь. Я представлял, как отплачиваю Бишопу его же монетой. Как разбиваю его лицо, нанося удар за ударом, так что зубы в стороны разлетаются. Я проучу это садиста. Но для начала нужно избавиться от верёвок.
    – Говори, что мне нужно делать.
    По указанию Опера я поднялся с табурета и постоял несколько секунд. Вначале появилось лёгкое головокружение, от долгой неподвижности. Стоять со связанными ногами было неудобно, я старался не потерять равновесие. Подпрыгивая на месте, я развернулся так, чтобы встать спиной в нужном направлении. Теперь нужно было безопасно лечь на спину. Хотя не лечь, а скорее упасть, в моём-то положении. Присев на корточки, я прижал подбородок к груди, чтобы не удариться затылком и повалился на спину. В момент «приземления» я сделал выдох. Руки приняли на себя основной удар массы тела. Я растянулся на полу, стараясь не начать чихать от пыльного воздуха.
    – Рано расслабился. Теперь слушай, внимательно. Я быстро объясню два способа, которыми можно ползти.
    Первый способ заключался в том, чтобы ползти на спине, выдвигая вперёд по направлению левое и правое плечо поочередно. А ноги следует подгибать и отталкиваться ими от пола, тем самым помогая себе. Во втором способе ползти подразумевалось на боку, сначала полностью сжимаясь, как в позе зародыша и выпрямляясь. Так же можно было ползти поочерёдно на левом и правом боку. Почему-то я предпочёл первый способ. Опер сказал, что это методика для военных, следуя ей можно уползти из вражеского плена на значительное расстояние. А там уже больше шансов, что подберут свои. Но когда я спросил у Опера, знает ли он имя хоть одного человека, который смог украдкой уползти из плена вот так, он мне ни кого не назвал.
    Я начал движение. Болезненные ощущения начались с первых попыток. Ползти на спине со связанными сзади руками по голому железобетонному полу само по себе больно. В кожу впивались мелкие камешки и крупицы грязи, коими всё было усеяно. Я ободрал кожу от плеч до локтей. Пяткам тоже досталось, но не так сильно. Я резко почувствовал упадок сил и усилившуюся головную боль. Это последствия голода и обезвоживания, вдобавок ещё и неизвестные наркотик в крови.
    – Твою же мать. Не могу больше.
    – Мишаня, не вздумай сдуться! Ты преодолел больше половины.
    – Сил нет, в глазах мутнеет…
    – Слушай меня, отдышись несколько секунд. Делай медленные глубокие вздохи.
    – Да как тут к чёрту отдышаться? Мне уже пыль весь нос забила, которую я поднял своим барахтаньем в грязи.
    – Лежи не двигайся. Я медленно сосчитаю до десяти, и ты продолжишь.
    Короткий отдых пошёл на пользу. Во мне словно запустился дополнительный генератор, и я вновь пополз. Правое плечо, левое плечо. Было больно, руки просто горели. Похоже, я их полностью изодрал. Подняв голову кверху, я увидел заветные осколки. Ещё немного, правое плечо, левое плечо. Теперь нужно аккуратно подползти так, чтобы не порезаться и взять в руки подходящий соколок. Я постарался, словно накрыть осколки собой, пока пальцы не нащупали довольно крупный осколок. Теперь завалившись на бок, я начал резать верёвку, как маленькой пилой. Появилась новая проблема. Пальцы быстро устали и стали неметь. Я немного сбавил скорость. Теперь-то я уж точно не отступлю.
    – Как только избавишься от верёвки, сразу разотри запястья, да посильнее.
    – Понял тебя. А чтобы мы делали, если бы нас сковали наручниками?
    – Открою тебе секрет. Есть очень старый способ, при котором большой палец руки извлекается из сустава. И кисть можно вытащить из наручников. Так что в этом плане верёвка намного практичнее.
    – Как же нам пришлось бы поступить, без этой разбитой бутылки.
    – А без этой бутылки тебе пришлось бы ползти вон в ту подсобку. И пытаться найти хоть что-то острое.
    Можно сказать, что мне повезло. Может удача ещё не совсем махнула на меня рукой. Я почувствовал, как осколок преодолел второй виток верёвки и мои оковы заметно ослабли. Теперь можно было снять оставшуюся верёвку с рук. Перевалившись на спину, я высвободил руки и на секунду задержал их перед глазами. Тут же я принялся растирать запястья как велел Опер. Он в этот момент говорил мне что-то одобрительное, но меня настолько переполняло чувство радости, что я не слышал его слов. У меня получилось! Вырвался из почти безнадёжной ситуации. Теперь осталось освободить от верёвки ноги, а затем и Опера.

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Roman city74
    Категория: Триллер
    Читали: 68 (Посмотреть кто)

    Размещено: 8 марта 2016 | Просмотров: 116 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Lil Cal (17 марта 2016 01:47)
    Ин-те-рес-но.
    Действительно увлекает, с каждой главой кажется всё лучше и лучше (хотя грамматических ошибок, например, меньше не становится). Возникают вопросы, ответы на которые хочется получить в дальнейшем (и таки надеюсь на это)).
    Самое занятное, на мой вкус, - персонажи. "Положительные" настолько далеки мировоззренчески, что раздражают. Абсурдность мышления и двойные стандарты делают их *настоящими*. Это здорово. А вот "отрицательные" герои кажутся плоскими - так и положено в триллерах?
    Понравились детали вроде того, что окна операционных выходят на север, отравленная сигарета, сворачивание шеи.
    Остросюжетненько, да.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.