«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 8
Всех: 9

Сегодня День рождения:

  •     ntapok (21-го, 24 года)
  •     tanyeri (21-го, 30 лет)
  •     Van Deren (21-го, 18 лет)
  •     Викусик (21-го, 19 лет)
  •     Джиа Брукс (21-го, 22 года)
  •     я пробовал тоже (21-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии Критика, ругань, троллинг, или остроумие? 239 KURRE
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Дело Сапера

    Произведение написанно в соавторстве с Николаем Клюевым

     

     

    Глава 1.

     

    - Игорь Вольфович, просыпайтесь, – сквозь сон услышал он, почувствовав, что заснул в очень неудобной позе. – Все давно разошлись.

    Отлепив щёку от документа, служившего ему подушкой около двух часов, мужчина продрал глаза. Он находился у себя в кабинете, на пороге которого стояла молоденькая уборщица.

    - Марина? Который час?

    - Восемь вечера уже. Давно уже дома должны быть.

    - Заработался, – сладко потянулся Игорь Вольфович, встал из-за рабочего места, положил документы на место и стал одеваться. Последнее время он всё чаще спал на работе, поскольку дома не спалось вообще.

    - До завтра, – попрощалась с ним девушка, занявшись привычной работой.

    Дни только-только начали становиться длиннее, поэтому светом вечера не баловали. Каша из таившего снега и грязи, местами приукрашенная жёлтыми пятнами – результатом активной деятельности некоторых млекопитающих, обитающих в небольшом городке под Москвой, раздражала и мешала не только пешеходам, но и их четырёхколёсным железным питомцам. У Игоря была старенькая «Лада Калина» золотистого цвета, и он очень любил свою машину, на которую в своем время зарабатывал целый год. Возможно, он бы накопил и быстрее, так как жалование следователя маленьким точно не было, но тогда у него имелась семья. Жена, вечно клянчившая у него то на бикини, то на косметику, то на поход в салон красоты. Со временем всё стало только хуже – отпуска в Египте, Швеции и Германии, коляска для малыша, целые горы памперсов, игрушек, специального питания и прочих вещей, необходимых ребенку. Видимо он тогда был слишком молод, раз брак развалился, едва построившись, и любимая съехала в Москву, прихватив с собой дочку. С тех пор Игорь даже квартиру сменил, а вот машина служила верой и правдой десяток лет с небольшим.

    Улицы были забиты. Через час стемнело окончательно, и множество огней от фар, магазинов и окон многоэтажек слепили глаза. Воздух был свежий, но пахло, как и всегда: грязью вперемешку с какими-то химическими отходами. Встав на светофор, мужчина вытащил из кармана кожани пачку сигарет «Георгий Красный» и закурил, выдыхая клубы дыма в открытое окно. В голове мелькали лица. Множество лиц преступников и их жертв. Он помнил каждого из них, будто те были его близкими родственниками или соседями по подъезду. Иногда он представлял, что бы было, если бы все убийцы, в поимке которых он участвовал, знали его в лицо, и после истечения тюремного срока зарезали бы подобно своим предыдущим жертвам. Тем более что каждый «пятый» пойманный им преступник обещал «еще встретиться». В начале своей карьеры Игорь даже очень болезненно и с опаской воспринимал подобные угрозы. А затем понял, что все это не более чем пустые слова, во всяком случай никаких покушений на него пока не было.

    Проезжая мимо городского парка, Игорь увидел молодого парня, стоявшего на одной из стёжек и что-то пристально высматривающего средь мимо мчащихся машин. Одет он был в красную куртку и чёрные джинсы, поэтому заметить его под тусклыми фонарями парка не составляло проблемы.

    «Что он там один делает? Выслеживает кого? Хотя… что-то я заработался». – подумал Игорь, проезжая мимо паренька.

    Заметив, что на него смотрят, парень съёжился и поспешил отвернуться, направившись вглубь парка. «Лада Калина» так и проехала бы мимо, если бы взгляд мужчины не зацепился за беспорядочное мерцание средь деревьев. То, что это огонь, он понял сразу, а вот то, что это совсем даже не костёр из сухих палочек, выяснилось чуть позже.

    Опомнился Игорь только после того, как машина уже стояла припаркованная у парка.

    «Что я, чёрт тебя задери, вытворяю? Ну, собралась там молодежь отметить что-то….Выпьют, покричат, намусорят и уйдут. Не мои это проблемы. А впрочем, зачем тогда на стрёме стоять…?»

    Девичий крик и чей-то смех развеяли все сомнения. Схватив на «всякий пожарный» свой травмат, Игорь последовал за парнем. Заметив, что за ним идут, тот прибавил ходу, в конце концов, перейдя на бег.

    - Стой! Стрелять буду! – задыхаясь, прохрипел Игорь, сильно отстав от паренька, которому удалось уйти, зато огонь был совсем рядом. Наплевав на парня, мужчина решил направиться в сторону “костра”.

    На деле костром оказался горящий человек. Тёплая зимняя куртка итак выглядела десять раз поношенной и выброшенной, так ещё и полыхала в области спины и рук. Обладатель куртки стонал от боли и елозил по земле, надеясь затушить пламя, но выходило у него плохо. Это был старик с чумазым, раздувшимся от побоев лицом и растрёпанными седыми волосами. Вокруг объекта всеобщего внимания маячило штук шесть молодых людей в капюшонах и ветровках. Почти все они смеялись, орали и кидались в бомжа снежками из последнего мартовского снега. Чуть вдали, вжавшись к дереву, стояла девушка и в голос рыдала, иногда прикрикивая на парней чёрным матом.

    -Ублюдки, вы что творите?! – едва поняв всю мерзость сложившейся ситуации, заорал на них следователь, доставая пистолет.

    От внезапности подростки испугались, но не сильно. Не до такой степени, чтобы ту же ринуться, куда глаза глядят. Они решили изучить того, кто словил их за маленькой шалостью, а уж потом и решать – что именно стоит делать. Быть может этот кто-то станет хорошей парой колыхающемуся на земле бездомному. Однако, сомнения были развеяны одним единственным выстрелом в воздух. Малолетние преступники дали дёру, и догнать хотя бы одного из шустриков не представлялось возможным.

    Первым делом Игорь снял с себя куртку и в несколько махов затушил горящее пламя. Бездомный перестал дергаться, застыв в неподвижной позе лежа на животе.

    - Ты их знаешь!? – громко спросил следователь, параллельно набирая номер скорой помощи – Видел их раньше?! – продолжал настаивать Игорь, понимая, что с минуту на минуту бездомный может просто на просто умереть и виновные подростки останутся безнаказанными. Хотя по опыту работы, он и так дал бы малую вероятность на раскрытие этого дела. Даже если этот бездомный и не умрет, то, скорее всего в момент нападения он был сильно пьян. Пьян в стельку. Ведь на улице холодно, плюс присущий бродягам алкоголизм и потребление самых разных, токсичных и напрочь отшибающих память веществ. Так что надеяться на то, что бродяга придя в себя в больнице скажет «это был Вася из того дома» не приходилось. Разве что, видео камеры что-то подскажут.

    Игорь понял, что на мгновение потерял контроль. Это в чистом виде профессиональная привычка - погружаться в свои мысли и догадки. Однако удобнее всего это делать в рабочем кабинете, в рабочее время, нежели на улице с телефоном в руках и рядом с валяющимся обгоревшим человеком. Игорь быстро перевел взгляд на бродягу, «еще жив?». Но, того уже не было рядом. Он исчез. На снегу остались очевидные следы от только что лежавшего здесь человека. Но самого, недавно горевшего и стонущего от боли бездомного не было. И это было невероятным явлением.

    За свою практику, опытный следователь Игорь Вольфович видел не мало странных на первый взгляд вещей: преступника по которому открыли огонь, изрешетили его из автомата, а он продолжал идти; подростка, который пришел писать заявление в отделение, с торчащем в животе ножом. Но, что бы обгоревший человек встал и пошел – такое было впервые. И ведь именно «пошел», потому что следы на снегу указывали именно на это. Бездомный, вероятно, собрался силами, встал на колени, чуть прополз, а затем встал и пошел. И все это в момент, когда Игорь стоял с телефоном у уха, вызывая скорую помощь и пытаясь быстренько сообразить, как можно опознать преступников.

    Все именно так и изложил Игорь в своих показаниях, формально став не сыщиком, а свидетелем жуткого преступления.

     

    Произошедшее не выходило у Игоря из головы. Он все думал, как можно взять и поджечь человека? Пусть бездомного, пусть даже этот бродяга сам напросился на агрессию. Может быть, он даже попытался ограбить ту девушку, что ревела во время этой экзекуции. Попытался ограбить, а тут друзья рядом, и пошло-поехало. Но, даже в этом случае, зачем поджигать живого человека? Как можно на это смотреть и еще радоваться этому зрелищу?

    По роду службы Игорь должен был периодически мыслить как преступник, но некоторые вещи он не понимал, и ему казалось, кое-что он не поймет никогда.

    Рабочий телефон прервал раздумье следователя.

     

    - Игорь, зайди ко мне, – сухо и грубо послышался голос начальника. Через минуту Игорь был уже в кабинете, в котором сидело еще несколько человек. На столе лежали фотографии сделанные сегодня утром, которые несколько его коллег уже рассматривали, выражая полное недоумение на лице.

    - В общем, случай вопиющий, дело нужно закрыть сиюминутно. Кто берет? – продолжил начальник. Игорь взял фотографии и начал подробно их рассматривать, слушая комментарии старшего следователя. – нашли сегодня, буквально три часа назад. Епифанов Сергей Викторович, шестнадцать лет. Судмедэксперты заключили, что умер он, скорее всего от болевого шока и кровопотери, в одном флаконе, так сказать. Рубили профессионально, скорее всего, мясник какой-нибудь, или человек из деревни, в общем умеющий обращаться с топором и тушами. Видимых следов убийцы пока никаких нет. Еще раз повторюсь, раскрыть нужно срочно. Мы не можем себе позволить разгул маньяков, – буркнул в заключении начальник. 

    Игорь смотрел на фото и поржался, насколько же изощренными бывают люди. В его руках была фотография четвертованного тела: тело с головой, а рядом ноги и руки. Руки отдельно и ноги отдельно. Подросток, лежащий на снегу, с закатанными глазами. И, какая-та дырочка в одежде, похожая на прожог от сигареты.

    Профессиональная логика Игоря не заставила себя долго ждать: позавчера он стал свидетелем того, как подростки сжигают живого бродягу. Бродяга исчез, не дав никаких показаний. Сегодня изощренно убит подросток. И на его одежде маленький прожег. Стоит ли думать что это один из этой группы подростков, который просто прожег себе одежду во время этой вакханалии? Стоит ли думать, что бездомный знал этих подростков и принялся мстить? Это все догадки, но это возможно.

    - Можно я? – резко вызывался Игорь, словно игрок на «Брей ринге» опасающийся, что соперник даст ответ быстрее.

    - Бери, – сухо и так же быстро ответил начальник, мгновенно записав что-то на бумаге. – все свободны.

     

    Игорь понимал, что взял не самое лучшее дело и даже уловил несколько непонимающих на себе взглядов коллег. Дело в том, что такие дела добровольно стараются не брать, т.к. они на особом контроле и за не раскрываемость или хотя бы за затяжку, «по шапке» дают очень даже хорошо. Однако, если дело раскрыть быстро, то и премию дадут очень хорошую и конечно стаж в личное дело. Поэтому у следователей его отдела не принято было лезть на рожон. Обычно начальник, предлагая что-то взять добровольно, давал минут пятнадцать на раздумье, а потом просто тыкал пальцем в первого попавшегося. Но, сегодня Игорь удивил и коллег, и отчасти самого себя. Дело сложное, но Игорь хотел не просто получить плюсик для карьеры, он еще больше хотел получить ответы на два вопроса:  1 – связан ли горевший позавчера бродяга с эти делом? 2 – как только что горящий человек, может встать и уйти?

     

    Всякого рода детали и механизмы действия начала расследования, у любого следователя отработаны, как «отче наш». Поэтому вернувшись на место, где происходила экзекуция с огнем, запросив видео с ближайших камер , на которых к слову никакой полезной информации не оказалось, Игорь стал искать местные «поселения». Термин «поселения» уже существовал, когда Игорь пришел работать молодым сотрудником. Так называли общины бездомных, алкоголиков, наркоманов и т.д. Эта такое место, куда нормальный, социализированный, со здоровой психикой человек, никогда не пойдет. Во первых потому, что «нормального» человека просто вывернет, как только он увидит быт и сам по себе вид тех людей, которые живут в «поселениях». Во вторых, нормального человека там, скорее всего сразу приложат по голове и разденут до гола…причем, в прямом смысле слова до гола. И подобные случаи тоже встречались в практике Игоря: один приезжий заблудился и попал в такое вот «поселение». Причем следователи сразу не понимали, как это произошло, т.к. попасть туда нечаянно не возможно. Его сначала просто вырубили чем-то тяжелым. Затем он очнулся абсолютно голым, с болью во всем теле. Написал заявление. А через три месяца случайно обнаружил у себя ВИЧ. Оказалось, что его не только ограбили, но еще и каким-то образом заразили. Следователи предполагали что путем изнасилования, хотя потерпевший утверждал что не чувствовал никакого дискомфорта в интимных зонах.

    Вспоминая эту историю, Вадим на всякий случай положил руку на пистолет. Хотя, на самом деле, опасности никакой не было, т.к. в любом, даже самом низком обществе есть структура. Никто бы не стал трогать стража порядка, да еще и при исполнении. Старшие «поселений» хорошо контролируют всех остальных. Если что – голова с плеч.

    - Здравствуйте Игорь Вольфович, – окликнул его грубый, хриплый, очевидно пропитой голос. Игорь обернулся. – Вы моего кореша как-то допрашивали. Он вас увидел, мне доложил, что вы идете, – пояснил человек. Перед Игорем стоял самый настоящий, классический бомж. Не понятного возраста, с омерзительным запахом от одежды, с опухшим от алкоголя лицом, заплывшими от отеков глазами. – я тут все знаю. Спрашивайте, – перешел к делу бродяга. Как Игорь выяснил позже, перед ним стоял бездомный по прозвищу Рупь, с четырьмя ходками «за спиной». В этом поселении он был главным, и потому действительно все про всех знал.

    - Недавно, недалеко отсюда подожгли одного…из вас, – Игорь хотел сказать «бомжа», но во время осекся, т.к. с любым социальным слоем нужно быть вежливым, если хочешь получить как можно больше информации. – что - то знаешь об этом?

    - Сапер что ли?! – сразу воодушевился Рупь . И тут же окликнул одного из находящихся неподалеку людей. – Сапера приведите! Давай реще! – агрессивно добавил Рупь и продолжил, обращаясь к Игорю. – Так, а кто его? Он пришел, мы его перевязали, обработали раны, чем смогли…он так-то нам много приносит, поэтому не жалко, – Игорь сначала не понял о чем говорит собеседник. Только спустя пару секунд, до него дошло: в этом обществе помогают только за что-то. Поэтому «не жалко», имелось в виду, «не жалко драгоценных лекарств, потому что Сапер, как его назвал Рупь, приносит им хороший по их меркам доход.

    - А почему Сапер? – спросил Игорь

    - Так он…контуженный. Ну, прикол это такой. Типа, сапером работал, подорвался и дураком стал, – бомж засмеялся

    - Он работал сапером, это правда? – начал профессиональный допрос Игорь

    - Да нет! Я ж говорю - это прикол. Так-то он непонятно кто. Просто когда пришел, лет пять назад, дали ему такое погоняло…ну случайно как-то. Просто потому что дурак. Не понять вам начальник, – заключил Рупь

    - Скажи - ка, были когда-нибудь инциденты с ним? Может он кого-то ограбить, убить? – Бродяга замер в недоумении. Сначала Игорю показалось, будто бомж  что-то знает. Затем он понял, что ошибается. Это взгляд не разоблачения, а недоумения. Игорь прекрасно умел различать взгляды, имея громадный опыт общения с людьми. И он хорошо знал, как выглядят лица разоблаченных и недоумевающих людей.

    - Кто? Сапер?! – засмеялся бездомный. – да он вообще еле передвигается! Ненормальный он, я ж говорю! Да сейчас сами увидите! – в этот момент несколько человек как раз подводили Сапера к ним.

    Это был он. Тот самый бедняга, рядом с которым недавно стоял Игорь. Которого, он тушил своей курткой.

    - Сапер, поговори с человеком, – приказал ему Рупь. Сапера продолжали держать под руки. Он смотрел на Игоря, но взгляд его и правда, был не вменяемым. Не нужно было быть врачом, что бы понять – этот человек психически нездоровый.

    - Помнишь меня? – спросил Игорь. Бродяга слегка качнул головой, не переводя взгляда. – Я тебя тушил, когда ты горел, – снова сказал Игорь. И снова бродяга покачал головой, выдавив «Нее». Игоря смутило все, что перед ним происходило. Он почувствовал себя участником чего-то противного и мерзкого. Допрашивает душевнобольного бомжа, среди таких же вонючих бездомных, которые держат первого под руки.

    - Ладно, покажите его спину, – попросил Игорь. Сапера тут же развернули, задрали одежду, не смотря на холод. На спине было несколько ожогов, но они никак не походили на следы от того пламени, которое видел Игорь. Эти следы и ранами то не назовешь, так, ранки. Как будто бомж Сапер не горел, недавно валяясь на земле, а пере загорал на каком-нибудь солнечном курорте.

     

    Впервые за долгое время Игорь потерялся. Он не знал что делать. Допросить бродягу не удается, он невменяем. Брать его в участок незачем, да и пока не за что. Он даже не может никому сказать, что этот тот самый бездомный, который горел у него на глазах, т.к. в его отчете, да и по показаниям свидетелей, фигурирует сильное пламя и дикие крики пострадавшего. А у бомжа Сапера, на теле, сейчас совсем не то, что должно оставаться после серьезного горения. Игорь, конечно, мог бы объяснить о странности происходящего, но его скорее сочли бы за опера, который докопался до бомжа, взял первого попавшегося и решил пришить ему какое-то дело. Не лучшая репутация среди коллег.

    Немного подумав, Игорь взял себя в руки и решил не делать поспешных ходов. Ему нужно начать с другого конца, с друзей убитого подростка. Ему нужно, что бы они, опознали бомжа Сапера и признали, что именно его они подожгли. Вот тогда, дело куда-нибудь, да двинется. А сам Сапер никуда не денется. Рупь за ним присмотрит, если не захочет идти в конфликт со следователем.

    - Я сейчас ухожу, – на всякий случай угрожающим тоном обратился Игорь к главному бездомному.– за него отвечаешь головой. Если с ним что-то случится или он исчезнет…- Рупь не дал договорить Игорю.

    - Обижаете Игорь Вольфович. Все будет в лучшем виде. Будут пасти его днем и ночью, не сомневайтесь. Даже на работу не пошлем. С этого дня у него отпуск, – весело сказал Рупь и засмеялся. Игорь на всякий случай сфотографировал Сапера и ушел.

     

    Теперь ему нужно понять, как разговорить друзей погибшего подростка, если все - таки они причастны к поджогу человека. Ведь признав, что они это сделали, они автоматически сознаются в преступлении. С другой стороны, они могут испугаться мести. Но, это только в том случае, если эти две истории взаимосвязаны. Значит нужно немного подождать и если вдруг на днях убьют еще кого-то из этой «шайки», значит все идет по плану и показания подростки дадут.

     

    На следующий день Игорь уже направлялся по выписанным адресам. Вычислить друзей погибшего не составляло труда. Помимо показаний соседей, близких, одноклассников и прочих людей, большую роль играют социальные сети, в которых люди пошагово расписывают свою жизнь. Фото, видео, посты…В коллективе Игоря, даже ходила такая старая, но имеющая смысл шутка, «скоро нас всех сократят. Зачем нужны мы, если есть соц.сети?».

    Первым к кому направился Игорь, был семнадцати летний парень по имени Денис. Выбор пал на него, потому что он фигурировал на многих фотографиях, недавно зверски убитого Сергея. И чутье оперативника подсказало, что первая попытка удалась. Не сейчас, так потом, Денис заговорит. Если конечно успеет заговорить и не станет следующей жертвой, теоретически мстящего невменяемого бомжа Сапера.

    Говорить с подростками дело не хитрое. Игорь, что называется, «щелкал их как орешки». Наглости у представителей молодежи, конечно, хоть отбавляй. Ввиду отсутствия опыта им море покалено. Зато они значительно пугливее матерых и иногда даже умных опытных преступников, которых запугать достаточно сложно. Поэтому, главное правильно начать, а дальше уже дело техники и инерции.

     

    Игорь не стал идти с официальным визитом в квартиру к Денису. Зачем проводить допрос на территории подозреваемого, в комфортных и родных условиях? Этому приему учат в полицейской академии уже на первом курсе, на предмете «психология».

     

     - Денис! – окликнул подростка Игорь. Денис резко обернулся. Испуганный, растерянный подросток, очевидно, что-то скрывающий. И не нужно быть оперативником, что бы сразу это понять. – Оперуполномоченный, Игорь Вольфович Герасимов, – произнес Игорь, доставая удостоверение и специально неряшливо не разжевывая слова, что бы было страшнее. Мол, «неряшливый злой опер, у которого нет ни стыда, ни совести, ни жалости, способный на самые ужасные поступки, нашел тебя, Денис». Денис так и не смог произнести ни слова.

    - Рассказывай. Зачем жгли бомжа, чья была идея и все прочее? – Денис нервно сглотнул несколько секунд, прежде чем, наконец – то решился выдавить из себя.

    - Какого бомжа? – Игорю понадобилось всего пару секунд, что бы понять, Денис уже не раз репетировал речь и ответы на допросе. Он знает, о чем речь, в этом сомнений нет. Дело в том, что любой без исключения преступник, полагает, что отрепетированная речь, поможет ввести любого оперативника в заблуждение. Но, это не так. Главное – это поверить самому себе. Поверить в свою же ложь. А это удается сделать мало кому. И потому, выпученные глаза и не естественные вопросы, вроде «что? О чем вы говорите?», всегда очень хорошо выдают «плохого актера».

    - Епифанова Сергея знал? – переменил тему Игорь.

    - Да, – ответил подросток.

    - А чего ж ты в соц.сети ни поста с соболезнованием не выложил, ни черную ленточку не повесил, че так? Вы вроде друзья хорошие? Боишься чего-то что ли? – подросток, очевидно, что называется «поплыл». Если бы можно было судить без суда и следствия, то достаточно было того, что видел Игорь: бледное лицо, дрожь в теле и в голосе, даже глаза моргали, словно у Дениса был какой-то невротический тик.

    - Да просто, - ответил Денис, даже сам не понимая абсурда своего ответа

    - Ну смотри Денис, - начал тяжелую артиллерию Игорь. – мы с тобой сейчас в неформальной обстановке общаемся и все что обсуждаем, это только между нами. Так вот, я вчера нашел того бомжа, он жив – здоров. Поэтому меня это дело и волнует. Ты думаешь, мне важно, что бы ты и твои кореша сели? Нет, в данном случае мне все равно, знаешь почему? – Игорь замолчал, ожидая ответа. Все по классике, по первому курсу психологии. Нужно вынудить жертву реагировать, отвечать на неприятные и не понятные вопросы.

    - Почему? – дрожащим голосом спросил подросток.

    - Потому, что вся ваша шайка в ближайшее время сдохнет, - снова напряженное молчание. – Ты думаешь, Сергея кто убил то? Бомж тот самый! Кстати, а ты знаешь, как его убили то?

    - Нет…как? – дав слабину начал потихонечку открываться Денис

    - Аа, так его бомж пьяного выловил, оглушил чем-то и связал. А потом, когда тот пришел в себя, четвертовал. И тебя подобная участь ждет и твоих подельников. Интересно только какая пытка тебе выпадет, - не смотря на то что на улице было холодно, на лице у Дениса появились капельки пота, которые быстро перешли в небольшой ручеек. – поэтому можешь валять дурака сколько влезет, но осталось вам недолго. Впрочем, есть вариант, - классической фразой закончил речь Игорь.

    - Какой? – незамедлительно спросил подросток.

    - Сейчас идем в отделение. Описываешь все что произошло, в подробностях и детально. Называешь всех до одного, кто фигурировал в этом действии. Делаешь акцент на то, что виноват, твой умерший кореш Серега. Типа он все это начал. И поджог бомжа тоже он. А вы просто стояли рядом. И, всех своих друзей предупреди, что бы тоже так писали. Потом идем к этому бомжу, опознаешь его, если это он. И мы его закрываем, за изощренное убийство. А вы идете себе гулять дальше.

    - Нас посадят, - уже заплакал Денис, чего Игорь не ожидал. «Да уж, совсем слабоват, оказался», горделиво промелькнула у него мысль.

    - Не посадят, - успокоил подростка опер. – Сергей уже умер. Нет человека – нет проблем. И бомж жив. И ожогов у него не так уж и много оказалось…почему-то. Так что вам в худшем случае условный, а то и просто пойдете как свидетели.

     

    Уже через час Денис сидел в кабинете у Игоря и писал явку с повинной. А Игорь думал о том, как «красиво» он заставил подростка расколоться. И самое главное, что он всеми силами постарается засадить этого недоноска, как можно на больший срок. Потому, что такие люди в обществе жить не должны. Это были не только профессиональные мысли опытного оперуполномоченного, это были мысли обычного гражданина, который хочет спокойно гулять по улицам. Который хотел, чтобы его дети не боялись гулять вечером по парку, в страхе увидеть пылающего бездомного, над которым стоит группа людей и смеется. Наконец, когда Игорь давал, хоть и формальную, но клятву, он, в самом деле, с осмыслением произносил вслух обещание избавлять страну от преступников.

     

    На следующий день состоялась очная ставка. Идя в «поселение» Игорь испытывал какое-то непонятное волнение. Ему казалось, что с пострадавшим бездомным что-то случилось: умер от переохлаждения, от заражения или еще чего-то в этом роде. И тогда все пойдет кувырком. Однако предчувствие было ошибочным. Главарь «поселения» Рупь, и в самом деле выполнил все в лучшем виде. Бомж Сапер был не только жив, но ему еще и выдали почти, что чистую одежду.

    - Только мы его стричь не стали, – прохрипел Рупь. – Вдруг для опознания нужно.

    - Все правильно, – одобрил Игорь и сунул главарю бездомных пять тысяч рублей в карман. Он, конечно, мог бы этого и не делать. Но, пять тысяч рублей не большая цена, что бы иметь хорошие отношения с главарем бродяг. Отношения и так конечно были бы: все-таки Игорь – опер, а Рупь – не однократно сидевший и сто процентов не чистый перед законом. Но все же Игорь любил позитивное русло, нежели давить авторитетом и угрозами.

     

    - Денис, сейчас я приведу того бездомного, которого вы подожгли. Внимательно посмотри и скажи, это он или нет, – сказал Игорь. У стенки сидело трое понятых, которые вызвались добровольцами. Дверь открылась, и в кабинет зашел Сапер. Все такой же дряхлый, непонятного возраста бездомный, c явным нарушением психики. Только его глаза сразу же, как будто впились в Дениса.

    - Вы узнаете этого человека? – к своему же удивлению обратился Игорь к бездомному. – Вы его узнаете? – что-то в глазах Сапера изменилось. Они как будто на секунду обрели разум, однако бездомный ответил.

    - Нее, – в этот раз он промычал осознанно, Игорь был в этом уверен.

    - Денис, это тот самый человек, которого вы подожгли? – спросил Игорь

    - Да, - ответил подросток. – Это он, – и потерял сознание.

     

     

     

     

    Глава 2.

     

    Прошло несколько недель с момента, как Денис, один из участников банды, которая жестоко издевалась над бездомным, дал признательные показания и признал бомжа Сапера, опознав в нем жертву.

    С тех пор это дело закрутилось – завертелось. Все до единого участники преступления уже находились под арестом, в специально отведенных для этого заведениях, и ждали приговора суда. И конечно, никакого условного срока, которым Игорь соблазнил Дениса на явку с повинной, не будет. А будет настоящий, полноценный тюремный срок.

    Но это не принесло Игорю настоящего удовлетворения, потому как дело об изощренном убийстве подростка все еще не раскрыто и начальник начинал откровенно из-за этого злиться.

    Бомж Сапер пробыл в участке три дня, а затем его отпустили, ввиду отсутствия доказательств его виновности в чем бы то ни было. Не нашлось даже каких-либо намеков на то, что он хоть как-то причастен к четвертованию шестнадцатилетнего Сергея. И именно с того момента дело стало тупиковым. Единственное, что предпринял Игорь, так это снова поручил бездомному по прозвищу Рупь стеречь Сапера. Хотя бы просто не дать умереть ему нелепой смертью, из серии «напился и замерз на смерть, лежа на земле».

    Но, в последние дни Игорю показалось, будто начинает что-то наклевываться.

    «Когда не хватает улик, доказательств, фактов – прибегайте к статистике. Статистика содержит все эти компоненты в себе. Их только нужно в ней найти», вспомнил слова одного из учителей Игорь.

    Подняв статистику убийств совершенных бездомными за последние несколько лет, Игорь увидел интересную закономерность: за последние пять лет случилось несколько зверских убийств, совершенных бездомными. А вот ранее этих пяти лет, ничего примечательного не случалось. Были, конечно, нападения, но одно дело просто пырнуть ножом или ударить молотком по голове, другое дело вырвать пальцами глаза связанному человеку или залить в горло раскаленную смолу.

    Слабенько конечно – но что-то в этом все-таки было. Игорь насчитал примерно двадцать дел. Семнадцать из которых были закрыты, в виду того, что преступники были убиты на месте. Однако трое еще были на свободе. А так как все они без документов и, по сути, бомжи, то никаких завязок не было. Кроме одного, у которого стояла под вопросом «психиатрическая больница номер 2». Однако из рапорта оперативника, который вел это дело, следовало, что информация оказалась не точная. Персонал не припомнил никакого бездомного с примерным описанием, которые давали свидетели по данному делу.

    «Плохо допрашивали», подумал Игорь и поехал в психиатрическую больницу №2.

     

     

    Спустя несколько часов Игорь сидел на холодной лавочке во дворе больницы и курил сигарету.

    «Нет, допрашивали все-таки хорошо», думал он. Никто ничего полезного не смог ему рассказать или подсказать. Только сейчас он понимал глупость своего прихода: у него на руках было приблизительное описание бездомного, со всеми полагающимися клеше, «бородатый, неотесанный, волосатый, с опухшим лицом и т.д.». Какой был смысл терять время, задавая людям вопрос «а вы случаем не работали тут примерно лет пять назад? Если работали, помните такого?». Да если бы сейчас про него рассказали в какой-нибудь юмористической передаче, то весь зал бы смеялся взахлеб.

     

    - Извините, - услышал Игорь голос сбоку. – Я по поводу вашего вопроса, - Игорь поднял голову. Перед ним стоял тощий мужчина лет сорока. – Я присяду, - утвердил мужчина и сел. – Меня зову Иван Андреевич, я работаю здесь врачом уже одиннадцать лет. Раньше работал в отделении для пациентов с деменцией, хотя как психиатр специализировался на острых состояниях. И только последние пять лет работаю в корпусе, в котором только что и увидел вас. А знаете, почему только последние пять лет? – Игорь медленно сделал затяжку и спросил.

    - Почему?

    - А вы не поверите, – начал кокетничать врач.

    - Зачем тогда спрашиваете?

    - Потому что этот корпус не работал, - произнес врач и засмеялся. «Странный юмор у психиатров», подумал Игорь, «не зря говорят, что психиатры – тоже немножко больны». Однако Иван Андреевич продолжил. – Но, это формально. А на самом деле все было не так.

    - А как? – сохраняя спокойствие, спросил Игорь, доставая новую сигарету.

    - У меня в этом корпусе работал друг. Мы с ним были очень близки, учились вместе, поэтому кое что я знаю. Так вот, восемь лет назад корпус номер два как раз только закрылся. Сказали, что на реконструкцию. И сделали из него вроде административного здания. Типа, кабинеты, кладовки и т.д. Но, это чтобы персонал не смущало постоянно горящий внутри свет. А на самом деле какое-то там НИИ выбило финансирование на эксперименты, частого и государственного значения. Во как!

    - И? – еще сам не поняв, верит он в начало истории или нет, поддержал Игорь.

    - И этот неприметный корпус, – корпус номер два и в самом деле стоял на окраине больничной территории. – стал самой настоящей лабораторией. В нем проводили исследование человеческой психики. Прям вот так, под носом у всех. Но, в этом нет ничего удивительного, как потом выяснилось там шумоизолирующие стены, подвальные помещения и т.д. В общем, все как положено у хитрых и смекалистых спец. служб. А потом, через три года после начала, финансирование прекратили, ввиду отсутствия результатов.

    - И? – снова спросил Игорь, видя, что врач дразнит его своими очевидно фальшивыми окончаниями.

    - А дальше, частные инвесторы продолжили эксперименты, уже втайне от государства. Ну, конечно не обошлось без завязок наверху. Поэтому еще два года продержались. Так вот почему продолжили? Потому что ученным показалось, что они смогли каким-то образом оживить психику человека, - Игорь сделал такую большую затяжку, что почти разом скурил оставшеюся половину сигареты.

    - Это как?

    - А вот так! Эксперименты проводили на людях с острыми психическими расстройствами. Как правило – это были шизофреники в острой стадии. Например, один из вопросов, который ставили перед исследователями, это почему часто шизофреники считают, что они общаются с гуманоидами? Те голоса, которые они слышат, галлюцинации, это плод их воображения и только? А вдруг это правда? Есть и те, кто видит разного рода сущности. Они, правда, их видят или тоже воображение? И наши исследователи очень активно в этом капались. С помощью специальной аппаратуры фиксировали всякие изменение, графики, ну вы понимаете… все эти данные в общем говоря. И вот однажды зафиксировали, внимание, - врач выдержал паузу. – Присутствие в человеке живого существа. Но, это живое существо было – психикой, понимаете? То, что мы называем психической деятельностью и считаем это порождением мозга и частью человека, это нечто что живет само по себе в человеке! – Игорь на минуту подумал, что перед ним сидит не врач, а пациент, которого отпустили на прогулку. Но под расстегнутой курткой был халат с бейджиком и фотографией врача. – Так вот, тогда решили накачать всех испытуемых большими дозами транквилизаторов, что бы тело не мешало общению с… психикой. И это удалось. Ее проявление стало очевиднее. Сначала думали, что это все-таки несто инопланетное, но потом пришли к выводу, что это чисто человеческий феномен. И даже была версия, что психику сделали живой путем введения препаратов и других воздействий. Совершенно точно отмечалась усиленная регенерация тканей и вспышки ярости, которые подавлялись транквилизаторами. И наконец, почти удалось выйти на контакт, на словесный контакт с этим… существом или даже не знаю как правильно назвать это явление, но, увы, спец. службы обнаружили незаконное использование бывший лаборатории и стали это дело пресекать. Государство выдвинуло дело за нарушение прав человека, мол, проводят эксперименты над людьми, хотя само же это же и делало. И организаторы, что бы крепко и надолго не сесть, быстро свернули лавочку, спрятали все данные, а двадцать подопытных обкололи транквилизаторами и выкинули на улицу в разные места города, как бомжей, в надежде, что те замерзнут. Но, ни одного из них мертвым найдено не было. А потом… потом начались убийства. Нападения бездомных на людей. Я думаю, что тот, кого вы ищите, один из них, - закончил врач.

    - Очень интересно, - переварив услышанное, заключил Игорь, - А можно как-то пообщаться с вашим другом или с кем-то, кто работал над этим проектом? – врач громко засмеялся.

    - Ну конечно нет! Те, кто остался в живых, те разъехались по другим странам. А мой друг как раз таки не выжил… Несчастный случай, понимаете ли, - Игорь решил не вдаваться в подробности. Ему нужно было вытянуть из доктора как можно больше информации по делу.

    - Ну, а допустим, если я найду одного из испытуемых…Что от него ждать и как общаться с этим… ну с его психикой?

    - Этого никто не знает, – быстро ответил доктор. – что от них ждать и как общаться с психикой, не знает никто. Поймите, одно дело быть оснащенными препаратами, техникой, лабораторными данными. Другое дело вот так, без всего. Но, осторожным вам быть нужно, это точно. – Игорь поблагодарил Ивана Андреевича за помощь и ушел.

    Какая – никакая, а все же картина в голове была. Только вот как это все донести начальству, так что бы ни выглядеть сумасшедшим, Игорь не знал.

     

    Ожидаемая реакция оказалась верной. Перед Игорем сидел начальник и терпеливо слушал его рассказ про больницу, про секретную лабораторию и про бомжа Сапера, который по версии Игоря имеет прямое отношение к этому всему, и к убийству подростка Сергея.

    - То есть ты хочешь сказать, – начал распинать начальник. – Что бомж Сапер, это жертва тайного эксперимента. Ему каким-то образом оживили что-то в голове, и это что-то убило подростка, который участвовал в его поджоге? Но свидетелей этого нет, доказательств нет… Нам нужно взять Сапера и изолировать его на время разбирательств. Так?

    - Да, - коротко ответил Игорь

    - Значит так Игорь, у тебя есть неделя, что бы закончить поиски и передашь дело другому. Потом пойдешь в отпуск, отдохнешь… или полечишься. Свободен, - начальник естественно, не поверил Игорю.

     

    Это был сложный разговор. Намного сложнее, чем общаться с подозреваемыми или даже серийными убийцами. Так Игоря ещё никто не унижал. Считать его сумасшедшим только потому, что ход расследования в конечном итоге привёл в нестандартную ситуацию? Только потому, что некоторые части мозаики не банальны? Мягко говоря, каждое слова начальника эхом отдавалось в хмельной голове, а, непосредственно, её обладатель стоял за стойкой пивного бара и потягивал холодное пиво с большой шапкой пены. В какой-то момент мысли стали плыть не в том направлении, а руки начали чесаться дать кому-нибудь в рожу, чтобы много о себе не думал.

    Покинув заведение, Игорь направился не к себе дамой, а в «поселение». Зачем именно, он пока не знал. Лишь когда ясные огни города сменили тусклые фары прибежища бездомных, многие из которых были и вовсе разбиты, мужчина тормознул свою «Ладу Калину»  и вышел на колючий воздух, принявшись вглядываться в знакомые окна, во многих из которых горела не электрическая лампочка, а древний костёр.

    - Рупь, мать твою! – хмельным баском крикнул Игорь, озираясь по сторонам. Не успел он, как следует замёрзнуть, как бомж показался неподалёку от него.

    - Ты кто есть то?! Чего тебе надо? – не признал его главный из доходяг, но после долгого молчания продолжил уже с совсем другой интонацией. – Начальн – и – к… Разве можно людей в такое время тормошить? Вы бы домой пошли – проспались, а со свежей головой и спрашивали чего, - бомж подошёл на расстояние в пять метров. От него сильно воняло костром, и это Игоря вполне устраивало. Уж лучше дымом, нежели чем обычно.

    - Мне сейчас же нужен этот ваш – Сапер! Следствие больше не может ждать. НАЧАЛЬСТВО беспокоится, - по-пьяному болтая язык во рту, Игорь сам не понимал, что делает. Казалось, что дай ему волю и автомат, и он перестреляет всю бомжёвскую общину за одну эту ночь. Да что там ночь, за час.

    - Сапер сейчас вооон в том доме лежит. Спит небось. Если вам чего спросить нужно, то приходите днём. А то так как-то вообще не по…

    - Да мне плевать, что ты там думаешь, бамжара хренов! Пшёл с глаз моих, - отрезал Игорь, развернулся и направился в указанном направлении. Рупь улыбнулся ему в след.

    - Проспись, придурок! – прокряхтел напоследок главарь и ушёл восвояси.

     

    Сапер не спал. Он даже не был в том доме. Он сидел рядом с ним у подножья маленькой свалки металлолома, из которой здешние жители частично выносили маломальскую прибыль за сдачу на металл старых стиральных машин и запчастей от автомобилей.

    - Чегооо… - протянул при встрече бомж, но Игорь осёк его.

    - Будешь дурака валять, и я клянусь – я тебя убью. Скажешь правду – проживёшь дольше, - начал Игорь, для убедительности достав свой травмат.

    - Хорошо. Буду предельнооо… - снова затянул бомж, но уже более осмысленно.

    - Заткнись и слушай! – Мужчина подошёл к Саперу впритык, схватил его за куртку и поднял на ноги, не переставая держать. – Никаких лишних предложений. Вопрос – ответ. Ты убил того молокососа?

    В этот миг в глазах бомжа что-то снова поменялось. Взгляд стал более осмысленным, а тяжёлая рука впилась в его руки и вырвала из них куртку. Оказавшись свободным, бомж продолжил.

    - Я буду предельно краток, если ты так спешишь. – голос Сапера оставался таким же хриплым и тяжелом, но интонация поменялась в корне - Раз уж ты действительно желаешь знать всю «правду», то тебе стоит понимать, что она не принесёт тебе ровным счётом ничего…пьяный урод. – Ошарашил последней фразой бездомный.

    Игорь застыл. Прямо перед ним появился совершенно другой человек. Манера движения, тембр голоса, мимика – всё было другим.

    - Я убиваю людей. Это часть моей жизни и сам её смысл. Видишь ли, такие как я, не могут жить без определённых эмоций, рождённых окружающими. Из них то мы и состоим – Бездомный на секунду потерял концентрацию и Игорь вновь увидел прежнего Сапера. Но, через мгновенье снова все поменялось обратно. - Мы – самостоятельный разум.  Всё, что нам нужно, это чужая ненависть и даже чужое призрение. И ни ты, ни кто-либо другой не можете винить нас в этом, поскольку мы приносим обществу большую пользу.

    - Что ты городишь?!

    Бомж снова сел на шину, так удобно расположившуюся у подножья свалки, и закурил сигарету.

    - Так ты про кого спрашиваешь? Про того червя, который предложил в тот вечер сделать из меня живой факел? Знаешь, пока в мире есть вот такие вот как они, и даже такие как ты, мы не исчезнем.- Внезапно бомж рассмеялся. Чужую пачку сигарет и зажигалку он сжимал в руке, будто то было рукояткой ножа. Похоже, он прекрасно знал, что сейчас произойдёт….

     

    После тщательного избиения, которое продлилось не более получаса, Игорь запихал бомжа в багажник и отвёз в участок. Четверо дежурных приняли его с неохотой, т.к. он был пьян. Но нашёлся-таки один товарищ, который был в курсе этого дела, поэтому Сапера всё-таки посадили в обезьянник. Игорю снова посоветовали ехать домой и отоспаться, но он решил ещё немного побеседовать с потенциальным серийным убийцей. Позже камеры участка сняли невероятные, просто немыслимые, кадры.

     

    Все пятеро человек, находившихся той ночью в отделении, были убиты.

    Первым был Игорь, сидевший напротив бездомного, по прозвищу Сапер, что-то крича и активно жестикулируя руками.

    После того как голова Игоря была разбита о решетку и просунута между прутьями, бездомный покинул камеру.

    Затем раздался жуткий, не передаваемый словами крик.

    Уже спустя три минуты, остальные четверо сотрудников были мертвы.

     

    На следующий день сотрудники полиции приехали в «поселение». Но Сапера там не оказалось.

    Поиски так и продолжаются….

     

     

     

     

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Mops1983
    Категория: Триллер
    Читали: 77 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 октября 2016 | Просмотров: 143 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Ivan_Al (30 октября 2016 21:01)
    Хороший рассказ. Легко читается, увлекательно.


    Комментарий 2 написал: Mops1983 (30 октября 2016 21:53)
    Спасибо:)



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.