«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 21
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     volk199516 (16-го, 23 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1671 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Что-то с ней не так

    Рассказ написан в соавторстве с Николаем Клюевым

     

    Наверняка у каждого человека случается период, когда что-то в жизни идёт не так. Такое бывает, когда желания и ожидания разнятся с настоящим, «сегодняшним» днем. И попытка как-то исправить ситуацию заканчивается тем, что появляется ошибка. Затем проходит время, и реалии вокруг снова приобретают пластилиновую форму, из которой до поры до времени можно вылепливать все, что пожелаешь, но до определенного предела. И так до бесконечности – по кругу… Есть люди, которые признают ошибки со временем, но ничего уже не могут поделать. Есть те, кто признаёт сразу, но быстро забывает о них. Самыми опасными принято считать тех, кто не осознаёт до самого конца, что сделали ошибку. Что произошло что-то не свойственное привычному и обыденному миру.

     

    У Степана все пошло «не так» совершенно внезапно. Неожиданно. Он почувствовал это, пробудившись от непривычно крепкого, глубокого сна. В последний раз ему доводилось так спать в раннем детстве – в семь-восемь лет. Он прекрасно помнил эти ночи. Помнил до дрожи в коленях. Её холодные губы на своём горячем лбу, её тихий и неестественно хряпой шёпот утешения. Его мама всегда была ласкова с ним перед тем, как он засыпал, хотя всего полчаса назад могла обругать сына до рыданий, и даже пару раз ударить за малейшую провинность. И хорошо, когда по щеке. Только перед сном эта старая, уродливая и почти всегда агрессивная тварь вела себя так, будто любит его.  Степан засыпал, пытаясь думать о чём-то другом, но мысли всё время ускользали. Рассеивались и вставали в его сознании плотным туманом, в который он полностью погружался. Туман был тёплым и уютным, не то, что его кровать и её губы... Сон был настолько крепок, что напоминал ему смерть.

     

     Когда же Степан вырос и стал жить отдельно от мамы, его сон поверхностный и чуткий вид. В свои тридцать четыре года он забыл, что такое глубоко и спокойно спать. Удивительно, но ему не хватало тех холодных губ, и даже упрёков женщины, которую он называл своей мамой. Он постоянно просыпался средь ночи, взбудораженный собственной фантазией, играющей с ним злую шутку во время редких сновидений. Изредка это была любимая работа, семья, которой у него давно не было, или же друзья по вузу, с которыми всё ещё иногда опрокидывал стаканчик-другой текилы по выходным. Но чаще всего то был кошмар, в котором он лежал на полу в своей комнате, а мама кружилась вокруг него, смотря ему в лицо и противно и громко смеясь. У неё были чёрные слипшиеся волосы до лодыжек и бешенные глаза, взирающие на него так, будто он не человек, а ничтожное и очень смешное существо.

     Однажды проснувшись в своей кровати в полном одиночестве, как и последние три года, Степан замер на месте, не решаясь пошевельнуться. Память, обычно слегка заторможенная после глубокого сна, в этот раз отказала совсем. Амнезия может быть вызвана алкоголем, но мужчина точно ничего из спиртного не употреблял, иначе болела бы голова и хотелось пить. Наркотики не употреблял тем более, так как считал это ниже собственного достоинства. Был и третий вариант: его кто-то «вырубил» или усыпил. Возможно, даже была драка.

     Убедившись в том, что руки-ноги целы, пальцы на руках и ногах шевелятся, ничего не болит, никаких видимых ссадин на теле и лице нет, мужчина слез с кровати. Опираясь о матрац, он всё же почувствовал боль. Побаливала правая кисть. Совсем чуть-чуть, как будто долго работал эспандером.

     Первым воспоминанием, которое всплыло в мозгу, был голос, хотя таковым его можно назвать с огромной натяжкой. До дури писклявый и противный, он ассоциировался с маленькими бесенятами. Что именно он говорил и был ли он на самом деле – те вопросы, которые меньше всего волновали Павла в то злополучное утро.

     

    Через некоторое время, Степан, окончательно проснувшись, сидел за кухонным столом и пил кофе. Его интересовало два вопроса, и он не мог определить, какой из них важнее: Первый – почему он до сих пор не помнит событий вчерашнего дня ровно до того момента,  пока не пошел в тренажерный зал? Второй – почему он сегодня так крепко и «сладко» спал? Наверное, все-таки вопрос номер один был важнее, так как потеря памяти намного важнее какого-то там детского воспоминания. Вполне возможно, что перетренировавшись вчера в тренажерном зале, он получил временную гипоксию мозга, и поэтому пока что ничего не помнит. Он слышал о таком много раз на лекциях, когда учился на врача. Достаточно неплохое объяснение. Об этом думал Степан до тех пор, пока не увидел слегка приоткрытый ящик на комоде напротив кровати. Это явление родило третий, очень важный и глубокий вопрос. Дело в том, что нельзя оставлять ящик в комоде приоткрытым, поскольку за это полагался наказание. Поэтому Степан был до крайности аккуратен, даже будучи живущим в одиночестве. И он никак не мог не закрыть ящик до конца. Однако, факт оставался фактом: ящик приоткрыт и его нужно закрыть.

     Подойдя к комоду, Степан направил взгляд вниз, в ящик, и увидел там фонарь. Обычный, металлического цвета двадцатисантиметровый фонарь, на котором виднелись пятна крови. Степан взял фонарь в правую руку и зажал его. Крепко зажал, прям как вчера.

    - Так ей и надо, – тихо произнес он вслух, хмыкнув. Затем поднял правую руку со слегка окровавленным фонарем, и будто спрашивая у комнаты, сделал несколько движений, вопрошая «Так? Так», тут же ответил он сам себе. Память вернулась мгновенно.

     

    Вчера Степан стал жертвой насмешки. И ему пришлось наконец-таки разобраться с этим. Некая Елена, менеджер на ресепшене спортивного клуба слишком уж очевидно начала над ним посмеиваться, когда он отказался продлевать себе скоро заканчивающийся абонемент. Он и раньше замечал за этой сотрудницей подобное поведение. Она постоянно подавала какие-то знаки своим коллегам, когда он приходил и показывал свою карточку. А вчера… вчера она позволила себе перейти все рамки.

    - У вас заканчивается карта через месяц. Не желаете сделать продление? У нас как раз сейчас акция – десять процентов скидки.

    - Мне нужно подумать, – будучи застенчивым и стеснительным человеком, ответил Степан. Ответил тихо, но на него взгляд не настолько, что бы нужно было его переспрашивать.

    - Что, что, простите? – громко и с каким-то кокетством спросила девушка.

    - Я подумаю, – растеряно и громко произнес Степан.

    - Ну, подумайте, – ответила Елена и засмеялась. Затем показала какой-то знак подруге и та засмеялась тоже.

     

    Всю последующую тренировку Степан пытался понять, что смешного было в их беседе. Чем он вызвал смех у Елены и ее напарницы? И можно ли позволять себе общаться с клиентов в таком тоне?

    «Нельзя, – твердил он себе, изо всех сил избивая ни в чём не повинную боксёрскую грушу. – Нельзя так вести себя. Нельзя.  Я должен предупредить  её об этом. Иначе мама… стоп»

     Поймав себя на безумных мыслях, мужчина обернулся. В окнах сгущались сумерки, и все давно разошлись по домам. Он смотрел на проём раскрытой двери, в которой царил мрак. Необъяснимая сила, очень похожая на банальное любопытство, тянула его туда. В объятье плотного, чёрного и очень тёплого тумана. Именно тогда раздался сдавленный голос. Он звучал из того самого тумана. То пища, то жутко кряхтя, практически срываясь на крик, голос утешал его. Говорил ласковые слова, однако звучащие омерзительно, он вогнал мужчину в ступор. Всего на секунду. Ещё через секунду пришло понимание – «Показалось. Что-то я сегодня переборщил с тренировкой».

     Переодевшись, Степан собрался домой.

     «Если я попытаюсь сказать об этом сейчас, то они снова засмеют меня. Я предупрежу её позже. В подъезде или во дворе около дома»

     Через несколько часов Степан гулял недалеко от клуба и ждал закрытия. Проследить за сотрудницей было не сложно. Ему представлялось, что придется совершать какие-то сложные маневры, постоянно менять траекторию своих шагов, но все оказалось проще. Он просто шел за силуэтом девушки до тех пор, пока не зашел за ней в подъезд.

    - Простите, – окликнул он ее. Девушка обернулась. – Я занимаюсь в вашем клубе… – начал объяснять Степан

    - Я знаю, – улыбаясь, ответила девушка, – Я заметила, что ты идешь за мной. Молодец, что понял.

     Степан перестал слышать. Он акцентировал внимание на ее улыбке. Даже здесь, стоя в подъезде в одиннадцать часов ночи один на один с ним, она продолжала улыбаться и смеяться. В какой-то момент он вдруг понял, что всей душой ненавидит её. Никто никогда не смеялся над ним так… Никто.

     В какой-то момент боковым зрением он уловил шмыгнувшую мимо тень. Услышал тот голос, в этот раз не раздражающий, а пьянящий и ласковый. Он призывал наказать. Он шептал – «Пора. Ты уже давно и сам можешь».

    -…так вот, нам не разрешают флиртовать с клиентами… - голос Елены прервал звук. Глухой и резкий, будто свинью ударили дубинкой. Однако, в руках у мужчины была не дубинка. Был фонарь, который Степан взял с собой на случай, если вдруг будет очень темно и понадобится подсветить дорогу.

    - Нельзя смеяться над клиентами, – монотонно повторял Степан, нанося удары фонарем по голове девушки. – И вообще над людьми смеяться нельзя.

     

    Больше Степан ничего не помнил. Он проснулся в своей квартире. Круг замкнулся. Степан стоял с окровавленным фонарем в руке и думал о том, что ему делать дальше, какую часть вчерашнего приключения он еще не помнит, и о том, как же хорошо и глубоко он сегодня спал. Прямо как когда-то очень давно – в приюте.

     

    p style=


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Mops1983
    Категория: Триллер
    Читали: 45 (Посмотреть кто)

    Размещено: 2 ноября 2016 | Просмотров: 86 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.