«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 3
GooglebotYandex
Punto

Гостей: 28
Всех: 31

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    рассказ "Дерево перед домом"

    К тому времени, как моя тетя Люба умерла, она окончательно сошла с ума. Но это не означало, что все, что случалось с ней, было плодом ее фантазии. Мне хочется так думать, потому что, если это не так, то я тоже сумасшедший.
    Глядя на засыхающее дерево, я вспоминаю тетю Любу, как она стояла под ним и разговаривала. Мне никогда не доводилось слышать ее слова, но я уверен, что они предназначались именно этой березе. И мне всегда казалось, что береза слушает ее. Береза. Пенек оставшийся от второго дерева, когда дядя Вова спилил его.
    Мне тогда исполнилось десять, когда семейство ворон сплело гнездо на самой вершине правой березы. Обе росли на лужайке перед домом и были сросшиеся, как сиамские близнецы. Собственно тогда я еще не знал, кто такие сиамские близнецы, знал только, что у моего друга Антона был сиамский кот. Как бы там ни было, на V-образном дереве появилось гнездо, и воронята уже начали подрастать, когда тетя Люба стала недовольна пернатыми соседями.
    - Опять они выклевали все спелые ягоды, - ворчала тетя Люба, глядя на куст черной смородины, которая росла у нас в огороде. Я говорю «у нас» потому, что дом тети Любы и дяди Вовы считал по истине своим, хоть и гостил у них только летом. – Эти чертовы птицы склюют всю смородину рано или поздно.
    - Наверное, они кормят ягодами птенцов, - сказал я. – Наверное воронятам нравятся ягоды.
    - Без тебя знаю, умник, - сказала тетя Люба. – Посмотрим, как ты будешь их жалеть, когда зимой не увидишь ни ложки варенья. Иди, скажи дяде Володе, чтобы принес пилу из сарая. Бензин пусть сольет со своего мотоцикла, черт бы его побрал. Быстрей бы сломался это ведро с болтами, пока он не убился на нем.
    Да такая была у меня тетя Люба, наша любимая тетушка, сестра матери. Она была вечно чем-то недовольна, чего не скажешь о ее муже, дяде Володе. Я никогда не видел, чтобы он злился. А когда выпивал делался еще добрее. И я побежал его искать, хотел передать, чтобы тот принес из сарая большую бензопилу «Дружба» и бензин слил из мотоцикла.
    Дядю Володю я нашел в гараже, где стоял его мотоцикл «Урал», старый, как говно мамонта, как однажды сказал мой отец, и мотоблок. Дядя Володя возился со своим мотоблоком, который упорно не хотел заводиться, сколько бы он ни дергал за шнур стартера. В тележку мотоблока дядюшка загрузил всякий хлам и мусор, который намеревался вывезти за огород, но вот незадача – мотоблок сломался.
    - Должно быть, пропала искра, - сказал дядя. – Бляха-муха!
    Увидев Меня, он улыбнулся.
    - Чего тебе Фердинанд?
    Я сел на сиденье мотоблока и взялся за рукоятки. Скоро я уже вырасту и смогу управлять им. Тогда еще не представлял, что эта штука меня не будет интересовать, и я приеду сюда в последний раз на «Тойоте Камри».
    - Тетя Люба сказала чтобы ты принес бензопилу и залил ее бензином. Зачем ей пила?
    - Наверное хочет, чтобы я спилил половину березы. – Он все продолжал возиться в двигателе мотоблока
    - Зачем?
    - Затем, что проклятые птицы поедают ее драгоценную смородину.
    - Но воронята еще не умеют летать, - сказал я. – Они упадут и разобьются.
    - Да, знаю. Когда они научатся летать, у нас не останется не то что смородины, но и клубники.
    Мне вдруг стало жалко воронят. Очень жалко. Дядя Вова бросил возиться с мотоблоком и занялся бензопилой. Он сделал все так, как хотела тетя Люба, и бензопила в отличие от мотоблока завелась с первого раза. Дядя Володя всю свою технику пытался поддерживать в рабочем состоянии, и пила завелась лишь с легкого рывка за шнур. Пара ворон кружила над гнездом, неистово каркая. Видимо они знали, что сейчас произойдет, а воронята беспомощно пищали в гнезде на самой верхушке.
    Цепь, наточенная, как бритва парикмахера или скальпель хирурга, спилила правую сторону березы за какую-то минуту, и ствол, падая, зашелестел листвой, захрустел ломающимися ветками. Оторванные листья полетели во все стороны. Гнездо рассыпалось, и уже довольно крупные воронята упали на землю. Ветки накрыли их. Птенцы запищали так пронзительно, что у меня защемило сердце. Ветки березы не придавили их, но несомненно ударили. Вываливаясь из гнезда, птенцы ударились о землю. Я подбежал поближе, чтобы хорошенько все рассмотреть. Один птенец лежал, не шевелился, только мотал головой, моргая черными глазками, другой поковылял в сторону, одно крыло лежало на боку сложенное, другое волочилось по земле. Третий птенец почти не пострадал. Он бегал вокруг гнезда и братьев, хлопая крыльями, и пытался взлететь. А над ними пронзительно каркали их родители. И если вороны умеют проклинать, то именно так и звучат проклятия на их языке: ка-а-арр, ка-а-арр, ка-а-арр!
    Я не помню, что стало с воронятами, но точно знаю, что вороны-родители бросили птенцов и улетели. Наверное, посчитали их мертвыми, или испугались; возможно, у воронов такая природа. Как бы там ни было, я сильно расстроился и забыл обо всем.
    Но вспомнил месяц назад, а на прошлой неделе уже вовсю думал об этом неприятном дне.
    Спустя двадцать лет (я точно не помню) муж сестры моей матери, дядя Вова исчез. Это случилось ровно месяц назад, тогда-то тетя Люба и стала сходить с ума. Полностью сошла с ума она на прошлой неделе, в прочем, сошла основательно, именно тогда она и умерла.
    Когда дядя Вова исчез, никто не придал этому значения, точнее мало кто. Тетя Люба подумала, что он просто запировал у кого-то из друзей, а возможно, и у родственников в соседней деревне.
    После полного обыска не двух, а даже трех деревень и больниц райцентра, тете Любе стало ясно: он не пил и не заблудился в лесу, потому что дядя Вова никогда не воспринимал иную стряпню, кроме той, что делает тетя Люба, и прекрасно разбирался в местности. Поэтому местные мужики пошли его искать в лес и попутно собирать грибы.
    Мужа тети Любы нашли в пяти километрах от деревни через неделю. Он лежал в высокой траве среди папоротника. Нашел его один деревенский мужик, который шел со своего покоса пешком, потому что у него сломался трактор, и пришлось идти за сальниками, чтобы поменять их. Как сказал старик Палыч, он почувствовал запах разложения в лесу и пошел на него, думая, что найдет какое-то животное.
    - Мне стало любопытно, - говорил он нам, когда выпивал одну стопку за другой, сидя в нашей кухне. – Я думал там дохлый олень или волк. Может медведь. Я даже надеялся, что там окажется лось, и я смогу забрать домой его рога.
    В голосе Палыча слышалась досада и разочарование, однако его желудок довольно урчал при виде водки и печени трески в банке, которую он намазывал на хлеб слоем толще, чем сам хлеб.
    - Кума я сразу узнал, - говорил Палыч, едва проглотив закуску, а пустая рюмка еще не опустилась на стол. – Кум всегда ходил в этой фуфайке. Даже летом. Это была его любимая фуфайка. У меня такая же.
    Теперь он говорил с нотами гордости.
    - Я бы его узнал и через сто лет, - поделился Палыч своими соображениями, хотя сейчас он бы не узнал и родную жену, царство ей небесное. – Его золотой зуб ни с чем не спутаешь. Когда он улыбался, то зуб блестел. Он и тогда блестел, когда я его нашел.
    Все согласились, что у мужа тети Любы случился инфаркт. Этот сердечный приступ не был неожиданностью. Так сказала тетя Люба.
    - Черт! – старик Палыч заплакал. За ним водилась такая привычка, плакать. – Чертовы вороны склевали его глаза.
    Эти слова окатили меня ведром холодной воды, а затем бросили в жар.
    - Одна ворона еще сидела на его черепе и выклевывала из глазницы остатки, - плакал Палыч.
    - Ну, нам не нужно знать такие подробности, - сказал мой отец, который находился рядом.
    - Нет, я расскажу! – настаивал пьяный Палыч. Все мечтали, чтобы он уже поскорее ушел. – Они клевали ему глаза, эти проклятые вороны. Выклевали.
    Мой отец взял Палыча под руку и поднял из-за стола, чтобы проводить его до крыльца.
    - Там были пустые черные глазницы, - не унимался Палыч. Ему явно не хотелось вставать из-за стола. – И много червей! Копошились там…
    - Да, да, конечно, - приговаривал отец, выпроваживая Палыча.
    Моя мать просто молча стояла и провожала Палыча взглядом. Когда он ушел, в доме снова возник порядок и покой, который оставил после себя дядя Володя.
    Палыч еще задержался, глядя на мою машину, стоящую во дворе. Я пристально смотрел в окно, отодвинув шторку, гадая, захочет ли пьяница посмотреть машину поближе, однако он к ней не прикоснулся и ушел восвояси, что-то бормоча себе под нос.
    А я потом уединился в углу и стал думать о воронах. Вспоминал тот случай, произошедший двадцать лет назад. Я снова выглянул в окно и увидел дядю Вову, который завел бензопилу и спилил половину сросшийся березы. Правый ствол падал, и я слышал карканье ворон.
    - Фердинанд! Фердинанд!
    Я отвлекся от воспоминаний и увидел перед собой свою девушку Татьяну, которая в ближайшем будущем станет моей женой. Мы поженимся в следующем месяце, когда наступит сентябрь, и листья будут лететь с деревьев на наши головы, когда мы будем идти по аллее. В марте мы ждем ребенка, и мой отец Альберт надеется, что мы назовем сына в его честь. Размечтался. Фердинанд Альбертович еще звучит, но Альберт Фердинандович… К тому же я надеюсь, что будет девочка, а не мальчик, и дочь я назову Лизой.
    Через три дня я, Татьяна и мои родители сели в мою «Камри» и уехали. Но перед отъездом, я видел Тетю Любу, разговаривающую с березой. И это было уже не в первый раз. Я видел ее у березы все время издали и не знал, что она там делала. Просто стояла и смотрела на вершину, а губы ее при этом шевелились. Каждый раз, когда я подходил к ней, она переставала говорить, оборачивалась и спрашивала меня в чем дело. Еще пару раз я видел ее у березы после похорон.
    Через неделю я вернулся один.
    Своему отцу я привык верить и доверять. Как и своей будущей жене. И когда, вернувшись домой, она пересказала мне ее телефонный разговор с моим отцом, я даже не стал ему перезванивать.
    - Я съезжу и поговорю с ней, - сказал я Татьяне. – Ты сама потом скажешь, что я уехал, когда он позвонит.
    - Хорошо.
    - Наверняка все не так уж и плохо.
    - Наверное.
    - Возможно все совсем наоборот.
    - Да, возможно.
    - Может быть, это все временно.
    - Может…
    Я поцеловал ее в щеку и уехал. Был в нашей деревне уже через три часа, благо моя «Камри» гоняет, как ветер. Словно ковер-самолет, она доставила меня к дому тети Любы, тогда как в раньше мы с мамой и папой тратили пол дня, чтобы добраться до дяди и тети. Хватило недельного отсутствия, чтобы понять, что с тетей Любой творится что-то неладное. Тогда я еще не понял, что дело серьезное, но по одному взгляду на дом и огород уже можно было сделать кое-какие выводы. Тетя Люба была помешана на огороде и саде, а сейчас все кусты были поломаны, цветы вытоптаны, грядки разбарахлены. Такое ощущение, что по приусадебному участку пронесся торнадо, только погода всю неделю стояла прекрасная. И не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, что тут не обошлось без злого умысла. Кто-то явно преднамеренно разрушил грядки, на которых уже созрел урожай. И парник с навозом разворотили, так что все сухое коровье дерьмо валялось разбросанным повсюду. Целлофан парника изорванный развевался от ветра на металлических дугах. Небольшая стеклянная теплица была разбита.
    - Господи, что случилось? – вырвалось у меня. Ответила мне машина недовольным, но тихим урчанием. Я заглушил мотор и направился к дому. Тетя Люба встретила меня на крыльце. Она распахнула дверь и негромко закричала испуганным голосом.
    - Быстрей! Быстрей!
    - В чем дело? – я обернулся в поисках того, что напугало тетю Любу, но ничего не увидел. Все было как обычно.
    - Скорей, заходи в дом!
    Я уже говорил, что привык доверять своим родственникам, поэтому инстинктивно доверился и тете Любе, поэтому ускорил шаг и почти бегом добрался до крыльца.
    - Давай, заходи поскорее! – тетя Люба закрыла дверь крыльца и набросила крючок, чтобы снаружи никто не смог войти внутрь. – Побыстрее, в комнату. Тут он может нас достать.
    - Кто? – спросил я, оказавшись на кухне. И тут я увидел, на сколько такая веселая и жизнерадостная тетя Люба испугана. Ее лицо осунулось, мешки под глазами увеличились, покрылись синевой. Добавилось морщин, и волосы поседели. Дело не шуточное, отец был прав. Он испугался не без оснований, когда ему позвонила тетя Катя – местная почтальонша. Она носит пенсию на дом и заметила, что с тетей что-то не так. Позвонила отцу, а тот уже мне. Так повелось, что Альберт имел больше авторитета в деревне, чем моя мать, хоть он вырос не здесь, а в городе. Он был для всех как почетный гость из-за своего бизнеса. Благодаря ему деревня не умерла, и тут наладилось производство меда. Он помогал сбывать его. Я же к его бизнесу не имел никакого отношения, и «Камри» купил не за его деньги, а за свои. Просто я имел фирменный видеосалон, где продавали и музыкальные диски, а так же игры и компьютерные программы. Был у меня и книжный магазин.
    - Кто… - начал я, но тетя Люба зашипела, поднеся палец к губам. – Кто разнес тебе весь огород?
    - Тщ… не кто, а что.
    - И что? – спросил я, не понижая голоса, за что удостоился укоризненного взгляда, который в детстве я терпеть не мог.
    - Оно, - сказала тетя Люба, указывая в окно. В тот момент – я уверен – она жалела, что на окнах нет ставен. – Оно… дерево.
    Я шагнул к окну и увидел через грязное стекло березу. Она росла криво, под углом к земле, а рядом с ней сросся пенек. Когда-то на его месте росла другая береза, и оба дерева были сросшимися, как сиамские близнецы.
    Я посмотрел на тетю Любу и улыбнулся. Похоже, у нее действительно возникли проблемы. - Слушай, наверное, мне нужно уехать, - сказал я. – Я съезжу и привезу родителей.
    - Каждую ночь я слышу его, - сказала тетя Люба. – Береза шелестела листьями, как будто был шторм, а ветра даже и не было. Той же ночью она потянула свои ветки в открытую форточку. А на следующий день поздним вечером разворошила огород. Боюсь представить, что будет сегодня.
    Я успокоил тетю Любу на столько, на сколько это было возможно, постарался внушить ей, что всего это не было, и она просто расстроена смертью своего мужа. А огород просто вытоптали вандалы. Я так же пообещал, что заеду к участковому. Спросил, есть ли кто в деревне, кто сможет переночевать с ней, пока я не вернусь со своими родителями.
    Тетя Люба сказала, что с ней все будет в порядке, и завтра она нас ждет.
    Признаюсь, мне было неприятно находиться рядом с ней. На кухне обычно пахло пирогами с черемухой и пончиками с карамелью, но сейчас здесь пахло безумием. К тому же я не мог оставить Татьяну одну, поэтому попрощался, и заверил, что завтра вернусь.
    Выходя из дома, я снова осмотрел разоренный огород. Ущерб уже казался не значительный. Однако все сломанное и разворошенное находилось именно между березой и домом.
    Я подошел к дереву, потрогал грубую кору черно-белого ствола, осмотрел пенек, который почернел за двадцать лет, и подумал, что не мешало бы спилить и вторую березу, а пенек выкорчевать.
    Мне хотелось остаться здесь на ночь, ведь тетя Люба была напугана, но с другой стороны, я не хотел оставлять Татьяну одну. И видя в глазах успокоившейся тети Любы странную решимость, решил, что с ней действительно все будет в порядке.
    Я сел в машину и уехал. А по дороге позвонил родителям. Мама поехать не смогла, поэтому на следующий день я заехал за отцом, и мы оба двинулись в путь, чтобы быть у тети Любы уже к полудню.


    * * *


    Подъехав к дому на следующий день, я остановил машину около поленницы и сразу обратил внимание на то, что береза стоит как-то не так. Я понял, что именно было не так, когда выбрался из машины. Зажмурив глаза от яркого солнца (в машине царил полумрак из-за тонированных стекол), я увидел, что ветка березы на высоте трех метров сломана у самого ствола. Я посмотрел возле березы, но обломанную ветку не нашел. Зато увидел топор, лежащий в траве у дерева. Вот тут я увидел и зарубки с обратной стороны ствола. Кто-то попытался срубить березу и сделал десять-двенадцать зарубок. Кора слетела, и луб ствола белел, словно кость открытого перелома.
    И еще я заметил кровь на ветках и листьях. Я не мог сказать точно, но очень походило на кровь.
    - По-моему крен березы стал меньше, - услышал я голос Альберта далеко-далеко. – Фердинанд, что думаешь?
    Я пригляделся и понял, что вижу березу, которая уже так не крениться. Раньше, двадцать лет назад обе березы росли в виде буквы V, а теперь единственная береза росла почти вертикально. И еще я заметил, что на ветках листьев стало меньше. До осени еще далеко, и они оставались еще зелеными, однако вокруг дерева опавших листьев тоже не было, будто их собрали. И было такое ощущение, что над березой потрудился садовник. Маленьких веточек стало меньше.
    Мы с отцом направились в дом.
    Ветки с листьями, голые ветки и оторванные листья были разбросаны повсюду в огороде. Окно в большой комнате дома было разбито.
    Неуверенно, и ожидая самое худшее, мы с отцом зашли на крыльцо дома. Дверь оказалась открытой. Он шел первым, а я за ним, очень боясь того, что мы могли там увидеть. Я уже верил во все тетины рассказы, кроме того, я был уверен в их правдивости, но чувствовалось, что отец думает об ограблении. Тетя не была его кровной родственницей, только через жену – мою мать, - однако он волновался, и взрослый рационализм не замечал веток и листьев в огороде. А для меня именно они помогли мне сделать вывод. И ответить на один из важнейших вопросов человечества: веришь ли ты своим глазам. Я верил, и мистификацией здесь не пахло. Правда отец, как мне казалось, находил массу рациональных объяснений и веткам и листьям и крови на кроне дерева.
    Мертвую тетю Любу мы увидели в той самой комнате, причем отец увидел ее первой, я увидел вторым, выглядывая из-за его плеча. Она сидела на кресле у стены, окно было разбито, а от окна к креслу проложена грязная земляная дорожка, усыпанная обломками тоненьких веточек и листьев.
    - Господи боже! – воскликнул Альберт. – Фердинанд, кто мог это сделать?
    Я рассказывал ему по дороге сюда о том, что говорила мне тетя Люба. Но сейчас он забыл обо всем, раз спрашивал. Мне-то было все понятно.
    Я видел, что из груди тети Любы, разрывая ее халат, торчала березовая ветка, и я был уверен, что именно она росла на березе, и я видел ее обломок, отходивший от ствола. Острый конец ветки с парой окровавленных листьев торчал из ее раскрытого рта, тут же повсюду валялись щепки березовой коры и обрывки бересты.

    Все это осталось для нас загадкой. Смерть моей тетушки, смерть ее мужа, которому вороны выклевали глаза. Я уверен, что тетя Люба пыталась срубить березу, но что-то напугало ее, и ей пришлось вернуться в дом. Береза преследовала ее, проникла через окно, разбив стекло, но вначале пропахала весь ее огород.
    Сейчас я сижу в нашей комнате за ноутбуком и пишу эти строки, потому что мне ужасно страшно. Татьяна в роддоме, и вот-вот она позвонит мне, чтобы сказать, что родила нашу доченьку Елизавету. Перед тем, как я отвез ее в больницу, она наказала мне: «Поливай цветы Фердинанд. Не забудь поливать их раз в день, а распустившиеся лилии и орхидеи поливай дважды в день, утром и вечером.
    «Обещаю», - сказал я ей и поцеловал.
    Я никогда не говорил, что не люблю растения, и все эти цветы. Она проводит с ними так много времени, даже разговаривает с ними иногда. Говорит, что они живые и чувствуют, когда мы ссоримся. И я думаю, что они радуются при этом, нежели страдают, как я. Они ревнуют ее ко мне, а я ее к ним.
    И я боюсь их.
    Потому что все эти цветки орхидей, эти лилии. Розы в розарии, который она устроила в лоджии. Эти гладиолусы и мимозы, гвоздики и тюльпаны, растущие в лоджии, которую Татьяна превратила в теплицу. Но они за стеклом и не причинят мне вреда. Больше всего я боюсь комнатных растений, которые стоят на подоконниках и полках, в горшках, пристроенные в кашпо и специальных кольцах, прибитых на стену. Я вижу, как они шевелят своими листьями, стеблями и побегами. Я знаю, что они ненавидят меня. Я знаю, что они сделают со мной, если не полью их.
    Я знаю, как обидится или, что еще хуже, разочаруется во мне единственная женщина, которую я люблю, если я буду ненавидеть ее цветы.
    И все подумают, что я спятил, как когда-то я подумал, что спятила тетя Люба.
    Они подумают, что я сошел с ума, раз вижу, как шевелятся растения. Как боюсь того, что они могут причинить мне вред, хоть они не деревья, и мне ничего не стоит поломать их стебельки. Или залить их землю в горшках мыльным раствором или чистящим средством.
    Люди подумают, что я сошел с ума. Жена подумает, что я абсолютно безумен.


    +28


    Ссылка на этот материал:


    • 93
    Общий балл: 9.3
    Проголосовало людей: 3


    Автор: Леонард Висконтин
    Категория: Ужасы
    Читали: 96 (Посмотреть кто)

    Размещено: 16 октября 2014 | Просмотров: 349 | Комментариев: 7 |

    Комментарий 1 написал: DGX (17 октября 2014 14:26)
    В целом, мне понравилось. В начале было не понятно, в чем тут ужас, но эта тема затянула, стало интересно узнать, что будет дальше.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Леонард Висконтин (17 октября 2014 16:16)
    DGX, Спасибо, что прочли. рад был это услышать.


    Комментарий 3 написал: ЭрИк Уиндеман (17 октября 2014 19:04)
    Ахренеть!
    это интригует!)))
    Хоть текст и знаком, а как новой бритвой по гладкой коже в поисках лишнего.. Спасибо!
    Рад что Ты с нами!)_)))



    --------------------

    Комментарий 4 написал: Леонард Висконтин (18 октября 2014 11:03)
    Хорошо хоть не серпом по причинному месту. Кстати твоя редакция. ты не заметил?


    Комментарий 5 написал: Dmitry (18 октября 2014 11:49)
    Я с самого начала понял, что береза в конце кого-нибудь вальнет. Автор молодец, интересно пишет. Мне все понравилось!!!


    Комментарий 6 написал: ЭрИк Уиндеман (19 октября 2014 07:16)
    Цитата: Леонард Висконтин
    Кстати твоя редакция. ты не заметил?

    Конечно заметил!))



    --------------------

    Комментарий 7 написал: sergei200000 (20 января 2015 20:59)
    Понравилось. Цепляет. Сюжет, достойный экранизации! good



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.