«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Safona

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 23
Всех: 26

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 102 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Клоун, кровоточащий радугой

    - Данила?
    - Что Кирилл?
    - Как мы будем жить в Германии, если я не знаю немецкого языка?

    Он видел водопад. Вода падала с огромного камня сплошным потоком и крупными каплями, отделяющимися от него. Внизу поток превращалась в мириады брызг, которые сливались белую дымку, походящую на туман или пар. Это давало иллюзию, что вода горячая, или хотя бы теплая. Он окунулся в эту воду, и ее ледяная сущность вырвала его из объятий сна.

    - Данила, - прошептал он. – Даня. Даня!
    Кричать было больно, кто-то придерживал его за руку. Однако он снова попытался крикнуть, но услышал лишь хрип, который драл его горло, словно топор - кору дерева. Он сорвал голос еще до столкновения, видя, как иномарка, вылетела на встречную полосу.
    - Тише, тише, - сказала какая-то женщина. Видимо, она и держала его за руки. От нее пахло медикаментами, и Кирилл решил, что она медик, прибывший с машиной скорой помощи.
    - Можно мне встать? – спросил Кирилл, обретая уверенность в себе. Он не чувствовал боли, так что ему казалось, что он не ранен серьезно.
    - Нет, - сказала женщина.
    - Но я не ранен… - Он попытался шире открыть глаза, но веки слиплись от крови. Красные капельки запекались на ресницах. Он попытался пошевелить головой, и тут же почувствовал тошноту и головокружение, так что снова пришлось расслабиться. Затылком он почувствовал шершавый асфальт. Боковым зрением увидел крышу высотного дома, и понял, что серая мгла над головой – это вечернее небо августа.
    Он снова вспомнил про Данилу.
    - Где мой брат? – спросил Кирилл, и снова попытался подняться. Вновь ощутив головокружение и тошноту, его затылок опять ударился об асфальт.
    - Тихо-тихо, - сказала женщина, подкладывая под голову что-то мягкое, и обратилась к кому-то другому, кто находился рядом:
    - Просто удивительно, что ему удается оставаться в сознании.
    - Ему повезло больше, чем его брату, - ответил мужской голос.
    Кирилл повернул голову налево, увидел проезжую часть и первые этажи высотного дома. Завывая серенной и вращая красно-синей мигалкой, мимо проехала машина ДПС. Кирилл повернул голову направо и увидел машину скорой помощи. То, что парамедик положила под голову, мешало Кириллу посмотреть еще левее. Он видел лишь еще двоих медиков-мужчин, которые склонились над кем-то и пытались оказать помощь. Ужасная догадка кому именно, заставила Кирилла снова поднять голову. Более того, он вырвал руки из рук медсестры и приподнялся на локте. Тогда он увидел своего брата-близнеца. Увидел их искореженную темно-зеленую «десятку».
    - Данила, - прошептал Кирилл.
    Оба парамедика перестали делать ему искусственное дыхание и массаж сердца.
    - Все. – Объявил один из них.
    - Все? – Кирилл встал на четвереньки и подполз к брату. Тот лежал на спине с разорванной медиками футболкой. Вдоль живота запеклась кровь, которая вытекала из раны на голове. – Вы хотите сказать, что он умер?
    - Боюсь, что да, парень, - один из мужчин в синей свободной хлопчатобумажной униформе положил руку ему на плечо. – Боюсь, что он получил травмы, несовместимые с жизнью.
    - Нет! – не головокружение или тошнота от сотрясения мозга прижали Кирилла к земле, но страшное горе. Для трех медиков: одной женщины и двух мужчин было странно наблюдать два одинаковых лица. Один парень был мертв, другой – жив. И оба задумались, какого это, когда один брат-близнец теряет другого.
    - Пошли посмотрим что с остальными, - сказала женщина.

    - О черт, машина горит, смотри она горит! – воскликнул кто-то. Зеваки направили на пламя камеры своих мобильных телефонов.
    Пламя вспыхнуло под иномаркой, темно-синей Хондой Fit. Столкнувшись с темно-зеленой «десяткой» ее бросило на мачту городского освещения. Удар был такой сильный, что машину буквально впечатало в столб правой стороной. Двери машины прогнулись внутрь, и корпус машины будто обнял фонарный столб. С правой задней стороны пассажирского сидения через разбитое окно свешивалась мужская рука, а сам мужчина или молодой человек утопал под искореженной крышей машины. В тени была видна его голова, упавшая на грудь.
    - Смотрите, водитель живой! – закричал парень, стоящий ближе всех в толпе зевак. – Машина сейчас взорвется, надо вытащить его оттуда!
    Он подбежал со стороны водителя и попытался выдавить потрескавшееся стекло. Водитель, не понимая, что происходит, мотал головой из стороны в сторону.
    Пламя под машиной поднималось вверх, заполняя салон. Из разбитых окон поползли струйки дыма. Запах паленой резины наполнил воздух вокруг. Какая-то женщина, зажимая рот ладонью, вскрикнула.
    Парень увидел, что лобовое стекло почти выпало из рамы, и, уцепившись за край, стал отрывать его от резинового крепления. Какой-то прохожий поспешил на помощь. Вдвоём они отбросили стекло в сторону и схватили водителя под руки.
    - Ремень! – крикнул прохожий. – Отцепи ремень.
    Парень попытался отцепить ремень безопасности.
    - Черт, не отцепляется! – воскликнул он.
    Из толпы зевак отделился подросток, держа в руках нож-бабочку.
    - Давай сюда! – Воскликнул мужчина, выхватил нож и передал его парню, который убирал в сторону сдувшуюся подушку безопасности. – Режь! Режь скорее! Давай!
    Под машиной что-то негромко, но слабо взорвалось, и пламя вспыхнуло с утроенной силой. Дым наполнил салон. Огонь стал пробирался все выше и выше, и языки пламени показались в окнах искореженной машины.
    Парень перерезал ремень, и мужчина помог ему вытащить водителя из машины. Подросток забрал свой нож и ретировался, чтобы раствориться в толпе.
    - Вызовите пожарных! – кто-то кричал. Милиционеры трещали по рации, не подходя к горевшей машине.
    Водителя опустили на асфальт и тот, сидя, озирался по сторонам.
    - Сколько человек в машине? – посыпались вопросы со всех сторон. – Кто-нибудь еще выжил?
    Огонь переметнулся на человека, который сидел на заднем сидении. Полумрак сумерек и узкие деформированные окна мешали разглядеть в салоне кого-либо еще.
    - Сколько человек было в машине? – сыпались вопросы на водителя. Им оказался парень лет тридцати, он поднял голову и посмотрел на искореженный автомобиль, по его щекам лились слезы.
    - Трое, - всхлипнул он.
    - Трое с тобой или без тебя? – снова кто-то спросил.
    Парень не ответил.
    - О чёрт! Человек горит! Смотрите!
    Водитель снова посмотрел на автомобиль. Огонь поедал голову пассажира на заднем сидении и лизал его высунутую из окна руку.
    - Он может быть еще жив! – закричала какая-то девушка.
    Наконец, какой-то милиционер принес огнетушитель. Стал распылять порошок. В это время снова в машине что-то взорвалось. Милиционер, выронив огнетушитель, отбежал от машины, уже полностью объятой пламенем.
    - Смотри, там твой друг горит, - с издевкой кто-то обратился к водителю. Тот видел лишь пламя и черную руку, торчащую из огненного окна.
    Завывая грубой сиреной и пуская в разные стороны синие лучи, подъехала красная пожарная машина.

    Через полтора года после этих событий, Кирилл хоть как-то смог привести себя в нормальное состояние. Он снова обрел спортивную форму, приобрел физическую силу, а так же поменял свой внутренний мир и образ жизни. Лишь один недуг не давал ему покоя, однако Кирилл привык, и решил, что сможет жить с этим. После аварии ему вырезали отбитую селезенку. Ведь много людей живет без селезенки, даже без одной почки, и могут прожить так много лет, до глубокой старости.
    Ему всегда нужны были витамины.
    В аптеку он зашел случайно. В эту аптеку. Обычно он покупал витамины в другой, но сейчас он решил купить упаковку презервативов, и самая ближайшая аптека к дому Анжелы была на улице Карбышева. После смерти Данилы это было его первое свидание, и с чем черт не шутит… поэтому надо предохраниться.
    Часто они с Данилой ходили на свидания вдвоем.
    В аптеке царила тишина, как в библиотеке. Колокольчик над головой зазвонил второй раз, когда дверь закрылась. Здесь было пять посетителей: старушка, пенсионер, молодая женщина, молодой парень, возможно еще школьник-старшеклассник, и мужчина, он стоял крайний в очереди. Молча, Кирилл прошел к нему и занял очередь.
    «Уважаемые посетители! – гласила надпись на стекле перед кассой. – Работа в аптеке требует тишины».
    Надпись «Соблюдайте тишину», висела и недалеко от выхода. Кругом на подоконниках росли алоэ в горшках и кактусы. Пахло лекарствами. Запах этот правда был приятнее, чем в больнице, но все равно напоминал пребывание там.
    Старушка долго выбирала себе лекарство сердечное и наконец отошла. Пенсионер взял себе что-то от ревматизма и артрита. Молодая женщина взяла интимную гигиену, пару тестов на беременность. Старшеклассник – упаковку презервативов. Наконец наступила очередь мужчины, который тоже оказался довольно молодым. И когда он повернулся к Кириллу в пол-оборота, будто ведро холодной воды пролилось на голову Кирилла. Это был тот самый человек. Он узнал его.
    - Экстракт валерьянки, - сказал мужчина. – Кору дуба. Соль для ванны с жасмином. АЦЦ, Терафлю. Все.
    Провизор за кассой пробивала чек, а фармацевт только успевала доставать с прилавков лекарства и другие товары.
    Мужчина собрал свои вещи, развернулся и направился к выходу. Кирилл, стоя словно вкопанный, провожал его взглядом, по спине бегали мурашки, руки под курткой покрылись гусиной кожей.
    - Что вам? – спросила провизор за кассой. – Я вас слушаю.
    Кирилл хотел двинуться вслед за последним посетителем, а клиент уже скрылся за дверью, но его ноги будто стали ватными. Ботинки прилипли к полу.
    Наконец Кирилл услышал девушку в белом халате за кассой и ответил:
    - Спасибо ничего, я передумал.
    И вот он все-таки смог сделать пару шагов. Его била дрожь. Он вышел из уютного полумрака аптеки на яркое полуденное солнце. Солнечный свет отражался от снега и слепил глаза. Зажмурив веки, он стал искать среди прохожих того самого мужчину, которого видел в жизни лишь дважды. Но с первого раза запомнил очень даже хорошо. Как и прежде, при виде этого человека, им начинала обуревать жестокая ярость. Жажда мести тяготила его, но ничего не мог с ней поделать. И вот время пришло. Кирилл решил, что настал тот день, и вот-вот настанет тот час, когда виновник аварии, в которой погиб его брат-близнец получит по заслугам.

    Кирилл проследовал за мужчиной в троллейбус. Держась за поручни, он стоял на задней площадке и наблюдал за убийцей своего брата, который сидел впереди и смотрел в окна. У Торгового Центра он встал и подошел к средним дверям.
    Кирилл вышел через задние двери троллейбуса и держался за спиной мужчины в десяти метрах.
    Тот направился в Торговый Центр.
    Внутри царила спокойная и приятная атмосфера новых и красивых товаров. Люди, не спеша, бродили между бутиками. Заглядываясь на витрины. Убийца Данилы направился прямиков в ювелирный отдел.
    - Сукин сын еще и серебро покупает, - прошептал Кирилл, наблюдая за мужчиной через стекло. Тот выбирал серебряную цепочку с серебряным крестиком, тут же выбрал какой-то серебряный кулон и серебряное колечко. Продавщица – молодая стройная девушка с милой приветливой улыбкой – упаковала товар, и мужчина, сунув пакетик за пазуху, стал ждать, когда ему вернут банковскую карточку.
    Кирилл отошел в сторону и стал ждать, когда тот выйдет из ювелирного отдела, наблюдая за выходом.
    Он намерен проследить за ним.
    Кирилл пошарил по карманам, в надежде найти хотя бы шариковую ручку, которую можно использовать как оружие, но обнаружил лишь ключ от дома. Тогда Кирилл решил подождать и подготовится.
    Мужчина, держа в руке пакет с лекарствами, которые купил в аптеке, вышел из ювелирного отдела, немного постоял, тыкая кнопки сотового телефона и сосредоточенно рассматривая какую-то информацию на дисплее, потом убрал телефон во внутренний карман куртки и направился дальше по проходу. Кирилл двинулся следом.
    Мужчина встал в очередь к терминалу, чтобы закинуть денег на баланс сотового телефона. Кирилл, недолго думая, пристроился сзади. Сейчас он был близко к виновнику гибели брата как никогда. Его возмущенное сознание кипело от ярости. И как этот человек может гулять среди людей? А его оправдали, вот как! Выезд на встречную полосу объяснили технической неисправностью машины. В его крови не было ни алкоголя, ни чего-то иного. А автомобиль недавно был на СТО. Но Кирилл-то знал. Он чувствовал его вину, словно запах.
    Кирилл выглянул из-за плеча убийцы, чтобы заглянуть в экран терминала. Тот набирал номер своего сотового телефона, нажимая на изображение цифр сенсорного экрана. Кирилл моргнул, закрыв глаза на три секунды. Номер сотового отпечатался в его памяти. Получив чек, убийца отошел от терминала и встал в очередь у рядом стоящего банкомата. Кирилл, опасаясь быть замеченным в слежке, сделал вид, что кладет себе деньги на счет. При этом он периферийным зрением не сводил взгляд с темно-синей куртки мужчины. Тот, по всей видимости, получал из банкомата наличные. Внутри электронной машины заработали механизмы, отсчитывая, наверное, немалую сумму денег. Кириллу это напомнило урчание в животе у медведя, которого они с братом кормили в зоопарке, когда были маленькие.
    Мужчина отошел от банкомата, спрятал нетолстую пачку денег в «лопатник» и направился по коридору, в конце которого виднелась надпись со стрелкой «ВЫХОД». Кирилл последовал за ним.
    Преследователь вел преследуемого пешком еще пару километров по тротуару до следующего магазина.
    «ОРУЖЕЙНАЯ ЛАВКА ГЕНЕРАЛА МИХАЛЫЧА»
    Кирилл не поверил своим глазам: человек в темно-синей куртке интересуется оружием. Но внутренний голос тут же предположил, что, может быть, он зашел за рыболовными снастями и просто купить ножик или спальный мешок.
    Кирилл, немного подумав, вошел в охотничий магазин. Он решил, что будет смотреть рыболовные снасти: крючки, удочки, а так же решил найти себе подходящую блесну для щуки. Имея цель, решил Кирилл, убийца Данилы не обратит на него внимания, если он тоже будет изображать покупателя, который ищет себе самое необходимое, а не занимается слежкой.
    Кирилл зашел, рассматривая снасти, он понял, что мужчина в синей куртке здесь надолго. Он покупал карабин, и продавец изучал бумаги, разрешающие владеть оружием, выданных в милиции. Изучив их, он передал карабин мужчине, а так же выставил перед ним продолговатый сейф для него.
    Так вот зачем ему нужны были наличные.
    Кирилл вышел из магазина, так и ничего не купив, и стал ждать, когда мужчина выйдет из магазина.
    Ждал он около сорока минут.
    Кирилл не обратил внимания на такси, которое подъехало к магазину, пока не вышел мужчина в синей куртке и не сел в него. Кирилл понял, что сейчас его упустит. Водитель закрыл в багажнике сейф в упаковочной бумаге и, захлопнув багажник, сел за руль. Машина тронулась и влилась в общий автомобильный поток.
    - Черт, - выругался Кирилл. Он упустил убийцу, но кто же знал, что тот вызовет такси. Однако не все еще было потеряно. Надежду он не терял, потому что был уверен в своей памяти. Новый план созрел моментально, и оставалось только позвонить.

    Тем роковым августовским вечером, Данила предложил ехать на машине Кирилла, потому что выпил бокал вина за обедом и потом бутылочку пива. Его Ниссан «Almera» простоял полтора года, Кирилл так и не решился ее продать. Он заботился о машине, подзаряжал аккумулятор, зимой заводил, прогревал, менял масло. Сегодня машина отблагодарила его за заботу. Она завелась с пол оборота. Когда-то Данила подготовил машину и ее документы для путешествия на ней в Германию. Это была его мечта.
    Кирилл ввел в навигаторе нужный ему адрес и выехал из гаража, сев за руль впервые после трагедии. Его собственная машина после аварии восстановлению не подлежала. Он продал ее на запчасти, а вырученных денег с лихвой хватило оплатить похороны брата.

    В конце улицы стоял фонарный столб. Кирилл видел его днем, вечером же все вокруг казалось иным. Все выглядело иначе. По-другому. Из-под светильника на укатанный снег лился желтый свет – яркий оранжевый конус света на черном фоне. Улица заканчивалась, и начинался переулок и частный сектор, погруженный во тьму. Частные дома находились где-то в темноте. Кирилл был здесь днем, старался не забыть путь, держал в памяти тропинку. Естественно во тьме она выглядит иначе. Восемь часов вечера, а как будто полночь.
    Он остановил машину под желтым фонарем, серебристый цвет седана стал желто-серебристым. Кирилл немного посидел, держась за руль, слушая музыку и не отрывая взгляда от зеленого свечения панельки автомагнитолы. Тихо играл русский рэп в исполнении группы «Центр»
    «Метадон, перец, амфетамины, метадон перец амфетамины, - зачитывали Птаха и Гуф, - метадон, перец, амфетамины, эти качели качали, качают и пилят».
    Кирилл выключил мотор, воцарилась тишина. Он вынул ключ зажигания – зеленое свечение исчезло. Нехотя, он вылез из машины, пискнул электронный замок. Кирилл направился в темноту, вслушиваясь в крахмальный хруст ботинок по снегу.

    Последний дом слева. Последний дом слева. Последний дом слева.
    Эти слова он повторял, как заклинание, словно заведенный. Как будто в его голове заело пластинку. Вот он, последний дом слева в переулке. Вернее переулок давно закончился, осталась лишь тропа, с обеих сторон которой возвышались снежные полутораметровые сугробы. Последний фонарь остался на перекрестке переулков, так что здесь было почти темно. Вдали через пруд, который сейчас мерцал снежной мглой, виднелись огни города и бегущие огоньки машин по набережной. Высотные дома освещались прожекторами и были украшены разноцветными гигантскими гирляндами, рекламными баннерами и красными дежурными огоньками на шпилях.
    Последний дом слева.
    Кирилл прошел вдоль засыпанного снегом штакетника, служившим забором и остановился у калитки. В трех окнах горел тусклый свет, в доме кто-то был. Три светящихся окна в темноте.
    Кирилл замерз, а в доме тепло. Свет в окнах хоть и был тусклым, но казался уютным – единственный свет поблизости. Фонарь на перекрестке остался далеко позади, огни города через замерзший пруд были еще дальше.
    Кирилл вздохнул. Яркий свет вспыхнул в его голове.
    Он открыл калитку и подошел к крыльцу. Постучал в дверь и стал ждать, когда откроют дверь. И вот в доме послышались шаги, хлопнула дверь в сенях. Раздался чей-то голос.
    - Кто там?
    - Милиция, - ответил Кирилл. – Это я вам звонил по телефону. Мы разговаривали на счет приобретенного вами карабина.
    - Да, все верно, - мужчина приоткрыл дверь. – Не возражаете, если я взгляну на ваши документы.
    - Конечно. – Кирилл протянул свое настоящее удостоверение личности милиционера.
    Мужчина изучил содержание.
    - Если хотите, можете позвонить в 02 и сообщить о моем приходе. Проверите мое служебное положение. – Кирилл сделал предложение на свой страх и риск, ведь хозяин мог и вправду позвонить, однако сильно Кирилл не рисковал, ведь он мог приступить к своему плану немедленно, и дом был далеко. Валил снег, он бы приглушил шум, а ветер бы унес его далеко в сторону и развеял над водохранилищем.
    - В этом нет необходимости, - ответил мужчина. – Заходите. Я уже спрятал сейф и закрыл свой карабин в нем. Можете убедиться, что все согласно уголовному кодексу.
    - Да, но сначала я хочу взглянуть на ваш паспорт. Копию разрешение на хранение оружия я уже видел и в ее подлинности не сомневаюсь.
    - Понимаю, - сказал хозяин. – Одну минуту.
    Он ушел в соседнюю комнату.
    Кирилл сунул руку в карман своей светлой куртки и стал ждать. Он спокойно дышал и не боялся, что хозяин узнает его. На суде Кирилл не присутствовал.
    В очаге русской печки тихо потрескивал огонь.
    Когда хозяин дома появился из-за штор с паспортом в руках, Кирилл достал из кармана пистолет Макарова и трижды выстрелил в мужчину. Три кровавые дырки образовались в виде неровной линии на груди мужчины в солнечном сплетении и в животе.
    Пистолет все время лежал у него в куртке, взведенный и заряженный.
    Мужчина упал на пол, выронив паспорт, и стал хрипеть, истекая кровью.
    - Будет лучше, если ты не узнаешь, за что тебя убивают, - произнес Кирилл. – Но я скажу тебе, что твой чертов карабин мне не нужен.
    Мужчина лежал, глядя в потолок, шевеля окровавленными губами, и попытался что-то выговорить. Кирилл уже развернулся, чтобы уйти, но обернулся, услышав шепот.
    - Что? – Он вернулся к мужчине и присел к нему на корточки. – Ты хочешь мне что-то сказать?
    - Подвал, - отчетливо выговорил хриплым голосом хозяин. – Подвал…
    Хозяин повернул голову на бок и замер с открытыми глазами.
    Подвал?
    Кирилл плюнул, но в мертвого хозяина дома не попал. Разочарованный, он направился к выходу, к дверям, ведущим в сени. Разочарованный, потому что не испытал то удовлетворение, которое жаждал, которое ждал. Отмщение не принесло удовлетворения. Данилу этим не вернешь. К тому же, «Хонда» возможно и взаправду была сломана, а ее хозяин ничего не знал об этом и не был виноват. Как бы там ни было, все уже сделано, и после драки кулаками не машут.
    В углу комнату, у печи он увидел открытый люк, на который раньше
    (подвал?)
    не обратил внимание.
    Кирилл, заинтригованный, остановился, глядя на поднятую крышку люка, упирающуюся в побеленную русскую печь. Лаз в подвал был размером метр на метр, и оттуда лился яркий свет.
    Кирилл заглянул внутрь и увидел глубокое помещение, заштукатуренное и побеленное, а пол залит бетоном. Деревянная приставная лестница должна была помочь любому желающему спуститься туда.
    Кирилл обвел комнату грустным взглядом, задержал взор на покойнике, будто спрашивая его молчаливое согласие, и стал спускаться вниз. Покойник не возражал и видимо дал свое разрешение.
    Яркий свет лился от матовой спиралевидной люминесцентной лампочки, которую ввинтили в патрон, свисающий с потолка на проводе.
    Кирилл встал на бетонный пол и увидел всю жуткую обстановку подвала. Он был практически пуст. У дальней стены стоял странный стол, похожий на верстак и паяльная лампа. А слева в стену кто-то с помощью цемента вмонтировал кандалы. И еще одна деталь, которую Кирилл сразу на заметил. Под потолком на кронштейне стояла железная коробка и продолговатый оцинкованный алюминиевый желоб, с одного конца закрепленный в углу неподвижно на навесе, который используют для крепления дверных петель. Второй конец желоба висел в воздухе, но его поддерживала веревка, которая тянулась к металлической коробке. Кирилл внимательнее рассмотрел коробку и увидел в центре маленькую дырочку, коробка висела не только на кронштейне, но и на пружине, ввинченной в потолок.
    Странное приспособление, назначение которого пока не ясно. И эти кандалы… но вот верстак действительно интересен. Это был верстак для изготовления патронов. Кирилл подошел к нему. С помощью паяльной лампы нагревали метал и отливали пули в формочке, которая лежала рядом, а специальными тисками зажимали гильзу и пулю. Словно на почетном месте стоял лишь один изготовленный патрон. Кирилл взял его и повертел в руках: калибр 7.62. Латунная гильза отражала свет золотом, а вот пуля была странная. Кирилл догадался, что она отлита из серебра.
    Из серебра тех вещей, которые он купил сегодня в ювелирном магазине, догадался Кирилл. В формочке оставались мизерные капельки серебра, а паяльной лампой он его расплавил.
    Кирилл поставил патрон на верстак и поежился. От этого места ему было как-то не по себе, и он бросился к выходу, поднялся по приставной лестнице и вскарабкался на деревянный пол.
    Тело хозяина дома исчезло.
    - Черт! – Выругался Кирилл. Он был уверен, что тот был мертв. Предавшись панике и слушая, как участилось биение сердца, он бросился в сени, распахнул дверь и столкнулся с ним.
    Хозяин дома стоял в полумраке холодных сеней. Кирилл, не в силах пошевелиться, или дать самому себе какое-то рациональное объяснение происходящему, замер. Леденящий душу голос хозяина дома лился будто из самых глубин. Леденящий голос из горячего ада.
    - Я видел, как оседлав волосатого зверя, протянул он златую чашу, полную грязи и мерзости, - заговорил он, глядя прямо в глаза Кириллу, и глаза убийцы были черны, как ночь. - И надпись на этой чаше гласила: «Внемли, я Великий Отец всего отвратительного, что есть на этой Земле!»
    Произнеся эту пафосную ересь, он шагнул Кириллу. Тот попятился, запнулся о порожек, упал и стал уже отползать, опираясь локтями о пол и глядя вверх на это… существо.
    - Он дал мне вечную жизнь, - произнес хозяин, - он обещал, что это принесет мне гармонию. Он обещал.
    Кирилл взирал на дырки от пуль в его майке. Хозяин перешел на крик.
    - Он мне обещал!!!
    Слово «обещал» вырвалось уже не криком как первые два, а ревом, нечеловеческим, звериным.
    На лице хозяина появилась редкая шерсть.
    - Ты думаешь я не справился с управлением? – спокойно заговорил он. – В тот роковой вечер, когда погиб твой брат? Я не оставлял номер своего сотового телефона ни в какой анкете ни в милиции, ни в оружейной лавке… Ты идиот! Этот чертов карабин я взял для охоты на зверя. Ты ведь не знал, что зверь сидит внутри меня вот уже триста лет. За это время я научился чувствовать слежку. Я вез этих трех ублюдков, чтобы позавтракать в образе волка. Когда я превращаюсь, я могу напасть на невинных, а эти трое были виновными. Они втроем изнасиловали и случайно убили девушку, и не были моими друзьями. Но разве можно убить случайно? Один из них на заднем сидении очнулся и напал на меня. Клофелин на него не подействовал. Мы стали бороться, и моя машина выскочила на встречную полосу, где столкнулась с вашей.
    Хозяин согнулся пополам, его голые руки тоже покрылись шерстью.
    - Я приковываю себя там. Кандалы захлопываются сами, как наручники, но перед этим я кладу ключ в желоб. Насыпаю в ящик песок и он начинает медленно сыпаться. К утру ящик становится легче, пружина сжимается и кронштейн опускает желоб, откуда к моим ногам падает ключ. К этому времени я снова человек, но когда я зверь, то прикованный к стене я безопасен. Голод иногда сильнее любого наркотика, и я ем отморозков. Привожу их в свой подвал. И жру.
    Ногти на руках хозяина вытянулись в когти. Нижняя и верхняя челюсти стали выдвигаться вперед, словно ящик стола, нос деформировался и стал похожий на собачий. Уши стали острыми и «залезли» на макушку. Только глаза хоть и черные еще оставались человеческими. Шерсти стало больше. Ноги разорвали шлепанцы, бедра – домашнее трико, а торс разорвал белую майку в кровавых пятнах.
    Бурлящим голосом волк произнес:
    - Только серебро может убить меня как в образе зверя так и в образе человека, и больше ничто. Я отлил для себя пулю, а ремесло оружейника освоил за пятьдесят лет. Осечки не будет. Это патрон для моего карабина.
    Глаза зверя стали красными. Он раскрыл пасть, откуда вырвалось зловонное дыхание и рев. С острых зубов капала слюна.
    - Я устал, - голос зверя перестал быть человеческим и казалось, говорила какая-то электронная машина. Однажды я воспользуюсь карабином и серебряной пулей, но только не сегодня.
    Зверь, стоя на двух ногах, приблизился к Кириллу.
    - Но только не сегодня! – Он зарычал. – Сегодня я хочу есть!!!
    Когтистой лапой он провел по горлу Кирилла, разорвав шею. Кровь хлынула в разные стороны из трех рваных ран. Зверь разинул пасть и с ревом бросился на жертву, оторвав пастью правую сторону лица Кирилла, оставив кровавые бороздки от зубов.
    Зверь рычал, тряся головой над телом брыкающейся жертвы, вгрызаясь в ее плоть, а жертва все кричала и кричала.

    - Данила, как мы будем жить в Германии, если мы мертвы?


    +20


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 2


    Автор: Леонард Висконтин
    Категория: Ужасы
    Читали: 66 (Посмотреть кто)

    Размещено: 23 октября 2014 | Просмотров: 200 | Комментариев: 5 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (24 октября 2014 06:55)
    Очень, очень хорошо! Мне понравился рассказ, правда я не большой поклонник мистики. Я предполагал, что в подвале находятся тела, скажем его жены и ребенка, погибшие в автокатастрофе, и он по ним скорбит безмерно и покупает им украшения и одежу, а сама аврия и в самом деле произошла из-за неисправности авто. Но это только мой взгляд на сюжет, как заядлого реалиста!


    Комментарий 2 написал: Леонард Висконтин (24 октября 2014 11:38)
    Признаться, я думал об этом( или о нечто подобном), но тогда сюжет напоминал бы фильм Альфреда Хичкока "Психо" и ряд рассказов Роберта Блоха


    Комментарий 3 написал: Abigail (24 октября 2014 16:53)
    Прочитала. В конце все завернуто довольно интересно - концовка вышла захватывающей.
    Вот пытаюсь теперь понять, о чем название - клоун, кровоточащий радугой. Кто клоун - оборотень, кирилл, или и тот, и другой? Почему клоун? И что за радуга, это о чем? Или это какая-то хитрая метафора? Можете просвятить?


    Комментарий 4 написал: DGX (24 октября 2014 20:00)
    Класс! Мне все понравилась! Вот только названия я не понял, объясните нам пожалуйста!



    --------------------

    Комментарий 5 написал: Арийская Волчица (25 октября 2014 06:31)
    Великолепно! Очень хорошо написано, сюжет захватывает, ничего лишнего. Лично мне очень понравилось good



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.