«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 6
Всех: 8

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 102 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Рассказ "Таракан на праздничном торте"

    Когда в дверь позвонили, ее открыл Николай. Дома он был один.
    Его крик никто не слышал.


    Подставляя лицо полуденному солнцу, из подъезда дома вышел молодой человек – старшеклассник. На плече он нес спортивную сумку с какими-то вещами. Пряча глаза от прохожих под солнцезащитными очками, он шел по людной улице. Иногда кое-кто случайно задевал его сумку на тротуаре, не потому что прохожий был неуклюж, просто парень шел прямо и даже не старался кого-то обойти.
    В ушах у него торчали наушники от телефонной гарнитуры, а музыкальный проигрыватель сотового телефона зациклил музыку из фильма «Реквием по мечте».
    Подойдя к воротам школы, он остановился, обвел здание острым печальным взглядом, который прятал за темными очками и пошел к крыльцу, ступая по опавшим желтым листьям. Так начался третий учебный день сентября второй смены.
    Он поднялся по ступенькам крыльца и протиснулся с громоздкой сумкой в дверь.
    - Эй, парень, ты куда с такой сумищей? – окликнул его охранник.
    - Так ведь тренировка, - сказал Александр Добчев. – В библиотеку книги сдам, да кое-какое учебное дерьмо. Чего все по разным пакетам таскать? Кроссовки, спортивная форма, книги – все здесь.
    - Давай, - охранник кивнул в сторону вестибюля, и Александр Добчев прошел мимо него. Он поднялся по лестнице на второй этаж, затем прошел по коридору к кабинету русского языка и литературы, где должен начаться первый урок.
    - А вот и наш чемпион! – воскликнула Любка Чегулова, увидев Добчева в дверях аудитории. Класс взорвался аплодисментами восьми прибывших ранее учеников.
    - Чемпион России по игре в “Counter Strike”! – воскликнули одноклассники. – Чемпион! Чемпион!!!
    Все захлопали, но Добчев поднял руку, что послужило для всех знаком молчания. Когда возгласы и аплодисменты стихли, он сказал:
    - Я должен сказать вам одно, что именно вы, мои одноклассники, помогли мне выиграть. Я говорю вам «спасибо», знаете почему?
    Класс дружно отозвался, что не знает.
    - Потому что, когда я играл, убивая игроков, я представлял, что убиваю вас. Убиваю вас на самом деле.
    На миг в классе воцарилась тишина, только раздался смешок Любки Чегуловой.
    - Это что же… - Она обвела взглядом одноклассников. – Ты что же нас ненавидишь?
    - Еще как! – процедил сквозь зубы Добчев. – Вы же все презираете меня. Особенно ты, Любочка.
    - Прошу тебя, избавь меня от твоего сарказма. – Она шагнула к Добчеву. – Ты ничего не умеешь в этой жизни. Играешь в свои дурацкие стрелялки. То, что ты чемпион, еще не значит, что ты чего-то добился. У тебя даже нет мечты. К тому же ты наверняка еще девственник. Да? И что? Это правда? О ком ты думаешь, когда дрочишь? Обо мне, или о ком-то еще. Ах да… «Запах нового компакт диска лучше, чем запах женщины»… так ты однажды сказал.
    Все дружно засмеялись, но громче всех Любка Чегулова.
    - Ты просто жалок, - сказала она и отвернулась.
    - А ты грязная шлюха! – выкрикнул Добчев. – Умеешь только под студентами ноги раздвигать!
    Любка снова повернулась:
    - И перед кем же я ноги раздвигаю?
    - Перед всем политехническим институтом!
    Прозвенел звонок, и тут же стали подтягиваться остальные ученики.
    Максим Александров, который пришел раньше всех и наблюдал за перепалкой издалека, вдруг подал голос, воспользовавшийся мгновением тишины, как только звонок смолк.
    - Черт, Колька бы уже тебе врезал, будь он здесь, - сказал он, убирая свою спортивную сумку под парту, чтобы та не мешалась под ногами у опаздывающих.
    Любка обернулась к нему и сказала:
    - Он придет и поговорит с ним.
    Добчев злобно улыбнулся:
    - Он не придет.
    - С чего ты взял? – Максим Александров попытался изобразить такую же злобную улыбку, но получилась какая-то ухмылка.
    - Просто такое предчувствие у меня, - ответил Добчев. – А ты, Макс, тоже бы сидел и молчал. Ты такой же, как и я, фанат. Колька и тебя любит попинать, забыл? И эта мымра Чегулова тебя ни во что не ставит. Ты фанатик! Только тащишься по своим фильмам ужасов. Да у тебя же все полки дисками с итальянскими ужастиками и американскими, японскими, даже немецкими заставлены.
    - Еще французские есть, - гордо заявил Максим Александров.
    - Вот видишь, тоже будешь меня обсирать?
    - Он-то хотя бы не такой тупой, как ты, - сказала Любка и прошла к своей парте. – А за «мымру» ответишь. Колька с тобой поговорит, и это будет лучше, чем твоя компьютерная игра. В игре ты боли не чувствуешь, а тут почувствуешь. И кровь будет настоящая, поверь мне.
    Она засмеялась и села за свою парту. Сидела она рядом с Максимом Александровым.
    Ученики расселись за свои парты, вскоре зашла учительница литературы. Начался урок.
    - Итак, ваши сочинения, - Ольга Вячеславовна села за свой учительский стол. – Александров!
    Максим встал из-за свой парты.
    - Ты назвал Раскольникова сумасшедшим.
    - Да, - сказал Максим. – Он зарубил топором двух человек.
    - Почему он это сделал? Я так и не поняла, ты не объяснил в своем сочинении. А термин «сумасшедший» тут неуместен.
    - Потому что импульс стал таким, что перед ним невозможно было устоять. Был только один ответ на ярость, которая пытала его, и поэтому он совершил свой первый акт убийства. Он нарушил самое глубокое табу и испытал не испуг, не вину и не страх, а свободу. Поэтому каждое унижение, которое вставало у него на пути, можно было смести в сторону этим простым актом истребления: убийством.
    - Что ж, я абсолютно не согласна с твоей точкой зрения, Александров. Добчев, ты что думаешь. У тебя на лице написано, что ты хочешь нам что-то сказать.
    - Я думаю, Макс прав. То же вы говорили про фашизм. А Макс и тогда оказался прав. Помните «А зори здесь тихие»? Он сравнил классический фильм ужасов с этой книгой. Все девушки там погибали классически. Страх – одна утонула. Другой говорили не идти туда, куда не следует. Все как в триллерах. И Раскольников такой же. Достоевский может гордиться.
    - Вы несете полный бред, - заявила учительница. – Причем оба.
    - Оба фанатики всякого дерьма, - сказала с места Любка.
    - Чегулова, я дам тебе слово.
    - А правда, - не унималась она. – Один фанат компьютерных игр, другой по ужастикам прется. Что вы от них ожидаете? Каких-то глубоких мыслей? Да они оба сочинения про Мастера и Маргариту из Интернета скачали.
    - Сама-то не блещешь умом! – сказал Добчев.
    - Ты, недоносок! – воскликнула Любка.
    - Он прав, - сказал ей Максим.
    - Он не прав! – сказала Любка.
    - Да нет, он прав про студентов из политеха. – Максим Александров едва подавил улыбку.
    - А пошли вы оба! – воскликнула Чегулова. – Все вы пошли!
    По классу прокатился смешок.
    Любка Чегулова поднялась со своего места и направилась к выходу.
    - Чегулова, сядь на место. – Попыталась остановить ее учительница, но девушка уже вышла, хлопнув дверью.
    Теперь класс не сдержался и рассмеялся от души.
    - Хватит! – воскликнула Ольга Вячеславовна. – Тишина! Садись Александров.
    Максим сел и поставил ноги на свою спортивную сумку.
    Добчев нервно пинал кроссовками свою сумку.
    - Где Харитонов? – спросила Ольга Вячеславовна.
    - Наверное, он не в состоянии прийти, - сказал Добчев.
    - Как обычно, - сказала учительница и отложила в сторону стопку сочинений.


    Старый подполковник, которому уже осталось месяц до пенсии, еле-еле поднимался по лестнице жилого дома, опираясь о перила. Лифт не работал, так что пришлось идти пешком, таща с собой огромный живот. Иначе никак, потому что случай был не ординарный. Сообщили, что начальник отдела должен сам взглянуть.
    Немного отдышавшись, он продолжил тяжелый подъем на восьмой этаж.
    Дверь в правую квартиру была открыта, у входа стоял милиционер. Подполковник прошел в квартиру, где трудились криминалисты и следователи из прокуратуры.
    - Что тут? – спросил он.
    - Сами посмотрите.
    Один милиционер откинул окровавленную простыню. Подполковника будто подбросило к потолку, а потом опустило сквозь пол вниз. Но ему удалось устоять на ногах. Такого он не видел за все двадцать пять лет работы в милиции.
    - Парня зовут Николай Харитонов. Он сейчас должен быть в школе, мы уже отправили туда человека.
    - Не самый лучший способ прогуливать школу, - сказал подполковник. Он прошел в ванну, где его вырвало. Ему казалось, он уже все повидал, но такое…
    Когда он умылся и закрыл глаза, перед ним все еще стоял образ убитого и обезглавленного тела.
    - Ему голову отрезали, - раздался голос из комнаты. – Мы нигде не может ее найти, должно быт, убийца забрал ее с собой.


    Когда дверь в класс открылась. Все писали сочинение на две страницы о том, кто что бы сделал, окажись он на месте Раскольникова. Максим Александров был так увлечен своими мыслями, которые излагал на бумаге, что даже не обратил внимание на вошедшего милиционера. Молодой лейтенант прошел к учительнице, которая взирала на него со своего учительского места.
    - Мне нужно с вами поговорить, - сказал он.
    Добчев потянулся к своей сумке и спрятал в ней свою руку, тихо звякнуло железо.
    Милиционер посмотрел именно на Добчева, привлеченный его пристальным взглядом. Лейтенант выпрямился, отодвинувшись от учительского стола, и сделал шаг в сторону класса, когда грянул выстрел.
    Пуля попала милиционеру в лицо, и тот упал под школьной доской. Его фуражка слетела с головы и укатилась в сторону. На доске осталась кровавая клякса, которую оставила пуля, прошедшая навылет.
    Из-за своей парты поднялся Добчев, держа в левой руке пистолет Макарова.
    - Вот так все и начинается, - произнес он, и только после этих слов некоторые ученицы пронзительно закричали.
    - Чертовы ублюдки!!! – кричал Добчев.
    Три девочки и двое мальчиков, которые сидели ближе всех к выходу, соскочили со своих парт, но не смогли одновременно протиснуться в дверь. Добчев выстрели пять раз.
    Бах! Бах! Бах-бах!.. Бах!
    Они повалились на пол, истекая кровью.
    – Пьете по вечерам банки с коктейлями “Jaguar” и материтесь у подъезда! Вы не достойны, чтобы жить!
    Бах!
    Бах!
    Добчев вел избирательный прицельный огонь. Он ранил двоих сидевших на задней парте справа от Максима.
    Патроны кончились, и Добчев вынул пустую обойму. Сунув руку в карман, он достал и зарядил новую. Вернул затворную раму пистолета в боевое положение. Еще восемь учеников застряли в «пробке» пытаясь выбежать через узкую дверь.
    - Добчев! Нет!!! – закричала учительница, и Александр разрядил в нее все восемь патронов. На белой блузке женщины, которая пришла в эту структуру, чтобы учить детей, расцветали и вяли красные розы. Она упала за свой стол под окно, свалив бочонок с пальмой, и замерла.
    Выбросив пистолет, Добчев достал из сумки обрез охотничьего ружья. Приклад оказался полностью срезанным, а ствол обрезали под цевье.
    В дверном проеме оставались двое: Климантин и Гриневский. Оба поступили перед смертью, как настоящие мужчины, выпустили вперед девушек. Добчев спустил сразу два курка, и оба парня с изрешеченными шрапнелью спинами упали у порога. Их белые рубашки краснели в рваных дырах.
    Добчев переломил ружье, вынул дымящиеся гильзы и вставил две другие, потом достал из сумки автомат Калашникова со складным прикладом и укороченным стволом и три снаряженных магазина к нему. Он щелчком примкнул один магазин к автомату, а второй и третий уложил в задние карманы джинсов, передернул затвор и накинул автомат на плечо.
    - А ты почему не убегаешь? – спросил Добчев, когда обернувшись назад, увидел, что Максим Александров спокойно сидел за партой. Он взял Максима на мушку.
    - А смысл? – ответил Макс, глядя в две черные дыры двустволки. - Может быть, я хочу посмотреть, как ты завалишь остальных ублюдков, которые пьют «ягуар» вечерами по подъездам, собираясь в дурацкие толпы.
    - Знаешь, что будет с головой, если выстрелить дуплетом прямо в лицо с такого расстояния?
    - Нет, а ты?
    Вместо ответа Добчев спросил:
    - Почему ты уверен, что я не прикончу тебя?
    - Потому что я не пью «ягуар».
    Все оставшиеся в живых ученики убежали, наступил момент, когда они остались в классе вдвоем.
    Но Добчев опустил ружье и поспешил к выходу. Перешагнув через тела, он выскочил в коридор и выстрелил из ружья в первых двух девушек, попавшихся на пути. Вначале один выстрел, потом другой. Две красивые старшеклассницы, возможно будущие мамы, отлетели к окнам от силы выстрела. Из сумочки одной выпали сигареты.
    Добчев выкинул ружье и снял с плеча автомат АКС-74у, разложив металлический приклад.
    Соседняя аудитория, откуда выбегали две девушки, уже почти опустела, а вот с другого конца коридора побежали ученики. Добчев развернулся и стал стрелять без разбора короткими очередями, скашивая школьников.
    - И встретил Иисус человека безумного и спросил, как имя тебе? – Кричал Добчев. – Что тебе до меня, Иисус, не мучь меня. Иисус спросил: как имя тебе? Легион имя мне, потому что много демонов вселилось меня, потому что нас много.
    Щелк!
    Закончились патроны, и в коридоре лежали около дюжины тел. Добчев выкинул пустой магазин и вставил новый. Передернул затвор и направился в ближайший туалет.
    Дверь распахнулась, и оттуда побежали девушки-подростки. Они с визгом, глядя на Добчева, бросились к лестнице. Добчев стрелял по ним от бедра, так что пули летели куда попало. Одна девушка упала, вскинув руки. Ее длинные волосы взметнулись к потолку, когда она запрокинула голову и упала. Остальные чудом уцелели и скрылись за углом.
    Из соседней аудитории выбежал парень. Он паниковал, дышал тяжело, трясся, бросал по сторонам испуганные взгляды.
    - О, привет, - сказал Добчев и прицелился. – Хочешь снова прилепить мне на спину записку «Пни меня?»

    * * *

    Добчев распахнул дверь комнаты для девочек, испугав Любу, которая забилась в углу между кабинками и раковинами. Дневной свет через окно освещал слезные дорожки на ее щеках. Добчев понял, что Любка Чегулова, услышав выстрелы, испугалась выходить из туалета и просто оцепенела. Он надеялся, что страх ее усилился осознанием того, что причина всему он, Александр Добчев.
    - Ты боишься меня? – спросил он, направляя ствол автомата на девушку. – Боишься?
    - Пожалуйста, - прошептала она. – Не убивай меня.
    - Приведи мне хотя бы одну причину, по которой я не должен этого делать. Ты смеялась надо мной с самого первого класса, а я хотел просто тебе понравиться. Может быть то чувство, которое я открыл в себе уже во втором классе… чувство, из-за которого я не мог уснуть, и есть та самая первая любовь? А ты… ты… ты ненавидишь игру. Презираешь ее. Думаешь, что компьютерная игра – это пустая трата времени. Но тебе и не понять. Тебе невдомек, что игра по компьютерной сети – это своего рода общение. Это отношение, завязанные между двумя людьми, сидящими за компьютерами, объединенными сетью. Игра – это чувства. Игра – это реальность. Игра – это любовь.
    - Ты безумец, - произнесла Любка. – А ты и не понял…
    - Чего я не понял? – На мгновение опустившийся ствол автомата снова посмотрел в глаза девушке.
    - Ты не понял, что я так вела себя, потому что боялась, - произнесла Чегулова.
    - Чего боялась?
    - Что мои друзья не поймут.
    - Что не поймут?
    - Моих чувств к тебе. Ты мне тоже очень нравишься, но я боюсь. Девчонки будут меня дразнить. Поэтому я так себя вела. Но у меня не хватало смелости поговорить с тобой один на один. Боялась, что ты посмеешься.
    Добчев молчал, пристально глядя на девушку, направил ствол в сторону и расстрелял последние несколько патронов, искрошив две раковины. Чегулова закричала, зажав уши руками, попыталась слиться со стеной, но когда наступила тишина, она поняла, что жива, а когда убрала руки с ушей, осмелилась открыть глаза.
    Добчев вынул из автомата пустой магазин и выбросил его, затем достал новый из заднего кармана джинсов, примкнул его к автомату, передернул затвор. Лязг металла на секунду заглушил далекие крики в коридоре и беготню.
    - Ложись, сука, на пол, - произнес Добчев, направив автомат на Чегулову.
    - Нет! – закричала девушка. – Нет! Нет! Нет!
    Добчев спустил курок.


    Когда все стихло, дверь туалета приоткрылась, и вошел Максим Александров, осторожно ступая по осколкам раковин. На его плече висела его спортивная сумка.
    - Полагаю, теперь тебе нужно застрелиться, - сказал он. – Но тот сухой щелчок, который раздался после последней автоматной очереди, возвестил о том, что патроны закончились? Не так ли?
    Тут он увидел Любку Чегулову, девушка забилась в угол, но была жива и невредима.
    Добчев направил автомат на Александрова и спустил курок. Снова раздался сухой щелчок. Он повесил автомат на плечо и вынул из кармана спортивной кофты осколочную гранату Ф-1, шагнул к девушке, вынул чеку из «лимонки» и присел на корточки перед ней, словно родитель перед маленьким капризным ребенком.
    - Держи, - он протянул ей гранату, сжимая предохранительный рычаг. – Возьми.
    - Нет, - плакала Чегулова, мотая головой. Осколки бетона от стены, изрешеченной пулями, осыпались ей на голову. – Нет-нет-нет.
    - Бери! – рявкнул Добчев. – Не то я убью тебя!
    Он схватил руку Чегуловой свободной рукой и сунул ей в ладонь осколочную гранату, сжал ее пальцы.
    - Прижимай рычаг к корпусу, отпустишь – взорвемся.
    Любка Чегулова зажмурила глаза и сжала ручную гранату двумя руками. А Добчев повернулся к Максиму.
    - Ого, оружие у тебя прямо как в игре. Где ты его взял? Можешь не говорить, мне все равно. Ты говоришь, что игра – это отношения между двумя людьми. Ты прав. – Максим Александров шагнул к Александру Добчеву и снял свою сумку с плеча. – Но ничто так не постигаются отношения, как не через фильмы ужасов, которые я смотрю. Ужастики – вот что действительно вставляет.
    Максим Александров расстегнул молнию на своей сумке.
    - Это холодная война, приятель, - сказал Максим. – Холодная война между фанатами компьютерных стрелялок и фильмов ужасов. Ты расстроен? Я вижу, как ты расстроен. Ты ждал, что Колька Харитонов придет сегодня.
    - Да, а этот сукин сын решил прогулять урок, - почти плаксиво произнес Добчев и сел, прислонившись к стене. – Я думал он придет. Что будем делать?
    - Не знаю, посидим здесь и посмотрим, что будет дальше. Скоро сюда ворвутся люди в форме.
    - Они убьют меня? – спросил Добчев.
    - Не знаю. – Пожал плечами Максим.
    - Ублюдок Харитонов… - Добчев достал из кармана черный армейский нож, рукоятка которого была замотана зеленым шнуром. Посадить на нож игрока в игре считается подвигом, а для убитого – позором.
    - Он пришел сегодня в школу, ты ошибаешься, - сказал Максим Александров и сел рядом с ним, по-дружески обнял Добчева за плечи. Тот отбросил в сторону ненужный автомат.
    - Его не было на уроке, - со слезами в голосе сказал Добчев, и резанул себя по руке. Кровь закапала на кафель. – Не было. Нужно было мне прийти в другой день.
    - Не нужно, все хорошо, - сказал Максим Александров, и вынул из своей сумки черный целлофановый пакет, кинул его к ногам Александра.
    - Что там?
    - Посмотри.
    Добчев склонился к пакету, не сводя глаз с Александрова. Подняв пакет с пола, он взял его за ручки и раскрыл их, глядя внутрь. Сунул руку и вытащил сверток в прозрачном целлофановом пакете.
    Любка Чегулова пронзительно закричала, из ее дрожащих рук выпала «лимонка».
    В прозрачный целлофан Максим Александров завернул отрезанную голову Николая Харитонова.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Леонард Висконтин
    Категория: Ужасы
    Читали: 74 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 ноября 2014 | Просмотров: 182 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.