«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Coltt

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 19
Всех: 22

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Дискуссии О культуре общения 153 johnny-max-cage
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Робот-бомж

            Этим поздним вечером Руслану не хотелось идти домой. Он знает, что отчим его высечет, а алкоголичка-мать даже на него не посмотрит. Старшая сестра наверняка ублажает очередного клиента, младшую сестренку забрали в детский дом. Брат наверняка сейчас лежит под кайфом с мешком на голове – тот еще торчок. Ничего, когда Руслан повзрослеет, он найдет сестренку и заберет ее, будет охранять и защищать.

            Рядом тут как тут оказался очкарик.

            - Привет, Косой, - поздоровался он и присел рядом с Русланом. – Гляди, что мне дали. Два сэндвича из Сабвэя.

            Очкарик таращился на Руслана сквозь грязные очки, протягивая ему один сэндвич. Руслан взял надкусанную двойную булочку, разделил ее и разглядел начинку.

            - Без сыра его мать, - выругался он.

            - Ты только не будь лицемером, – сказал очкарик, кусая свой сэндвич. – А где Губошлеп?

            - Не знаю, я его с утра не видел, - ответил Руслан, поедая булочку. На самом деле он знал, где этот мальчик. В последний раз он видел его утром за забором заброшенной воинской части, куда они часто бегают. - Ты продал телефон?

            - Нет. – Очкарик вынул из кармана простенький мобильник и подал его Косому. – Барыга его не взял. Он меня обругал и велел убираться ко всем чертям. Ничего, завтра попробуем пацанам на перед школой толкнуть или кому-нибудь на рынке.

            Руслан взял телефон и спрятал его в кармане грязной куртки.

            - Говорят, отец того мальчика, у которого ты забрал телефон, ездил по округе, искал тебя, - заявил очкарик. – Не надо было тебе бить его. Забрал бы мобилу и все. А так ты ему нос расквасил, разбил губу и рассек бровь. Богатенькие не любят, когда их бьют.

            - Сам виноват, - сказал Руслан набитым ртом. – Нечего было хвастаться. Специально достал телефон, когда шел мимо, и говорил со своей мамочкой. Ты, очкадрист, когда с мамочкой говорил в последний раз?

            - Я с ней говорю только во сне, - ответил очкарик. – И не зови меня так.

    Очкариком был мальчик лет восьми, тоже ровесник Руслана. Он даже не знал его имени, и ему было на это плевать. Сам же Руслан получил прозвище, потому что косил на один глаз. Они вдвоем примостились между двумя мусорными контейнерами позади закусочной и сидели, прислонившись к холодной стене. Они вытянули ноги на старой двери, которую выбросили, заменив ее современной дверью, возможно в этом же здании. Если пойдет дождь, эта дверь послужит отличной крышей, ее можно развернуть и положить на два мусорных контейнера, чтобы укрыться под ней.

    Каждый порыв ветра приносил зловоние помойки, но мальчики не обращали на это никакого внимания.

    - Куда Губошлеп запропастился? – снова спросил очкарик. – Он обычно не пропускает вечерний выброс мусора.

    Это был третий их друг – беспризорник. Его так прозвали из-за заячьей губы. Руслан мог бы рассказать ему, как подобрал кирпич и разбил этому уродцу физиономию. Мальчик с заячьей губой упал в грязь, истекая кровью, а Руслан убежал. Зачем он это сделал? Просто импульс. Может быть за то, что он всегда такой веселый, хоть и бездомный. Может потому, что не смотря ни на все, он был счастливым, просто потому что хотя бы он мог дышать, следовательно – жить.

    - Смотри, у меня бластер! – воскликнул Губашлеп, подобрав деревяшку, похожую на пистолет с длинным

    стволом. – Пиу! Пиу! Я робот!

            Мальчик немного шипилявил из-за своего дефекта, но говорил он внятно и четко, на сколько это было возможно.

    - Никакой ты не робот, а маленький бомж, – сказал Руслан. – Лучше бы ты еды раздобыл, или бухла. Ты говорил, тут всегда сидят алкаши, у которых можно стянуть водяру.

    - Иногда они тут бывают, если их не прогоняют солдаты. Но они ее так просто не отдадут.

    - Я их убью, - сказал Руслан. – И заберу всю водяру.

    - Как убьешь? – опешил Губашлеп.

    - Вот этим кирпичом! – и он подобрал из грязи красный кирпич.

    - Бомжи сильные.

    - Но они пьяные. Я в прошлый раз обчистил наркоманов. Эти торчки в подвале валялись с пакетами на головах. Я стащил их бабло и бухло. Главное, незаметно подойти.

    - А мне нравится быть бомжем! – заявил Губашлеп.

    - Что?

    - Я верю, что наше маргинальное общество вскоре победит!

    - Ты где таких слов нахватался?

    - Я раньше жил в элитном районе и  ходил в детский сад для одаренных детей.

    - 3.14зди больше.

    - Ей богу.

    - Не верю, что ты был богатеньким. Твои предки спустили тебя в унитаз, когда увидели, какой ты уродец.

    - Да нет же, говорю тебе. Хочешь, верь, хочешь – нет, но мы вскоре станем жить лучше, как в фильмах Нила Бломкампа!

    - Кого?

    - Нил Бломкамп – это кинорежиссер. Он снимает фильмы про роботов и про людей из низшего общества. Он снял «Район №9», «Эллизиум» и «Робот по имени Чаппи». Первый я смотрел по компьютеру у Кривого, второй по дивиди у Кика Лямкина на большом телеке, а на последний фильм я ходил в кинотеатр, вот так!

    - Что? Как тебя пропустили?

    - Я постирался в реке и умылся, ясно!

    - А где ты денег взял на билет?

    - Насобирал в переходе. Так вот, в этих фильмах весь отстой всегда побеждает. И мы победим!

    - Ты насобирал денег и пошел в кино вместо того, чтобы купить пожрать или бухнуть? Клея бы взял!

    - Пиво мне не продают, как вам. А клеем не увлекаюсь! Зато я верю, что я особенный. И думаю, что очень живучий. Откуда ты знаешь, может я дройд, как в одном из этих фильмов. Жик-жик-жик. – Мальчик изобразил движение робота руками и головой. – И меня очень трудно убить. Я могу жить без ноги или руки, как эти роботы. Победа будет моя!

    - Эй, членогуб! – позвал его Руслан и остановился.

    Мальчик с заячьей губой обернулся:

    - Не зови меня так!

    - Вот тебе твоя победа! – он размахнулся и ударил мальчика кирпичом по лицу. – Робот, ха!

    Вокруг на них смотрели только пустые, лишенные стекол и рам оконные проемы зданий разрушенной воинской части.    

     

    Вдруг задняя дверь закусочной справа от контейнеров открылась. На мокром асфальте образовался свет, лившийся из дверного проема, а в его центре выросла фигура. Она замерла, запахло сигаретным дымом.

    Руслан уже осмелел, чтобы выйти из своего укрытия и попросить сигарету, уж больно вкусно пахло дымом, как на заднюю площадку въехал огромный грузовик. Рыча, словно лев, он выпускал клубы дыма из выхлопной трубы. Это был КамАЗ с полуприцепом. Грузовик остановился напротив открытой двери, чихнул излишками воздуха из тормозной системы и замер. Открылась дверь, и на асфальт спрыгнул шофер – мужчина в кепке, куртке и джинсах.

    - Идем, возьмешь лед, - раздался женский голос из открытой двери.

    - Сейчас, - хриплый низкий голос в ответ. – Только отопру дверь.

    Водитель прошел к прицепу и отпер висячий замок, которым закрывал дверь фургона.

    - Он что, у тебя не морозит? – спросила женщина в дверях.

    - Нет. Это не холодильник.

    - А как же ты возишь товар?

    - Там специальные контейнеры. Лед засыпаешь, и мороженное не портится. Когда лед тает, то вода стекает через решетку в днище в корыто. Товар не мокнет, но остается холодным еще какое-то время.

    - Понятно. Иди, забирай свой лед. Я почти сто килограммов приготовила для тебя. Этого, надеюсь, хватит?

    - Как обычно, - ответил мужчина. – Более чем.

    Мужчина скрылся в дверном проеме, но женщина дверь запирать не стала.

    Они с очкариком наблюдали, как мужчина сделал пять ходок и занес в фургон пять пластмассовых контейнеров со льдом. Он там немного повозился, внутри слышался звук пересыпаемого льда. Затем мужчина выбросил ящики, слез зам, собрал их и понес обратно в здание закусочной.

    - Как прошел день? – спросила она.

    - Нормально. Спасибо за лед. Куда поставить контейнеры?

    - Вон туда. Поешь?

    - Не откажусь. С удовольствием бы поел ваш люля-кебаб. – И мужчина вместе с женщиной зашли в здание, она закрыла за собой дверь.

    Мальчики за мусорным баком прислушались – никого. Начинался дождь, и редкие капли забарабанили по металлической крыше закусочной. Дождик зашумел об асфальт.

    - Он не закрыл фургон, - сказал Руслан.

    - И что?

    - Он сказал, что везет мороженное.

    - Точно! Но на таких машинах не возят мороженное. Смотри! – очкарик указал на круг, нарисованный на двери кабины КамАЗа. – Там что-то написано.

    - Ты у нас зоркий и умный, очкарик, а я читать не умею.

    - Пошли, посмотрим?

    - Пошли.

    Они осторожно вылезли из своего укрытия и подбежали к грузовику. В белом круге на двери была нарисована зеленая змея, свернутая кольцами вокруг какого-то сосуда.

    - Кажется, это медицинский символ или что-то в роде этого, - сказал очкарик. – Там не мороженное.

    - Может там детский сироп или витаминки? Пошли.

    Оба мальчика прокрались за прицеп.

    - Помоги мне, - сказал Руслан и стал поворачивать ручку стопора задних дверей. Очкарик помог ему нажать, и штыри освободили верхние и нижние дверные запоры.

    - Может быть, там наркотики? – предположил очкарик.

    - И я про то же. – Медленно со скрипом Руслан отворил правую половину двери, открыв темноту.

    - Мы полезем туда?

    - Да, дурак, - сказал Руслан, доставая зажигалку со светодиодным фонариком. – На, будешь светить телефоном.

    И он передал телефон обратно очкарику. Тот активировал фонарик на телефоне, и ребята посветили двумя лучиками в глубину фургона. Они увидели белые металлические ящики. Невысокие, но довольно широкие. Они стояли в два ряда. И всего их оказалось четыре штуки. Все они стояли примерно посередине фургона, а вторая его половина оказалась занавешена брезентовой шторой.

    - Такой большой фургон ради четырех ящиков? – удивился Руслан. – Там точно мороженное.

    - Да, но мороженным может быть не только мороженное, - сказал очкарик. – Мороженным может оказаться все что угодно.

    - Какая разница, пошли посмотрим. Может, удастся спереть что-нибудь. Может это что-то съедобное, и мы не будем голодать. Может быть, удастся это продать. Не ссы. Давай, подсади меня.

    Очкарик подсадил Руслана. Тот вскарабкался на железный пол фургона, повернулся на четвереньках и подал руку товарищу. Очкарик схватился за нее, подтянулся и тоже вскарабкался в фургон.

    Оба мальчика прошли вдоль стен, ступая рваными кроссовками по рифленому полу. Руслан подошел к одному контейнеру, очкарик встал рядом с ним.

    - Давай посмотрим? – предложил Руслан. Перед ним стояли ящики, похожие на холодильник, только невысокие и с крышкой вверху.

    - Давай. – Очкарик подошел к Руслану, и они вместе открыли крышку.

    Руслан направил вниз свой лучик света, очкарик – свой.

    Ящик был набит льдом.

    Красным льдом.

    Там где он пропитался кровью.

    А среди льда были раскиданы отрезанные человеческие ступни.

    Очкарик вскрикнул и уронил телефон. Тот упал, и от удара открылась задняя крышка, и выпала батарейка.

    Руслан побежал  к выходу, но тут полуоткрытую дверь фургона захлопнули. Заскрипели запоры.

    - Эй! Выпустите! Выпустите нас! – закричали ребята.

    Они стали кулаками стучать по двери, запоры которой уже надежно оказались закрыты.

    - Водителей было двое, - сказал очкарик. – Второй, наверное, спал в спальном отсеке, когда услышал нас.

    - Ты поздно об этом подумал, дубина! - проворчал Руслан и ударил очкарика по лбу.

    - Что будем делать? – очкарик заплакал.

    - Посмотрим, что во второй половине фургона.

    - Эй, помогите! Выпустите! – колотил кулаками очкарик.

    - Успокойся, нас никто не услышит.

    Завелся двигатель, по фургону пошла вибрация, металл загудел.

    Очкарик вытер слезы под очками и пошел вслед за товарищем. Единственный фонарик-то был у Руслана.

    - Телефон! – осенило очкарика. – Посвети мне, я найду телефон.

    Руслан стал светить по полу. Очкарик тут же нашел телефон, батарейку и заднюю крышку.

    - Ты никому не позвонишь, там нет сим-карты.

    - В полицию можно позвонить и без сим-карты, обиженно произнес плаксивым голосом очкарик. Он включил телефон. Его чумазое лицо осветил экран. Детское лицо, немного глуповатое из-за толстых очков, но невинное, жаждущее заботы и любви.

    Но, как и взрослые, телефон не мог ему помочь.

    - Нет сервиса. – Очкарик заплакал. – Если б можно было бы позвонить, тут появилась бы надпись «только экстренные вызовы». Металлические стены фургона глушат сигнал.

    Мальчик швырнул телефон о стену, и тот снова разлетелся вдребезги.

    - Хватит ныть, пошли.

    Очкарик встал и пошел за Русланом. Они отодвинули брезентовый полог и увидели еще одну комнату в фургоне. Лучик света осветил металлический стол, на котором лежал труп какого-то бомжа, которому отрезали ступни, а рядом – ящик с инструментами. В отблеске светодиодного луча блеснула ручная медицинская пила. Еще несколько обезображенных тел свалили у самой передней стены фургона, но слабенький луч фонарика в зажигалке не позволял ничего рассмотреть.

    Ребята отпустили полог и снова бросились к выходу.

    Они колотили по двери, кричали, звали на помощь. Их никто не слышал. Вскоре грузовик тронулся с места и покатил вперед. Ребята покачивались в такт движению, прислонившись к двери.

    Вскоре фонарик в зажигалке погас, села батарейка.

    Руслан не помнил, как он уснул. Только проснулся он от того, что вокруг было тихо. Он открыл глаза и увидел тьму. И услышал он тишину.

    Двигатель грузовика не работал.

    Но не тишина разбудила его. Он мог поклясться в этом. Не тишина, но голос.

    - Руслан. – Тихий шепот во тьме. – Руслан.

    - Кто здесь? – руками он нащупал спящего друга, свернувшегося калачиком на полу у дверей. Толкнул его, но тот даже не пошевелился.  Рукой он пошарил вокруг него и нащупал что-то. Ощущения подсказали ему, что это детские очки.

    Руслан.

    Это, конечно же, его воображение. Никого тут нет. Пусто.

    - Руслан, - снова раздался шепот, и послышался шорох. Кто-то откинул полог и теперь ползет сюда. Ползет на животе, перебирая руками, потому что ступни его отрезаны. Тот бомж на столе? Нет, он явно был мертв, под ним высохло море крови.

     - Руслан, йа ыду к те-э.

    Шипилявый голос.

    Шипение.

    Он ползет сюда, оставляя от культей кровавый след.

    Света нет, признается себе Руслан. Но постойте. Если батарейка в фонарике села, то газ в зажигалке все еще есть. Он нащупал зажигалку в кармане, взял ее в руку, положил на колесико большой палец, а остальные сжал в кулак. Они немедленно вспотели, сжимая пластик. Руслан потряс рукой, газ заплескался внутри. Мальчик зажег огонь, но тот не позволял разглядеть весь фургон изнутри. Белели ящики, за которыми двигалась какая-то тень, но больше ничего не разобрать. Он поднес очки, которые держал в другой руке, к зажигалке и увидел, что одно стекло разбито, а на другом застыли капли крови.

    - Нет! – крикнул Руслан, и своим дыханием потушил огонь. Зажечь его снова он больше не решился. Так он и сидел неподвижно на полу фургона рядом с бездыханным другом, упершись спиной в двери, пока не ощутил на своем лице ветерок чьего-то дыхания. В нос ударило зловоние этого дыхания. Уши услышали это дыхание. Только глаза не видели ничего. Во рту застыл медный вкус страха, а осязание сконцентрировалось на маленькой зажигалке в руке. Такое медленное и такое уставшее.

    Большой палец крутанул колесико. Кремень высек искру, но огонь не зажегся.

    Еще раз.

    Чик! Чик-чик!

    Только пара искр.

    Руслан опустил руку и расслабился, ожидая, когда эта неизвестная тварь доползет до него и схватит, как очкарика. Пусть будет что будет. Он итак знает, кто перед ним. Он узнал голос. Он узнал шипилявые звуки.

    Руслан поднял руку с зажигалкой и чиркнул колесиком. Заплясал язычок пламени и осветил разбитое лицо мальчика с заячьей губой. Тот, оскалив зубы, что ему давалось без особого труда из-за своего врожденного дефекта, кинулся на него.

    Зажигалка погасла, и все снова погрузилось в кромешную тьму.

     

     

     


    +3


    Ссылка на этот материал:


    • 30
    Общий балл: 3
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Леонард Висконтин
    Категория: Ужасы
    Читали: 76 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 мая 2015 | Просмотров: 132 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (20 мая 2015 12:38)
    Так все хорошо начиналось, и так все простенько и не в тему закончилось.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.