«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 16
Всех: 18

Сегодня День рождения:

  •     ana_grimm (17-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 102 Safona
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    ЗАКОЛДОВАННЫЕ (продолжение)

    Свинья встала на свои тонкие ножки, хрюкнула и, стуча копытцами, пошла прямо к Ивану. Тот попятился назад, уперся спиной в дверку сарая, развернулся, распахнул дверь настежь и выскочил в лунную зимнюю ночь.

    Серый волк с розовым шрамом стоял посреди двора и смотрел желтыми горящими глазами на Ивана. Перед тем, как волк прыгнул, Иван подумал, что никогда не видел зверя прекраснее.

     

    VII. ПЕРВАЯ ВЕЩЬ, КОТОРАЯ НИКОГДА НЕ ПОДВЕДЕТ

     

    Когда волк прыгнул, Иван повалился на спину. Серый приземлился прямо на человека и оскалил пасть. Передние лапы волка давили камнем на грудь, тяжелый, зараза! Иван машинально выставил вперед левую руку, и волчья пасть сомкнулась на предплечье, разрывая ткань светлого шерстяного свитера. Кровь хлынула в разные стороны, окропила волчью морду, пропитала шерсть кофты, закапала в снег.

    Иван закричал, раздирая глотку. Боль была невыносимой, такой яркой, такой вытрезвляющей!

    Казалось, его правая рука стала жить сама по себе, отдельно от тела. Она нащупала ножны под свитером, задрала его, нащупала рукоятку ножа.

    Волк отпустил левую руку Ивана и взвизгнул, спрыгнул со своей жертвы. Он заскулил и попытался отползти в сторону, завалился на правый бок. Кровь окропила измятый снег. Волк скулил, его окровавленный бок поднимался и опускался в такт тяжелому дыханию.

    Иван приподнялся на левом локте, предплечье левой руки горело огнем. Сжимая правой рукой нож «Финку» Иван перевалился на левый бок и занес правую руку для удара.

    Волк уложил голову на снег, глядя левым глазом на окровавленное лезвие. Перевел взгляд на Ивана. Жалобный молящий взгляд.

    Вот только о чем он молил? О пощаде? Или о смерти?

    Волк, двигая лапами, скулил, высунув язык из окровавленной пасти. Он быстро дышал, его окровавленный бок поднимался и опускался.

    Его угасающих взгляд то устремлялся в даль, то поднимался на Ивана, и вот, наконец, взгляд волка затуманился. Его левый глаз в последний раз посмотрел на Ивана, не то, осуждая, не смиряясь с неизбежной смертью, а может быть, прощая его.

       Лапы перестали дергаться, глаз закрылся. Иван не видел другой глаз волка, так как тот лежал на боку, но был уверен, что он тоже закрылся. Из раскрытой пасти перестал идти пар, но кровь продолжала течь на снег, который тут же впитывал ее. Бок, с торчащими сквозь шерсть ребрами поднялся в последний раз, опустился, и все вокруг будто замерло. Даже ветер стих.

    Вокруг темнота за пределами яркого света от уличных фонарей, которые освещали дома, двор и постройки, а в центре этого света волк потерял свою форму и стал растекаться, словно нарисованный на бумаге, которую смочили водой. Будто нарисованный красками, которые потекли, волк за какие-то секунды превратился в мертвого обнаженного человека – мужчину.

    Это был Азамат.

     

     

     

    VIII. ЧЕРНОЕ СОЛНЦЕ ИВАНА

     

    Иван выронил окровавленный нож, сразу забыл про его существование, отпрянул назад, моргнул, даже протер глаза, но они его не обманывали. Все было по-настоящему. Азамат мертв, и еще недавно он был волком.

    Рука ныла. Боль прокатилась по всему телу, когда Иван опустил руку, когда протер глаза. Нужно срочно принять какие-то меры.

    Иван побежал в дом. Нужно скорее обработать рану. На ходу сбросив свитер, Иван вбежал в дом, преодолел все двери через сени и очутился на кухне большого пустого, погруженного во тьму дома. Окна светились от яркого уличного света, которого было вполне достаточно, чтобы ориентироваться в доме, но недостаточно, чтобы найти помощь. Иван включил свет, схватил со стола бутылку самогона и вошел в гостиную. Иван увидел комод около раскладного дивана и бросился к нему, по пути закатывая рукав порванной футболки. Выдвинув верхний ящик комода, Иван не обнаружил там полотенец. Зато здесь лежало много интересных вещей. Иван взял фото в рамке, на котором была изображена Полина с каким-то мужчиной, который был старше ее. Кто это? Ее отец? Ее настоящий отец? Тут же валялись разные вещи: наручные часы, кошельки, бумажники, цепочки, кольца. Явно только мужские вещи.

    - Вот сукины дети.

    Иван открыл вторую полку комода и увидел полотенца. Выбрал вафельное и, зажав один край зубами, здоровой рукой разорвал его на два лоскута. Вылив самогон на укус, Иван ожидал дикую боль, но почувствовал лишь жжение. Он замотал рану одним лоскутом, затем вторым. Здесь же он нашел пару носовых платков достаточно длинных, чтобы завязать их на полотенцах, которые уже начинали пропитываться кровью.

    Иван уже собрался уходить, как заметил в углу помповое ружье. Он потянулся за ним, превозмогая боль в руке, передернул  затворный механизм. Вместо отстрелянной гильзы из прямоугольного отверстия вылетел целый патрон и упал на мягкий ковер. Иван наклонился, подобрал его и зарядил обратно.

    Так, ружье заряжено.

    Он вышел из лома в холод, где посреди двора перед стайкой лежал труп Азамата. Александр Николаевич Новиков стоял около его тела и смотрел на Ивана немигающим взглядом.

    - Это твое Черное солнце, - сказал он. – Специально для тебя. Твое Черное солнце. Оно только для тебя. Черное Солнце. Для тебя

    - Верно, - сказал Иван Петров вскидывая дробовик. Пальцы больной руки едва держали цевье, но указательный палец правой руки уверенно лег на спусковой крючок. – И оно взрывается.

    Иван нажал на курок. Ружье выстрелило с неожиданно сильной отдачей. Дробь изорвала в клочья куртку хозяина, на миг образовалось кровавое облако, пух полетел в разные стороны. Александр Новиков повалился на снег рядом с Азаматом.

    Когда эхо выстрела стихло, наступила мирная тишина. Только в округе о чем-то шептала природа: шум сосен от лихого ветра, где-то упадет ком снега с ветки дерева или с угла крыши, шелест крыльев снегиря. Гудела лампа уличного фонаря. Может быть Ивану показалось, а может и нет, где-то залаяла собака, возможно далеко-далеко, за несколько километров дальше по дороге есть деревня или жилые постройки.

    Где-то в лесу завыл волк, затем другой, третий. Потом зарычал медведь, так близко, что Ивану показалось, что он где-то рядом. За стайкой. Возможно, так и было. Косолапый бродил где-то в темноте за забором.

    Ухала сова.

    Послышался шум ломающихся веток в лесу, и падающего с них снега. Чей-то топот, дыхание. Какое-то большое животное.

            А в сарае завизжала свинья. Она топала копытами, бегая по сараю, хрюкала, терлась пятаком о дверь, но не в силах была ее открыть, потому что открывалась внутрь.

    Иван стал отступать. Голова кружилась, рука ныла. От боли силы покидали его. Иван зашел в дом, закрыл дверь на засов, прошел через сени в дом, закрыл другую дверь на крючок.

    В комнате он проверил все окна – хозяин поставил двойные рамы. Не включая свет, Иван опустился на диван в обнимку с ружьем и закрыл глаза.

     

    Когда он проснулся, комнату заливал утренний свет. Часы показывали десять часов. Иван вынул телефон из кармана и убедился, что они не врут. Десять часов утра. По-прежнему, ни одного или пропущенного звонка. Настенные часы в доме громко тикали, создавая домашний, уют. Ничто, кроме окровавленного свитера и ружья не напоминало об убийстве. Ничто не говорило о том, что в доме произошло убийство. Или снаружи.

    Иван поднялся, вышел во двор. Оба тела лежали там, где Иван их оставил. Только вокруг кто-то оставил следы: лапы, копыта. Большие и маленькие.

    Но сейчас все было тихо и спокойно. Иван был один.

    Почти.

    Дверь сарая отворилась внутрь, и в дверном проеме появилась обнаженная Полина. Прикрыв наготу курткой Азамата, она вышла из сарая, босая и чумазая, посмотрела на два окоченевших трупа и кровь, превратившуюся в лед, посмотрела на Ивана и сказала:

    - Чего ты ждешь, иди и затопи мне баню!

     

    Некоторое время спустя, когда из металлической закопченной трубы бани валил дым, а по округе расползался приятный запах горящих березовых дров, нагреваемых дубовых и березовых веников, Иван, так и не получив ни одной смсмки, направился к своей машине. Через несколько минут он уже сидел в слегка прогретом салоне, и решал, что делать дальше:

     Послушный двигатель урчал, как довольный кот. Иван не стал дожидаться, когда мотор прогреется окончательно, включил заднюю скорость и выехал на подъездную дорогу. Дворники смахнули свежий рыхлый снежок с лобового стекла. 

    Иван подъехал к крутому выезду на дорогу и остановился, оставив недалеко позади постройки Александра Николаевича Новикова.

    Думая, куда бы повернуть, направо или налево, Иван включил магнитолу.

     

    Запела группа Би-2:

    Любовью чужой горят города,

    Извилистый путь затянулся петлей.

    Когда все дороги ведут в никуда,

    Настала пора возвращаться домой.

     

    Направо его ждала дочь, бывшая жена, с которой о поддерживает дружеские отношения, относительно стабильный бизнес. Налево – капризная Алла все кто вьется вокруг нее.

    А что его будет ждать, если Иван повернет назад? Кто будет заботиться о Полине?

    Кто позаботиться о девушке сегодня ночью, когда она станет превращаться в свинью?

    Иван решил, что у него еще есть время подумать, и перевел рычаг коробки передач в положение «Р». Он заглушил двигатель и выключил музыку, чтобы думалось лучше. В тишине думалось определенно лучше, он даже перестал барабанить пальцами по рулю.

    Итак?

     


    +20


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 2


    Автор: Леонард Висконтин
    Категория: Ужасы
    Читали: 28 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 января 2018 | Просмотров: 65 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Nemoshch (10 января 2018 14:08)
    Интересный рассказ, понравилось. В тексте присутствуют опечатки, но они не портят общего впечатления.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.