«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 7
Всех: 7

Сегодня День рождения:

  •     DariGlanz (05-го, 24 года)
  •     Zareika (05-го, 32 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2420 Кигель
    Рисунки и фото Мой обычный и не обычный декор и живопись. 7 минна8
    Стихи Стихи для живых 81 KripsZn
    Флудилка Поздравления 1767 mik58
    Флудилка Время колокольчиков 205 Lusia
    Проза Приглашаю всех желающих в новый проект! 0 Furazhkin
    Рисунки и фото свободный художник 275 Pavek
    Флудилка На кухне коммуналки 3058 ТатьянаМ
    Рисунки и фото Мое творческое начинание - видеоуроки по акварели 3 ТатьянаМ
    Флудилка Курилка 2213 ТатьянаМ

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Я ухожу с дождем

    Как и раньше, девушка в красном свитере и синих джинсах стояла на обочине.

    Тогда я проехал мимо, бросив на нее взгляд. Она промелькнула в лобовом стекле, в правом пассажирском окне, а когда я обернулся, дорожная пыль превратила ее в красно-синее мутное пятно в заднем стекле моей машины. Как и ровно год назад, я и сейчас не придал этому значение. Помню, лишь, когда девушка скрылась за поворотом, я ощутил укол дежа вю, а потом смутное воспоминание нахлынуло на меня: эта девушка стояла на обочине годом раньше, когда я проезжал здесь.

    И сейчас, год спустя, она стояла в том же месте. Только время другое, и день. Но одежда все та же, по погоде теплого сентября.

    Странно. Я тогда стал припоминать, что всегда выбирал хорошую погоду для поездки, а если б был дождь?

    А если б у меня отпуск был зимой? Стояла бы она так же на обочине? Была бы одета так же, или бы стояла уже в пуховике с капюшоном?

    Как бы там ни было, тогда я проехал в третий раз, она снова была там.

    Раз в год, я выбираюсь к сводному брату в деревню, куда он вернулся после службы в армии. Заимел трактор, грузовик, угодье для сенокоса и большой огород. Дом достался ему от матери, а умение делать все своими руками – от отца. Все придворные постройки он сделал своими руками, как и баню, от которой я был просто без ума. Меня же природа не наделила умением делать все своими руками, разве что водить машину. Я работаю головой, занимаюсь логистикой, состою в штате одной из крупных фирм, и именно поэтому у меня отпуск стабильно в сентябре. Я уезжаю из города в деревню к сводному брату, покупаю хорошее дорогое пиво, мариную мясо, и еду отдыхать к нему на пару-тройку дней.

    Так же получилось и в этот год. Когда асфальт закончился, небольшой уральский город Нязепетровск остался позади, я, как обычно, сбавлял скорость и  ехал, зная каждую ямку, каждую кочку, узнавал каждую вековую ель, подступающую к дороге, узнавал каждый поворот.

      - Сейчас-то я проверю свою теорию, - сказал я своему отражению в зеркале, когда по стеклу забарабанили капли дождя, а привычно солнечная погода стала дождливой. Тучи я заметил еще тогда, когда спускался с гор. Они цеплялись за хребты. Белые куски формирующихся туч клубились среди сосен на зеленых вершинах, заросших елями и на золотистых березовых склонах гор.

    Поворот, еще один. Сейчас должна появиться девушка в красном свитере и джинсах. Дождь усиливался.

    Поворот – ее нет. Еще один поворот – ее снова нет.

    - Дальше… дальше… - приговаривал я. – Рано еще. Вон за тем поворотом.

    От волнения я немного запутался в поворотах. Вентиляция машины гнала в салон запах озона, будто сейчас было лето, а не ранняя осень. На некоторое время мне даже показалось, что девушки нет. Что ее появление три года подряд на обочине дороги в сентябре – лишь случайность. Что сегодня ее нет. У нее другие планы, ее уже подвезли. Она уехала, черт побери!

    И сейчас я был намерен остановиться.

    Да, первый раз я не стал ее подбирать, Думал, может какая-то наркоманка. Что приличной девушке делать в пяти километрах от города, а впереди ближайшая деревня только через сорок километров? Второй раз я тоже не остановился, потому что думал о чем-то своем. Предвкушал, как натопим с братом баню, пожарим шашлык, напьемся пива. Пойдем на рыбалку. Но она стояла там же. Совпадение?

    Год назад она тоже там была. Я уже ожидал ее увидеть. Но снова не остановился. Испугался? Было страшно, да. И я был не меньше удивлен.

    А сейчас?

    Сейчас мне тоже было не по себе. Машина плавно вошла в левый поворот, потом в правый. Вот то самое место!

    Девушка стояла под сосной, прячась от дождя в том же красном свитере и синих джинсах. стояла тут уже четвертый год подряд на узкая дорога, неровная. каменистая.

    Я убрал ногу с педали газа и… на тормоз не нажал. Вместо этого снова нажал на газ и проехал мимо. Я видел через стекло, по которому бежали капли дождя, как наши взгляды встретились. Она провожала машину своим взглядом. А я провожал взглядом ее. Я даже смог разглядеть цвет ее глаз – карий. И ее длинные каштановые волосы все так же ложились на плечи красного свитера.

    По спине моей побежали мурашки, я ощутил холодок где-то в районе сердца. Если можно остолбенеть от страха сидя, то я наверное остолбенел. Сидел как истукан, но рефлексы управляли машиной. И я уехал.

    Тогда брат спросил меня, почему я такой задумчивый, я ему не ответил. Сказал, проблемы на работе. Ни баня, ни шашлык, ни пиво, ни рыбалка не смогли изгнать из моей головы мысли о приведениях. Ведь не может же быть такое, чтобы одна и та же девушка в одной и той же одежде появлялась на обочине дороги раз в год именно тогда, когда мимо проезжал я. Месяц один и тот же, но дни я выбираю всегда разные. Как такое может быть?

    И я жалел, что не остановился в этот раз. Надо было остановиться и спросить. Тогда можно было бы выяснить все раз и навсегда.

    На следующий год я обязательно остановлюсь. Пусть даже она протянет ко мне свои руки, откроет рот на ширину автоматного приклада, издаст дикий вопль мертвеца, ее карие глаза потемнеют, и из них польется гниль.

    Каждый раз, когда я еду обратно, девушки уже нет. 

    Год шел медленно, и я искал возможность съездить к брату на выходные. Однажды зимой, я собрался ехать, но не получилось, зато поехал весной на майские праздники. Перед этим стояла отличная погода, весь апрель был теплый, а на первомай всегда лил дождь как из ведра, дул холодный ветер, и однажды даже шел снег. Помню, когда был маленький, родители всегда брали меня на демонстрацию первого мая. «Мир-труд-май» и все такое. И всегда было холодно.

    Вот и сейчас пронизывающий ветер и жуткий холод окутывали мой автомобиль. Печка грела по полной, дворники ходили взад вперед. Дождя не было, но воздух был влажный, и стекло закидывало брызгами.

    Я был спокоен. На что я обратил внимание, так это то, что повсюду расставили знаки «Ремонт дороги». Кое-где на стоянках стояла брошенная на долгие праздники тяжелая техника: бульдозеры и самосвалы. В будке (из трубы валил дым) грелись охранники, приехавшие на «Ладе». Грелись, наверное, не только печкой, но и водкой.

    После двух знакомых мне поворотов, девушки я не увидел. Как в сентябре трепета и волнения (страха!) я не испытывал. Я ожидал, что девушка должна была быть одета по погоде. В свитере и джинсах сегодня прогуливаться по лесу холодно, особенно в сырую погоду. Но ее вообще не было. Дорога немного изменилась, она стала гораздо шире, появилась насыпь из щебня, свалили ближайшие деревья, чтобы потом расширить дорогу. И все: ни девушки, никого. Вот тут-то я и начал сомневаться, что вообще ее когда-либо видел. Но все равно никому не рассказал, зато наслаждался баней, пивом и мясом на природе вместе с братом под армейские байки.

    И конечно же у меня выпал очередной отпуск в сентябре, я выбрал отличный денек, чтобы совершить трехсоткилометровый марш до деревни моего сводного брата. Четыре часа в пути, и я снова проезжаю то самое место, где раньше видел девушку в красном свитере и синих джинсах.

    Дорога с последней моей майской поездки туда и обратно претерпела существенные изменения. Она стала шире, с площадок ушла тяжелая техника. Асфальт не появился, зато щебень стал мельче и лучше укатан. Так на пятый раз, девушки я не встретил. Странно, может я ее пропустил? Да, вроде нет. Я даже остановился за поворотом и вышел из машины, включив аварийную сигнализацию. Мало ли что. За это лето движение здесь стало плотным после того как расширили дорогу. Многие водители сокращали здесь себе путь, двигаясь из Челябинска в Пермь.

    Девушки нет.

    Я посмотрел по сторонам, зашел за кустик по-маленькому и вернулся в машину. Если честно мне все равно было немного не по себе. Отворачиваясь от кустиков, я вдруг почувствовал, что кто-то стоит за моей спиной, но обернувшись, никого не увидел. Я так же ожидал, что она будет поджидать меня в машине. Я сел, ее на переднем сиденье не было. Бросил взгляд в зеркало и увидел…

    Ничего не увидел. Я обернулся и посмотрел на задние сиденья – никого. Просто я слегка переволновался.

    Переведя дух, покурив и стики с ментоловым вкусом, я поехал дальше и добрался до брата через тридцать пять минут.      

    Брат как обычно встретил меня, вытирая руки грязной тряпкой не то от масла, не то от солярки. Мы обнялись, похлопав друг другу по плечу.

    - Как дела?

    - Да так, нормально.

    - Как доехал?

    - Хорошо.

            И еще на целый час дежурных фраз и вопросов.

    Он меня накормил, дал мне отдохнуть перед большим телевизором, который странно смотрелся справа от выступа русской печи из стены дома. Вечером он затопил баню, а я разжег мангал.

            Как это обычно водилось, завидев горящий мангал, появлялся Абдрахман. Но все соседи звали его просто Ромкой.

            - Дык это… - начал он отвечать на мой вопрос «как дела?»… - Васька помер на прошлой неделе. А Виту потапова вот сорок дней помянули…

            И началось. Он всегда рассказывал мне о том, кто за этот год в нашей деревне умер. Приходил он всегда поболтать, рассказать что-нибудь, узнать слухи и сплетни, поделиться своими, ну и конечно же выпить нахаляву.

            - А вот в апреле, как дорогу начали строить, так бульдозером яму откопали, а в ней кости.

            Услышав это, я чуть не захлебнулся пивом.

            - Какие кости? – спросил я и увидел, что у Ромки в стакане пива нет. Я подлил ему.

    - Да тракторист, Петька Митькин из Нязепетровска, давче рассказывал, что когда обочину греб, нашли тело. Сгреб он кучу,  отъехал и видит рука торчит. ну и вызвал ментов-то. Они приехали, сказали лет шесть лежит, девушка молодая. Ее грохнули и там на обочине и присыпали.

            - А одета во что была?

            - Они не сказали.

    Больше я не спрашивал его ни о чем. А когда я перестал приносить пиво, он начал собираться домой, приговаривая, что дел полно.

            - Может шашлык? – но я уже знал ответ. Свинину он не ел.

            Когда баня была готова, часом позже мы с братом сидели в предбаннике, накрытые полотенцами, ели шашлык и пили пиво, болтали о том, о сем.

            - Странные вещи со мной тоже случались, - сказал я ему, когда речь зашла о сверхъестественном. Брат как раз рассказал про самоубийцу в армии, во время когда он служил, и про то, что двери в казарме, где он повесился теперь иногда открывались сами по себе и закрывались.

            - Да и какие?

            - Я уже пять лет езжу к тебе в сентябре каждый год.

            - Ну?

            - И каждый год вот уже четыре года подряд через пять километров после выезда из Нязепетровска я вижу девушку.

            - Какую девушку? – брат отпил пиво прямо из бутылки.

    - Молодую. В красном свитере, в джинсах, волосы до плеч. Стоит на обочине. Каждый год странно, правда.

            Брат хотел снова сделать глоток, да и замер с бутылкой в руке. Он поставил бутылку на стол, потянулся к своей одежде и достал смартфон из кармана. Открыв какую-то страничку в соцсети, он показал мне милое лицо девушки. она была не в свитере а в платье, но на меня точно смотрела та самая девушка.

            - Да, это она, - кивнул я.

            - И ты ее видел, каждый раз, когда ехал сюда?

            - Прямо за городом, - снова кивнул я.

            Брат вдруг схватил мой охотничий нож «следопыт», которым я резал шашлык, и всадил его мне в плечо. Я даже не понял, что происходит, а он вынул нож из моего плеча и снова занес его для удара. Я с криком и грохотом упал на пол со скамьи и вытаращился на своего сводного брата, все еще не понимая, что происходит. И по его гримасе я прочел его душу. Понял, какой он на самом деле. Ведь по крови он мне не брат. И теперь я начал понимать. И осознавать. Он убьет меня.

            - Откуда ты узнал? – спросил он, и вдруг гнев пропал с его лица. Появилось недоумение, а когда он посмотрел на нож, потом на меня, в его глазах снова появилась злоба.

            - Почему ты стал мне об этом говорить именно так? Хотел проверить мою реакцию? Как ты узнал? Почему стал нести про эту чушь о призраках, вместо того чтобы просто сказать, что ты знаешь.

            - Знаю что? – еле выдавил я, потому что его вторая рука сдавила мне горло.

            - Что я убил ее, - мой сводный брат прошептал мне эти слова. Его губы скривились в жуткой злобной гримасе, которая открыла мне всю его сущность.

            И я многое прочел в его глазах. Ко мне пришло знание: были и другие девушки, кроме этой, что из года в год ждала мен на обочине дороги у своей могилы, той, которая хотела мне что-то сказать, передать какое-то послание.

            И она это сделала. Я был ее посланием. Я рассказал о ней брату, который убил ее несколько лет назад. И брат раскрыл себя. И я понял: той девушке нужно было лишь то, чтобы кто-то узнал правду.

     

    Он вонзил мой собственный нож мне в бок. И что удивительно, боли я не почувствовал, лишь ледяной холод лезвие и горячую кровь.

    Когда я пью пиво, я как и любой другой мужик не ставлю пустые бутылки на стол. Я дотянулся до одной из них, лежа на полу и разбил о голову брата. Осколки полетели в разные стороны, а он снова ударил меня ножом, но не в грудь, а в бок. Я закричал, теперь уже не от боли, а от ярости, и разбил о голову брата вторую бутылку. В моей руке осталась розочка и я ткнул острыми краями ему в лицо… Затем потерял сознание.

     

    *      *      *

     

    Очнулся я в своей машине. Сидел на пассажирском сиденье. Уже стемнело. Абдрахман замотал мне руку какими-то тряпками. Брат стоял в проеме открытых ворот и смотрел на меня злобными глазами, которые блестели на окровавленном лице. Видимо, я хорошенько его порезал «розочкой». Кровь, еще свежая, не запекшаяся, стекала по подбородку на шею, его футболка вся пропиталась кровью.

    Но его страдания наверняка были не такими, как мои. В глазах мутило, рука адски болела.

    - Что?... – хотел я задать вопрос. Но его окончание терялось в моем сознании.

    - Все хорошо, - приговаривал Абдрахман, перематывая мне руку. – Все хорошо, хорошо.

    Он закинул мне голову, чтобы сделать лямку и примотать мне руку к груди, будто она не проткнута ножом, а сломана. Но мне стало лучше, хоть и шевелиться было больно. Каждый вздох отдавал дикой тупой болью в раненой руке.

    - Зажимай тут! – Абдрахман взял мою здоровую руку и надавил ей на рану в боку, которую тоже заклеил.

    Абдрахман уже держал в руках ключи от моей машины, должно быть он нашел их у меня в кармане. Достал из джинсов, тут я обратил внимание, что я так и сижу в машине, в луже собственной крови в одних трусах.

    - Сейчас включу обогреватель, - сказал Абдрахман, садясь в мою машину. – Сейчас поедем. Скорая сюда не доедет так быстро. Быстрее мы доедем до районной больницы.

    Он завел мотор, включил печку. Окна тут же стали запотевать. Брат, стоящий в воротах исчез за мутным туманом конденсата, потом конденсат исчез, и брат тоже. Должно быть вернулся в дом.

    - Полиция... – прошептал я. – Он убил ее... куда он ушел... его надо остановить... Почему он не пытается нас остановить?...

    - Потом расскажешь, - Абдрахман стал разворачивать машину, повернув голову назад, затем включил переднюю передачу и поехал по улице. – Да, не жигули!!!

    Он засмеялся, пытаясь меня подбодрить, но я уже проваливался в сон.

     

    *      *      *

     

            Я открыл глаза и увидел ветровое стекло, покрытое каплями дождя. «Дворники» лениво смахнули их. В магнитоле тихо-тихо играла музыка.

    - Уже почти приехали, - сказал Абдрахман, который вел мою машину. Пять километров осталось. Тебя он в бок пырнул, но вроде печенка не задета. Правильно, что поехали, скорая из города только бы через час приехали.

            - Ты же выпил, - вспомнил я, прижимая руку к повязке на боку. Плечо горело адским пламенем и я застонал. 

            - А пускай останавливают. Я в порядке. Сейчас главное тебя до больницы доставить. За что он тебя так? Вроде бы ты сказал, что он кого-то убил.

            Я не ответил, потому что мы проезжали то место. То самое место.

            Девушка стояла там. Еще не стемнело, но дождливые сумерки погружали сосны и ели в жуткий полумрак. Фары выхватили ее из темноты. Она стояла на том же месте и с благодарностью смотрела на меня. Ее выражение лица ни с чем нельзя было спутать даже через забрызганное ветровое стекло и капли дождя снаружи. Абдрахман либо не заметил ее, либо не обратил на нее никакого внимания. Может быть он вообще не видел ее.

            Только я.

    - А с братом что? – спросил я. - С ним теперь что будет?

            - Да как что? Ты когда защищался его горлышком от бутылки насмерть зарезал.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Леонард Висконтин
    Категория: Ужасы
    Читали: 35 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 апреля 2020 | Просмотров: 41 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.