«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Измеров

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 12
Всех: 15

Сегодня День рождения:

  •     Olenekot (21-го, 20 лет)
  •     Даша Беленькая (21-го, 20 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 177 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Тетрадь номер 5

    Тетрадь номер 5

    (С 4 января 1992 года по 2 июня 1993-го)

     

    4.01.92. Суббота

    Было решено, что именно в этот день я отъеду в Польшу. Хотя, впрочем, было неясно, окажутся ли в кассе билеты? Рано утром, часов около восьми, позвонил Сергей Николяй, тот, с которым познакомился в "Молодежном", и сообщил, что стоит в билетной кассе. Поинтересовался, не подъеду ли я. Билеты его интересовали самое ранне на седьмое число. Меня это не устраивало, я продолжил спать. В десять часов он перезвонил и сообщил, что все еще стоит в очереди. Из дому выехал в 13:30 и около 15-и был вместе с Людой на вокзале. Погода ужасная: дождь, слякоть. Билеты в кассе были. Следом за мной брала такой же билет женщина, чем-то у меня интересовалась. Я пробовал отвечать, но Люда меня всякий раз одергивала: нечего, мол, давать советы. В конце концов выяснилось, что во всем вагоне мы с той женщиной поедем одни. звали ее Валей, она из Мурманска, всю ночь разговаривали, сон не шел, думалось только о границе, таможне. Уезжал, кстати, без единой сигареты. Выходил в Вильнюсе, стрельнуть покурить - бесполезно.

    Проводники, дрянь такая, следилили за нами. Я пошел в туалет; зачем пошел в туалет? Такое ощущение, что я мешал им им вы*бать Валентину, гнусь, нелюди, татарины. Впрочем, не будь меня, вполне такое могло произойти.

    - Представь,- сказала ома мне поутру,- а как бы было тяжело утром, займись мы ночью сексом.

    Сплоховал я. Но меня ждали более суровые испытания.

     

    5.01.92

    Под утро задремал. За полчаса до Гродно проводники стали всех в вагоне будить, хотя будить было некого, разве что ночью кто-то еще подсел в вагон. Мы с Валентиной прекрасно понимали, что раз едем вдвоем во всем вагоне, то нас будут шмонать на совесть, И в самом деле, таможня проверила все, но ничего, по счастью, не отобрала. Следом за таможней пришли пограничники и сняли меня с поезда. Я врал им, что еду с группой, отстал от нее, даже перегнал, потому что они следуют за мной на берлинском поезде. Мне это вранье нисколько не помогло. Весь день провел на вокзале. Очень плохо было с куревом, постоянно приходилось стрелять, а курильщик я серьезный.

    Часов окоо трех, дня, встретилслся с ребятами из саратовсой группы. Их было трое, они уже отторговались и возвращались домой. Отъехали 31-го числа, скинулись погранцам пятьдесят долларов на троих. Польские пограничники их было остановили, но все же из-за Нового года пропустили. 

    Я вышел на улицу покурить и познакомился с группой строителей, они ехали в Польшу. Разговорился с их руководителем, Олегом Николаевичем (собственно, обязан ему по гроб, как говорят), Гусаров его фамилия. Он сказал, что если я к проходной к двадцати ноль ноль, он поможет мне пройти таможню. В двадцать часов с группой строителей я начал проходить таможню. Мои вещи в очередной раз перетрясли, отобрали к чему-то платки для соплей, но я ухитрился их свистнуть, как только таможня отвернулась. Но задержали опять же погранцы, ссылаясь на мою туристическую визу. Олег Николаевич вступился за меня, стал говорить, что я в его бригаде. Заступничество не помогло. Я тогда стал говорить, что отстал от своей строительной группы.

    - Как дам тебе сейчас по шее,- сказал начальник погранцов и повелел забрать паспорт у Олега Николаевича. Меня же отослал на вокзал. И уже когда я прошел мимо него, в сторону вокзала, волоча вещи, сказал: ладно, пиз*уй. Я не поверил своим ушам и переспросил, он повторил: пиз*уй и поставил штамп в паспорте.

    Погранец запустил меня в отстойник, но когда я оглянулся и и увидел, что погранец собирается отнять паспорт у Олега Николаевича, что собирался мне помочь, то вернулся. Сказал: забирайте мой паспорт, но верните паспорт Олегу Николаевичу. Тут вдруг появился начальник погранцов, заорал: как этого дурака, меня, выпустили из страны. Он чисто осатанел, орал матом, я уже минимум десять попыток прохода сделал, был памятником города. Но начальник смены сказал, что пропустил меня, на этом дело и закончилось. Благодаря шуму, Олег Николаевич тоже проскочил, памятник ему.

    - Все равно поляки тебя не пропустят,- сказал вредный погранец, и был прав.

    С 21-го часу и до двух часов ночи я провел в отстойнике, там хоть тепло было. После всех нас выгнали наружу, на холод, час я простоял с рюкзаком на спине, а в нем было килограм тридцать, и снять его не было возможности, очень тесно было. Впереди печные трубы, оходящие в небо. Грустно все было, холокост напоминало, но не знал я тогда такого слова. Час вот так простоял, подпертый со всех сторон людской массой.

    В три часа ночи подошла электричка, запоздало, мне казалось, что все мы не поместимся в нее, но места хватило. Я вообще один расселся на двух сиденьях. Испытания произошли позже. Два польских полицая опростали ко мне: кто такой? Женщина, руководительница группы, ответила: он с нами. Вот в такие минуты горжусь быть русским. Ликера выпили, Новый год ведь, буквально в поезде. В пять тридцать вышел из поезда в Белостоке, а все поехали дальше. А вышел отчего в Белостоке? Из-за Валентины, бес попутал.

     

    6.01.92. Понедельник.

    Рынок в Белостоке оказался слабеньким, торговля происходила на земле, одним и тем же, на растеленных одеялах. Но уже с утра отторговался неплохо, выручил полмиллиона. Рядом стояли две девчонки из Эстонии, Оля и Тамара, поддерживали друг друга, если нужно было в туалет или по другой нужде. Я, если честно, был одержим Валентиной. Обошел весь рынок, вроде видел ее, а вроде и не она была. Некоторое безумие.

    Девчонки, Оля и Тома смешные и смешливые, 38 и 36 лет. Договорились, что в гостиницу пойдем вместе, нашли недорогую, что стоила 45 тыщенцев за место. Хотел схитрить, прокрасться в номер, не заплатив, чтобы потом поделиться с девчонками. Но не удалось - не первый я, видимо, и не последний хитрец в этой гостинице. Дозвонился до Валентины, договорился, что завтра встретимся на рынке.

    Не заметили, как проболтали с девчонками чуть не утра. Очень смешные мы были, точно римляне, вместо тог одеяла в снежных пододеяльниках. И рассуждаем о жизни с размахом. Они, будто все для них кончилось, я, точно для меня все только начинается. Оля работает уборщицей в школе, Тома учительницей в младших классах, я же скромный бизнессмен и немножко писатель. Где-то около часу-двух ночи почувствовал, что стоит мне щелкнуть пальцами левой руки, и Оля придет ко мне, а если щелкну пальцами правой, то и Тома присоединится к Оле. Это даже не было чуством, это было знанием. Все расстроила опять же Валентина, ибо все мысли были о ней.

     

    7.01.92. Вторник

    Поднялись с девчонками в семь утра, дошли до рынка, идти было минут пятьнадцать, и это с вещами, натяжеле. Очень забавно, что к нам присоединились Миша и Владик, с которыми я ехал в поезде. Порядочность в людях обычно скрыта, но в сложных обстоятельствах распознается. Девчонкам сегодня уезжать, ребятам тоже, попросил, чтобы они хорошо проводили девчонок, обнялся со всеми, после поплелся в гостиницу. Столько людей встретится мне в будущем, с ума сойти. На душе грусть от расставания, но это лишь первая грусть, сколько их еще будет.

    Прошелся по рынку в надежде найти Валентину, но не обнаружил ее. Совершенно глупая история: переспал бы с ней в ту ночь, она бы за мной бегала, а тут вот я полностью обезумел. Вижу торгующую женщину - вроде она, подхожу ближе - не она. Издалека смотрю - она. Безумие, иначе все это никак не назвать.

    Пока я торговал на рынке, меня из комнаты на восьмерых переместили в комнату на четверых.

    Подселили поляка, пана Евгения, он из Легницы, города, где много позже я побывал, у меня там даже украли дрель. Пан Евгений посоветовал привезти ему русские будильники, сто пар он точно возьмет, он даст за каждый тридцать тыщенцев.

    До полуночи говорили о Боге, о семье, о бизнесе.

    - Жаль,- сказал я,- что тебя ко мне подселили. Мне с тобой интересно, но не было б тебя, ко мне пришла бы Валентина и мы бы прекрасно провели ночь.

    - Почему ты считаешь,- поинтересовался пан Евгений,- что Валентина хочет провести с тобой ночь?

    Мне кажется, что пан Евгений был ангелом, он был мудрым и терпеливым.

    - Не обязательно, что все, что тебе хочется,- сказал он,- исполнится.

    Наутро мы встали с ним рядышком на рынке, подстраховывали друг дружку, а к вечеру он отъехал в Легницу.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Мишутка
    Категория: Философия
    Читали: 39 (Посмотреть кто)

    Размещено: 20 сентября 2017 | Просмотров: 60 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.