«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 21
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 155 NikiTA
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Жизнь, о которой никто не знал

     

    Глава 4

     

    Он никогда не умел завязывать галстуки. Этим занималась только Анна. У нее всегда получались идеально ровные, ромбовидные узлы. Как же он соскучился по ее тонким женственным пальчикам, способным волшебным образом завязать этот чертов галстук. Наконец-то! Все петли четко соединились образовав немного кривую треугольную форму. Себастьян потянул за нижний язычок черной ленты, и на секунду его руки остановились. Вдруг ему вспомнилось, как, еще кажется совсем недавно, они – великая троица – бегали по городу, ловя на себе взгляды прохожих. Да, их лица знал каждый. Ведь они – сыновья основателей города. Только тогда они не осознавали такой большой ответственности, не видели того страшного, что скрывает за собой известность и слава. Они считали себя королями, похожими на тех смазливых мальчиков, поющих попсовые песни на сцене. Популярность окрыляла их самолюбие. И куда она привела? Первого она уже довела до могилы в свои двадцать восемь.

    - Двадцать восемь, – прошептал он себе под нос, - разве это возраст?

    За спиной послышался топот маленьких ножек. Русые растрепанные волосы Амелии образовывали на голове нечто похожее на одуванчик, глаза еще досматривали свои сладкие сновидения, пижама была перекручена на бок, а штаны немного спущены вниз. Себастьян улыбнулся.

    - Доброе утро, принцесса. – Он сел на корточки и протянул к ней руки.

    - Доброе утро, папочка. – Она обняла его своими маленькими ручками и поцеловала в щечку. – Мы куда-то идем?

    - Да, солнышко, мы сейчас пойдем к твоей тете.

    - Тете? – Удивилась она новому слову.

    - К тете Люси. Ты посидишь сегодня с ней, договорились?

    - А ты?

    - А у папы есть дела. Не переживай, ты там будешь не одна. С тобой будет еще одна девочка, ее зовут Кристина. Поиграешь с ней. Ты же у меня умница, подружишься с ней.

    - Хорошо. – Зевая во весь рот, ответила она.

    - Тогда иди, умывайся и надень то сиреневое платье.

    Больше всего на свете ему не хотелось знакомить свою дочь со своей сестрой. Он любил Люси, но особенной любовью, больше похожую на жалость. Жалость за чрезмерную опеку со стороны родителей, за невозможность делать выбор самой, проживать чужую жизнь по настоянию других. Сколько слез вытекло из ее глаз. Сколько раз он слышал ее ночные рыдания в подушку. Она – прекрасная жар-птица, которая вынуждена сидеть в золотой клетке и петь жалостливые песни упрямому Королю. А ей бы летать и сиять в голубом небе, расправив большие золотые крылья. Возможно, она бы покорила мир своей красотой. Только вот оковы слишком тяжелы. Остается лишь смиренно смотреть в небо и наслаждаться его прекрасной манящей свободой взаперти.

    Люси сидела на стуле и читала книгу, слегка облокотившись на колени локтями, когда Сбеастьян вошел к ней в комнату. Одна ее нога была запрокинута на другую, а голова наклонена вправо, куда так нарочито светило солнце. Золотистые волосы с рыжеватым оттенком слегка развевались на ветру. На плечах накинут длинный халат из черного шелка, уходящий прямо в пол. Живота еще не было видно, но ее утонченность постепенно исчезала, а грудь наливалась молоком. Но это делало ее еще прекрасней. В какой-то момент ему стало стыдно за то, что его сестра настолько красива. Она всегда ассоциировалась у него с шоколадом молочным с кусочками карамели. Не приторным, а карамель совсем не вязкая. Все было настолько гармоничным, что хотелось его есть без остановки, без возможности насладиться этим приятным вкусом. Такой она была. Манящей, опьяняющей, которой нереально было перенасытиться.

    Заметив боковым зрением Себастьяна, она томно подняла свои большие голубые глаза и ее пухлые губы слегка раскрылись. Она хотела что-то сказать, а может, просто была удивлена его неожиданному появлению. Во всяком случае, от нее не донеслось ни единого слова, даже приветствия. Она лишь смотрела на него, и ему ничего не оставалось, кроме как начать разговор первому.

    - Ты обрезала волосы.

    Она прищурилась.

    - Надоели.

    - Тебе больше шли кудри.

    Она не ответила.

    Себастьян встал около открытого настежь окна и оперся о стену, тем самым, закрыл яркие лучи солнца. Сияние ее волос тут же исчезло, как и исчезло сияние ее голубых глаз. Будто он накинул на золотую клетку плотное покрывало, и огонь золотых перьев редкой красоты птицы погас. Однако она неустанно продолжала читать книгу, а из ее уст доносилась еле слышная мелодия Фрэнка Синатры Strangers in the Night. Он знал, кому она была посвящена – тому, к кому ей сегодня запрещено идти на похороны, чтобы увидеть в последний раз то каменное застывшее навеки лицо и попрощаться перед превращением в пепел. Ей было больно. Тяжелый груз давил на ее нежное сердце, и вдвойне увеличился с приездом брата – человека, связавшего их еще юношеские сердца воедино. Того, кто обвенчал их втайне от всех, кто на саксофоне играл эту мелодию во время их первого танца любви. А сейчас она тихо напевает ее себе под нос. Но лицо неподвижно. Ни один мускул не дрожит, и даже слезы не текут из глаз. Лишь звуки нежной песни доносятся еле слышно, смешиваясь со скрипом огромного кома, вставшего между голосовыми связками гортани.

    - Тетя красивая! – Послышался резкий детский голосок Амелии. Ее глаза широко раскрылись от удивления.

    Люси медленно повернула голову в сторону девочки, внимательно осмотрела ее и нежно улыбнулась.

    - Лия, я же говорил, что сначала нужно стучать, прежде чем войти. – Строго произнес Себастьян, и его густые брови нахмурились на гладком лбу.

    - Перестань! – Перебила его Люси, поднявшись тут же со стула. – В этом доме ей можно входить в любую дверь и без стука! – Большие голубые глаза налились злостью, будто это ее отругали за невежество.

    - Ты разбалуешь ее. – Смягчился Себастьян, не устояв перед напором сестры.

    - А ты станешь как Рафаэль! – Фыркнула она ему прямо в лицо. – Сегодня она под моей опекой, а значит под моими правилами. – И в этот миг она, словно прекрасная пташка, села на корточки перед ребенком и мягко улыбнулась, - привет, мое очарование. Я – Люси. А ты Амелия?

    - Да. – Улыбнулась она и коснулась лица женщины. – Когда я вырасту, я хочу быть такой красивой как ты.

    «Не дай Бог!» - Промелькнула резкая мысль в голове Люси.

    - Ты будешь краше. – Она поцеловала Амелию и, взяв за руку, вывела из комнаты. – Я тебя сейчас познакомлю еще с одной девочкой. Ее зовут Кристина.

    - Папа говорил уже.

    - Тогда, я думаю, вы подружитесь.

    Они прошли вглубь дома и остановились у самой дальней двери, за которой в небольшой комнате сидела девочка чуть старше с янтарными волосами, хаотично спадающими на плечи, и играла с большой куклой. Эта рыжая девочка показалась Амелии очень полной, хотя она никогда не обращала внимания на подобные вещи. У нее были круглые зеленые глаза, похожие на наливные сочные яблоки, растущие у бабушки в деревне. И еще ей бросились ее полноватые губы, которые напоминали две сардельки. Амелия впервые встретила такого несуразного и некрасивого ребенка. Но папа запрещал оценивать людей по внешности, поэтому она промолчала все, что думала, и подошла ближе.

    Как только послышался хлопок двери, Кристина тут же подняла глаза, наконец-то заметив еще кого-то в комнате помимо нее самой, и тут же отбросила куклу в сторону.

    - Привет, - улыбнулась Амелия и протянула руку, как это делал отец при встрече со своими друзьями.

    - Привет. – Ответила Кристина и пожала руку. – Я ждала тебя, Амелия. Будем дружить?

    - Конечно. – Вдруг она почувствовала какое-то тепло сквозь это малознакомый жест и добавила, - давай станем подругами навсегда?

    Кристина улыбнулась своим беззубым ртом.

    - Давай! Сестры навеки! – Крикнула радостно она.

    - Сестры навеки! – Поддержала ее Амелия.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Bilberry
    Категория: О любви
    Читали: 48 (Посмотреть кто)

    Размещено: 10 ноября 2015 | Просмотров: 94 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (13 ноября 2015 13:42)
    Как все хорошо начиналось!


    Комментарий 2 написал: Bilberry (13 ноября 2015 14:19)
    Все еще будет хорошо)) по краней мере, в этой части))

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.