«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Demen_Keaper Duxovniaaron

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 21
Всех: 23

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 166 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Бог совершает самоубийство. Глава I. В начале был Хаос.


    Осень. 17 Октября. 6 лет.

    Сотый раз я начинаю вести дневник, чтобы сотый раз его забросить. Как же так получается? Дело в том, что меня попросил об этом мой нынешний психолог. Не то что бы я очень хотела следовать его советам, но так проще, чем каждый раз объяснять, почему я против. На данный момент мне 18 лет, я окончила школу, но никуда не поступила. Сейчас я не работаю, не учусь, не сплю. Моей депрессии уже седьмой год, седьмой же год моим провалам в памяти и всепоглощающей тоске моей тоже седьмой год. Я будто вырастила ее в своем теле, будто я питаю ее своей пищей, это мое детище, моя самая большая любовь, вся моя суть заключается в кормлении ее. Не представляю своей жизни без одиночества и тоски, без слез и каждодневного желания смерти. Нет, без слез, пожалуй, представляю. Это определенное состояние, когда весь пепел осел в твоем теле, настолько плотно забив легкие, тяжелые и средние, что любое землетрясение не сможет выбить его оттуда. Любая слеза, силой выпущенная из глаза, являет собой облегчение. И тогда ты смотришь фильмы, читаешь книги о горестях, с которыми твоя жизнь не сравнится. Хотя скорее ты не делаешь ничего – тебе попросту все надоедает: зачем что-либо делать? Твой тромб в душе и в каждой вене, забитый тысячелетней пылью, с ним проще ничего не делать, ибо пыль всколыхнется и наполнит всю комнату своим грязным воздухом, всю квартиру, весь окружающий мир и людей. А люди ли не пыльны? Как противно мне видеть людей, и как противен мне каждый их шаг и каждая их ухмылка – чему они улыбаются? Чему вообще можно улыбаться? Разве может грустить тот, кто так громко смеется?

     

    23 октября.

    Мой психолог не унимается. Он приходит ко мне раз в неделю и успевает надоесть мне на все оставшееся время моего личного одиночества. Я устаю от него. Нужно ли говорить о том, что мне приходится каждый раз вставать ради него с постели, открывать дверь, а самое страшное – слушать этот бесконечно длинный и мерзкий звонок, наполняющий мою пустую голову вибрацией и страхом. Страхом самого звука и ожидания. Я жду, пока поворачиваю ключ в замке, жду этот взгляд, этот голос, эти взмахи рук и запах чужого человека и такой же чужой улицы. Поэтому я поворачиваю его слишком медленно или, наоборот, слишком быстро, чтобы кончилось ожидание или растянулось, замерло, остановилось, потому что ожидание – это еще не самое страшное.

    Он попросил меня отслеживать мои сны и ощущения. Какие ощущения? Какие сны? Я не вижу никаких снов, сплю ли я? Засыпаю ли? Я не знаю. Все время, когда я не пишу в дневник и не слушаю его гадкий голос, не наблюдаю за гадкой его осанкой, я лежу: то ли в тумане, то ли во сне, то ли действительно я просто лежу и не думаю ни о чем. Нет во мне ни единой мысли, ни одного ощущения, кроме пустоты в пыли. Пыли в пустоте. Я просто старый и порванный мешок с пылью.

     

    1 ноября.

    Я ведь еще не говорила, что живу с матерью. Зачем мне говорить, если я сама знаю и пишу это для себя? Теперь, однако, придется упомянуть. Вернее было бы – я живу не с матерью, а с ее беспокойным призраком, вечно работающим и вечно уставшим и диким. Все, что от нее осталось – это скелет и множество долгов. Но сама она призрачна, и скелет ее почти просвечивает. Сегодня она снова рассказывала мне о том, как сильно нам не хватает денег, и что в этом месяце наша задача сужается до столь привычной нам – дотянуть до следующего. Я слышу в уставшем голосе ее рыдание. Я не отвечаю ей и притворяюсь, что сплю, но ей нужен собеседник, иначе она станет рассказывать о своих бедах глухим стенам, которые тоже всегда представляются сонными. В этом месяце мы отказываемся от психолога, и он никогда не узнает ни о моих снах, ни об ощущениях. К счастью, я тоже о них не узнаю никогда.

     

    Зима. 7 декабря.

    Сегодня я первый раз за довольно долгое время выглянула в окно. Если бы мне не напомнили, что наступила зима, я бы запуталась во временах года. Никакой зимы нет – сплошная осень, грязь и слякоть. Серость голого неба смешивается с такими же голыми и серыми деревьями, которые врастают в серую и голую землю. И кто же ходит по ней? Такие же серые деревья, только с ногами и уже совсем не голые. Нет ни единого цвета, кроме серого. А бывают ли другие цвета? Вот я включаю свет, и комната наполняется серо-желтыми красками. Только обои мои гадко отсвечивают ярко-зеленым, зная, что зеленый цвет я ненавижу больше всего. Гораздо больше серого и голого.

    Сегодня я поняла, что мне все-таки снятся сны, которым по своему обыкновению я никакого значения не придаю. Но в этот раз сразу же после пробуждения я решила набросать свое видение  на бумаге и переписать сюда более подробно, пока я еще сохраняю некоторые эти подробности в своей памяти. Первое, что попало в мое беспокойное сознание, – человек, на лбу которого алыми полосами высечена буква «Ф», однако лица его я не могу вспомнить – он представляется мне теперь безликим, лишь только кровавая буква ясно выделялась на его равномерно-гладком овале. Сиамский близнец моего безгласного, безымянного, безличного уныния. Я плохо помню сон: только сплошную дорогу, усыпанную ярко-белыми цветами. Мы долго шли по этой дороге в лесу, и было так тихо и спокойно, что, не будь это сном, я бы заснула прямо на ходу. Но через некоторое время раздался волчий вой, тьма сгустилась, показалась полная луна грязно-желтого цвета. Волчий вой со всех сторон: спереди, сзади, в голове, в сердце моем. Я потерялась среди деревьев, внезапно опрокинувших свою листву, и боялась позвать на помощь. Цветы вдруг выросли под моими ногами в длинноруких и безглазых ведьм, которые обвивали мои конечности гибкими руками и пальцами, смыкая свои огромные голодные челюсти у моего лица. Вдруг мне в грудь вонзилось острие ножа. Проснулась я в холодном поту от звуков собственного крика. Попался, мой дорогой Никто, который перечитывает эти старые записи? Ты ожидал услышать литературные штампы? Этого хотел от меня мой психолог? Нет же,  на самом деле, проснулась я совершенно спокойно сразу после удара ножа. Неожиданная концовка, верно? Схватившие меня ведьмы в белых одеждах не смогли мне нанести вреда, но внезапный удар ножа завершил их грязную работу.

     Я уже второй месяц не слышу голоса чужого человека. Я бы не могла сказать, что я скучаю по этим отвратительным звукам, но мне кажется, это было бы правдой. Может, звуки были не такими уж и отвратительными? Они в некотором роде успокаивали и отвлекали. Отвлекали от чего? Я и так ничем не занимаюсь и ни о чем не думаю, даже пока пишу эти записи, полные бессмыслицы. Что осталось от меня? Милый мой Никто, помнишь ли ты, что я дырявый пыльный мешок?

     

    Осень. 12 декабря.

    Мать принесла с улицы грязного котенка, и очнулась я от монотонного топтания холодных мокрых лап по моим щекам. Грязь уже давно стянула мою кожу на лице, а я все еще не могу понять, зачем мне нужен этот кот, да еще и в дни «Великой Депрессии». Похоже, эти ледяные лапы будут теперь спать со мной и тревожить мое гордое одиночество своим присутствием. Не нужны мне ваши голоса людские, когда есть сбивчивое урчание облезшего животного.

    Пожалуй, я назову этого кота Кошмаром, что явно описывает мое настоящее состояние в мире.

     

    Зима. 15 декабря.

    Я стала выбираться из-под одеяла чаще: мне теперь приходится кормить Кошмара или хотя бы иногда менять ему воду, иначе придется слышать его (Кошмарные) вопли за моей дверью. Мне стало стыдно при нем так сильно не следить за собой: он умудряется смотреть на меня свысока, даже при том, что встав на задние лапы, он не достал бы мне и до колена. Теперь мне приходится принимать ванну хоть изредка. Но объясни мне, мой маленький Кошмар, какой смысл содержится в том, чтобы смывать с себя один день за другим, если завтра ты вступишь в точно такой же? Вляпаешься в него по уши, станешь таким же грязным, как был вчера, позавчера или две недели назад. Жизнь очень грязна сама по себе. Но никакой душ, никакая ванна не вымоет ее из тебя.

    Мне написал в социальных сетях человек. Я полагаю, он такой же живой (ирония) как я, моя мать или кот Кошмарид. Вероятно, он тоже дышит, и по его венам течет такая же красная кровь. Или голубая? Я никогда не захожу туда, но сегодня почему-то проверила и – нашла непрочитанное сообщение, которому уже около полутора месяца. И почему я отвечаю незнакомому человеку? Потому что потеряла назойливую муху, прилетавшую ко мне раз в неделю и требовавшую за звучание бесполезного жужжания своего деньги? Или потому что мне надоело притворяться стенами для моей матери? Она очень устает за рулем на своей работе: я даже не помню, кем она работает в этот раз – не столь важно. Сообщение было следующим:

    «Здравствуйте. Я Вам скажу совершенно откровенно: Ваше имя и фамилию я набрал в случайном порядке, но уверен, что искал именно Вас. Если Вы позволите мне объясниться, почему я Вам пишу, я Вас сумею заинтересовать. Так помогите же мне это сделать.

    Искренне Ваш, М.Ф.»

    Если бы сообщение не было от незнакомого мне человека, я бы подумала, что оно прислано от меня самой, ведь больше некому мне написать. Ведь, казалось бы, больше никто и не знает о моем существовании. Спасибо за Вашу «находчивость».

    Искренне Ваш, Mr. Ф.

     

    30 декабря.

    Здравствуй, мой товарищ Никто. Ты чувствуешь приближение Великого Праздника? А оно тебя явно чувствует. И ты смердишь, ты пахнешь грязью и гноем. Мой дорогой Никто, как я скучаю по твоим грязным запахам гноя ли, волчьей шерсти или лошадей. Я скучаю, потому что ты единственный, кто издает запах в моей комнате, либо скорее я просто привыкла. В тарелках с едой завелись насекомые, я слышу скрежет мышей, но это все не важно, это все совершенно не важно, потому что эти звуки и шевеления не есть сама жизнь, не есть проявление ее как таковой. Ты моя жизнь, Никто, ты единственный. Я воплотилась в тебе, как и ты во мне, я стала твоей частью, ведь я единственный читатель моего дневника. Читатель и перечитыватель, если бы только я его перечитывала. Но я знаю его наизусть. Каждую его строчку, каждый звук, каждое движение буквы – я знаю все наизусть. И я так рада, что именно Я тот единственный, кто обращается ко мне с большой буквы. Да, анонимный мой товарищ, Капитан Немо, приветствую Вас на своем корабле. Присаживайтесь и смотрите в свой излюбленный иллюминатор. И не смейте вставать и прохаживаться: Вы зритель и часть корабля!

    Если целую вечность смотреть в одни глаза, можно никогда не узнать их настоящий цвет.

     

    30-31 декабря. Ночь.

    Сегодня (почти вчера) я впервые вышла на улицу за два с половиной года. Снег, метель, вьюга – я не знаю значений этих пустых слов. Я только знаю значение слово «белый» – это цвет, по которому расползаются слова в моей тетради. Знаешь ли ты, что сегодня по всем горизонтальным поверхностям расползались мои буквы? Я шла и замечала только прохожих, уверенно следовавших по расчищенным узким тропам. Я сторонилась их по сугробам, потому как каждый летел, не глядя и не обращая внимания на противоборствующий им след другого прохожего. Я ненавижу людей. С виду приличные, укутанные от носа и вплоть до самых костей пуховиками, в тепле, в шапках, в перчатках – превеликие джентльмены нашего времени – сбили бы твой жалкий призрак с ног, если бы он не уклонился в сторону вовремя. А я всего лишь шла к машине на стоянке, чтобы помочь матери занести продукты. Мне на самом деле кажется, что это была простая и глупая уловка, чтобы вытащить меня на улицу, потому как пакеты были полупустыми, словно в них содержалась вся моя жизнь – полупустая. Теперь я вспомнила, почему я так сильно ненавижу людей. Просто потому, что они такие же, как и я.

    В один момент во мне зазвенел тоненький голосок. Он кричал, гладил меня по голове и просил оглянуться на окружающее меня пространство, мол, когда еще я увижу зиму изнутри? Действительно, спускаться вниз я больше не планирую еще долго. Мне совершенно не нравится, хотя здесь явно теплее, чем у нас в квартире. Следуя прямой противоположности его указаниям, я еще больше замкнулась в себе, глядя под ноги, и плавно вошла по колено в сугроб, чего было совершенно не ожидать. Пришлось оглянуться, и – посмотрите-ка! Все сверкает, люди прекрасны, дороги расчищены: красные лица, прячущиеся в теплых кудрях волос, белый океан, накрывший вселенную своими пенящимися и искристыми волнами. Люди – рыбы.

    Завтра (сегодня) Великий (как и моя Депрессия) Праздник. Это траур по ушедшему детству. Я не хочу и ненавижу это Великое. Я ненавижу детство. Ненавижу само его существование, а конкретнее – отсутствие. 

     


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Mr.Rohness
    Категория: Проза
    Читали: 134 (Посмотреть кто)

    Размещено: 5 марта 2015 | Просмотров: 261 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: S.Marke (5 марта 2015 13:09)
    Круто - очень тонко подмечены некоторые детали, нюансы нашей обыденной жизни, но на этом плюсы заканчиваются. Минусы - сюжета нет (частично я понимаю - мытарство между детством и взрослой жизнью без какой либо определенности на будущее), но почему оно длится целых два года - непонятно.
    Дневниковое описание - но, у вас столько подмеченных деталий, что их могло бы хватить на два-три рассказа, что бы разобрать на цитаты.
    Ну и от себя лично - вот сидит девушка дома, я вас уверяю - такое настроение одиночества и мысли о самоубийстве приходят практически каждому подростку, опять же есть одно но, это все начинает проявляться намного бледнее, когда себя чем нибудь займешь - почему бы герою не пойти работать.


    Комментарий 2 написал: Mr.Rohness (6 марта 2015 01:34)
    Спасибо большое за отзыв. :) Ну, во-первых, сюжет должен развиться уже в следующей части, первая - это как бы только подготовка, начало. Надеюсь, в следующих будет интересней.
    А вот пойти работать, если каждый выход на улицу - все равно что путешествие в незнакомый мир, да еще и если не было никогда опыта работы, с таким диагнозом бывает просто невыносимо себя заставить, да и страшно.)


    Комментарий 3 написал: Дмитрий Королёв (28 марта 2015 22:48)
    Вполне грамотно написано. Нет ощущения, которое присутствует в произведениях других авторов, сразу бросить и не читать. Пишите дальше, довольно интересно.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.