«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Lusia NikiTA

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 16
Всех: 19

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Соловьи в садах Заветного

  «Здравствуй, дорогой мой Тимофей Нилович! Шлю тебе весточку и пожелания крепкого-крепкого здоровья. Держись там, родненький наш, не пускай врага в дом. А то как же жить-то под немцем? Будь смелым и сильным, а мы уж за тебя здесь молимся!

  У нас с девочками все хорошо, ты за нас не переживай, не думай ничего плохого. Мы теперь живем в другом селе. Соседка позвала, вместе и ушли из Заветного. Кругом красотища необыкновенная: куда ни глянь – горы небо синее подпирают! Высоко!!! А воздух – что мёд, надышаться нет никаких сил! Цветов море, трава зеленая в пояс, девочки так рады, целыми днями гуляют! Рядом речка горная бежит, поет хрустальным перезвоном! Вода в ней чистая-пречистая и ледяная, вкусная – не напьешься!

  Я помогаю хозяйке Фатиме по дому. За то она нам комнатку дает и кормит. Молока у нее много: в хозяйстве корова, козы, овечки. Учит меня балкарской кухне, то сыр с ней готовим, то хычины печем. А я ее научила крючком вязать да кружево плести, по вечерам рукодельничаем на продажу.

Галочка тоже кое-что уже умеет, носочки тебе шерстяные связала, передает папе гостинчик. Как переехали в новый дом, отметили ее пятилетие. Она все больше на тебя становится похожа, и личиком, и характером. Чернявая, темноглазая, нравом настойчивая, смелая, самостоятельная. Во всем мне помогает, сестричек младших воспитывает.

  Подарила я ей кулон гранатовый, что ты мне на сватовство принес, помнишь? Ах, как она радовалась, примеряла да перед зеркалом крутилась! Смотрела я на нее и видела, как мы с тобой, Тимофей Нилович, в тридцать шестом гуляли в саду под луной. Как соловьи то заливались, сердце от радости выпрыгивало из груди! Как цветущие абрикосы и вишни благоухали, до головокружения! И слова твои помню, все до единого… Родимый мой! Судьбинушка моя!.. Храни тебя Бог! Кабы не детки, рванула бы к тебе на фронт – хоть медсестрой, хоть солдаткой!

  Людок и Вареник тоже растут, обе на сестрицу твою, Матрену, похожи – такие же белокурые и синеглазые. Здесь в Верхнем Гирхожане все на них смотрят с изумлением – никогда не видели таких беленьких деток, да еще и одинаковых – снежинками их называют. А они, затейницы, языка то не знают, а уже друзьями обзавелись, не пойму, как!

  Так что, все у нас хорошо, не волнуйся. Растем, ждем тебя и молимся, каждый вечер молимся! За тебя, за соратников твоих и за победу! Церквей тут нет, одна только мечеть крошечная, но я иконку бабушкину из дома прихватила, уберегла. Услышит нас Боженька, не может не услышать!

С горячим сердечным приветом, твоя жена Александра Дементьевна и дочери Галина, Людмила и Варвара.

 

Село Верхний Гирхожан, 15 сентября 1942 года»

 

 

 

***

 

  Шура вскинулась на постели от шума во дворе, сердце колотилось раненой птицей – кто-то изо всех сил стучал в дверь и кричал. Она накинула на сорочку шерстяную шаль и выскочила в сени.

- Кто там? – испуганно.

- Шурка, открывай бегом! Беда! Ну, это же я – Светка! Открывай быстро! – голос срывался и захлебывался, стук в дверь не прекращался, но Шура узнала голос ближней соседки и распахнула дверь в ночь.

Света в платье с надорванным подолом, растрепанная и с дикими глазами, вбежала в хату.

- Шурка, поднимай детей, быстро собирайся! Немцы! Немцы вот-вот в село зайдут! Армавир уже бомбят!

- Ох, Господи! Да куда же?! Ох, что же теперь?! – охала перепуганная Александра.

- Не охай уже! Я с Кулясихой договорилась, она нас в свою телегу возьмет, всё ж не пешком с малолетними детьми. У тебя пятнадцать минут! Детей поднимай, что стоишь?! Деньги есть у тебя?

- Ну, есть, немного только… - двадцатидвухлетняя Шура совсем растерялась.

- С собой только самое необходимое бери, теплые вещи, обувь, - тараторила Светка. – Возьми еще что есть ценного, что можно будет потом продать, только не тяжелое. Деньги нужны будут точно! Инструмент свой возьми вязальный, может, удастся хоть как-то заработать. Шура, ну, что ты стоишь?! Девочки, подъем!!! – заорала не своим голосом соседка.

  Но девочки уже проснулись от шума и стояли в дверном проеме, испуганно поглядывая то на мать, то на тётю Свету. И только увидев детей, Шура как будто очнулась и кинулась одевать малышек и собирать вещи.

Через двадцать минут они с пожитками, увязанными простыней в большой узел, бежали через соседский огород к телеге их старой одинокой соседки. Света с годовалым Ванькой на руках уже сидела в телеге на своем узелке с вещами. Как только Шура с детьми залезла в телегу, Кулясиха подстегнула немолодую лошадку, и они тронулись полями в сторону Невинномысска.

  Нелегкая дорога до Пятигорска заняла больше недели. Ехали, в основном, ночами, а днем прятали в лесу телегу с детками и пытались найти продукты. Люди, напуганные близящейся войной, хранили продукты для себя, рынки были почти пустые. А те, кто продавал еду, заламывали нереально высокие цены. Чтобы кормить детей, женщинам пришлось продать спекулянтам почти все немногочисленные ценности, которые взяли с собой, убегая из родного села Заветного.

  Но в Пятигорске случилась непоправимая беда, их лошадь сломала ногу: женщины и дети остались без транспорта. Кулясиха продала лошадь на бойню и решила осесть в Пятигорске, хотя фронтовые прогнозы для этого города тоже были невеселые. Предприимчивая Светка разузнала в городе, что сейчас самое безопасное место – это высокогорные села. Было решено ехать дальше в сторону Баксана, а там уже бежать в горы.

- Шура, я нашла повозку, которая ночью выезжает в сторону Баксана. У тебя осталось что-нибудь на продажу? Цена за проезд больно велика, моих остатков не хватит.

Александра достала из-за пазухи носовой платочек, завязанный узелком, и развернула его. На тонкой белой материи лежала серебряная цепочка с гранатовым кулоном-капелькой и крупные богатые серьги из яшмы. Дрожащей рукой она взяла серьги, подаренные ей теткой в день свадьбы, и протянула Свете.

- Слушай, это очень дорогая вещь, пригодится еще, - разглядывая серьги, сказала соседка. – Давай лучше вот этот кулон, - и потянулась к гранатовой капельке.

- Нет! - вскрикнула Шура и скомкала платок в ладони. – Нет, Света, не могу! Бери серьги и иди продавай! Кулон – это ведь подарок Тимофея Ниловича! Бери серьги и иди, больше у меня ничего нет, - не сдерживая слез, прошептала Шура.

  Свете удалось выгодно продать Шурочкины серьги, хватило и на дорогу, и на провизию в пути, и еще немного осталось.

  Как ни держались друг за друга добрые соседки, но в Баксане их пути разошлись. На местном рынке Светка приглянулась одному старому кабардинскому князю, он взял ее вместе с ребенком в свой дом помощницей по хозяйству.

- Как же ты, Света, мужу-то в глаза смотреть будешь?! – горевала при расставании с подругой Шура.

- А как мне выжить с ребенком? – возмутилась соседка. – Подохнуть с голоду самой и ребенка замучить?! Сашка, ты молодая еще, глупая! А я за свои тридцать пять жизнь получше знаю! Ничего, от меня не убудет, дело бабское, привычное – на перинах чай не на гвоздях! А муж, если и вернется с войны, должен будет простить, я же ему сына берегу – собою жертвую!

Так и расстались подруги, не зная, доведется ли им еще когда-нибудь встретиться.

Александра сидела в обнимку с детьми на скамейке за рынком и горько плакала.

- Господи, да куда же я теперь одна с малышками?! Денег осталось на пару дней, продавать уже нечего! Куда ехать и как?! Уж лучше было бы остаться дома и погибнуть в родных стенах, чем вот так скитаться! – слезы застилали ее глаза, голова раскалывалась от боли и страха за детей.

Но вдруг она услышала робкий шепот старшей дочки Галочки:

- Мама, мам, посмотри, это папа? Наш папа?

Шура вскинула голову. Чуть поодаль от них медленно, прихрамывая на правую ногу, шел человек средних лет в солдатской форме. Издалека действительно был похож на Тимофея Ниловича. Но, присмотревшись, Шура поняла, что это не ее муж.

- Доченька, нет, это не наш папа.

  Галочка грустно вздохнула и положила голову маме на колени. Играющие в сторонке Людок и Вареник, увидев это, тоже кинулись к маме и обняли ее ноги.

- Господи, прости меня, глупую! – затряслась в судорожном шепоте Саша, обхватив руками маленьких дочек. - Прости неразумную! Ослабела духом, разуверилась в твоей помощи и справедливости! Прости, Господи! Муж на фронте воюет, Родину защищает, а я тут нюни развела! Стыдно! – она еще крепче обняла девочек, закрыла глаза и начала читать молитву, вымаливая здоровья и силы любимому мужу.

- Эй, что с тобой? – Шура не сразу поняла, что обращались к ней. –Эй, дорогая, плохо тебе? Что случилось? - над Александрой и девочками склонилась пожилая мусульманка и коснулась рукой плеча молодой мамы.

- Вы мне? – робко прошептала Шура.

- Ну, а кому же? Тут в округе только ты одна так горько рыдаешь! – с ярко выраженным акцентом выговорила старушка. – Похоронку что ли получила?

Шура, растроганная таким вниманием, кратко рассказала свою историю новой знакомой, которая представилась Фатимой.

- Знаешь, что? – задумчиво сказала старушка, помолчав немного после Сашиной истории, - а поехали со мной! У меня большой дом высоко в горах, двенадцать дочек на мне, а муж и двое сыновей тоже на фронте. Будешь помогать мне по хозяйству, вместе проще будет выжить. Детей твоих голодными не оставлю, не бойся. Война и сюда, в Баксан скоро придет, да так высоко к нам не заберется, сбережем наших кровиночек.

Шура кинулась целовать руки Фатиме, но та ее оттолкнула:

- Что ты, с ума сошла?! В какой стране живешь? Что я барыня какая, руки мне целовать?! Бери девочек и пошли, там дочка в повозке уже заждалась меня. Завтра будем дома.

  За разговорами в дороге Шура узнала, что Фатиме нет еще и сорока лет. Двенадцать дочек – старшей пятнадцать, младшей три года – жили с ней, а двое старших сыновей ушли с отцом на фронт. На одного из них Фатима уже получила похоронку, второй пропал без вести. И муж уже давно не пишет.

  Александра с девочками нашла приют в селе Верхний Гирхожан. Жизнь там была нелегкая: вести такое большое хозяйство и растить пятнадцать детей было очень тяжело даже вдвоем. Шура в кровь сбивала руки от бесконечной стирки белья и мытья посуды в ледяной воде из горной речки. Заготовка дров на зиму надрывала спину ей и еще троим старшим девочкам Фатимы. Почистить и помыть скотину, надоить молока, вычистить скотные сараи – тоже не простая задача для девушки, которая привыкла к тонкой ручной работе. Ведь Шура была редкой кружевницей, к которой до войны выстраивалась очередь с заказами из города. Маленькой Галочке тоже пришлось работать, с другими маленькими девочками они целыми днями мыли, сушили и чесали овечью шерсть, делали из нее пряжу, чтобы мамы могли вязать им теплые вещи.

  Но как бы ни было тяжело Саше, никогда она не жаловалась ни людям, ни Богу! А только благодарила его за каждый новый день, полный надежды, и просила здоровья мужу. Что бы она ни делала, всегда сопровождала ее молитва о нем! Эти молитвы наполняли ее жизнь особым смыслом и придавали невероятных сил хрупкой молодой женщине, заставляя жить и ждать!

 

***

 

  «Милая моя Александра Дементьевна, солнце мое ясное! Дочурки мои сладкие! Пишет вам ваш муж и папка!

Письмо ваше получил, читали всем взводом. Спасибо Вам, родные мои, за пожелания и молитвы! Всем нам сердца согрели и сил придали! Без ваших молитв пропасть бы нам всем давно!

  Знаю, что наше Заветное заняли немцы. Но это ненадолго! Доберемся мы до них, отобьем наши хаты, очистим землю отцовскую от нечисти фашистской. Хорошо, что уехали вы оттуда, иначе всем гибель – эти сволочи жгут все дотла, травинки живой не оставляют. Береги девочек, Шурочка! Это самое ценное, что у нас есть. Только за детей наших и стоим насмерть! Все остальное – наживное.

  За меня не волнуйтесь, жив и здоров я. Правда, немного зацепила меня вражеская пуля, свистнула у плеча, но это только царапина. Через пару дней заживет. А Николай, Светланин супруг, погиб, царство ему небесное! Мы с ним так и воевали с первого дня рядом, да разорвался около нас снаряд немецкий – мне по ногам мелочевка осколочная прошлась, даже ранением стыдно назвать, зря только в госпиталь отправили. А Николая так насквозь и прошил кусок металла. Горько, мы же с ним вместе сызмальства! А тут увидел, как из родного человека душа вон! Но ты о плохом не думай, Александра Дементьевна, и всем женщинам поблизости передай, что мы жизни свои положим, а врага из дома нашего выпрем, да еще догоним и таких чертей ввалим – в ад будут проситься, как в санаторий на курорт!

  Галочку поздравляй от меня с прошедшим днем рождения, а Людушку и Варюшку – с наступающим. У меня они на фотокарточке еще совсем маленькие, интересно, какие теперь выросли красавицы. А еще часто на твою карточку смотрю.

  Помню, как увидел тебя впервые у Иванковых во дворе, так и обомлел. Откуда такая красота неземная в нашем селе?! Кожа беломраморная, аж светится! Глазищи зеленые – что омут, так и манят в них утонуть. Кудри каштановые из косы густой непослушно выбиваются! А как голос услышал, так совсем разум потерял! Три ночи спать не мог, милая моя! Все ты мне грезилась, глазами топила и песней сладкой поила. Помню, как в саду тебя подкараулил и дал гранатинку на цепочке, сказал: коли примешь, так быть мне твоим мужем! Ах, как пели соловьи и пахли вишни! Все помню, краса моя! Любовь моя!

  Вот и с фотокарточки ты смотришь на меня своими зелеными бездонными глазами, а на шее – красная капелька на серебряной нитке! Вернусь с войны, и опять запоют соловьи в садах Заветного!

 

Сталинград, Эвакогоспиталь №1584, 24 октября 1942 года»

 

 

                                        ***

 

И дрогнули руки, письмо уронив на колени.

Уставшее сердце как будто застыло в груди:

«Ты думал, что я не пойму, не увижу подмены?

Ты только домой возвращайся, живой приходи!



Твой почерк узнаю из тысячи-тысячи строчек!

А этот чужой и холодный, хоть пылки слова.

Без рук или ног возвращайся и вырасти дочек,

Ведь мне не прожить и минуты со званьем «вдова»!



Меня не щади, я люблю тебя с прежнею силой!

Не ври мне про легкие раны, они – не твои!

Пусть девочки плачут над нашею общей могилой,

Чем буду я слышать одна, как поют соловьи».

 



+80


Ссылка на этот материал:


  • 100
Общий балл: 10
Проголосовало людей: 8


Автор: Selena Gugo
Категория: Проза
Читали: 357 (Посмотреть кто)

Размещено: 27 августа 2015 | Просмотров: 816 | Комментариев: 83 |

Комментарий 1 написал: PlushBear (6 августа 2015 12:01)
Мда...
О любви ли этот рассказ? О романтизме ли?
Конечно, нет.
Он о тяжелом испытании, о войне и о мечте.

Есть ли у войны романтика? Или она в словах о соловьях? Так то, только мечты, зыбкие и не осуществимые. Во всяком случае, автор не показал их воплощение.

Вощем, лучше, чем работа №3, не бытовуха, однозначно.
Но и насчет романтизма, тут весма-а-а-а спорно.

ну и любовь... что может передать скудная переписка?
"- А будет плохо, нарисуй цветочек... правду не разрешат писать...
Приходит от неё письмо, пишет, что все хорошо, живет в доме, кормят, поят, а под словами, аж двенадцать цветочков! " (с)
Вот в чем сила, брат.
Мдэ...






--------------------

Комментарий 2 написал: Pavek (6 августа 2015 12:04)
PlushBear,
а если романтика в переписке? в этих самых письмах? в том, что любви и война не преграда?

Для меня когда-то было удивительно, что моя прабабка хранила вот такие вот треугольнички от своего мужа, которого в 42 убили. Может быть, она несла с ними свою любовь и память? Это ли не романтика?



--------------------

Комментарий 3 написал: PlushBear (6 августа 2015 12:22)


Цитата: Pavek
а если романтика в переписке? в этих самых письмах? в том, что любви и война не преграда?


Очень может быть! Я ж не против идеи!
Я против подачи.
Переписки маловато. Одно письмо на фронт и один ответ. И суровые будни эвакуации.


Цитата: Pavek
Может быть, она несла с ними свою любовь и память? Это ли не романтика?


то что память, однозначно.
Насчет любви... скорее, привычку.

любовь - сильное чувство. Поэтому оно не может длиться долго. В какие-то острые моменты оно вспыхивает, а потом тлеет, превращаясь во что-то обыденное. Как я сказал выше - в привычку. :)




--------------------

Комментарий 4 написал: Pavek (6 августа 2015 12:27)
Цитата: PlushBear
Насчет любви... скорее, привычку.

тут ты прав, но вопрос в другом. Мне под тридцать и я до сих пор в любви не разобрался.



--------------------

Комментарий 5 написал: Моллинезия (6 августа 2015 12:29)
О! Пошла в ход тяжёлая артиллерия.))


Комментарий 6 написал: PlushBear (6 августа 2015 12:35)
Цитата: Pavek
тут ты прав, но вопрос в другом. Мне под тридцать и я до сих пор в любви не разобрался.


Ну, здесь, в произведении, мало того что разобрались, уже и детей наплодили. причем, разбирались "за кадром". Автор этого не показал.
А показал совсем иное.

Любовь - болезнь. еси чувствуешь себя здоровым, значит - нет любви. :)





--------------------

Комментарий 7 написал: Pavek (6 августа 2015 12:58)
Ответ автора

Ответ Plush Bear:
Война очень меняет людей! Часто срабатывает животный механизм – инстинкт самосохранения, который полностью вытесняет эмоции и высшие порывы.
В моем повествовании письма – не просто письма, они полны лжи, но лжи во благо! Муж и жена жалеют друг друга, как могут, поддерживают. И оба это чувствуют на расстоянии. Не зря появился фрагмент с кулоном и серьгами – выбор здесь основывался не на рациональном, а только на чувстве. И молитвы не о себе и детях, а о муже… И поведение соседки, которая как раз и руководствовалась животными инстинктами… выжить любой ценой!
Переписки не маловато. Не было такой цели - публиковать всю переписку бабушки и дедушки. Для раскрытия идеи двух писем более чем достаточно. Сериалов не пишу.
«Любовь - сильное чувство. Поэтому оно не может длиться долго. В какие-то острые моменты оно вспыхивает, а потом тлеет, превращаясь во что-то обыденное. Как я сказал выше - в привычку». К сожалению, да, современный мир именно так и позиционирует любовь. Но это ложь! Откровенная грубая ложь! Любимый человек никогда не станет привычкой! Никогда!!! Просто многие осознают это, только когда теряют этого человека навсегда…
Любовь – это полная идентификация себя с любимым человеком! Готовность отдать все и даже больше - жизнь. Без мысли «а что я получу взамен?». Несчастные те, кто никогда не узнает, что такое любовь!
Очень жаль, Михаил, что Вы не увидели здесь романтики и любви… Правда, печально. Жаль, что Вы ждете пошлых слюнявых историй с цветочками и поцелуйчиками в подъезде, а еще кадров, «как плодили детей». Просто омерзительно!



--------------------

Комментарий 8 написал: PlushBear (6 августа 2015 13:25)
Цитата: Pavek
Война очень меняет людей!


Так все-таки рассказ о войне.

Цитата: Pavek
Очень жаль, Михаил, что Вы не увидели здесь романтики и любви…


Еще раз. любовь и романтика у вас остались "за кадром". только упоминание о них.
А описана война. И люди, попавшие под её удар.
Самопожертвование это любовь? Да, в какой-то степени. Это сложно. Ложь во благо это не совсем любовь, это целый букет чувств, принципов, желаний.

А конкурс-то про любовь. :)

Печально, что вы приняли это близко к сердцу. Мне кажется, ваш рассказ выигрышно смотрелся, не стесненный рамками конкурса. А так я позволяю себе судить о нем по конкурсным критериям. И он в них влезает со скрипом и натяжками.



--------------------

Комментарий 9 написал: Lusia (6 августа 2015 13:50)
Любовь и на войне любовь!

Романтика, конечно здесь, специфическая. Я бы даже сказал - тяжеловатая.

Соглашусь с Плюшиком, читала и слезы наворачивались на глаза, а мысли совсем не романтические.

Но рассказ очень трогателен! + автору!


Комментарий 10 написал: PlushBear (6 августа 2015 14:11)
Цитата: Lusia
Но рассказ очень трогателен! + автору!


Поддерживаю.

Цитата: Lusia
Соглашусь с Плюшиком, читая и слезы наворачивались на глаза, а мысли совсем не романтические


Консенсус! А раз так, то за рассказом №3 в шеренгу, становись! Ать-два!



--------------------

Комментарий 11 написал: S.Marke (6 августа 2015 14:12)
Дорогой автор данного произведения - я в восторге, вы просто молодец! Здесь не нужны слова, а просто стоит помолчать, вспомнив наших дедов на фронте, и наших бабушек в тылу, которые все же выжили и дали возможность жить нам!


Комментарий 12 написал: PlushBear (6 августа 2015 14:14)
Цитата: S.Marke
Дорогой автор данного произведения - я в восторге, вы просто молодец! Здесь не нужны слова, а просто стоит помолчать, вспомнив наших дедов на фронте, и наших бабушек в тылу, которые все же выжили и дали возможность жить нам!



Критики, как всегда...

Если бы это был рассказ на конкурс Победы 9-го мая, я бы полностью поддержал бы.
Но...
Автор немного запоздал, май прошел три месяца назад. :)
Зип!



--------------------

Комментарий 13 написал: Lusia (6 августа 2015 14:28)
Цитата: PlushBear
А раз так, то за рассказом №3 в шеренгу, становись! Ать-два!


Пока! На работу №3 шнуркуйсь! Парурысь! Ать- два...)))


Комментарий 14 написал: Selena Gugo (6 августа 2015 14:37)
Прочитала, поплакала, прямо-таки наревелась.
Очень тяжело после такого чтива. А мне расстраиваться нельзя...
Стилистически чисто, и тема, на мой взгляд, раскрыта.
Эпистолярный жанр вообще очень романтичный, а тут все гораздо глубже, чем просто переписка. Современная Шура могла писать мужу, что распродала даже родительские подарки, убивается тяжелейшим трудом, что кушать нечего, и маленькой дочке приходится тоже работать... А современный Тимофей мог прислать письмо: ноги, руки мне поотрывало, спать не могу, боли мучают, кормят плохо и бинтов не хватает. Но главные герои рассказа оба писали о сохраненной любви друг к другу, вспоминали свою помолвку... в ситуации, когда жизнь может оборваться в любой момент.

Первая работа, в которой есть поэзия и иллюстрация.

Плюш, а твой юморок тут я как-то не поняла... Ты пытаешься казаться хуже и глупее, чем ты есть на самом деле. И твои работы с глубоко латентным смыслом живописно демонстрируют мне твой высокий интеллект. Тогда зачем этот цирк? Вспомни фильмы "В 6 часов вечера после войны", "Во имя Родины", "Летят журавли", "Офицеры", например, и скажи мне - о войне они или о любви? Вот одним словом скажи - то или другое??? Любовь в этих фильмах - возвышенное чувство или привычка?



--------------------

Комментарий 15 написал: Ольга К. (6 августа 2015 14:39)
народ, название романтическое, я тут с кофе расселась, думала щас будет любофф. соловьи и конфеты с букетами, но, обознатушки... В целом цепляет рассказ, и сюжет оплный, подача красивая, есть трогательность. стих очень понравился, пусть я плохой романтик, но, всёже по конкурсу работа мало подходит.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.