«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 3
anuta barmaglot
Измеров

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 20
Всех: 24

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 176 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Греческая ваза

    Монотонное тиканье часов, словно своеобразный пульс, делающий дом подобным живому существу. Спокойствие. В каждой мелочи можно было увидеть натуру обитателей. Стоило лишь внимательнее прислушаться.
    Вот, фотография на комоде: счастливые лица тулятся друг к другу, теснясь, чтобы поместиться в кадр. Пожелтевшие от времени грамоты, напоминающие о достижениях детей, которые давным-давно выросли, покинули стены родительского дома, уже обзавелись семьями, и сами стали родителями. Быстро летит время.
    А вон там, в серванте, пылится объёмная старушка-ваза, сотворённая в греческом стиле - немая свидетельница истории дома и его обитателей. Как часто тянулись к ней маленькие ручонки, которые искушала она своим необычным орнаментом, так пленяющим детский взор. По сей день не было ей покоя. Шаловливые лапки внучат Марьи Ивановны и её мужа, (хозяев этого дома) то и дело норовили дотронуться до неё, обвести крошечными пальчиками мудрёный меандр.
    Каждая деталь дышала жизнью, окутанная уютом атмосферы, и могла поведать тому, кто был способен услышать, о самой хозяйке - далеко немолодой женщине, посвятившей всему этому жизнь.
    Вечер мало чем отличался от многих других. Михаил Сергеевич, протянув усталые ноги после долгого дня, читал новую книгу, которая полностью захватила его внимание, а жена хлопотала вокруг да около, смахивая то тут, то там невидимые пылинки. Марья Ивановна всегда любила дом, называя своей стихией. Наводить везде порядок и уют было неиссякаемым желанием этой женщины, неизменной частью натуры. Даже на работе, в школе, где она работала учительницей младших классов, у неё всегда был идеальный порядок и некая душевная теплота, проскальзывающая в каждой мелочи, к которой та прикладывала свою руку, вкладывая в любую деталь часть самой себя.
    Михаил Сергеевич, может и не был мужчиной её мечты, но Мария Ивановна любила его всем сердцем. С молодых лет они сумели сохранить то чувство, которое делало их единым целым, одной семьёй - не побоюсь назвать это настоящей любовью, которая с годами не теряла силы, а лишь крепла, с каждой трудностью пережитой вместе, бок о бок. Нельзя сказать, что между ними и вовсе не было разногласий, так как в мире нет ничего идеального, ибо всё куда многограннее, чем может показаться на первый взгляд. У них было трое взрослых детей: два сына и дочь, которые пусть и не так часто, но наведывались к ним, приводя внуков, поднимающих мирный покой этого дома верх дном. Но суета и детский смех только лишь больше оживляли всё вокруг, вытряхивая словно разноцветные камешки из шкатулки, воспоминания о былых временах. Каждый уголок таил в себе что-то своё, будто хвастаясь тем, что имеет это единолично и безраздельно.
    Именно в этот вечер воспоминания нахлынули на Марью Ивановну неудержимым потоком, выбивая реальность из под ног. Руки невольно потянулись к дверце шкафа, который хранил в себе запечатленные на плёнку моменты из жизни. Одна за другой фотографии сменяли друг друга - словно долгие годы лихорадочно метались перед глазами.
    Вот их их свадьба с Михаилом Сергеевичем, а вот рождение первенца: этот маленькая кроха, что смотрит своими огромными глазищами, так мало ещё знающими мир. А вот рождение близнецов - Максима и Катеньки. Сердце женщины защемило. Утирая тыльной стороной ладони солёные капли, стекающие по щекам, Марья Ивановна бережно переворачивала страницы альбомов, сковав шпилькой поседевшие пряди.
    - Миш, а ты помнишь наше первое свидание? - не в силах скрыть переполняющие её чувства, тихо спросила женщина.
    - Хем, ну конечно помню... - пробормотал Михаил Сергеевич в ответ, поправляя очки, не отрываясь от чтения.
    - Подумать только. Если бы не тот кофе, который ты нечаянно перелил на моё платье, то всего этого не было... Ни Игоря, ни Максима, ни Катюши, ни всех этих лет... А я тогда так сердилась, что придётся возвращаться домой и переодеваться. Ты вызвал мне такси, и пригласил на ужин, в качестве извинения... Помнишь?
    -Угу...
    - Знаешь, я так много хочу сейчас сказать тебе... За всеми делами и работой, мы почти перестали говорить друг с другом.
    - Дорогая, давай потом. Я так устал сегодня. Может быть завтра.
    - Да, конечно, - заботливо проводя рукой по давным-давно тронутым сединой волосам мужа, согласилась Марья Ивановна, целуя дорогой, покрытый бороздами времени лоб. - Это может и подождать.
    Но судьба решила иначе. В эту ночь сердце Марии Ивановны остановилось, и его стук растворился в тиканье настенных часов, которые словно пульсом отбивали жизнь дома. Она не исчезла, а всего лишь стала неотъемлемой частью того, чем жила всю свою жизнь.
    Михаил Сергеевич так и не простил себе того, что сам лишил себя последнего разговора с женой. Но ничего было уже не изменить.
    Марью Ивановну кремировали, так как она не раз утверждала, что даже после смерти не хочет покидать родные стены дома. Её прах был сохранён в старой вазе, сотворённой в греческом стиле, которую она так любила при жизни.
    Михаил Сергеевич прожил после смерти жены чуть больше года. И всё это время его тело существовало лишь по инерции, ибо жизнь ушла вместе с Марьей Ивановной. Холодным, промозглым зимним утром, дух Михаила Сергеевича присоединился к пульсу дома, и наконец обрёл покой, в бесконечном времени, воссоединившись с женой.
    Дом опустел. Лишь в серванте, две одинокие урны хранили в себе прах, под извечную монотонность стука стрелки, которая уже не имели никакого значения ни для Марьи Ивановны, ни для её мужа.

    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Лили28
    Категория: Проза
    Читали: 54 (Посмотреть кто)

    Размещено: 26 января 2016 | Просмотров: 106 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Lil Cal (26 января 2016 14:17)
    В каждой мелочи можно было увидеть натуру обитателей.

    Я вас не знаю, но уже люблю.
    Особых ошибок не заметил (хотя мб и предвзятость).
    Успехов!)



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Лили28 (26 января 2016 15:35)
    Lil Cal, cпасибо, что заглянули и оставили комментарий.)
    Рада, что вам понравилось.)


    Комментарий 3 написал: Irina-A (26 января 2016 18:17)
    Странно, почему такая тяга к грустной теме. Как ни прочитаешь чью-либо работу, так печаль. Неужели жизнь перестала радовать? sad


    Комментарий 4 написал: Лили28 (26 января 2016 20:09)
    Irina-A12, отнюдь нет. Просто когда понимаешь такие вещи, то ценишь каждое мгновение жизни. Я люблю жизнь, но очень о многом задумываюсь, и вот что из этого выходит. По крайней мере у меня так. Такие вот пироги.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.