«    Июнь 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 9
Всех: 10

Сегодня День рождения:

  •     Alisa23 (16-го, 34 года)
  •     Natali_m (16-го, 29 лет)
  •     Рим (16-го, 30 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 3023 Кигель
    Стихи Цветок 115 Scar
    Флудилка На кухне коммуналки 3083 Sever
    Флудилка Курилка 2282 anuta
    Флудилка Поздравления 1826 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1657 Lusia
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 47 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 221 Muze
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 740 Моллинезия
    Стихи Сырая картошка 22 Мастер Картошка

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    Я за мир в Украине

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Не то интервью

     

    Очередная работа за столом, с архивными документами. Гриф секретности давно снят, но вынос из помещения категорически запрещён. Читая некие бумаги, удивляешься тому, что в них вообще не было смысла запрещения. Но кому-то ведь это стало надо?

    Суть документов папки:

    Главный редактор, некой газеты, (название заштриховано), в городе Альтенхайм, дал задание журналисту взять интервью в доме престарелых, у нескольких престарелых фрау. Находящихся в более-менее здравом рассудке и адекватном состоянии, на предмет послевоенной жизни. Издевательствах, изнасилованиях и безнаказанных убийствах жителей Германии.

    На войне да мужички расслаблялись.

    Да на жёнушек чужих, на кидались.

    Страшно на войне мирным – голодно.

    Да с солдатами гулять было выгодно…

    Фрау Гретель Кёниг

    Моншау. Близ Эрфурта.

    - Фрау Гретель. Выражаю вам своё восхищение и благодарность, за ваше согласие на наше сотрудничество.

    - Не забудьте молодой человек передать мне десять марок, за интервью. И будет лучше если вы расплатитесь заранее. Это сделает меня более разговорчивой.

    - О! Да, да! Деньги довольно-таки небольшие и я готов их отдать вам сразу.

    - Мне они в общем-то не нужны, у меня здесь всё есть и всем обеспечена, но наличные в кармане всегда греют душу. Это, наверное, последствия войны и послевоенных лет…

    — Вот возьмите марки и расскажите мне всё что вы помните именно про те, не лёгкие годы.

    - О! Это будет длинная история. Мы, старики сентиментальны. Нас донимает холод и одиночество. Говорить могу долго и без темно, поэтому лучше задавайте вопросы.

    - Хорошо! Что вы помните из последних месяцев войны? Ну, к примеру, сразу после рождества.

    - Холод! Темно, голодно и холодно. Всё!

    - Но это слишком обще. Немного конкретики.

    - Рождество 44 года принесло полное разочарование. Я родилась в 1920 году. К началу войны у меня был один ребёнок, но в начале 42 года я родила дочь. Моего мужа, Горста, призвали и направили в действующую армию в конце 41 года. У него плохое зрение было. Он попал в похоронную команду. Как он сам писал, он не убил ни одного человека, но десятками закапывал их в землю. Когда его только призвали я думала, что нам станет на много тяжелее выжить. В материальном плане. Но у нас, практически ничего не изменилось. Горст очень часто присылал посылки. Вещи, обувь, часы. Иногда золотые зубы. Так что мы не нуждались до ноября 44 года, когда его взяли в плен. Вот тут-то, а это и пришлось как раз к рождеству, мы и узнали, что такое голод. А дальше ещё хуже. Эти ужасные бомбёжки. В добавок кругом рассказывали о диких русских, готовых всех поднять на свои рога и вдобавок кого изжарить, а кого и просто съесть живьём.

    - Ну это же всё не правда. Сказки…

    — Это вам сказки, а нам в подвалах, сидящих с мерцающей зажжённой свечой, казалось, что в каждой тени, за каждым углом русский и смерть. В добавок голод и жажда. Водопровод в доме испортился, и ни воды набрать ни помыться было негде.

    - А расскажите, как к вам относились захватчики? Многие утверждают, что их насиловали. Над ними издевались.

    - Насиловали? Зачем? За хлеб, за воду, за жизнь, почти любая была готова идти с любым русским. Нет были, конечно, некоторые, но у меня дети. Их необходимо было кормить. Чтобы я сказала Горсту, если бы кто-то из детей умер?

    - То есть вы хотите сказать, что вы добровольно?

    - Ах молодой человек. Если бы ваша бабушка не кормила вашего отца, то вы вряд ли задавали бы мне эти не этичные вопросы. Да, я спала с русскими. Они не когда не отказывали детям, прибегавшим с тарелками к печкам на колёсах. Всегда давали порцию, но это же не выход. Они просто не могли кормить нас постоянно. И эта каша…

    - И что? Как?

    - Да вам то что? Офицеры всегда давали марки, а солдаты тушёнку и много других продуктов. Вот так мы и дожили до того, как вернулся Горст. Пошёл работать на стройку. Я в магазин. А вы не верьте разному. Русские всегда были честны и обходительны. Правда не всегда чисто выбриты.

    - До свидания.

    - Скорее прощайте. Приятно было вспомнить.

    Фрау Карлот Рихтер

    Носсен

    - Добрый день. Я по поручению редакции. Спасибо что согласились сотрудничать.

    - Добрый день. Я простите, не совсем поняла темы вашего интервью. О чём вы хотите услышать?

    - Нас интересуют последние месяцы войны и жизнь сразу после её окончания.

    - Последние месяцы войны у нас прошли спокойно. Точнее война стороной обошла наш городок. Наши быстро проехали по улицам на машинах. Мы сразу всё и поняли. Родители вывесили наволочку из окна, а на стёкла, чтоб не вылетели при взрывах, наклеили полосочки. Но войны и не было. Русские тоже проехали по улицам на машинах и танках. После этого на долго воцарилась гнетущая тишина. Мы просто не знали чего ожидать далее.

    - Так что, захватчики больше не пришли?

    - Кто? А! Ну как не пришли. Рядом с городом был не большой аэродром, вот на нём они и построили свои длинные дома. Казармы. Поселились в них, а в город приходили патрулировать и за покупками. Проверяли рынок, кинотеатры и просто окраины. Только зря вы их назвали захватчиками. Ничего подобного, ну там убийств или издевательств не было. Да, они ходили как хозяева. А мы боялись. Прятались и убегали в подворотни, только при звуке приближающихся машин. Но это было не долго. Нас не трогали. Можно сказать, почти не замечали, и мы осмелели. Спокойно начали встречать патруль на улице. Правда и сейчас, если русский заходит в магазин, все стараются пропустить его вперёд. А в пабы им самим не разрешено заходить. Там уж мы, немцы, чувствовали всегда себя спокойно.

    Как-то возвращаясь вечером домой, очень спешила. Вот-вот должен был начаться комендантский час. А за это на улицах арестовывали и держали до утра. Потом везли домой, для проверки. И вот я бегу. До дома оставалось немного. Но вижу, что там, где дом, там и патруль. Остановилась. Думаю, что делать? И тут из улицы с боку, выходит молодой солдатик. Посмотрел на меня. Потом туда, куда смотрела я м всё понял. Подошёл, взял под ручку, и мы медленно пошли по дороге.

    Когда подошли к патрулю, солдат показал документы, и мы прошли дальше. Он провёл меня до дома и ушёл. А через два дня, утром, пришёл. И мы весь день гуляли по городу. Я плохо выговариваю его имя, но точно помню – Мьиша Кочьмарик из Пернополя. Мы с ним подружились. Он учился говорить по-нашему, а я по его. И очень скоро мы стали понимать друг дружку. Я его очень полюбила. Но в один день он не пришёл. На другой тоже. А на третий день я пошла на аэродром, в его часть и мне рассказали, что он погиб на окраине города. В перестрелке. Его хоронили. Я очень много и долго плакала и переживала.

    - Так он вас изнасиловал?

    - Ой! Что вы! Я так и вышла девицей замуж, за нашего, городского парня, вернувшегося из плена. Так мы с ним и прожили всю жизнь. Но я всегда помнила и любила Мьишу.

    Фрау Бруна Крюгер

    Бахарах

    - Здравствуйте.

    - Что вы хотите?

    - Ну, я вам говорил по телефону, что мне хотелось поговорить о последних днях или месяцах войны и сразу после войны.

    - А нечего мне рассказывать.

    - Ну как же так? Я узнавал, ваш муж, Корбл Крюгер, был офицером.

    - Он не состоял в СС и не убивал. Он был просто солдат, хоть и при погонах. Он выполнял приказы.

    - Но я не хотел говорить о нём. Речь должна идти только о вас и о вашей семье.

    - А что моя семья? Мы не воевали. Больше мучались.

    — Вот. Вот об этом и хотелось бы получить информацию.

    - Давайте конкретнее. Что вас интересует?

    - Последние дни войны. Пришли захватчики и вашей семье стало плохо жить.

    - Нет. Ещё не пришли. Ещё наши солдаты пытались удержать город. Нас бомбили. Улицы обстреливали танки и пушки. Как наши, так и русские. Мы прятались по подвалам. Не было ни еды, ни воды. Вот только там, многие из нас осознали, в какую авантюру втянул нас Фюрер и прокляли его на веки вечные.

    - Ну ладно. Хорошо. А когда пришли эти?

    - Когда пришли русские? Да, было страшно, так как нас пугали и описывали их чуть ли не посланниками ада. С красными глазами и капытами вместо ног. Но голод, я вам скажу, спасает от многих страхов. Мы вышли из подвалов и те же русские делились с нами супом и кашей. А вот когда русские ушли, и пришли их союзники, то кроме как кусочек шоколада, американцы детям не давали. В это время я и продала очень много нужных нам самим вещей. Нужно было кормить детей. Многие тогда не брезговали связями с солдатами, но я не из этих. Хоть и не осуждаю. Не люблю американцев. Бесстыжие и наглые.

    - Ну от чего вы так? Они всё же лучше русских.

    - Лучше? Кто вам сказал? Я вот вам сейчас расскажу.

    Корбл пробыл в плену три года. Он, когда вернулся много рассказывал. Жили они в бараках. Работали по восемь часов в день. Даже высшие офицеры, бывшие с ними и освобождённые от работы, помогали на разборке завалов. Никого и никогда не били, и не убивали. Бывало, шутили русские над немцами. Стучат палкой в висячую железку. Тревога. Все выходят, а им говорят, что через пол часа отправление домой. Все бегают, собирают вещи, упаковываются и выстраиваются на площади, а русские смеются. Обидно было после трёх часов стояния и ожидания машин, узнать, что над тобой пошутили. Это было обидно пока они не вернулись домой. Когда Корбл вернулся домой, он вообще оказался никому не нужен. Он военный, а такие остались не у дел. На него косились. Соседи тыкали пальцем в его сторону и крутили пальцем у виска.

    Когда же Корбл пошёл в магистратуру, узнать о работе, то над ним долго смеялись, а потом просто выгнали. Выкинули на улицу.

    После этого нам пришлось покинуть свой собственный дом и переехать жить во Францию. И вот, только спустя тридцать лет, мы смогли вернутся. Так что нашей семье русские доставили меньше хлопот, чем наши нынешние союзники, американцы. Вот эти и грабили, и насиловали. Хозяева жизни. А золотые кольца и серьги меняли по заниженному курсу или вообще отнимали. А теперь всё! Идите! Разбередили раны. Корбл так и ушёл, не простив этим союзникам двойную игру. Идите.

    От редактора

    Редакционное задание не выполнено. Материалы о зверствах советской армии не собраны и не соответствуют действительности. Данные материалы отправить в архив за ненадобностью.

     

     

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: xax33
    Категория: Проза
    Читали: 91 (Посмотреть кто)

    Размещено: 7 июня 2021 | Просмотров: 154 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Сталь. (8 июня 2021 00:39)
    Да, нынешняя политика явственно показывает, кому и зачем нужно было засекречивать такие документы.



    --------------------

    Комментарий 2 написал: xax33 (8 июня 2021 05:17)
    Спасибо. это результат хорошей работы

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2024 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.