«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 18
Всех: 19

Сегодня День рождения:

  •     mafik (27-го, 30 лет)
  •     НиВе (27-го, 33 года)
  •     Светима (27-го, 71 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2720 Кигель
    Конкурсы Конкурс \"Золотой фонд - VII\" 12 tsigun
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 693 Сталь.
    Конкурсы Конкурсы, как это делается 798 Paprika1970
    Флудилка Цитатник 103 Моллинезия
    Стихи Гримёрка Персона_Фи 10 ФИШКА
    Флудилка Время колокольчиков 218 Muze
    Стихи Когда не пишется... 38 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1818 Герман Бор
    Флудилка Курилка 2264 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    ,,Апокалипсис по-русски,, Главы 1 и 2

    Глава 1.

                    В начале двадцатого века

                   Начало двадцатого века в России было временем террористических актов и политических убийств; эпохой стрельбы и взрывов; громких провокаций и публичных судов; бомбистов и беглых каторжников. И взрывались тогда не только (и не просто) дворцы, кабинеты чиновников и банковские кареты. Само общество уже давно было взорвано и раздроблено на множество частей. Бунтовали народы окраин, бунтовал разбросанный по стране и загнанный в нечеловеческие условия жизни еврейский народ… Но главное – и сам русский народ (как он себя назовет ,,народ-богоносец,,), тоже бунтовал, и восставал при этом на одну из главнейших своих святынь – на самого царя…

                 Так что расплодившиеся тогда повсюду мистики всех мастей (разные предсказатели, юродивые, ,,старцы,, , сектанты и проч.) заговорили даже о наступлении последних, апокалипсических времен. Стоит признать – многие их признаки, действительно были налицо… Не случайно эта апокалипсическая тематика стала лейтмотивом творчества, да и всей жизни одной из ярчайших фигур русской истории двадцатого века – Бориса Савинкова. Он смело и претенциозно прямо назвал себя ни кем иным, как всадником апокалипсиса!...

     

    ***

     

                   Тогда, в самом начале века, после серии громких политических убийств первых лиц государства, партия эсеров заставила ужасаться и говорить о себе всю Россию (да и за границей, в Европе, тоже наделала много шума). И все тогда, конечно же, хотели знать, как именно эсерам удалось спланировать и осуществить все это. Хотели, но не могли, потому что боевая организация эсеров была очень строго и тщательно законспирирована. А если бы кто-то и узнал, то скорее всего ужаснулся бы вторично, от того, как на самом деле просто, буднично, буквально – в двух словах эти господа решали судьбы других людей.

                    В июне 1903 года Савинков, тогда еще только-только примкнувший в партии эсеров, и являвшийся фактически рядовым ее членом, встретился в Женеве с одним из главнейших людей и организаторов этой партии – Михаилом Гоцем. Гоц, уже знавший о прошлом, о взглядах и намерениях Савинкова, прямо спросил его:

                    -Вы хотите принять участие в терроре?

                    Тот ответил так же кратко и прямо:

                    -Да.

                    -И только в терроре?

                    -Да.

                    Гоц немного помолчал, подумал, и спросил:

                    -А почему?

                    Савинков не испугался и этого вопроса, и спокойно, выдержано объяснил:

                    -Я именно террору придаю решающее значение.

                    Гоц понимающе кивнул, и больше ни о чем не спрашивал; все уже было сказано.

                    -Ожидайте ответа центральнго комитета – Сказал он, удаляясь.

                    Ждать Савинкову пришлось недолго. Однажды к нему в его наемную комнату, там же, в Женеве, пришел еще один эсер, уже из самой боевой организации.

                    -Валентин Кузьмич – представился он, без приглашения садясь на один из стульев.

                    Савинков понял, что гость называется, конечно же, не настоящим именем; это обычное русское имя не соответствовало его явно не славянской внешности. Савинков даже удивился - это было не вполне профессионально. Впрочем, позже уже сам Савинков, будет выдавать себя за англичанина, не зная английского языка…

                    -Мне сказали, что вы хотите работать в терроре – Говорил между тем гость.

                    Савинков подтвердил:

                    -Да. И главной задачей сейчас считаю устранение министра внутренних дел Плеве.

                    -Вот как!?

                    ,,Валентин Кузьмич,, удивленно вздернул брови, внимательно заглядывая Савинкову прямо в глаза, и спрашивая, как у ребенка:

                    -А у вас, наверное, есть и друзья, которые вам помогут это сделать.

                    Савинков, впрочем, и тогда не стушевался, и спокойно рассказал:

                    -Да. Я здесь сейчас с тремя вполне надежными товарищами. Одного из них я знаю давно, с детства. Это мой друг Иван Каляев. Он из Польши, бывший студент, отчисленный и высланный за участие в забастовке…

                    -Достаточно – Оборвал его на полуслове ,,Валентин Кузьмич,,

                    Савинков замолчал. Гость тоже ничего не говорил некоторое время, как бы испытывая собеседника, почти издеваясь над ним… Вообще ,,Валентин Кузьмич,, был очень неприятным человеком. Он не только грубо говорил и вел себя, сама его внешность была какой-то отталкивающей – излишняя полнота, одутловатое, как бы окаменевшее лицо, и большие, почти безжизненные черные глаза…

                    Впрочем, он оказался вполне удовлетворен ответами Савинкова; доверил ему дело и тут же снабдил инструкциями:

                    -Ладно. Вы подходите. И вам нужно ехать в Россию. Только не сразу. Сначала поживите здесь в каком-нибудь маленьком городке, и проверьте – не следят ли за вами.

                    Сказав это ,,Валентин Кузьмич,, ушел, не попрощавшись. Так было решено убить министра внутренних дел Вячеслава Константиновича Плеве; с этой минуты его судьба была решена, и дни сочтены.

                    Конечно, стоить помнить, что этим двум встречам и диалогам предшествовала большая конспиративная работа, множество событий, множество заданий и проверок, которые устраивали Савинкову и товарищи по партии и, как бы пафосно это не прозвучало - сама жизнь… Но все же, так или иначе, для того, чтобы приговорить к смерти целого министра, им тогда понадобилось не более десятка фраз, не более десятка фраз…

                    Впрочем, осуществить задуманное оказалось не так просто, как сказать. И чтобы не создать какого-то ложного впечатления о дальнейших событиях и их участниках, пожалуй, именно с этого момента наш рассказ должен стать более подробным и художественным, но этого (будем надеяться и стараться) не менее достоверным.

     

     

    Глава 2

                    Невозможность мирной работы

    Я смеюсь над палачом,

                    Над его стальным ножом.

                    Гильотина - жизнь моя,

    Каждый день казнят меня...

     

                    Б.В.Савинков

     

            Савинков с товарищами, как и было условлено, незамедлительно выехали из Женевы. В качестве ,,перевалочной базы,, (как принято называть подобные места у современных нам террористов) был выбран Фрайбург – небольшой немецкий городок с большой и интересной историей. Однако, Савинкова не интересовало посещение музеев и памятников архитектуры. Он не изучал, он уже сам писал историю!...

                    На этот раз встречи с ,,Валентином,, пришлось ждать дольше, поэтому и было время еще раз хорошо все взвесить, подумать. Савинков, соблюдая меры конспирации, жил отдельно от трех других членов их новой, только что созданной группы. Он старался не привлекать внимания, не шиковал, и вообще почти никуда не ходил; у себя в комнате много читал, курил, и да – думал, думал, думал… Будущее для него было туманным и неопределенным; настоящее – непривычным и опасным; а прошлое… В прошлом у него уже было исключение из университета за участие в беспорядках, три ареста и высылка в Вологду (во время которой он, смешно представить - даже работал в суде!). И еще у него был брат, отбывавший ссылку в суровой Якусткой области. Савинков знал, что брата схватили прямо во время свидания с его невестой, и вместе с невестой, держали в одинойчной камере, абсолютно лишенной не только света, но даже каких-нибудь, любых звуков, не говоря уже про лишение книг и табака. Он знал, как униженно их мать, немолодая уже женщина оббивала пороги тюрем и кабинетов всяких начальников, добиваясь положенного, короткого свидания со своим старшим сыном. Также Савинков знал и помнил, что его отец, некогда уважаемый государственный служащий, честнейший судья, образованнейший, интеллегентнейший человек, теперь совсем помутился рассудком от переживаний за своих детей, и превратился в сумасшедшего старика…

             Глядя каким-то размытым взглядом на буроватые черепичные крыши старого Фрайбурга, Савинков преломил и раздавил пальцами гильзу докуренной папиросы… Ничего, ничего… Скоро заговорят их бомбы, и в домах этих мерзких, заносчивых, жирных сатрапов польются кровь и слезы!...

          Кто-то постучался, и, не дожидаясь ответа, открыл дверь. Савинков обернулся к входу; в дверях стоял ,,Валентин,,. На этот раз он не был груб и резок, как в их первую встречу, хотя сел, как и вошел, вновь, без приглашения. Впрочем, в их деле было не до сантиментов.

            ,,Валентин,, перешел сразу к сути, подробно излагая все, что ему удалось узнать и придумать. Оказалось, Плеве, как запершийся в своем замке злой Кащей из русских сказок, в действительности  живет и творит все свои дела, или, проще говоря - работает в одном и том месте - на Фонтанке 16. Было совершенно ясно, что там, как в настоящем кащеевом замке, убить его будет весьма и весьма трудно, практически невозможно. Конечно же, Плеве покидал это место, по каким-то служебным надобностям, или просто когда сам того хотел. И если желания его изучить или тем более предугадать было трудно, то служебные выезды были регламентированы, и по местам прибытия и по времени. Места уже были известны, это могли быть Зимний дворец, Царское село или Петергоф. Туда он ездил на доклад к самому царю. А вот время этих выездов нужно было как-то узнать. У ,,Валентина,, впрочем был кое-какой план.

                 - Полицейские шпики, выслеживая нас, переодеваются в извозчиков, дворников, лоточников, иногда даже в нищих попрошаек – Объяснял он – Мы украдем у них эту их идею и сами для слежки за Плеве, станем на время кем-нибудь из уличной толпы. Заметьте, я говорю – не притворимся, а именно по-настоящему станем. Кто-нибудь из ваших людей, кто умеет управляться с лошадью, должен купить пролетку и стать извозчиком. Так он получит право находиться прямо напротив дома Плеве и наблюдать за ним хоть весь день. В помощь ему, на тот случай, если придется куда-то ехать, второй должен стать, например, лоточником, знаете – торговцем куревом. Для этого нужно купить патент… На лошадь, пролетку, и все прочее деньги получите из партийной кассы. Вы сами будете координировать их действия и обобщать полученные сведения.

                    -А четвертый человек, получается, не понадобиться? – Уточнил Савинков

                    ,,Валентин,, ответил:

                    -Понадобится. Здесь, в этом городе уже подготовлены кое-какие компоненты взрывчатки, которые нужно будет переправить в Россию. Пусть четвертый из вас, тот, кто не будет заниматься слежкой, возьмет их и отправляется в Петербург. Вы все тоже езжайте, но по отдельности и в разное время. Так лучше для конспирации. И вообще, отнеситесь как можно серьезнее к подбору людей. Причем к подбору извозчика и лоточника даже тщательнее, чем к выбору бомбиста.

                    Савинков молча кивнул, понимая: бомбист – расходный одноразовый материал, а хорошо вжившиеся в свои роли мастера слежки могут работать при подготовке множества разных актов очень и очень долго, месяцами, может быть, годами… Да, ценично… Но ведь нужно искать способы упрощения, а не усложнения их работы. Это пионеры террора народовольцы действовали как бы по наитию, в каком-то порыве, как получится. Впрочем, они в любом случае сделали многое, их величайшая заслуга состояла в том, что они просто были, просто , как сказали бы иностранные юристы, создали прецедент. Тогда одна попытка сама по себе была важнее ее результата. Но сейчас важен и нужен именно результат.

                    -Нам могут помешать только провокаторы – Сказал напоследок, уходя ,,Валентин,, - Если среди нас не будет предателя, Плеве будет убит.

     

                    ***

                    Действовали по плану. Один человек из их группы забрал по указанному ,,Валентином,, адресу гремучую ртуть, необходимую для изготовления бомб, и соблюдая меры строжайшей конспирации, отбыл с ней в Россию. Савинкову для возвращения на родину нужен был паспорт, который выдавался в Кракове. По пути он задержался на несколько дней в Берлине. Туда же приехал ,,Валентин,, и специально, для знакомства с ним вызван Каляев. Это были некие своего рода смотрины…

                    Они трое встретились в одном из небольших берлинских кафе на Лейпцигерштрассе. Каляев, не успев толком поздороваться и представиться, набросился на ,,Валентина,, с расспросами:

                    -Скажите, речь ведь идет об устранении министра Плеве, да? Это решение центрального комитета? Кто будет исполни…

                  -С чего вы взяли!? – Резко остановил его ,,Валентин,, глядя, однако не на самого Каляева, а на Савинкова, как бы спрашивая, кого тот привел, и не разболтал ли лишнего.

                    Впрочем, Савинков был уверен в выборе кандидатуры, и лишнего не разбалтывал. Каляев отвечал, так же жарко, запальчиво:

             -Плеве – ужаснейший сатрап этого преступного, паразитического режима! Он один из первых, кто заслуживают смер…

                    -Почему?

                    -Он насильно ограничивает языки и культуру народов, он – виновник еврейских погромов в Кишиневе…

                  -Вы – еврей? – Зачем то спросил ,,Валентин,, доставая и неспешно раскуривая небольшую толстую сигару.

                    Каляев мотнул головой – нет.

                    -Поляк? У вас польский акцент.

                    Каляев объяснил:

                    -Мой отец – русский, а мать – полька, я сам родом из Польши. Но… Какое это имеет значение? Я считаю, что люди всех наций должны быть равны, и пользоваться одинаковыми правами. И без принуждения, сами выбирать язык, религию, что угодно… А Плеве ограничивает и эту свободу. Он насильно насаждает русский язык, запрещая людям говорить на их родных языках. При этом сам он три раза менял веру, какую было удобно, ту и принимал. Сначала был лютеранин, потом – католик, потом – православ…

                    ,,Валентин,, не дав ему договорить, рассмеялся, почти расхохотался, даже немного подавившись сигарным дымом:

                    -Это тоже весомая причина для убийства?

                    Просмеявшись и откашлявшись, он обвел собеседников руками, и спросил:

                    -В этой компании, я так понимаю, все тоже отказались от бога… Что же теперь нам и друг друга из-за этого убить?

                   Савинков согласно кивнул. Он тоже был не религиозен, хотя хорошо знал писание, и мог (и в творчестве, и просто – в разговоре) козырнуть цитатой из ,,книги книг,, на любую тему и для любого случая. Но Каляев замотал головой:

                    -Нет, не все! Я не отказывался! Я иду на смерть за людей, за общее благо…  И в том числе – за бога!

                    -Вот как… - Протянул ,,Валентин,, затягиваясь – И какой же религии вы придерживаетесь?

                    -Я – христианин – Ответил Каляев без уточнений.

                    -А позвольте спросить, Плеве, после всех этих… Так сказать – перформаций, кем все таки стал в итоге?

                    -Тоже христианином, православным.

                    ,,Валентин,, выдыхая дым, медленно проговорил:

                    -Так правильно ли я понимаю, что вы, будучи христианином, собираетесь убить другого христианина, да еще и под знаменем самогО христианства?

                    Каляеву нечего было ответить; всего несколькими меткими вопросами ,,Валентина,, он оказался загнан в угол, как всего несколькими ходами гроссмейстера бывает загнан в угол доски ферзь начинающего, неопытного шахматиста. Но Валентин и не ждал ответа на свой явно риторический вопрос, и тут же спросил серьезным, деловым тоном:

                    -Послушайте, а зачем вам вообще террор? Почему бы вам не заняться какой-нибудь другой партийной работой. Я знаю, что у вас хороший слог, говорят, вы пишите стихи, и раньше даже работали в газете. У нашей партии тоже есть печатный орган. Может быть вам заняться мирной работой? Уверен, для ваших талантов найдется мес…

                    На этот раз перебил уже сам Каляев:

                    -Нет, нет, нет! Для меня не существует возможности мирной работы! Террор и только террор! С ними - только так! Они не понимают языка мирных диалогов, выступлений, демонстраций. На насилие можно отвечать только насилием!

                    ,,Валентин,, молчал, задумчиво перекатывая сигару между пальцев. Савинков тоже ничего не говорил. Здесь сейчас он должен был просто показать Валентину Каляева таким, каков тот есть на самом деле, а не комментировать или поправлять его речь, не заступаться и не осуждать. Наконец ,,Валентин,, проговорил:

                    -Хорошо, мне понятна ваша позиция. Но сейчас мы не планируем никаких покушений, и люди для этого нам не нужны. Поезжайте в Женеву. Может, мы потом и вызовем вас.

                    Каляев сидел удрученный, как будто лишившийся самого дорогого в жизни, но ,,Валентин,, еще и безжалостно добил его фразой:

                    -А теперь оставьте нас с Вениамином одних, нам нужно обсудить кое-какие общепартийные дела.

                    ,,Вениамин,, был партийный псевдоним Савинкова. Каляев, которого по сути выгнали из-за стола, молча и покорно удалился…

                    -Он вам не понравился – Не спросил, а скорее констатировал Савинков

                    ,,Валентин,, подтвердил:

                    -Не понравился. Он какой-то странный. У него в голове каша; все перемешано: стихи, бомбы, бог… Мне говорили, что вы умеете работать с человеческим материалом, буквально видите людей насквозь, но честно говоря, я в этом сильно сомневаюсь. Вы утверждаете, что это лучшая кандидатура, и скажу честно, я верю, что вы не врете, и все остальные – еще хуже…

                    -Этот человек способен на убийство – С уверенностью заявил Савинков.

                    -И обезьяна способна на убийство – Отмахнулся ,,Валентин,, - На роль извозчика или лоточника он тоже не подойдет. Вы хотите, чтобы он со своим ужасным польским акцентом играл роль простого русского мужика? И ладно, если он – просто заигравшийся наивный идеалист и дурачок… А где гарантия что он – не провокатор, не агент охранки?

                    Савинков смотрел в спину уходящего по тротуару Каляева. Конечно же тот не был предателем, но доказать это можно было только делом. А допустить его к делу можно было только доказав, что он не предатель. Замкнутый круг…

                    Валентин заключил, туша недокуренную сигару, и доставая деньги, чтобы расплатиться:

                    -Ладно, ушлите своего Каляева обратно, в смысле – в Женеву, а не в Россию, а то у него еще появятся какие-то собственные инициативы, и он загубит нам дело. А знаете, одну дельную мысль в его словах мне удалось уловить. Он упомянул еврейские погромы в Кишеневе. Здесь, в Европе есть множество богатых евреев, чьи родственники, возможно, пострадали во время этих погромов, и которые, возможно захотят отомстить их главному виновнику. По правде говоря, я сильно сомневаюсь, что их санкционировал действительно санкционировал, хотя бы просто изустно сам Плеве, но какое это имеет значение, если люди в это уже верят и сами несут деньги на его… Что ж, прощайте. Езжайте в Петербург, но делайте все как можно осторожнее, помните – везде шпионы.

                    С этими словами ,,Валентин,, поднялся с места и направился к выходу, а Савинков остался сидеть и допивать свой кофе, так нужно было сделать из соображений конспирации. И еще ему вновь было над чем подумать… Ставя свою чашку на столик, рядом с пепельницей, он посмотрел на сигару; дорогая сигара, дорогой костюм дорогая трость… Пожалуй, добровольные пожертвования действительно текли в партийную кассу рекой…

                    Минут через десять Савинков вышел из кафе и направился по Лейпцигштрассе в сторону площади. Вдруг тут же, совсем недалеко от кафе он увидел Каляева. Тот сидел на уличной скамье как пьяный, широко расставив ноги, опустив локти на колени и понуро свесив голову.

                    -Вам плохо? – Спросил его, как совершенно незнакомого человека Савинков, трогая за плечо, и садясь рядом.

                    Каляев молча помотал головой. Савинков огляделся; по улице медленно проплывали пестрые фигуры берлинской публики, персоны двух молодых людей на лавочке, казалось, абсолютно никого не интересовали.

                    -,,Валентин,, тебе не понравился? – Спросил Савинков про ,,Валентина,, , точно так же, как несколько минут назад спрашивал ,,Валентина,, про Каляева. Тот и ответил точно так же:

                    -Нет, не понравился…

                    Савинков чуть заметно улыбнулся уголком рта, который был не виден его другу.

                    -Хорошо, отправляйся пока в Женеву.

                    Каляев встрепенулся:

                    -А ты? Ты поедешь в Россию, убивать Плеве?

                    Савинков толкнул товарища коленом.

                    -Да тише! Не кричи на всю улицу! Нет, я еду… По общепартийным делам.

                    -По общепартийным?

                    -Да, по общепартийным…

     

    Продолжение следует


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: dymanski
    Категория: Детектив
    Читали: 60 (Посмотреть кто)

    Размещено: 25 августа 2021 | Просмотров: 144 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: Моллинезия (25 августа 2021 17:44)
    Смелое название. Интересная тема. Слог лёгкий. Фабула интригующая. Только со знаками много неправильностей, кое-где опечатки, не достаёт пробелов. И Валентин - славянское имя?



    --------------------

    Комментарий 2 написал: dymanski (25 августа 2021 18:06)
    Спасибо за отзыв.
    Да, ваше замечание можно считать справедливым. Дело в том, что на самом деле человек, послуживший прототипом этого персонажа был евреем, и имел типично иудейскую внешность. Чтобы не писать ,,еврейская внешность,, (политкорректность и все такое) я и написал слегка размыто ,,не славянская внешность,,. Ну и имя Валентин Кузьмич вряд ли будет носить немец или француз.


    Комментарий 3 написал: Сталь. (25 августа 2021 20:53)
    Здравствуйте, давно Вас не было с нами. И очень здорово, что появилась новая проза. Вопрос - пишется строго в соответствии с реальными событиями?



    --------------------

    Комментарий 4 написал: dymanski (25 августа 2021 21:18)
    Здравствуйте. Приятно, что меня тут помнят. Ответить могу так - книга будет соответствовать реальным событиям примерно на 95 процентов. Я не хочу сильно отходить от реальной исторической канвы, так сама жизнь - лучший автор, и придумать что то более интригующее и захватывающее я точно не смогу. С другой стороны, чтобы книга не превратилась в сухой учебник истории или следственный протокол, нужно все же добавить немного художественности, те самые пять процентов.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2021 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.