«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 28
Всех: 30

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 159 anuta
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Большие надежды

    Глава 6.

    Если спросить меня, что я чувствовал после эксперимента с кислотами, я не найду, что ответить. Разочарование? Нет, морально я был готов к подобному исходу. Обида? На что? Какой смысл обижаться на кусок инопланетного сплава. Отчаяние? Ну это чувство сопровождает меня уже довольно давно. Равнодушие? Ну отчасти. Я бы скорее назвал это апатией. Мне кажется этот термин более ёмкий, и как нельзя подходит. Злость? У меня уже не осталось моральных сил злиться. Это штука, казалось, насмехается над нами. «Эй, ребята, вы настолько примитивны, что не можете сделать того, с чем у нас справляется даже ребенок!». Хотя не знаю, есть ли у создателей этого контейнера дети, размножаются они подобно нам, или как-то иначе.

    Проклятье! Я лично наблюдал, как в коктейле, на месте сделанного химиками, плавились прочнейшие из известных нам сплавов. А Объекту хоть бы хны. Хотя этот опыт открыл одну неожиданную особенность инопланетного устройства. Это произошло как раз на последних этапах, когда химики приготовили какую-то особо жуткую смесь, емкость, в которой происходил замес, не выдержала и ее разъело. И все содержимое вылилось на Объект. Поднялась паника, потому что последствия попадания кислоты на пол были бы ужасны, и пока химики бросились за средством, которое могло бы нейтрализовать их суперкислоту, она уже разлилась по полу и тут случилось невероятное. Точнее не случилось ровным счетом ничего.

    Химики при помощи кислотно-основного индикатора выяснили, что жуткая смесь, которую они приготовили, стала дистиллированной водой. Другими словами кислота, когда вступила в контакт с Объектом, каким-то образом лишилась своих растворяющих свойств. Они повторили опыт ещё раз, и результат повторился. То же было и с другими кислотами. Когда Антон спросил их, почему они не заметили этого раньше, химики растеряно ответили, что им и в голову это не могло прийти, и поэтому они избавлялись от остатков кислот в предыдущих опытах привычными способами, хотя, как выяснилось, можно было просто стереть сухой тряпкой.

    Это небольшое открытие одновременно впечатляло и огорчало. Как бы меня не раздражал факт того, что подкинутая нам задача становилась все более невыполнимой, но осознание того, что создатели этого контейнера сделали нечто практически неразрушимое безусловно заставляло восторгаться творением и их уровнем технологий снова и снова.

    После того, как химики убрались из комнаты с Объектом мы вычеркнули очередной пункт из списка, и теперь у нас оставался только единственный вариант тонкого вмешательства. Скорее всего, если и он не поможет и мы ничего нового не придумаем, нашу команду просто расформируют и передадут Объект людям, которые будут действовать с ним более жестко. Может засунут в пресс, или сбросят на него атомную бомбу на полигоне – мне в целом будет уже плевать.

    Но я решил пока не забивать этим голову, так же как и не задумывался пока о том, чем это обернется для меня, куда меня назначат работать дальше. Хотя на днях я случайно встретил Кейси Бри, с которой участвовал в конкурсе на то место, где я сейчас работаю, и она, не скрывая радости, сообщила, что ее взяли в какой-то новый проект, о котором будет объявлено довольно скоро. Сама подробностей она пока не знает, но ходят слухи о том, что это будет нечто грандиозное, и чуть ли не новая технологическая ступень. Вообще в последние дни людей все прибывало, и поэтому я решил воспользоваться своей дружбой с Андреем и расспросить его по возможности о том, что же тут затевается.

    Меня это интересовало в первую очередь тем, что смогу ли я там реализовать себя. В любом случае, с положительным ли результатом, либо с отрицательным, работа над Объектом рано или поздно завершится, и необходимо было заранее придумать, чем заняться. Остаться здесь, на базе, но в другой роли, или вернуться назад в Англию. И проект, в котором будет задействована Кейси подходил мне с профессиональной точки зрения. Человек с моими знаниями и навыками мог бы пригодиться там, где пригодились знания и навыки Кейси. Поэтому я не стал ходить вокруг да около, и как только вошел в кабинет к Андрею задал вопрос, обменявшись приветствиями:

    - Андрей. Я понимаю, это злоупотребление нашей дружбой, но ты не мог бы сказать мне, что здесь затевается? Последнее время прибывают люди, но с какой целью?

    Андрей убрал в сторону бумаги, которые просматривал до того, как я его побеспокоил и посмотрел на меня поверх очков. Первый раз видел его в очках. В них он выглядел совершенно другим человеком, уставшим, тем, кого жизнь изрядно потрепала. Но вот он снял их, и тут же преобразился – напротив меня сидел человек, готовый к любой неожиданности, которая может возникнуть. Человек сильный и уверенный в себе.

    - Я знал, что этот день настанет, и ты воспользуешься знакомством со мной для получения информации, Майкл. Сказать, что я разочарован – сильно преуменьшить то, что я сейчас чувствую. Мне грустно от того, что я взамен на искреннее дружеское отношение к тебе взамен получаю это.

    Мне вдруг стало очень стыдно. Андрей был прав, использовать наши отношения с ним было низко.

    - Пожалуйста, прости, я не хотел тебя обидеть, Андрей, забудь, что я сказал, не расстраивайся. Проклятье! Андрей, не надо.

    - Нет, Майкл. Думаю это все. Простить тебя после этого я не в состоянии. Это печально, но ты сам поставил крест, расчетливо решив использовать меня как информатора. Это не приятно. Обидно.

    - Андрей! Ты меня разыгрываешь! Я ведь и правда пристыдился!

    Маска сошла с его лица и он громко рассмеялся:

    - Майки, не сердись, черт возьми, я просто не устоял, ты такой доверчивый, приятель.

    - Это обидно, между прочим!

    - Ну все, прости, сер Майкл Джозеф Грин, приношу свои извинения.

    Андрей склонил голову и шаркнул ногой.

    - Извинения приняты.

    - Шикарно! Ну а теперь по поводу твоего вопроса. – Андрей сменил тему легко, как впрочем и всегда, и напрочь забыл об цирке, который сам же минуту назад организовал. – Это пока не афишируется, но будет запущен глобальный проект по колонизации. Планируется разработка и постройка огромного автономного космического судна для сверхдолгой экспедиции.

    - Но подожди. А если наши изыскания не дадут результата? Я про Объект.

    - А не имеет значения, приятель. Этот проект чуть ли не одна из главных причин, - Андрей показал пальцами кавычки на слове «причин» - которой собираются апеллировать власти проталкивая в народ идею об объединении стран. Мол для такого глобального проекта границы могу стать экономическим барьером, бла-бла-бла, и далее в том же духе.

    - Выходит, что даже если мы не узнаем откуда Объект, кто нам его прислал, экспедиция все-равно будет отправлена? Не известно куда?

    - Да. Корабль полетит в любом случае. Насчет куда – сказать не могу. Потому что сам не знаю. Никто наверняка ещё не знает. Но если же вы посылочку откроете, и там будут какие-то намеки на то, откуда она, то экспедиция будет направлена туда, несомненно. В любом случае эта программа будет направлена на колонизацию. И кораблей будет несколько.

    - Страховка! – понял я. – Вы думаете, что инопланетная раса может оказаться агрессором. Поэтому один полетит туда, откуда Объект, а остальные в другие места.

    - Все верно, Майки. Знаешь, ведь вероятность того, что создатели этой штуковины могут явиться сюда и истребить нас крайне высока. Ты так не думаешь? Ведь они однозначно знают, что на этой планете кто то есть, раз запустили именно к нам Объект. Ты ведь сам говорил, что вероятность того, что он упал к нам случайно ничтожна.

    - Более того, Андрей, я уверен, что они знали кому отправляют послание.

    - Тем более. А раз они знают где мы и кто мы, и если у них не добрые намерения, то...

    - Я так не думаю. – на этот раз перебил Андрея я. – Это глупо, думать, что они нам враги. На самом деле вероятность того, что этой расы больше не существует гораздо выше. И это Объект несет в себе предупреждение. Или откровение какое-нибудь.

    - Даже если так, - Андрей продолжал гнуть свою линию, - Если это предупреждение, то мы должны быть готовы. Мы не можем допустить того, что весь наш вид будет истреблен, если отправители Объекта пали от руки тех, о ком они предупреждают. Для этого то нам и нужны своего рода ковчеги, которые отправятся в разные стороны.

    - Но все-таки ты склонен думать, что именно отправители несут угрозу, я прав?

    Андрей закурил и продолжил:

    - Я понимаю, друг, что ты, как человек науки, не хочешь принимать мои опасения, но скажи, разве ты не считаешь, что война – двигатель прогресса?

    - Это спорное утверждение. Технический прогресс, вызванный войной, работает чаще всего на войну. Это замкнутая система, Андрей. Да, не спорю, много, что изначально было военной разработкой, в итоге используется в мирных целях. Расщепление атома, технологии конструирования, двигатели, медицина, авиация. У многих из этих отраслей жуткая история. Начиная от атомной бомбы, сброшенной на Японию, заканчивая бесчеловечными опытами над людьми в нацисткой Германии, но Андрей, тут прослеживается и иная тенденция. Чем сильнее развивается наука, там более мирным становится человек.

    - Это все конечно здорово, приятель, но мы не можем быть уверены в мирных намерениях другой расы, извини. Что, если инопланетянам что-то от нас нужно? Ресурсы, территория. Что если Объект – это разведчик? Зонд?

    - Если бы это был зонд, который должен разведать обстановку перед экспансией инопланетянами, то мы бы тоже сейчас не беседовали с тобой, Андрей, а были бы давно мертвы, или прятались бы по окопам.

    - Почему ты так думаешь?

    - Потому что! Посчитай, сколько уже у нас находится Объект? Хотя не задумывайся, я сам отвечу. Он у нас уже двадцать месяцев. Двадцать, Андрей. Тебе не кажется, что это слишком большой промежуток времени?

    - Ну да, логически если подумать, то великоват. При таких условиях уже не получится неожиданно напасть. Ну а что, если они хотят показать свое превосходство таким образом? Мол забросили Объект, типа вот они мы, существуем, вы подготовьтесь, а потом мы прилетим, и повоюем. Как тебе такой вариант?

    - В высшей степени глупый. Теряется всякий смысл войны за ресурсы и территорию. Они понимают, что мы разумны. Пускай примитивны, по их меркам, но разумны. Если бы ты знал, что на тебя собирается напасть противник превосходящий тебя силой, и что он однозначно выиграет сражение, и ему нужны твои плодородные земли, что бы ты сделал, Андрей?

    - Ну я бы как минимум подгадил агрессору, и испортил то, что ему нужно. Ах да, я понимаю тебя, Майкл, понимаю к чему ты клонишь.

    - Да, ты уловил мою мысль. Они знали, что мы найдем объект, и если бы их намерения были не добрыми, то это был бы неимоверно глупый поступок, так заявить о себе. Поэтому можно смело отбросить теорию, что наша планетка чем то заинтересовала инопланетян.

    - А что, если их интересуем мы? Что если это раса каких-то больных ублюдков, которые убивают ради убийства? Истребляют целые планеты, целые народы.

    - Такое бывает только в кино, Андрей. Это паранойя.

    - Это ещё почему? – ну унимался Андрей.

    - Потому что, уважаемый друг, существа, чье существование зиждется на агрессии и деструктиве не способны созидать. Далеко ходить не надо, на Земле полно примеров. Африка. Исламские страны. Да, пускай про исламские страны не совсем корректно, у них там все из за из веры, объявляют джихад кому не попадя, но тенденция на лицо. Они все время с кем то грызутся, без разницы. Между собой, с кем-то из вне, но даже оружие, которое они используют для убийства, создано не ими. Понимаешь? Технологий у них – нет.

    - Зато готовят вкусно. – буркнул Андрей.

    - Да даже технология в пище у них примитивна! В век, когда вокруг прогресс, они до сих пор готовят так, чтобы обходиться без приборов. Бред. Разве ты не видишь очевидного, эти люди – тупиковая ветвь. У них два варианта будущего: либо исчезновение, либо ассимиляция. Наука, Андрей, она приводит к тому, что существо отказывается от насилия, потому что оно не логично.

    - А как же штаты? Они постоянно с кем то воюют, демократию несут, но технологически чуть ли не самые развитые на планете.

    - Андрей, я не верю, что ты не понимаешь разницы, ты же военный! Действия штатов это яркий пример войны за ресурсы. Они не воюют ради убийства. Они воюют ради выгоды, и это видно в их действиях. Но ты когда-нибудь слышал, чтобы американские разведчики ходили по территории страны, на которую будет направлена экспансия, то есть, извини, демократия, и разрушали нефтяные вышки, например? – добавил я иронично, - Нет. Это было бы слишком глупо.

    Я знал этот взгляд. Было заметно, что Андрей если не согласен, то хотя бы видит смысл в моих доводах. Пускай он был военным, но верил, что можно обходиться без силовых методов воздействия. Тем не менее он продолжил:

    - Да, Майкл. Ты чертовски прав, но ни у меня, ни у правительства нет оснований думать, что создатели этой штуки мирные. Тут у нас пятьдесят на пятьдесят. Нет доказательств.

    - А отсутствие доказательств не доказательство отсутствия. Слишком расплывчато, Андрей, но все-таки я, как ты правильно подметил, человек науки, и склонен верить, что если эта раса, что отправила нам Объект существует по сей день, то она мирная. По крайней мере к нам. А доказательства, они внутри. – я показал пальцем в сторону экрана на котором был виден Объект. – И уверен, любой ученый согласится со мной.

    - А может случиться так, что они подумают, что это мы представляем для них опасность, и уничтожат нас так, на всякий случай?

    - Мы, люди, не несем угрозы ни для кого, кроме себя, и вряд ли сможем развязать войну с инопланетянами. Мы примитивны. Но если вдруг предпримем попытку, то тогда вполне можем быть истреблены. Пускай наука ведет к отказу от насилия, любое разумное существо будет защищаться.

    - Я тебя понял, приятель. Ты пацифист. И это похвально на самом деле. Война не несет ничего хорошего ни победившей, ни проигравшей стороне. Я знаю о чем говорю.

    - Я рад, что мы сходимся с тобой во мнении. Но мы отвлеклись, Андрей. Значит ты говоришь космический корабль.

    - Да, корабль. Огромная махина, которая понесет представителей расы на новые планеты. Романтично, не правда ли. Но это, на самом деле, оправданная необходимость. Население растет, и скоро на одной планете станет довольно тесно. Поэтому колонизация неизбежна. Если хозяева этой штуки, - он показал пальцем на один из экранов на стене, - и правда мирные, то полетим к ним в гости. Если нет – куда-нибудь подальше. Если там вообще ничего стоящего, в контейнере, то тогда точкой назначения будет какая-нибудь ещё планета. В космосе полно планет пригодных для жизни, ведь так?

    - А почему это скрывается?

    - Ну не совсем скрывается, Майкл, просто всему свое время. Помнишь я тебе говорил, что политики знают свое дело? Вот. Они сообщат эту новость. Но сообщат ее в нужное время. А мы пока будем знать об этом и никому не расскажем, ведь так? Эх, Майкл, если бы ты знал, что мне грозит, за то, что я делюсь с тобой подобной информацией.

    - Я – могила! – заверил я Андрея. – Но я рад, что узнал. Теперь я знаю, я и правда смогу пригодиться на этом проекте, у меня богатый опыт в этой сфере. Ну не совсем в этой, огромными космическими кораблями я ещё не занимался, но все же.

    Андрей усмехнулся и продолжил:

    - Конечно, приятель. Мне бы не хотелось терять такого ценного сотрудника, поэтому, надеюсь, ты продолжишь свою трудовую деятельность здесь, когда закончишь с Объектом. Кстати про объект. У меня хорошие новости. Смотри.

    Андрей покопался в бумагах, извлек из груды одну и протянул мне. Я бегло пробежался и у меня перехватило дыхание.

    - Наконец то!

    - Да да, скажи спасибо Бисли. Она как то там все устроила, и через пару дней он будет здесь.

    - Не верится! Ребята будут в восторге!

    Андрей улыбался, видя мою радость.

    - Завтра сообщишь всем. Забери бумагу, у меня есть копия, покажешь им. А сейчас, знаешь, я бы не отказался от кружечки кофе. Можно было бы чего покрепче, но у меня ещё есть дела на сегодня. Ты будешь? Хотя чего я спрашиваю, конечно будешь. – И он набрав побольше воздуха в легкие громогласно прокричал, - БИСЛИИИИ!!!

    ...

    Знаете это чувство, когда чего то очень долго ждешь, например какую-нибудь игрушку в детстве, и ты уверен, что она тебе очень нужна, что обладание ею сделают твою жизнь невообразимо лучше и счастливее, и вот ты узнаешь, не важно, как, подслушав разговор, или случайно находишь объект твоего вожделения в родительском шкафу, что тебе подарят её, и ты нетерпеливо ожидаешь этого момента с трепетом. И вот уже рождество, и ты знаешь, что осталось немного, лечь спать, и завтра подарок будет у тебя в руках. Примерно такие же ощущения у меня были после того, как Андрей дал мне бумагу. Хотя обратная сторона заключается в том, что в большинстве случаев подарок в итоге на второй же день отправляется в общую корзину игрушек и забывается.

    У взрослых это работает так же. Ты ждешь выхода, например, нового альбома любимой группы. И вот заветная пластинка у тебя в руках, бегом домой, выключаешь телевизор, телефон, садишься в удобное кресло, включаешь проигрыватель и наслаждаешься музыкой. Но часто случается так, что наслаждаться себя заставляешь. Потому что музыка оказывается не то что бы посредственной, но не оправдывает ожидания. Разум настойчиво говорит это тебе, но ты насильно заглушаешь его, уговаривая себя, что это лучшее, что ты слышал, и что следующий трек расставит все точки над и, и твоя рациональная часть заткнется. Ну хорошо, через один трек. Или ещё через один. Но вот пластинка закончилась, разум издевательским эхом продолжает звучать в твоей голове, и ты сидишь в смятении в полутемной комнате.

    У меня такое постоянно происходит, но я в какой-то мере оптимист, наверное, и каждый раз, ожидая чего то, я верю. Я верю в лазер. Не пройдет и недели, как мы смонтируем его на культю, так мы прозвали нашу робо-руку, и разрежем Объект. Я просто уверен в этом, мне чутье подсказывает. «Доверься своему чутью» - говорил один из моих кумиров в детстве. И я доверял.

    Естественно я не забыл поблагодарить Бисли. Она уклонилась от ответа, как же собственно ей удалось форсировать разрешение вопроса о лазере, но зато похвасталась новыми кедами, которые она, по ее словам, давно хотела, но откладывала покупку по причине дороговизны. «А тут мне неожиданно досталась незапланированная сотня баксов» как она выразилась, что разрешила ее дилемму.

    И вот спустя три дня нам на базу привезли большой деревянный ящик, торжественно вручили после того, как каждый из нашей группы расписался в заранее подготовленном комплекте бумаг, огромную кипу инструкций, и ещё несколько дней мы занимались с утра до вечера тем, что настраивали, проводили калибровку и контрольные замеры. И вот был назначен день запуска. Это случится завтра. Поэтому сегодня мы провели последние тесты, и разошлись по своим номерам. По Сенсею и Антону было явно заметно, что у них от нетерпения чешутся руки. Руки чесались и у меня. Причем в прямом смысле. Вечером, когда я принимал душ, неожиданно обнаружил на теле в нескольких местах покраснения. Наверное это из за стресса, волнения. Думаю да, ведь завтра наступит кульминация. Все или ничего. Поэтому я воспользовался увлажняющим кремом и отправился на боковую.

    ...

    Наши роли распределились следующим образом: я и Сенсей будем непосредственно работать с Объектом, Антон снимает операцию на камеру и тоже находится с нами в помещении, доктор Моро, как обычно, в комнате наблюдения. Процедуры, которые приходилось проходить перед тем как попасть в комнату с Объектом, уже казались нечто обыденным, и все совершалось автоматически. И вот мы втроем уже переодеваемся в спецодежду. От Сенсея не удалось утаить мое волнение, и по отечески подбодрил меня:

    - Ну как ты, сеньшен? Не волнуйся, все пройдет гладко. Вот увидишь, у нас все получится. – он похлопал меня по плечу, - А это что такое?

    - Это? Ничего особенного. Просто я вчера саданулся об дверной косяк. – солгал я.
    Не хотелось рассказывать ему, что покраснение на плече было не ссадиной, а ужасно чешущимся раздражением. Он, как главный в группе, вполне мог отстранить меня сегодня, сославшись на то, что мне необходимо обратиться в санчасть, поэтому я поспешно натянул комбинезон, чтобы он не успел заметить больше участков тела, покрытых сыпью. Мне не плевать на здоровье, нет, но я не могу отсутствовать сегодня. После, вечером, обязательно покажусь доктору. Но не сейчас.

    - Хм. Ну ладно. Антон. Вы готовы? – Антон кивнул Сенсею, и показал большой палец. – Майкл. Ты готов?

    - Да, одну секунду, мистер Цзей. – Мне осталось только надеть маску, и сделав это я доложил. – Всё! Готовность – сто процентов!

    - Да не суетись ты так, нейга, посмотри на Антона – вот это кремень! – Сенсей тоже натянул маску, и нажал кнопку открытия двери. Она, как и прежде, бесшумно отъехала назад, и разделилась на две створки, которые начали плавно расходиться в разные стороны. Сенсей повернулся ко мне и продолжил. – Не забивай сейчас голову последствиями сегодняшнего дня. Получится что-нибудь у нас или нет. Сейчас это не важно. Важно приложить максимум усилий, нейга, чтобы тебе не было стыдно перед самим собой завтра или много позже. Оставь сомнения, входя в комнату. Я хочу видеть профессионала, а не неуверенного в себе мальчишку. Как гласит старая китайская пословица – была бы твердая воля – и гора превратится в поле. Поэтому соберись и пошли.

    И он первым шагнул в залитую белым светом комнату. Следом за ним вошел Антон, и я последним. За моей спиной беззвучно замкнулись створки, и мы оказались втроем в изолированной комнате. Все уже было готово к началу работы. Объект стоял на постаменте, и от его отполированной поверхности отражались лампы. Сенсей направился к культе с прилаженной к ней излучателю лазерного луча проверять все провода и соединения. Антон пошел к стене, нажал на кнопку и взял из открывшейся полости камеру, и тоже принялся проверять её. Я же медленно приблизился к Объекту. Сегодня я наконец узнаю твой секрет, мерзавец. Все или ничего. Все или ничего! Зачесался нос, но из за маски я не мог ничего поделать. Оставалось только терпеть.

    Самая большая тайна тысячелетия. Одним своим появлением, мистер Объект, ты перечеркнул или подтвердил невероятное количество домыслов или фактов. Ну или то, что раньше, до тебя, принято было считать за факты. Перед глазами возникла пелена, и пришлось несколько раз крепко сжать веки, чтобы избавиться от нее. Откуда слезы? Неужели я простудился? Не хватало этого. Ещё и живот разболелся, проклятье. Но я потерплю. Я могу дышать и через рот, раз заложен нос. Ну так, инопланетная посылочка, приготовься к тому, чтобы поведать нам свои секреты. Перед лазером тебе точно не устоять. Не даром же большинство фантастов как писателей, так и авторов фильмов видят в лазерах оружие грядущего времени. Да и ученые-физики пророчат ему великое будущее. И пускай ты продукт иной формы жизни, думаю, что и они использовали усиленный свет в каких-нибудь целях, потому что это логично. Свет он же везде одинаков, не так ли?

    - …айкл! МАЙКЛ!!!

    По телу пробежала судорога, и я услышал, как меня зовет Сенсей.

    - Майкл? Ты уснул что ли?

    - Нет, Сенсей, я просто задумался немного, - Я не узнал свой собственный голос. Он был немного хрипловат, пришлось кашлянуть, чтобы вернуть его в норму. - Я в порядке, в порядке.

    - Ладно. – мне послышались нотки недоверия, - Я говорю готовность – две минуты. Проверь связь.

    Я подошел к стене и нажал кнопку селектора.

    - Доктор Моро, это Майкл Грин. Проверка связи. Меня слышно?

    - Да, слышу. Голос у тебя странный. Ты в порядке?

    - Все хорошо. Готовность две минуты.

    - Две минуты, понял. И Майкл. Как то ты тяжеловато дышишь. Ты точно не хочешь выйти на улицу и отдышаться, а работу оставить взрослым мужчинам?

    - Все в порядке, говорю же. Начинайте запись.

    И тут я неожиданно для себя чихнул. Повисла тишина, в которой я расслышал свое дыхание. Оно было не в порядке, потому что при вдохе и выдохе раздавался странный свист. Ноги вдруг стали ватными, и стало страшно не хватать воздуха. Я снова чихнул, и свозь залитые слезами глаза увидел фигуру Сенсея. Он повернулся ко мне, и, заметив, что меня стало шатать, закричал:

    - Майкл! Майкл! Что с тобой, Майкл!

    Я не мог ответить, потому что неожиданно к чиханию добавился кашель. Голова помутнела, и я уже не мог остановиться. Казалось, что сейчас я отключусь.

    - Антон! Вызывай помощь, быстро! – Сенсей подбежал ко мне и подхватил под руку. – Майкл! Ответь мне.

    - Я… Не могу… Не могу… Дышать… - прохрипел я, и в глазах поплыло.

    - Товарищ! По Тхин! Они не слушают меня, твердят, что нужен старший! – донесся сзади взволнованный голос Антона.

    - Тамадэ! Майкл, потерпи, постой здесь, я сейчас. – Сенсей убежал, и я, будто издалека, слышал, как он покрывал кого то отборными ругательствами.

    Я не мог вдохнуть. Кожа горела. Я понял, что мне нужно снять маску. Плевать на безопасность, на все плевать. Попытка расстегнуть заклепки в перчатке не увенчалась успехом, поэтому я стянул их и они упали на пол. Следом упала маска, и я наконец смог вдохнуть и протереть глаза тыльной стороной ладони. Сделав это я разглядел, что стою в центре комнаты, прямо перед Объектом. Так вот, что всему виной. Это все ты, поганый инопланетный контейнер. Я снова чихнул. Руки еле двигались, и поэтому я не смог, соблюсти хорошие манеры и прикрыть рот руками, и поэтому слюни вперемешку с мокротой разлетелись по комнате, попав на культю, пол и Объект. От чиха в голове опять поплыло, и я, чтобы не упасть, оперся руками на гладкую, холодную поверхность объекта.

    Неожиданно поверхность объекта потеплела, и раздался громкий свист. Голоса позади меня затихли. Мне пришлось снова крепко зажмуриться, чтобы прояснить зрение, и то, что я увидел на миг заставило меня забыть о моем недуге.

    Объект изменился. На его поверхности, сбоку, со стороны, где стоял я, образовалось отверстие прямоугольной формы, из которой на пол выпало два предмета и что то непонятное, свернутое в рулон. У меня от бессилия подкосились ноги, и я повалился на землю. Сенсей с Антоном даже не пошевелились, а стояли с раскрытыми ртами. Я вытянул руки и взял предметы. В правой было нечто цилиндрическое, а в левой шар. Я поднес его к глазам, и с удивлением понял, что это что-то на подобие нашего глобуса. Только вот линии континентов были не похожи на земные.

    - См… Смотрите… Все… Все ради… Этого… - хрипло произнес я, и поднял ладони к товарищам.

    - Женци дэ фоцзу! – выдохнул Сенсей.

    Внезапно мышцы свело судорогой, перед глазами возникла яркая белая вспышка, и я услышал свой истошный вопль:

    - НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ СОЕДИНЯЙТЕ ИХ!!!

    И провалился во тьму.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: irobotbender
    Категория: Фантастика
    Читали: 69 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 августа 2015 | Просмотров: 93 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: ПРЕКРАСНО...Хммм (27 августа 2015 18:05)
    Класс!!!


    Комментарий 2 написал: irobotbender (28 августа 2015 07:59)
    Спасибо, чувак)

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.