«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Chel Измеров

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 22
Всех: 25

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Большие надежды

Интерлюдия 4

- … отделавшись небольшими жертвами. Один из группы в коме. Состояние стабильное. Ещё один скончался. Небольшая цена, по моему мнению.

- Выставить потерпевших в положительном свете, объявить героями и никаких вопросов не будет.

- Согласен. Проворачивали подобное не один раз.

- Предлагаю представителям Франции и Англии заняться этим.

- Великобритании.

- Простите?

- Не Англии, а Великобритании.

- Разница настолько принципиальна для вас?

- Господа! Прошу, успокойтесь! Нам ни к чему разногласия по подобным пустякам.

- Прошу прощения, представители. Я дам необходимые распоряжения. На родине мистера Грина будут почитать как великого человека. Можно было бы приписать ему титул за заслугу, но он уже титулован. Поэтому думаю ограничимся публичными благодарностями.

- Этого будет достаточно, поддерживаю вас. Мы, со своей стороны, выплатим ещё и компенсацию семье погибшего.

- Внесите в протокол, секретарь. Теперь перейдем к следующему. Все прочли отчет?

- Я не совсем понял. То, что рассказал очевидец – правда?

- Для того, чтобы говорить о достоверности нам необходимо допросить выжившего, для этого нужно дождаться, пока он выйдет из комы. Пока что да, рассказанное похоже на вымысел.

- А этот бумажный сверток. Серьёзно?! Бумага?

- Я взял на себя смелость отправить ее на экспертизу, и мне пришло подтверждение, что да, это бумага. Ну или что то на нее очень похожее.

- Но почему бумага? Почему не голограмма? Почему не запись какая-нибудь в конце концов?

- Представитель, у меня, как и у вас, нет ответов на эти вопросы. Думаю, что экспертиза ещё даст нам ответы на некоторые вопросы, но чего то исчерпывающего на вопрос «почему» я не ожидал бы.

- Выходит, что мы, в итоге, ничего конкретного не имеем?

- Не совсем так. Эксперты доложили, что изображение на бумаге, будем называть ее так, это своего рода карта. Координаты места, откуда был послан Объект.

- А это дает нам повод открыто объявить об экспедиции. Умно.

- Совершенно верно, уважаемый. Думаю, сейчас подходящий момент, для начала реализации первого этапа слияния. Согласны? Будем проводить голосование?

- Нет нужды. Уверен, все поддержат это решение.

- Тем не менее, для протокола. Секретарь. Запустите программу голосования. Тема – начало реализации первого этапа слияния стран Коалиции. Прошу вас, господа председатели, приступаем.

Глава 7.

Комнату заливал мягкий голубой свет. Этот опустил глаза, и увидел перед собой контейнер. Привычным движением Этот дотронутся до него, и боковая стенка бесшумно отъехала, открыв полость. Этот повернулся, и взял подготовленные дары и по очереди поместил их внутрь контейнера. Карта, чтобы дети знали куда идти. Тропа, чтобы дети смогли это сделать. И, наконец, маяк, чтобы дети видели путь.

Положив руки на контейнер Этот закрыл его. Контейнер поднялся в воздух, уплыл в сторону, и ему на смену приплыл следующий.

Этот услышал мысль, которая пронеслась эхом в голове. От нее веяло печалью.

- «Не каждый из детей сможет использовать дары.»

Этот ответил мысли другого, вложив в нее надежду.

- «Дети научатся. Они должны увидеть путь, знания вложены.»

Мысль не изменилась. Тоска в ней ощущалась ещё сильнее.

- «Песня с каждым мгновением все больнее. Равновесие вернет детей в идею. Оно не позволит нам забрать их. Только если они сами не придут»

Этот промолчал. Взял в руки сферу, и она ответила провибрировав в руке и залилась светом. Неожиданно изнутри все сжалось от тоски, но Этот тут сконцентрировался и подумал о другом:

- «Если дети не поймут песню, то мы все равно ничего не сможем сделать. Когда они возьмут дары - мы это поймем.»

- «Дети могут неверно истолковать их. Они могут быть не подготовлены. Мы должны защитить их.»

- «Только двое могут быть проводниками. Это защитит их. Попытаться показать им путь – наш долг. Иначе они заблудятся, и принесут хаос. Так мы хотя бы попытаемся проводить их. Равновесие найдет всех. Рано или поздно.»

Неожиданно окружающие меня предметы стали расплывчатыми и свет начал меркнуть.



Я открыл глаза и огляделся в попытке понять, где нахожусь. Из окна в комнату падал краснеющий свет заката. Комната была с белыми стенами, а в воздухе стоял сильный запах лекарств.

«Больничная палата!» - осенила меня мысль.

Вокруг никого не было, но тут я услышал мерный писк. Повернув голову справа от себя я увидел монитор, по которому пробегали несколько линий. Семьдесят ударов в минуту. Наверное это хорошо. Неожиданно я понял, как сильно у меня затекли мышцы, но попытка пошевелиться не увенчалась успехом. По телу чувствовалась страшная слабость, но лежать просто так я не собирался, поэтому начал думать о том, как мне узнать, как я сюда попал.

Так. Насколько я знаю в каждой палате должна быть тревожная кнопка, для вызова сестры. А вот она, красная, с нарисованным не ней человеком. Приложив некоторые усилия я наконец смог поднять руку и нажать на кнопку, которая была расположена на стене. Она подсветилась и я стал ждать.

Странный сон мне приснился. Хотя чем больше я приходил в себя, тем более явно понимал, что это был не сон. Это было больше похоже на воспоминания. И это были не мои воспоминания. Чужие, но каким-то образом я видел их. Руки того существа были моими руками, а его мысли – моими мыслями. Странно все это. Наверное, это все из за того, что я…

Звук открывающейся двери сбил меня с мысли. Я посмотрел в сторону звука и увидел, как в палату входит девушка в белом. У нее был немного взволнованный вид, который она пыталась замаскировать сделав приветливое либо. С улыбкой она подошла к кровати, бросила взгляд на мониторы, на руку, в которой был катетер, а затем заговорила, взяв в руки мою ладонь:

- Наконец то вы проснулись, мистер Грин! Как самочувствие?

Во рту пересохло настолько, что я не смог ничего произнести, только прохрипел что то несвязное. Медсестра спохватилась, взяла со столика, который стоял рядом, графин с водой, налила в стакан и поднесла к моим губам. Я кивнул в знак благодарности и сделал пару жадных глотков.

- Спасибо. – ещё раз поблагодарил я девушку, когда дар речи вернулся ко мне, - Где я?

- Вы в больнице, мистер Грин, то есть в медицинском отделении. – поправила она себя. – на территории базы.

- Что со мной случилось? Как я попал сюда? Можно ещё попить?

Салли, так звали сестру, как я прочел на бейдже, снова поднесла мне стакан, и продолжила:

- Вы впали в кому, когда открыли Объект, и вас доставили к нам. Вообще лучше дождаться доктора, она вам все подробнее объяснит. Мне вообще нельзя об этом говорить, но вы так плохо выглядели. Я так перепугалась, когда к нам ворвались люди из службы безопасности. К нам обычно максимум с легкими травмами поступают. А вы даже не дышали. Кошмар.

Мне показалось, что она сейчас разрыдается, поэтому я сжал ее руку и продолжил:

- Теперь все в порядке, Салли, так почему я впал в кому? Это из за Объекта?

- Нет, что вы, нет! Это аллергическое что-то. Что-то на какой-то антисептик вроде бы. Лучше спросить доктора, она вас практически с того света вытащила. Божечки, я чуть не расплакалась, когда она сказала, что все в порядке. Мне же нельзя на операциях быть, я поэтому тут сидела, молилась за вас.

Слова о Боге, как и прежде, ножом прошлись по ушам, но я не стал комментировать слова сестры, чтобы не обидеть ее. Тем более она вроде бы и правда была сильно обеспокоена за меня.

- Салли, извините, что задерживаю вас, а доктор скоро будет?

- Да, она пошла поужинать. Вы как вызвали меня, я сразу же ей сообщила, она так велела. Отличный специалист. Если бы не она, то страшно подумать…

Девушка всхлипнула, и повисла пауза, потому что я не знал, как ее приободрить. Положение спас звук открывающейся двери.

- Салли, дорогая, спасибо, что вызвала меня, пришла сразу же как получила сигнал. Ты можешь идти.
К кровати подошла женщина. Медсестра отпустила мою руку и улыбнулась, отчего на ее щеках появились задорные ямочки.

- Хорошо, миссис Прокофьева. Я буду на посту. А вы, мистер Грин, если что то понадобиться, знаете, как меня позвать. – ока указала на кнопку на стене. – Выздоравливайте.

Салли вышла из палаты, и аккуратно закрыла за собой дверь. Доктор проводила ее взглядом, затем достала из нагрудного кармана ручку и очки, которые тут же одела, то придало ей более деловой вид, и взяла в руку планшет с историей болезни.

- Итак, мистер Грин, я рада что вы наконец то пришли в себя. Как ощущения?

- Слабость во всем теле, а в остальном, вроде бы, неплохо. Спасибо вам, Салли рассказала мне, что вы меня практически из могилы вытащили.

- Она болтушка. Я всего лишь сделала свою работу. Хотя да, вы были мертвы, когда вас к нам доставили.

По телу пробежал холодок от одной этой мысли, но я собрался и задал вопрос:

- Извините, но что со мной случилось? – я бросил взгляд на ее нагрудный бейдж. На нем значилось имя Елизавета Прокофьева. – Салли говорит – что то аллергическое? Я никогда не жаловался на аллергию.

Доктор на мгновение закатила глаза, затем подвинула стул, и села напротив меня. Теперь на ее лицо падал свет из окна, и я понял, что она довольно красивая женщина. Хотя про себя я уже решил, что буду звать ее королевой хотя бы только из за имени. Мне казалось это забавным. Ее лицо с ярко выраженными скулами обрамляли черные волосы. Глаза имели не совсем характерную для европейки форму, и их форма говорила о том, что в ее корнях было что то азиатское. Но это делало ее лишь привлекательнее в моих глазах. Она закинула ногу на ногу и заговорила:

- Мистер Грин. Вы пережили анафилактический шок. Аллергия ранее не проявлялась, потому что это реакция на не совсем типичный аллерген. Это ни пыльца или шерсть, это реакция на антисептик, что используется для обеззараживания костюмов, которые вы используете при работе. Знаю, вы хотите спросить – почему тогда этого не произошло раньше? Отвечаю. Потому что раньше использовался другой антисептик. Но анафилактический шок не развивается просто так. Это реакция организма на повторный контакт с аллергеном. Скажите, у вас не было ранее зуда или раздражения кожи, после того, как вы снимали костюм?

- Припоминаю. Вроде бы за день до эксперимента с лазером было что то подобное. Но я подумал, что это просто какое-то раздражение. Такое случалось раньше, например когда одежда натрет или пропотеешь.

- И поэтому вы решили не ходить в санчасть. Умно.

Я услышал нотки скепсиса в ее голосе, и поспешил оправдаться:

- Я хотел! Я собирался сделать это вечером, после эксперимента. Честно!

- А следовало бы прийти ДО эксперимента! Да чего уже. – она смягчила голос. – фарш не провернуть назад. В общем вам повезло, мистер Грин, если бы вас привезли на минуту позже, то я уже ничем не смогла бы вам помочь. Был сильный отек легких и сердце уже не билось, когда я начала с вами работать. Так что формально вы были мертвы что-то около трех минут. Я восстановила работу сердца, но вы впали в кому, поэтому максимум, что я смогла сделать – стабилизировать вас, и надеяться на лучшее.

Я молча переваривал услышанное, и спустя некоторое время, которое врач терпеливо ждала, спросил:

- Как долго?

- Немного. Пять недель. Мы сообщили родственникам, но вашей матери запретили посещение. Мне очень жаль.

Я пытался осмыслить сказанное. Пять недель я был словно труп. Но я не был мертв. Я видел сон. Только подумать! Пять недель! А судя по ощущениям – пять минут. Не верится.

- Вы не виноваты. У меня с родственниками отношения не очень хорошие. – Я вдруг подумал, что ей совсем не интересно слушать о моих разногласий с родней, поэтому я перевел тему. - Спасибо вам за то что спасли меня.

- Не за что, мистер Грин. Мне необходимо сообщить начальнику службы безопасности. Он дал четкие указания насчет этого, поэтому прошу извинить меня. Вы отдыхайте и набирайтесь сил. Если захотите поспать – вызовите Салли, она даст вам снотворное. – Лиза встала со стула, поставила его на место и пошла к выходу. Уже у самой двери она остановилась, повернулась ко мне и сказала. – Я рада, что вы пришли в себя, Майкл, другие доктора уже опустили бы руки, но я знала, что вы проснетесь. Поправляйтесь. Я зайду к вам завтра.

Доктор закрыла за собой дверь, и я погрузился в размышления. Итак, я родился заново. Что мне это сулит? Не знаю. Но Объект открыт, выходит с задачей я справился. Интересно как там Сенсей и остальные. Проклятье, я забыл о них спросить! Надо на забыть сделать это завтра.

А эта докторша. Мне надо как то отблагодарить ее за спасение. А ведь были моменты, когда я считал свою жизнь полным дерьмом, и хотел свести с ней счеты. Хорошо, что так и не решился сделать этого. К сожалению, всю ценность жизни осознаешь только тогда, когда узнаешь, что был мертв. Хотя появляется этот страх только тогда, когда просыпаешься. А во сне на это плевать. Жутко это на самом деле. Интересно, что скажет моя мать, если я сообщу ей, что никакие ангелы меня не встречали, никакого света в конце тоннеля, никаких звуков труб и даже ни намека на райские врата или адское пекло. А просто небытие и сон. Этот сон, который, я уже уверен, и не сон вовсе.

Тогда выходит, что это воспоминание принадлежало кому-то, кто ответственен за отправку Объекта к нам. Но Объект там был не один, более того, я ЗНАЛ, что он там не один. И более того, теперь я ЗНАЛ, что было нам отправлено, и для ЧЕГО. Знания передались мне, судя по всему, после физического контакта с предметами. С этими, как те существа их назвали, маяком и тропой. Интересно почему такие дурацкие названия. Цилиндр совсем не похож на тропу в нашем понимании, а в шаре совсем ничего нет от маяка. Но я был уверен, что это именно так и есть.

И тут меня осенило. Эти названия, слова, что я слышал в голове во время сна – лишь интерпретация в привычные нам образы. Если даже между нациями нашей планеты существует понятие языковых барьеров, то что уж говорить о жителях разных планет. Думаю, что в воспоминании были скорее образы, а мой мозг воспринял их, и дал им названия, приближенные по смыслу. Теперь все встает на свои места. Но что значит – только двое? Если я первый, то кто второй?

Снова раздался звук открывающейся двери, и в палату зашла Салли с подносом в руках, на котором что-то лежало, накрытое тряпкой.

- Здравствуйте снова, мистер Грин. Не хотите поспать? Я могла бы помочь вам уснуть.

Хотелось и дальше поразмышлять, но я вдруг почувствовал сильную усталость, поэтому решил отложить все на потом.

- Да, Салли, будет мило с вашей стороны.

Сестра улыбнулась, подошла к кровати и поставила поднос на кровать. Откинув тряпку она взяла в руки пакет и вскрыла его. В нем были стерильные перчатки. Салли надела их, затем взяла другую упаковку и извлекла из нее шприц. Набрав в него жидкость из лежащего там же на подносе пузырька она избавилась от остатков воздуха в шприце, и ввела иглу в катетер. Закончив манипуляции Салли поправила мне одеяло и подушку.

- Спокойной ночи, мистер Грин.

- Спокойной… - Я зевнул, - Салли.


Первое, что я почувствовал, когда проснулся, неприятное ощущение, что за мной наблюдают. Я лежал с закрытыми глазами и пытался дышать ровно, но понимал, что человек, который находится со мной в комнате, догадывается что я уже не сплю.

- Можешь открыть глаза, Майки, я знаю, ты проснулся. – прозвучал знакомый голос.
Я открыл глаза и увидел сидящего в противоположном углу Андрея. Разумеется это был он. Кто ещё мог войти в палату? Уверен, Салли пыталась его остановить, сославшись на мой сон или запреты, но разве это остановило бы его? Разумеется нет.

- Рад видеть тебя в добром здравии, приятель.

- Здравствуй Андрей. Тоже очень приятно тебя видеть.

Я облокотился на локти, и принял полусидящее положение.

- Давно ты тут сидишь?

Андрей взглянул на часы, прикинул в уме и ответил:

- Не долго. Минут сорок. Хотелось поговорить с тобой.

- Очень мило с твоей стороны. Я в порядке. Мне уже гораздо лучше.

- Это хорошо. Очень хорошо.

Вид у моего друга был немножко озабоченный. Судя по всему что-то не давало ему покоя. Поэтому я решил не выжидать, пока он скажет сам, а спросить прямо.

- Андрей. У тебя взволнованный вид. Тебя что то беспокоит?

Собеседник потянулся к карману на груди, затем видимо вспомнил, что он в больничной палате, и вместо сигаретной пачки достал зажигалку, и принялся крутить ее в руках. Помолчал немного и продолжил:

- Скажи Майкл. Как твоя голова? Не болит?

- Нет. Я же говорю, я в порядке. Только проголодался немножко.

- Это хорошо, хорошо. – пробормотал Андрей. – Знаешь. Тут такое дело. С тобой хотят побеседовать. И хотят это сделать как можно скорее. Но я добился того, чтобы сделать они могли это только с моего одобрения. Поэтому я спрашиваю тебя. Ты готов для разговора?

- Это сулит мне что то плохое?

- Нет, ни в коем случае приятель! Нет. Люди, точнее человек, всего один, хочет задать тебе несколько вопросов по поводу содержимого Объекта. А такая срочность для того, чтобы ты контактировал с как можно меньшим количеством людей до беседы.

- Понятно.

- Ты с кем-то общался по поводу Объекта уже? С кем-нибудь из персонала?

- Я разговаривал с сестрой и моим доктором, - я напряг память, - но про Объект мы речь не заходила, правда.

- Это правильно. Что ж, хорошо. – Андрей поднялся со стула. – В таком случае ты завтракай, а где то через час я снова приду к тебе с гостем. Согласен?

- Согласен. – Я улыбнулся – Андрей. Рад был поболтать с тобой, друг.

Андрей сжал губы, затем улыбнулся мне в ответ, подошел к кровати и положил мне руку на плечо.

- Я рад, что ты выкарабкался, приятель. Потерпи немного, побеседуешь с гостем, а потом никто тебя не будет беспокоить. Будешь отдыхать. А ещё позже, когда выздоровеешь, мы с тобой отметим все это дело. – он протянул мне руку – Договорились?

Договорились! – Я ответил ему рукопожатием.

Андрей развернулся и вышел из палаты, и я расслышал, как снаружи он сообщил сестре, что я проснулся и желаю позавтракать. Спустя несколько мгновений в палату забежала Салли, я поприветствовал ее, а она попросила немного подождать, и унеслась за завтраком.

Через некоторое время я, сытый и довольный, стал ожидать гостей. Ровно в назначенный срок в дверь постучались.

- Пожалуйста, входите! – пригласил я посетителей.

Дверь открылась, и в комнату зашел Андрей, и кивком поприветствовал меня. Следом за ним вошел незнакомый мне мужчина, а позади замаячила Бисли. Андрей наклонился ей к уху и что-то шепнул. Она кивнула ему, затем посмотрела на меня, помахала рукой, и закрыла снаружи дверь.

- Майкл. – Начал Андрей, - Позволь представить тебе мистера Сирила Бэлль.

- Рад знакомству, мистер Бэлль. – я протянул руку.

- И я рад наконец то приветствовать вас лично, мистер Грин. – мужчина пожал мою руку и присел на стул, рядом со столиком.

Стульев больше не было, поэтому Андрей оперся спиной на стену и скрестил руки. Я оглядел сидящего мужчину. На вид лет пятидесяти, худощав, одет был в строгий костюм. В руках кейс с кодовым замком, который он положил на колени, и не единого волоска на черепе.

У него было непроницаемое лицо жесткого человека, поэтому у меня возникло предположение, что он работает на какие-то силовые структуры.

Мужчина внимательным изучающим взглядом осмотрел меня с ног до головы и я решил не затягивать, и завел разговор:

- Итак, мистер Бэлль. Чем обязан удовольствию вашей компании?

- Мистер Ель уже уведомил вас, что у меня к вам есть ряд вопросов. Дабы избежать недоверия с вашей стороны позвольте рассказать немного о себе. Я работаю на службу безопасности Коалиции, и мое руководство заинтересовано в информации, которую вы можете нам дать.

Я взглянул на Андрея, тот кивнул мне в знак одобрения.

- Но какого рода информацию я могу вам дать?

- А вот это хороший вопрос, мистер Грин.

Мужчина открыл кейс, извлек оттуда диктофон, блокнот и шариковую ручку. Диктофон он поставил на столик и включил на запись. Кейс он поставил на пол, закинул ногу на ногу, и открыл блокнот.

- Сегодня тридцатое мая две тысячи пятого года. Интервьюер – Сирил Бэлль, заместитель начальника службы безопасности Коалиции. Интервьюированный – Сэр Майкл Джозеф Грин, член исследовательской группы, которая работала над задачей вскрытия объекта внеземного происхождения, далее – Объект. В качестве свидетеля приглашен начальник службы безопасности научной базы – Андрей Ель. Время начала интервью – десять часов сорок две минуты. Итак. Мистер Грин. Расскажите, пожалуйста, в чем заключались ваши обязанности на территории базы.

- Если вкратце, то моей задачей, а так же задачей всей группы, было открытие Объекта. Мы перепробовали множество способов, которые не увенчались успехом, но во время последнего эксперимента кое что произошло, и Объект был открыт.

- Как вы думаете, что именно произошло во время последнего эксперимента? Это было случайностью?

- Нет, это не было случайностью.

- Тогда что же это было, по вашему мнению? И почему этого не случилось раньше?

- Все просто. Отвечу сперва на вторую часть вопроса. Открытие объекта затянулось, потому что мы изначально выбрали не верную тактику. Мы пытались воздействовать на Объект привычными нам, людям, способами. Но проблема в том, что Объект не был земным, соответственно и методы наши не были эффективны, ибо Объект был своего рода хранилищем. Очень хорошо защищенным.

- Но тогда как вам удалось открыть его? На записи отчётливо видно, что это сделали вы, мистер Грин.

- Случайно. Но теперь, осмыслив все, я понимаю, насколько все было логично. Открыл я его прикоснувшись к Объекту рукой.

- Извините?

- Не верите? Я вот тоже не поверил бы, если бы не знал, что это правда. Видите ли, какое дело, я знаю, что падение Объекта на нашу планету не было случайностью, напротив, его отправители знали куда его отправляют, и знали кому. Ключом к нему был не лазер, не кислота, ни что либо иное, а наше собственное ДНК. У меня с объектом был непосредственный физический контакт, когда я, в паническом припадке, – В голове всплыла картина того дня – снял защитный костюм, и прикоснулся к поверхности Объекта.

Я дал собеседнику пару мгновений обдумать услышанное и продолжил:

- Ключом были мы сами, люди, точнее что-то, что заложено в наших генах. Что именно – сказать не могу, этого я к сожалению не знаю. Мы могли бы бесконечно пытаться его распилить или разрезать, но ничего бы не добились, потому что он должен был открыться только конкретно человеку, а не нашим инструментам. Парадоксально ещё то, что никто из людей, ведомый страхом и паранойей, ранее не прикоснулся к нему. С момента падения и до того самого дня, когда я дотронулся до него, Объект был изолирован от любопытных рук. Наши же средства безопасности сыграли с нами злую шутку.

- Хорошо. Я вас услышал. Что было дальше? Что вы обнаружили внутри?

- Эту часть я смутно помню, поэтому мало что могу рассказать. В Объекте находилось три предмета. – тут я немного смутился, прокрутив в голове названия, но решил все выложить начистоту. – В общем три предмета. Карта, маяк и тропа. Понимаю, названия может быть немного обескураживают, но уверяю вас, так оно и есть.

Я посмотрел на Сирила. Моя новость не вызвала в нем насмешки, скорее это было удивление, как когда рассказываешь что-нибудь человеку, который уже знает о чем речь.

- Продолжайте, пожалуйста, мистер Грин. Почему вы утверждаете, что эта предметы называются именно так?

- Помню, что перед тем, как потерять сознание, я взял в руки два из них, а именно тропу и маяк. И после этого, понимаю, это звучит смешно, мне были переданы воспоминания.

- Чьи воспоминания?

- Хозяев, тех кто отправил к нам Объект. Я считаю, что это было сделано намерено. Чтобы мы, люди, понимали, какой дар нам был отправлен, зачем и как им пользоваться.

Собеседник что-то отметил в своем блокноте, поправил очки, и осторожно спросил:

- И что же нам было отправлено?

- Путь. Дорога к нашим создателям. Возможность отправиться к ним.

- И каким же образом?

- Эти два предмета, тропа и маяк, это своего рода двигатель. Если определенный человек, проводник, как они его назвали, использует эти предметы, он, а так же все, с чем у него есть физический контакт, переместятся к месту, координаты которого отмечены на карте. Собственно карта нужна для того, чтобы мы поняли откуда к нам послан Объект, думаю для того, чтобы мы смогли сориентироваться. Непосредственно для перемещения он не нужен.

- И кто же эти, так называемые, проводники?

Андрей оторвался от стены и встал рядом с кроватью, явно заинтересованный моим рассказом. Я посмотрел ему в глаза и произнес:

- Я. – повисла тишина. – По крайней мере я один из проводников. Должен быть ещё второй. Но у меня нет предположений кто это, к сожалению.

После недолгого молчания мужчина продолжил разговор:

- Хорошо. Но мистер Грин, почему вы думаете, что именно вы проводник?

- Для того, чтобы использовать двигатель необходимы определенные, ммм, знания. Эти знания были, выражусь так, загружены мне в мозг после контакта с предметами. Это все дико звучит, согласен, но я знаю это! Я знаю это, как я знаю, что два плюс два – четыре, я уверен. Не могу объяснить, просто это факт! Я могу доказать это! Если вы дадите мне маяк, это который в форме шара, он будет светиться в моих руках, а у других людей это будет просто металлический шар.

- К сожалению у меня его нет при себе, мистер Грин, мы изолировали предметы после несчастного случая.

- Какого несчастного случая?

- Один из сотрудников после взаимодействия с ними скончался.

- Кто?

- Ваш коллега, доктор Стефан Моро. Мне очень жаль, что вы узнаете об этом так.

У меня в памяти всплыло лицо доктора Моро, и я неожиданно понял, что мне абсолютно плевать на его смерть, но вслух этого не сказал, а произнес:

- Он не подходил для роли проводника.

- Что, извините?

- Видите ли, мистер Бэлль, в воспоминании, которое я видел, прозвучала одна мысль. – я процитировал то, что слышал во сне. - «Не каждый из детей сможет использовать дары». Думаю, это означает, что не каждый человек может быть проводником. В чем причина – не могу сказать. Наверное это такая своего рода защита от дурака. Доктор Моро просто ее не прошел.

- Звучит немного жестковато.

- Согласен. Но это не я придумал правила, я всего лишь говорю вам то, что знаю.

- Допустим. А что там на счет вашего видения, то есть, извините, воспоминания? Вы можете мне о нем рассказать?

- Я могу пересказать его до мельчайших подробностей.

- Было бы очень кстати, если вас не затруднит.

В течении некоторого времени я пересказывал моему собеседнику воспоминание, которое снилось мне накануне. Весь мой рассказ он, уткнувшись в свой блокнот, делал какие-то пометки, а Андрей не отводил от меня глаз. Когда я закончил, Сирил взял с пола свой кейс, вытащил оттуда пленку, и произнес:

- Очень хорошо, мистер Грин. Думаю на этом мы закончим. И в завершение нашей беседы я хочу, чтобы вы прослушали эту запись.

Он нажал на кнопку, вынул из диктофона кассету с записью нашего разговора, убрал ее в футляр, и поставил другую. Затем нажал на кнопку, и я услышал на записи немного искаженный, но все ещё легко узнаваемый голос Сенсея, отвечающего на вопросы, и Сирила, который опять выступал в роли интервьюера.

- «Мистер Цзей, вы упомянули о каком-то, воспоминании? Не могли бы вы рассказать о нем поподробнее?»

- «Могу. Оно очень яркое, нейга, и не меркнет, как сон. Я закрываю глаза и вижу его так же отчетливо. Итак. Я нахожусь в комнате, залитой светом. Но свет не яркий, а мягкий. Я опускаю глаза, и вижу перед собой Объект. Я дотрагиваюсь до него, и боковая стенка отъезжает в сторону. Затем…»

Я не поверил своим ушам! Рассказ видения Сенсея совпадал с моим. Полностью, во всех деталях. Все, дословно! У меня похолодело внутри, но я, с застывшим на лице удивлением и испуга дослушал запись. Когда пленка закончилась, я посмотрел на Андрея. Он был удивлен не меньше моего. Сирил, сидящий неподвижно, продолжил:

- Я понимаю, это шокирует, мистер Грин. Мы столкнулись с чем то непривычным для нас, но у меня нет оснований не верить вам. Ваш рассказ, и рассказ мистера Цзина совпадают в мельчайших подробностях. И не только это воспоминание, а так же выводы про сам Объект, про проводников. Ваши с ним ответы идентичны. Выходит, что вы и мистер Цзей сейчас чуть ли не самые важные люди на этой планете, потому что он, как вы уже наверное догадались, и есть второй проводник. В любом случае, – Все время, что Сирил говорил, он собирал свои вещи обратно в кейс. После этого он встал со стула. – вынужден попросить вас не подвергать себя опасности, пока мы не решим, что можно извлечь из вашего теперешнего положения. Теперь я удалюсь, но оставлю вас на попечительство мистера Ель. Надеюсь это не последняя наша встреча, сэр, и ваше дальнейшее сотрудничество с Коалицией принесет плоды обеим сторонам. Всего Доброго. Андрей, не проводите меня?

- Да, один момент. Майкл! – Андрей обратился ко мне, - Я провожу нашего гостя, а потом вернусь, никуда не уходи.

Когда закрылись двери я откинулся назад, и принялся обдумывать произошедшее. Значит Сенсей второй проводник. И получается он, как и я, не рассказал одной важной детали. Что ж, так тому и быть. Пока совсем не обязательно раскрывать всех карт. Я неожиданно почувствовал себя намного лучше, даже улыбнулся сам себе. Очень важная персона. Надо же. Интересное ощущение. Я закрыл глаза и представил себя на приеме, где все люди жмут мне руку и поздравляют. Я стою в центре зала, и каждый считает своим долгом подойти и поздороваться со мой лично.

Затем неожиданно мне стало тревожно, и в голове всплыли мысли о каком-то Равновесии. Что ещё за Равновесие? Может быть у Сенсея есть по этому поводу мысли?

- Извините, мистер Грин. – донеслось со стороны двери.

- Салли, зови меня просто Майкл.

- Хорошо, Майкл. Может тебе чего-нибудь принести? Может быть книжку, или ещё чего?

Сперва я подумал, что мне ничего не нужно, но неожиданно у меня возникла идея.

- Салли, мои личные вещи где хранятся?

- У нас тут, в камере хранения.

- Будь так добра, пошли кого-нибудь в мою комнату. Там номер на ключах, пускай принесут мне оттуда мой плеер и наушники.

- Хорошо, что-нибудь ещё?

- Нет, на это все. Спасибо большое.

- Скоро буду!

Дверь закрылась, а я закрыл глаза, и погрузился в размышления.


0


Ссылка на этот материал:


  • 0
Общий балл: 0
Проголосовало людей: 0


Автор: irobotbender
Категория: Фантастика
Читали: 52 (Посмотреть кто)

Размещено: 1 сентября 2015 | Просмотров: 109 | Комментариев: 0 |
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.