«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 2
Coltt tsigun

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 3
Всех: 7

Сегодня День рождения:

  •     byalchik (18-го, 28 лет)
  •     ДжонВ (18-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 158 KURRE
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Фэнтези. Глава 1

    Скромная деревушка, настолько маленькая, что у неё даже не было названия, затерялась среди бескрайних полей. В ста шагах от неё расположился редкий лесок, а чуть дальше - озерцо с удивительно прозрачной, холодной и чистой водой.

    Всего в деревушке было десять домов, пристроившихся вдоль главной дороги, как её называли жители. Они не знали, где эта дорога начинается и где заканчивается, потому как уже давным-давно никто не приходил и не уходил отсюда. Селяне словно отгородились от остального мира, научились выживать своими силами, приспособились к невольной изоляции и даже перестали думать о том, что же скрывается там, за этими бескрайними полями, протянувшими во все стороны, насколько хватало глаз.

    Все дома были словно близнецы - срубленные из дуба, высотой под четыре метра, с высокими потолками и грубыми, плохо обтесанными стенами, с криво сбитыми рамами и мутными стеклами в них. И только один дом привлекал внимание - тем, что стоял в отдалении от остальных, тем, что был почти на метр выше, а еще тем, что от него частенько несло протухшей кровью и кислой вонью выделанных шкур. Там жил охотник Роберт, а с ним и два его друга - травница Эльза и плотник Карл.

    В то утро Роберт проснулся на удивление рано, когда солнце только-только показалось за горизонтом, сходил к колодцу за водой, умылся, накинул на плечи потертую кожаную куртку и устроился на крыльце перебирать оружие. За этим занятием и застал его деревенский староста.

    - Здравствуй, Роберт,- сказал он и с кряхтением уселся на холодные и мокрые от росы доски.

    - Доброе утро, Бернард.

    Кажется, староста управлял деревней уже целую вечность. Толстый, немного неповоротливый, но всегда бодрый и деятельный, обычно он излучал уверенность в завтрашнем дне. Но сегодня он был на удивление мрачен.

    Какое-то время они молчали.

    А жену-то мою, все лихорадит и лихорадит,- вздохнул старик,- Третий день пошел, как не ест, не пьет, все бредит да зубами стучит - мерзнет. Сегодня ночью очнулась, сказала, мяса хочет, зайца или птичку какую. Сможешь достать, только быстро, чтобы до полудня?

    Охотник разложил перед собой стрелы. Несколько тяжелых неоперенных убрал обратно в деревянный колчан - для точной стрельбы они не подходили. Еще несколько треснувших просто-напросто выкинул, но не забыл перед этим снять с них ценные бронзовые наконечники.

    - Достану,- сказал Роберт и сгреб оставшиеся стрелы в колчан.

    Бернард облегченно вздохнул.

    - Я знал... когда шел к тебе, я знал, что ты поможешь. Когда вернешься с дичью, я пожарю мяса и сварю жене суп из потрошков, её любимый. Она поест и ей сразу станет получше. Ведь станет, правда? Ты только принеси, пожалуйста, быстрее,- сказал старик, и на последних словах как-то сразу поник.

    - Совсем она у меня плохая стала, эх, друг, совсем плохая…

    Роберт достал кинжал и протер тряпкой, тщательно стирая с поблекшего лезвия разводы засохшей крови. Засунул кинжал за голенище сапога, закинул колчан за спину и вернулся в дом. Старик остался сидеть на крыльце и смотреть, как предрассветный туман растворяется в первых солнечных лучах.

    Деревня медленно просыпалась. Заспанные, зевающие жители потянулись на улицу - кто-то шел за водой, кто-то торопливо умывался, кто-то кормил скотину, кто-то чистил грязную посуду и готовился к завтраку. Все шло своим чередом, как вдруг, - это почувствовал каждый,- случилось нечто неожиданное. По дороге, по которой не ходил никто и никогда, сейчас кто-то шел.

    Селяне постарались скрыть тревогу - они с обыденным выражением на лице желали друг другу доброго утра, спрашивали о здоровье да рассуждали об урожае, вот только нет-нет, да и бросали настороженные взгляды на дорогу, по которой к ним приближался незнакомец.

    Чужаком, на поверку, оказался парень лет тридцати. Среднего роста, достаточно симпатичный, не толстый, но и не сильно худой, в светлой холщовой рубахе и заношенных парусиновых штанах, он шел по единственной на всю деревню улице и не обращал ни малейшего внимания на селян. Увидев охотничий дом на отшибе, парень, не задумываясь, повернул к нему.

    - Доброго дня,- кивнул незнакомец сперва старику, затем охотнику и устало опустился на крыльцо,- Все-таки, это была чертовски длинная дорога. Я шел пешком аж от самого Лорша, и надо сказать, страшно устал. У вас где-нибудь можно поесть и поспать? Я заплачу, у меня есть деньги, так что не волнуйтесь, заплачу щедро. А еще я бы хотел поговорить с наместником, старостой, городским головой, или кто у вас тут всем заправляет.

    - Меня зовут Бернард,- старик повернулся к незнакомцу и протянул дряблую морщинистую ладонь,- слушаю вас.

    - А я - Декс,- парень с чувством пожал руку и продолжил говорить, но уже шепотом,- и я принес послание, крайне важное, из самого Лорша. Но оно не для чужих ушей. Давайте скорее уединимся где-нибудь. Чей это дом? Может, хозяин будет не против…

    - Это мой дом,- перебил его Роберт,- и если у вас есть срочное дело, пожалуйста, мой дом - ваш дом. И скажите Эльзе и Карлу, что я жду их на улице.

    - Ему можно доверять? - шепнул Декс.

    - Конечно, - ответил Бернард.

    - Тогда, пойдемте,- парень подхватил старосту под руки, кивнул Роберту со словами,- зайдите, у меня и к вам дело,- и буквально ввалился в охотничий дом.

    Внутри витал легкий смрад от дубленых шкур. Единственный стол занимали плошки с разномастными смесями из тысячелистника и болиголова, крапивы и чистотела, и еще доброго десятка разных трав. Плотницкий инструмент Карла скромно примостился на полу и ждал, когда хозяин проснется и примется за работу.

    Гостей прямо у порога встретила травница.

    Когда-то давно, Эльза считалась очень красивой. Ее большие карие глаза, приятная улыбка, мягкие пушистые волосы чуть ниже плеч и правильные черты лица приводили в восторг поклонников, однако время и тяжелая жизнь не пощадили и ее. Каштановые волосы начали отсвечивать сединой, морщины собрались у глаз и на лбу, но не это по-настоящему уродовало ее. Лицо Эльзы испещряли с дюжину шрамов, начиная от самого маленького, рассекающего тонкую бровь надвое и заканчивая несколькими уродливыми багровыми рубцами, исполосовавшими некогда белоснежную щеку.

    На криво сколоченной кровати лежал плотник, проснувшийся и подозрительно оглядывающий гостей.

    Карл был просто до невозможности худ. У него уродливо выступали ребра и скулы, тонкие руки, казалось, готовы были переломиться в любой момент, а легкая полотняная накидка свободно болталась на впалой груди. Он плохо выглядел, и не только в худобе было дело - он судорожно дышал и облизывал постоянно сохнущие губы, а цветом кожи мог потягаться с любым желтушным больным.

    Староста прямо с порога обратился к жильцам,-

    - Эльза, Карл, доброго утра и хорошего самочувствия. Пожалуйста, если не трудно, оставьте нас ненадолго. Нам нужно обсудить кое-что важное.

    - Нечего нам обсуждать,- бросил незнакомец. В руке его блеснул тонкий кинжал, которым он ударил старика в затылок, с такой силой, что на пол брызнула коричневая, густая, вонючая, жижеобразная кровь. Бернард повалился навзничь, беспомощно взмахнув руками, и затих.

    Эльза отступила на шаг и потянулась к столовому ножу. Роберт выхватил кинжал из сапога и в мгновение ока прижал Декса к стене.

    - Что. Это. Только что. Было, – четко и внятно, негромко, но очень угрожающе, произнес Роберт, держа лезвие в опасной близости к сонной артерии незнакомца. Тот, в свою очередь, отбросил свой кинжал в угол и медленно приподнял руки, показывая, что в них больше ничего нет.

    - Спокойно, я безоружен. Роберт, Эльза, Карл, послушайте, я…

    - Говори,- прорычал охотник,- за что ты убил его?

    Вместо ответа Декс показал пальцем на тело, а точнее, на лужу крови, что собралась на полу рядом с бездыханным старостой. Все трое перевели взгляд на нее и недоуменно переглянулись.

    - Эльза? – спросил Роберт.

    Травница осторожно опустила кончики пальцев в странную субстанцию, что была у старика заместо крови и поднесла к носу. Осторожно принюхалась.

    - Это не кровь, точно не кровь. Жирная и маслянистая, и смердит гнилью. И тиной, по-моему,- Эльза вытерла пальцы о суконную юбку и обернулась к Дексу,- Ты ведь знаешь, что это, верно?

    - Болотная жижа, трупные соки утопленников, перегной, и черт знает что еще. Все это у упырей вместо крови.

    Карл тяжело поднялся с кровати и посмотрел на труп, на вонючую гнилую жижу.

    - Какого черта?

    Хрипловатый, надрывный голос Карла словно вывел Роберта из оцепенения.

    - Что это?

    - Упырь,- ответил Декс.

    - Что такое упырь? – сорвался охотник.

    - Когда черная магия оживляет утопленника, получается упырь. Они не мертвые, нет, наоборот, их, как раз таки очень сложно убить. Своего разума у них почти нет, лишь некоторые инстинкты…

    - Но он был нормальным,- перебила Эльза.

    - Его контролировали. Где-то в деревне живет особый упырь, что управляет другими упырями. Маг, воскресивший его, оставил ему разум, а в обмен, эта тварь денно и нощно должна следить за остальными мертвяками.

    - Остальными? – переспросила Эльза.

    - В этой деревне кроме вас людей нет.

    Наступила тишина. Никто не двигался, все пытались обдумать, осознать, переварить эти странные, безумные, болезненные слова, что никак не вписывались в их устоявшуюся картину мира. Кажется, скажи им, что это у них по венам течет эта отвратительная болотная жижа, и то они были бы меньше шокированы. Однако испуганное оцепенение понемногу сходило на нет.

    - Самое раннее через час этот упырь вернется к жизни, и нам придется туго,- разбавил тишину Декс.

    Эльза вдвоем с Карлом перевернули тело, вытерли слизь и, к своему удивлению, обнаружили быстро затягивающуюся рану. Грязь с гноем больше не текла, а подсохшие края понемногу сходились.

    Роберт подтолкнул парня к трупу со словами,- разберись с этим, раз такой умный,- а сам направился к своей кровати. Достал из-под нее охапку грубых неоперенных стрел (которые еще не успел оперить), две запасные тетивы, и свою особую гордость – длинный кинжал в тридцать, а то и больше сантиметров, с удивительно тонким лезвием и красивой гравированной ручкой. Из-под стола достал заплечный мешок, сгреб туда все свои пожитки, кроме, разве что, любимого кинжала, который он убрал за пазуху. Сверху положил немного хлеба, десяток картофелин, пару кусков вяленого мяса, яблоки – все, что были, огниво, два короба с травами – особую гордость Эльзы, и большую холщовую тряпку. Подошел к двери, осторожно, на полпальца, приоткрыл ее и осмотрелся.

    Снаружи ярко светило солнце, бегали дети, крестьяне, оторвавшись от домашних забот, шли в поле убирать сено – сегодняшнее утро ничем не отличалось от любого другого утра в этой забытой богом глуши. Поверить в безумные слова про упырей было сложно, ведь Роберт прожил в этой деревне всю свою жизнь – он прекрасно помнил, как пацаном бегал за ягодами в лес, как удил рыбу вместе с отцом, как встретил свою первую любовь, как учился охотиться, как убил свою первую добычу (это был большой пушистый заяц, и попасть в него из лука было чрезвычайно трудно), как…

    Роберт встряхнул головой, помассировал виски, а потом, немного удивленно и почти без испуга, спросил,- Эльза, Карл, а как мы познакомились?

    Ответом ему было молчание, да округлившиеся глаза Эльза, когда она осознала, что понятия не имеет, как именно они встретили друг друга.

    - Я все объясню, а сейчас, вы должны кое-что увидеть, так что, помогите мне,- сказал Декс и опустился перед распростертым телом на колени. Взял у Эльзы немного растертого чистотела, смешал с календулой, добавил немного родниковой воды и влил получившуюся смесь в почти уже зажившую рану. Подсохшая болотная грязь, что была у старика вместо крови, зашипела и вспенилась, руки и ноги начали конвульсивно дергаться, и комнату заполнила удушливая трупная вонь.

    Тело старосты засветилось, и сквозь бледное сияние начала проступать синюшная, гниющая, вся в гнойных струпьях, кожа. Уродливые мясистые пальцы венчали кривые когти, сквозь кожу в нескольких местах проступало сырое мясо, а вместо лица у упыря была почти что звериная морда с впавшим носом, сгнившими губами и грязными клыками.

    Эльза вздрогнула, зажала нос и отвернулась, отчаянно сдерживая рвотные позывы, Роберт инстинктивно потянулся за кинжалом, а Карл скривился и тяжело опустился на край кровати.

    - Это был морок - особая, грязная магия ведьмаков и чернокнижников,- начал Декс,- Вся эта деревня – один очень большой и очень сильный морок. То есть все, что вы видите вокруг – ненастоящее, это иллюзия, обманка, ловушка, в которую вас поместили, чтобы вы не сбежали.

    - О чем это ты? – удивилась Эльза.

    - Сперва нам нужно убраться отсюда,- вставил Роберт и кивнул Дексу,- еду и оружие я взял. Выходим по моей команде и бежим в сторону леса. Я знаю одну тропку, пройдем по ней, сделаем большой крюк по полям, и выйдем к дороге. Все готовы?

    - Нет тут никакой твоей тропки. Из морока нам не выйти, по крайней мере, пока не уничтожим того, кто удерживает этот морок. Помните, я говорил про особенного упыря, так вот, это он. Так что, думайте быстрее, кто это может быть, пока наш упырь,- Декс демонстративно кивнул в сторону распростертого чудища,- не ожил.

    - Так он жив?- испуганно отшатнулся от трупа Карл.

    - Я же сказал - сложно убить. Чистотел лишь немного разжижил грязную кровь. У нас есть тридцать-сорок минут, не больше, так что не теряйте времени – думайте, кто здесь самый подозрительный, старик, ребенок, не важно. А нам с Эльзой,- парень взял травницу за руку,- надо перекинуться парой слов.

    Роберт приоткрыл дверь и стал выглядывать своих односельчан, вчерашних друзей, а сегодня – кровожадных чудовищ, среди которых затесалась особо могущественная тварь, уродливыми трюками меняющая все вокруг.

    Декс отвел Эльзу в дальний угол, посадил на кровать и сам сел рядом.

    - Послушай меня,- начал он,- когда-то ты была невероятно сильной магичкой, но всю твою магию у тебя забрали. Сейчас я могу дать тебе лишь это,- в руке у парня засиял маленький, размером с грецкий орех, позолоченный медальон на тонкой цепочке из темного металла,- носи его постоянно, и он поможет пробудить твои силы. Не знаю, как скоро ты станешь прежней, может, совсем скоро, а может, и никогда, но мы должны попробовать.

    Эльза с опаской надела медальон и прислушалась к своим ощущениям – вроде бы, ничего не изменилось, но при этом, глубоко внутри, она почувствовала появившуюся словно из ниоткуда легкую радость, как будто к ней и правда вернулось то, чего она давно была лишена.

    - Теперь – самое главное. Ты должна представить что-то, и оно появится. Начни с чего-нибудь простого – например, маленького огонька.

    Травница взмахнула рукой, и из ее пальцев посыпались яркие, жгучие искры. Не успела она ахнуть от удивления, как ее тело пронзила тупая боль. Эльза опрокинулась на кровать, сжалась вся и быстро-быстро задышала, стараясь унять приступ.

    - Что это? – сквозь зубы прошипела женщина.

    - Отдача, осадок, называй, как хочешь,- Декс ласково провел пальцами по ее волосам,- Колдовать не так просто, как кажется. Когда ты что-то вызываешь, частичка магии остается внутри тебя, и чем сильнее заклинание – тем больше магии остается, и тем больнее эта магия будет высвобождаться.

    Приступ понемногу отступил, Эльза поднялась с кровати и сделала глоток воды.

    - Ты лишилась магии, так что, можно сказать, это твой первый раз, а первый раз всегда очень больно. Дальше будет легче, но запомни одно очень важное, главное правило – чем сильнее заклятие, тем больше страданий тебе придется вынести.

    - Но если я… не хочу?

    - Чего не хочешь?

    - Страдать,- сказала женщина и машинально провела ладонью по своим шрамам.

    - Твоя магия может спасти нам жизнь. Ладно я, ты понятия не имеешь, кто я, но вот они,- Декс показал на Роберта и Карла,- разве их жизни для тебя ничего не значат? Неужели ты ничего не помнишь?

    Эльза устало покачала головой.

    - Нет, я… я, наверное, просто была не готова. Все хорошо, я справлюсь. Просто давай уже разберемся с этим, как ты его называешь…

    - Особенным упырем?

    - Да. Разберемся с ним и, наконец, не знаю, ты, может, расскажешь, что происходит? – то ли от нахлынувшей усталости, то ли от волнения, но она начала сбиваться,- Потому что я не понимаю, то есть, я… ты говоришь, что я должна что-то помнить, но я не помню. И что будет, если я так никогда и не вспомню, я ведь даже не знаю, что именно… просто, что это вообще за чудища, почему они здесь, и, самое главное, почему здесь я?

    - Успокойся,- Декс осторожно погладил ее по голове,- тебе тяжело, и, наверное, страшно. Ты словно бродишь впотьмах, но, обещаю, скоро все пройдет. Отдохни немного, а я пока разузнаю, что мы будем делать дальше.

    Парень вернулся к Роберту и Карлу, и, первым делом, спросил,-

    - Решили уже? Кто может быть этим особым упырем?

    Карл покачал головой.

    - Кто угодно может.

    Роберт задумчиво перевел взгляд с Карла на Декса.

    - Сегодня эта тварь,- охотник кивнул на упыря,- говорила мне про свою жену, будто бы та просила свежего мяса, только вот я одного не могу понять – зачем? Упыри едят зайчатину? И что еще любопытно – я не могу вспомнить ее лица, даже близко, даже каких-то черт. Как будто я ее никогда и не видел.

    - Карл, как выглядит жена старосты? – резко спросил Декс. Плотник только пожал плечами и мотнул головой в сторону травницы.

    - Эльза?

    - Не знаю. Она часто болеет и редко выходит.

    Парень постоял минуту в тишине, обдумывая все за и против, и, в конце концов, решился,-

    - Все равно других вариантов у нас нет. Далеко ее дом?

    - Дорогу перебежать,- ответил Роберт и, чуть приоткрыв дверь, показал на непримечательный домик чуть в стороне, с высоким крыльцом, обветшавшими ставнями и любопытным железным флюгером в виде кошки.

    - Хорошо,- Декс вернулся к трупу,- а теперь, мне нужен топор, бадья, охапка сухого сена или просто сухой травы, и немного масла,- и, на секунду задумавшись,- Вы ведь не лучинами здесь пользуетесь, верно?

    Словно уже не в состоянии больше ждать, жаждая, наконец, действия, все заторопились. Роберт принес топор – не очень хорошо наточенный, но другого все равно не было. Карл достал большую круглую бадью и охапку сушняка для растопки – немного трухлявых щепок, сена и высушенной травы. Эльза сцедила в плошку масла из глиняной лампы – все, что было.

    Декс перевернул упыря лицом вниз, взял топор и одним резким ударом отрубил ему голову. Пол залила вонючая кровь.

    - Особенный упырь должен был почувствовать смерть одного из своих, так что, приготовьтесь. Мы не знаем, как он отреагирует.

    Парень закинул отрубленную голову в бадью, обложил сушняком, сверху вылил все масло и огнивом выбил искру. Осклизлая кожа и блеклые глаза выгорели почти мгновенно, и вскоре уже череп упыря занялся ровным белым пламенем.

    - Мы готовы? – Декс посмотрел на кучкующихся у двери людей,- Роберт, у тебя был запасной кинжал, отдай его Карлу.

    Плотник спрятал оружие за пазуху.

    - Мы не знаем, что нас там ждет,- Декс показал на дверь,- поэтому каждый из нас должен быть вооружен. Главное для нас – добраться до дома старосты, не отвлекайтесь ни на что другое, и не бейтесь с упырями без крайней необходимости. Зашли, расправились с главным упырем, вышли. И, Эльза, запомни – без твоей магии мы не справимся. Просто помни это, хорошо?

    Женщина кивнула.

    - А теперь, выходим. Роберт, ты первый.

    Охотник открыл дверь и направился прямиком к дому старосты. За ним последовали Декс (чтобы не привлекать внимания, он завел топор за спину), Эльза (каждую секунду она представляла себе мощные всполохи огня, накручивала себя, чтобы в нужный момент наколдовать что-то большее, чем просто сноп искр) и Карл.

    Жители занимались своими обычными делами, и нет-нет, да бросали то ли удивленные, то ли озабоченные взгляды в сторону охотника и его людей. Никак особо не реагировали – видимо, главный упырь еще не решил, как себя вести, - просто стояли и смотрели.

    Роберт подбежал к дому старосты и приоткрыл дверь – внутри, на первый взгляд, было спокойно и тихо. На столе стояли две миски с дымящейся ароматной кашей – словно бы ждали хозяев, на полу валялись рабочие инструменты, в углу лежал полупустой мешок с зерном.
    Охотник зашел первым, за ним последовали остальные.

    - Здесь никого нет,- осмотрев комнату, сказал Декс.

    Роберт красноречивым жестом показал на крепко сбитую крышку, что вела в подвал. Вчетвером, они спустились вниз и оказались в невысоком сыром туннеле. Деревянные подпорки держали неустойчивый потолок, по бокам не столько горели, сколько чадили, факелы, на земляном полу стояли лужи.

    Спустя несколько сотен шагов в вязкой полутьме, охотник с остальными вышли в большое круглое помещение. В центре стоял каменный топчан – на нем возлежала тучная женщина. Она была некрасивой, с двойным подбородком, распущенными, всклокоченными волосами и толстыми пальцами-сардельками. Рядом с ней стояли трое мужчин – видимо, они ее охраняли.

    - Роберт, зачем ты пришел? Искал меня?

    - Что-то не так, друг?- сказал один из парней, что стояли вокруг топчана,- ты какой-то бледный. Может, тебе отдохнуть, подышать свежим воздухом? Пойдем ко мне, выпьем пива, или сходим на рыбалку, я же знаю, как ты любишь удить в нашем озере.

    Парень медленно подходил к Роберту.

    - Или, хочешь, сходим на охоту. Поучишь моего сына стрелять из лука. Ты же помнишь моего сына? Ты так давно не заходил к нам, я аж начал беспокоиться, вроде бы, друг другу не чужие…

    Парень не успел договорить. Декс бросился на него и с криком,- Убейте ее, скорей,- рубанул охранника топором. Удар пришелся в плечо, и из разверстой раны потекла густая грязная жижа.

    Эльза задержала дыхание. Несколько секунд она прокручивала в голове самые реалистичные и жуткие картины пламени, пожирающего дома, леса и целые города, горящих людей, корчащихся от боли, а затем представила себе огонь прямо здесь, прямо сейчас, и ее пальцы родили языки пламени, обуявшие одного из охранников.

    Оставшегося охранника отвлек Карл.

    Роберт бросился вперед – сжимая в руке кинжал, он думал лишь о том, чтобы убить врага, уничтожить морок, избавиться от той неопределенности, в которой он так неожиданно для себя оказался.

    Охотник с силой вогнал кинжал по самую рукоять в живот женщине, что со злобой смотрела на него с каменного топчана. Бледное свечение охватило ее, и через несколько секунд, миру предстала ее настоящая личина.

    Огромная упыриха, вдвое, а то и втрое, больше обычного человека, еле умещалась на каменном лежаке, с ненавистью глядела поблекшими глазами на охотника, трясла жирными лапищами да хрипела что-то невнятное на своем языке. Её хрип становился все громче и громче, в нем, кажется, прозвучали нотки отчаяния и страха – похоже, она звала на помощь всех оставшихся в ее подчинении.

    - Оружие ее не остановит,- Декс посмотрел на Эльзу,- только ты можешь нас спасти. Представь огонь, море, колышущееся, волнующееся море огня, словно живое и дышащее, и… спали здесь все. А вы, Роберт, Карл, уходите.

    Эльзе хватило мгновения, чтобы представить себе безудержную огненную стихию, и из ее пальцев вырвалось жгучее пламя, за доли секунды охватившее и упыриху, и почти весь туннель. Травница не выдержала – усилия оказались чересчур для нее, и она повалилась навзничь. Декс подхватил ее и, посадив на плечи, вытащил из подвала.

    Морок спал. Роберт и Карл с удивлением смотрели на полуразрушенную гнилую лачугу, с дырками в крыше и стенах, с выбитыми окнами и разрушенной мебелью, с грязью и паутиной повсюду. И все это было так внезапно, и так контрастировало с их прежней жизнью, что они не могли поверить своим глазам.

    - Это…,- начал Карл.

    - Все закончилось, морок пропал, мы свободны,- улыбнулся Роберт, наверное, первый раз за сегодня.

    Декс осторожно положил Эльзу на пол, проверил пульс.

    - Как она? – поинтересовался охотник.

    - Там, внизу, она немного перестаралась. Не волнуйся, сейчас она придет в себя.

    Роберт задумался на мгновение.

    - Так мы и правда свободны? Хотя, не думаю, что смогу чувствовать себя свободным, пока не узнаю всю правду. Ты ведь расскажешь нам, что происходит?

    - В паре километров отсюда я разбил лагерь. Там я все расскажу и покажу.

    Травница открыла глаза.

    - Было очень больно,- начала она, ни к кому особо не обращаясь. Не то, чтобы она просила о помощи, скорее, просто хотела участия.

    - Но ты выдержала, ты сделала это ради нас,- Роберт подхватил Эльзу и помог подняться,- да и теперь все закончилось. Мы победили, мы свободны, мы теперь можем уйти. Ты готова?

    Травница пожала плечами.

    - Покажешь, где твой лагерь?

    Декс кивнул. Вчетвером, они вышли из заброшенного дома и пошли вперед по дороге.
    Морок спал – милая в своей простоте деревенька оказалась давно заброшенной, все дома обветшали и обвалились, поля поросли сорняком, аккуратный лесок на деле оказался непроходимой чащобой, а кристальной чистоты озерцо – мутным, поросшим мхом и тиной, болотом. Даже широкая проторенная дорога заросла дикой травой.

    Спустя двадцать минут, они, наконец, дошли до лагеря. Стоянка была разбита на скорую руку – один маленький шалаш, тлеющий костер, железный котелок, в котором осталось немного супа и кожаная сумка, спрятанная в шалаше подальше от людских глаз.

    Роберт уселся поближе к костру, достал из заплечного мешка картофелины и вяленое мясо, разделил поровну на всех и принялся за свой нехитрый завтрак.

    - Декс, мы благодарны тебе за помощь, ты спас нас, хотя, пока я не очень понимаю, от чего именно ты нас спас. Но теперь, я думаю, тебе стоит рассказать нам все, что знаешь – что это была за деревня, как мы в ней оказались, да и вообще, что происходит? – начал охотник.

    Парень с задумчивым видом откусил от картофелины и медленно прожевал.

    - Все, что вы помните, все ваши ранние воспоминания – ложь и иллюзия.

    - Я пытаюсь вспомнить свое детство, но оно будто покрыто туманом,- вступила в разговор Эльза,- и еще, некоторые воспоминания как бы перекрывают друг друга. Я одновременно помню, как училась целительству у местной знахарки, и как штудировала многотомные труды известнейших магов, как заготавливала лекарственные травы для всей здешней деревни, и как сражалась с бунтующими племенами в жарких песках.

    - Та битва с хагорами,- улыбнулся Декс,- хороший был бой. Хагоры до сих пор помнят твоего огромного огненного сокола, что знатно подпалил их стойбища. Его теперь там даже почитают за божество, приносят дары и молятся о дожде.

    Карл, все это время молчаливо слушавший беседу, вдруг оживился,-

    - А помнишь, как ты сражался с их вождем один на один,- обратился он к Роберту,- тот хагор был огромный, и у него была булава размером с маленькое деревце, а у тебя лишь меч вдвое короче.

    - Он рычал, шипел, поносил меня и мою мать, кидался песком и обещал, что освежует меня заживо,- удивленно сказал охотник,- да, я это помню. Я заколол его одним ударом – в сердце, и вместо него заправлять племенем оставил ту женщину, что помогала нам. Ее звали, по-моему…

    - Хадиза,- вставила Эльза,- ее звали Хадиза. Мне кажется, мы начинаем вспоминать.

    - Морок спал, упырь, что поддерживал иллюзию, мертв, но когда именно восстановятся все ваши воспоминания, я сказать не могу. Надеюсь, что скоро. Сейчас, послушайте меня, это важно. Я расскажу вам, кто вы, и вам придется поверить мне, по крайней мере, до тех пор, пока ваша память к вам не вернется.

    Карл и Эльза согласно кивнули, а Роберт спросил,-

    - В той битве, в песках, ты ведь был там, рядом с нами. Ты один из нас?

    - Я рад, что ты вспомнил. А теперь, послушайте меня, и постарайтесь не перебивать, это очень важно.

    Декс набрал воздуха в легкие, выдохнул и начал рассказ,-

    - Мы познакомились пятнадцать лет назад. Ты, Роберт, был молодым солдатом, храбрым и сильным, одним из лучших, Карл был королевским лучником, а Эльза – начинающим магом в академии. Это были тяжелые времена, Генерал, узурпировавший власть, начал войну с собственным народом, и тогда ты, Роберт, решил дать ему отпор. Собрал свой отряд, вооружил его, как смог, и пошел на столицу. И именно тогда к тебе и присоединились Карл и Эльза. Они хотели защитить своих родных и друзей, они не могли просто так стоять и смотреть. Но ваш отряд разбили на подступах, спаслись лишь вы трое. Я нашел вас, израненных и побитых, и выходил, как смог. Мне как раз исполнилось ровно пятнадцать лет.

    Эльза смотрела на Декса, не отводя взгляд. Его лицо казалось таким невероятно знакомым, но сказать, откуда она его знает, травница пока еще не могла.

    - Ты решил стать наемником, Роберт, ты создал отряд и назвал его «Огненный меч», в него вступили Карл, Эльза, и я. Мы были первыми в твоем отряде, и мы поклялись преданно защищать друг друга от любых опасностей на нашем пути.

    - Я взял в свой отряд ребенка? – удивился охотник.

    - Первые несколько лет я усердно учился, немного магии, немного фехтованию, немного стрельбе, да и потом я почти не сражался. Я отвечал за экипировку и провизию, я торговал награбленным, добывал информацию, узнавал секреты, нанимал новых людей, искал клиентов, добывал вам все, что было нужно.

    - Мы бы не справились без тебя,- сказал Роберт.

    - А еще, я должен был спасти вас, если с вами вдруг что-то случится,- усмехнулся Декс.

    - Что стало с нашим отрядом?

    - Мы больше десяти лет работали на самых разных хозяев – где мы только не воевали. Но два года назад ты решил, что хватит бегать, что пора дать последний бой твоему старому врагу – Генералу. Мы сражались с его войсками то тут, то там, и, в конце концов, ты возглавил Сопротивление – все повстанцы признали тебя лидером. С тобой во главе, Сопротивление сильно разрослось, но потом…,- Декс вздохнул,- месяц назад на нас напали. Очень многих убили, а вас, как главарей, взяли в плен. Мне повезло – я в это время договаривался о новом оружии с поставщиками, а когда вернулся в лагерь, вас уже не было, зато все поле было усеяно трупами наших друзей, тех, кто годами сражался с нами плечом к плечу.

    - Почему нас не убили?- поинтересовался Карл.

    - Сопротивление еще живо, точнее, те крохи, что от него остались. Генерал передал вас магам – они переписали ваши воспоминания, затем, здесь, в фантомной деревне, день за днем, неделя за неделей и месяц за месяцем, пропитываясь черной магией, вы должны были стать послушными безмозглыми марионетками,- Декс грустно усмехнулся,- у Генерала есть чувство юмора – вашими руками он хотел додавить Сопротивление, уничтожить повстанцев и навсегда похоронить любую угрозу его власти.

    - Мы убьем его,- твердо сказал охотник,- но ты точно ничего не пропустил?

    - Твоя семья…

    - У меня была семья?

    - Жена и двухлетняя дочка. Войска Генерала убили их во время восстания в одном из районов. После этого ты и решил собрать отряд и пойти на штурм столицы.

    Роберт замолчал и как-то сразу сник, словно на его плечи навалилась вся тяжесть мира.

    - Но я их не помню, совсем не помню, – охотник грустно усмехнулся,- выходит, он дважды забрал их у меня. А значит, нам больше ничего не остается – мы убьем его. Нам ведь все равно идти теперь некуда, верно?

    Декс только развел руками.

    - Раз мы закончили с завтраком, можно выступать.

    - Я не смогу пойти с вами,- парень показал на юг,- где-то там стоят войска Генерала и нам вчетвером с ними не справиться. Нас попросту уничтожат. Но выход есть – я попробую отвлечь их, а вы в это время пройдете к столице. Главное, запомните – идите по дороге, но если увидите войска – сворачивайте в поле или в лес, ищите любые тропинки, главное – уходите как можно дальше от солдат.

    Декс потянулся к кожаной сумке и достал из нее карту.

    - Мы находимся здесь,- парень указал пальцем точку на карте,- вот это – наша дорога, ваш пункт назначения – столица, Лорш, она здесь показана в виде короны. Если свернете с дороги, не сводите глаз с карты, иначе заблудитесь. Если что, через несколько часов я вас встречу, и мы обдумаем дальнейший план действий. Все поняли?

    - Конечно,- сказал Роберт и убрал карту в мешок.

    - Кстати, у меня для вас еще кое-что есть.

    Декс отошел от костра и сделал несколько взмахов руками, затем, начал водить пальцами туда-сюда, будто бы вырисовывая некое заклинание. Неожиданно, земля у него под ногами засветилась и, словно из ниоткуда, материализовались меч и лук.

    Роберт поднял тяжелый метровый меч, вытащил его из ножен и провел пальцем по холодной стали. Видно было, что клинок прошел через многое – зазубрины, царапины и сколы говорили о многих сотнях битв, и о том, что оружие давненько не заглядывало к кузнецу.

    - Как тебе? – спросил Декс.

    - Отличный меч, мои руки как будто его помнят. Его тяжесть, все щербинки на лезвии, даже то, как он холодит мои пальцы. Думаю, он мне подходит.

    Роберт заправил клинок в ножны, обвязал конец ремня вокруг ножен и перекинул меч через плечо. Свободной рукой подхватил немного похудевший мешок с провизией.

    Декс поднял лук и подошел к Карлу.

    - Ты был лучником, помнишь?

    Плотник покачал головой.

    - Я же, блин, даже не знаю, какой стороной за него взяться.

    - Вставай!

    Карл неохотно встал, взял в руки лук и попробовал натянуть тетиву. И, что самое интересное, он словно бы знал, как именно нужно держать лук, как брать стрелы, как целиться, как стрелять – это знание шло словно бы изнутри, из самого подсознания или из каких-то других малоизученных областей памяти.

    - Как тебе? – спросил Декс.

    - Невозможно, но я знаю, как стрелять из этой штуки.

    - Ты всю жизнь тренировался, неужели ты думаешь, что пара темных заклинаний заставят тебя просто так взять и забыть?

    Повеселевший Карл взял у Роберта стрелы, закинул лук с колчаном за спину и поинтересовался,-

    - Когда выступаем?

    - Сейчас,- ответил Роберт и затушил костер.

    Эльза смотрела вдаль – она думала о том, что ждет ее впереди, о том, смогут ли они выстоять против нового, не очень понятного пока еще, врага, и о том, стоит ли оно того вообще – куда-то идти, за что-то сражаться.

    - Пора,- сказал Декс.

    - Я знаю.

    - Ты справишься. Когда будешь колдовать, главное не перестарайся, не мучай себя лишний раз и береги силы. И тогда все будет хорошо. Ты ведь веришь, что, в конце концов, все будет хорошо?

    - Конечно,- улыбнулась Эльза.

    - Тогда, желаю удачи. Скоро увидимся.

    Декс стоял и смотрел, как Роберт, Эльза и Карл медленно идут по широкой дороге. Маленькие фигурки на тонком коричневом полотне дороги то появлялись среди бескрайних полей, то исчезали, и в итоге скрылись за горизонтом. Парень постоял минуту, думая о своем, затем вдруг замерцал бледным свечением и исчез в яркой вспышке.



    Бозвения[1], 16 июля 2018 года.


     


    Вся страна, вся Бозвения стояла на ушах. И не зря, ведь сегодня - премьера «самого невероятного шоу на ТВ», как описывал это шоу его создатель Йован Котич. Все бозвенийцы, от тех, что живут в крошечных деревнях и до жителей столицы, приникли к экранам.


    Но самое невероятное творилось на центральной площади Ларта. Под небоскребом TV1 (главного телеканала страны) за неделю до этого соорудили большую площадку с кучей оборудования, по бокам разместили трейлеры техобслуживания, а на самой площадке поставили четыре пластиковые капсулы – в них-то и должны были лежать главные герои предстоящего шоу. Сейчас, во время трансляции, площадь заполонили жители столицы – все они хотели воочию увидеть «умопомрачительное представление» и подивиться тому, до каких невероятных высот дошла современная наука.


    Громадный экран[2], висящий на небоскребе TV1, показывал троих людей, медленно идущих по грязной широкой дороге. Внизу же, на площадке, запищала одна капсула – к ней тут же подбежали несколько человек в белых халатах. Крышка автоматически отъехала, и из капсулы вылез парень, среднего роста, достаточно симпатичный, не толстый, но и не сильно худой. Обтерся полотенцем от жидкого геля, накинул на плечи рубашку, натянул штаны, одел ботинки, на вопрос врача,- как самочувствие?,- ответил,- отлично,- и прошел к трибуне. Посмотрел на толпу, поднял руку в приветственном жесте и прокричал,- «С ВАМИ ДЕКС, И ЭТО - ФЭНТЕЗИ!».







    [1] Многонациональное государство в Восточной Европе, граничит с Венгрией, Сербией и Хорватией. Население – 10 000 000 человек. Столица – Ларт.




    [2] Самый большой в Восточной Европе.




     


    +20


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 2


    Автор: Doodwooked
    Категория: Фантастика
    Читали: 92 (Посмотреть кто)

    Размещено: 21 октября 2015 | Просмотров: 186 | Комментариев: 2 |

    Комментарий 1 написал: Ivan_Al (21 октября 2015 17:54)
    Хорошо, на мой взгляд. Вначале несколько раз цеплялся за логические несуразности, но ближе к концу они получили объяснение. А последнее предложение заставляет думать, что это часть более крупного произведения.


    Комментарий 2 написал: rock ballads (21 октября 2015 20:09)
    Так-ведь это-же фэнтези...

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.