– Детектив, у Них было моё видео! То, которое выложил в интернет. Они его скачали и… пересняли, повторили один в один. Только я убивал эльфа, а Они – человека! Это какой–то ужас! Я просто не могу поверить, – из глаз Джона шли слёзы.
– Вы говорите правду… – сказал Кавальски.
– Что?! – возмутился его напарник.
– Не перебивай, Майкл. Вы говорите, правду, Джон. Я умею распознавать лжецов, и вы не один из них. Весь допрос вы были искренни. Вы действительно верите в то, что говорите…
У Джона перехватило дыхание, неужели Кавальски ему поверил?
– Однако, – продолжал Кавальски, – эти убийства совершили вы.
– Я? – Джон впал в состояние аффекта. – Пппочему я? – мысли Морли путались, он тяжело дышал, а в глазах постепенно темнело.

– Да, Джон. В детстве вы получили ужасную травму. У вас на глазах изнасиловали, а затем убили сестру. Преступник–повар был елушей, вам это хорошо запомнилось, как и характерная для этой национальности форма его ушей. Повара так и не поймали. Всё это есть в вашем деле, – Кавальски показал на папку, что лежала на столе. – Травма глубоко засела в вашей голове. Вы оградились от неё психическим барьером. Но груз всегда оставался с вами. И с каждым годом он накапливался и нарастал всё сильнее и сильнее за счёт жизненных трудностей, неудач и поражений. Так шло до тех пор, пока не случилось что–то значительное, очень страшное и тяжёлое. Это событие разрушило барьер, на вас нахлынули тяжёлые воспоминания, которые и породили эльфов, как средоточие всего зла, всех трудностей и проблем этого мира. Убийство эльфов стало вашей отдушиной, способом преодолеть психическую травму. Вы даже до конца не понимали, что делали. Джон, поймите, вы очень больны! Психически не здоровы. И вам нужна помощь.

– Нет, не может быть, а… – бубнил Джон, – тогда откуда здесь Майкл? Простое совпадение?
– Всё очень просто, псих ты недобитый! Я с самого начала взялся за расследование убийств моих соплеменников! – со злобой ответил О’Хара.
– Нет, этого не может быть! Я не псих! – Морли продолжал отрицать.
– Вы умный человек, Джон. Сами подумайте, ну какие ещё могут быть эльфы? Тем более, сгорающие от уксусной кислоты? Это же антинаучно! – аргументировал Кавальски.
– Нет, это возможно! Цепные экзотермические реакции, мне мой друг–химик объяснял…
– Это набор научных слов, не более того, – убеждал Кавальски.
– Эдвард, пора прекращать эту клоунаду! Он чёртов шизофреник, больше с ним не о чём говорить, – обратился О’Хара к Кавальски.
– Пожалуй, ты прав, – согласился Эдвард.
О’Хара забрал личное дело Морли и вместе с Кавальски пошёл на выход. Джон кричал вслед:
– Я не шизофреник! Детектив, вы должны мне поверить! Вам угрожает опасность! Они доберутся вас! Облейте его уксусом, пока не поздно! Умоляю! Детектив! Кавальски! Эдвард!
Дверь закрылась.