«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
KURRE

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 24
Всех: 26

Сегодня День рождения:

  •     Eroshkun (16-го, 20 лет)
  •     gellety (16-го, 31 год)
  •     Gr0m1990 (16-го, 28 лет)
  •     Lileslava (16-го, 20 лет)
  •     Дмитрий Гаев (16-го, 25 лет)
  •     темненькая (16-го, 25 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 101 Герман Бор
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1862 Кигель
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Сон - 5

    ***

     Чтобы попасть на взлётную площадку вновь пришлось идти мимо главного корпуса Академгородка. Его взгляд скользнул по высоким каменным стенам, пробежал по узким окнам-бойницам на самом верху четырёх башен и вернулся к массивным двустворчатым дверям, напоминающим ворота. Его всегда восхищало это здание, воплощённое талантливым архитектором в виде старинной крепости. Все окна трёх нижних этажей скрывали экраны, придающие стене сплошной целостный  вид. Но иногда действие экранов нарушалось, и крепость то там, то тут сверкала современным пластиком. Курсанты любили такие эпизоды и даже заключали пари – когда и где выбьет экран. На время ремонта обесточивалась вся аудитория, и занятия, как правило, срывались. 

     Илья невольно подумал, что очень хочет сюда вернуться, подумал и разозлился на себя – откуда вдруг взялись мысли, что нужно попрощаться с Академгородком. Он едет на практику, всего лишь практику, не больше….

     Ровная дорожка, покрытая упругим материалом, привела к пропускному пункту. Здесь пришлось показать карточку угрюмому охраннику, тот считал с неё закодированные данные, ввёл какие-то свои пояснения и пропустил дальше.

     Илья глянул на часы, выругался и бегом кинулся к гудящему работающими двигателями планетному катеру. Трап был уже убран, он с разбегу заскочил в открытый люк, во время пригнул голову, чтобы не стукнуться об низкие переборки и схватился за удивительно скользкие поручни. Чьи-то сильные руки подхватили и втащили его внутрь.  Илья с благодарностью кивнул седому пилоту, закрывшему за ним люк.  

    - Опаздываешь, курсант, - громкий властный голос едва не заставил его вздрогнуть, но он переборол себя и, спокойно выпрямившись, прошёл в салон катера. 

     На вид Прокофьеву было лет сорок пять. Строгий костюм подчёркивал стройную фигуру, лицо приятное, с едва заметными морщинами, чётко очерченные губы кривятся в холодной улыбке. Цепкий взгляд тёмных, почти чёрных глаз окинул фигуру курсанта, и Прокофьев кивнул ему на кресло напротив себя. 

    - Простите, что задержался, - пробормотал Илья, устраиваясь на предложенном месте.

     Катер уже оторвался от земли и мягко, почти не заметно набирал высоту и скорость.  

    - Надеюсь, что впредь ты будешь более пунктуальным, Белов.

     Илья кивнул, ему почему-то казалось, что Прокофьев рассматривает его как какую-то диковинку, а прежде он видел такой же взгляд у куратора, когда тот передавал ему направление. Неутешительный вывод был один – они знают.

    - Да, конечно, - он снял рюкзак, пристроил его на соседнем кресле и посмотрел на Прокофьева. – Спасибо, что дали мне возможность поучаствовать в расследование вместе с вами. 

     Фраза вышла сухой и какой-то фальшивой, Илья едва не поморщился, но ничего другого придумать не смог, разговаривать совершенно не хотелось. Прокофьев, конечно, заметил его состояние, не зря говорили, что он видит людей насквозь, в буквальном смысле слова.     

     Следователь открыл планшет и начал задумчиво изучать экран. Он должен был признаться самому себе, что ждал этой встречи, но она вышла совсем не такой, как он предполагал. Обычно лица курсантов просто светились от желания выполнить любую его просьбу, они с замиранием ловили каждое его слово. Практика под его руководством выливалась в дальнейшем в поддержку в написании курсовых и дипломной работ, а так-же обеспечивала стажировку в Центральном управлении. Но Белова это похоже не волновало, он вёл себя слишком сдержанно, замкнуто, не желая идти на контакт. 

     Прокофьев ещё раз проглядел его характеристику, уровень психической устойчивости зашкаливал за 90 процентов. Курсантам такие сведения, конечно, не разглашались, именно этот уровень был определяющим в направлении их будущей профессиональной деятельности. И именно этот уровень мог стать большим препятствием в осуществлении задуманных планов. Белов был ему нужен, что ж, придётся действовать более жёстко и открыто.

    - Не буду скрывать от тебя, Илья, я выбрал тебя лишь по одной причине, - произнёс он отстранёно. Парень поднял на него взгляд, в серых глазах читалась сдерживаемая насмешка. Понятливый мальчик, он ещё недавно рассматривал его изображение десятилетней давности, тогда это был растерянный, подавленный ребёнок, с глазами наполненными болью и тоской. Единственный свидетель гибели семьи Ветровых. Родители запретили проводить сканирование его мозга, он был ограждён даже от простых допросов. То дело так и повисло нераскрытым. А теперь этот повзрослевший мальчишка вполне официально находится в его подчинении.              

    - Наше расследование будет проходить в Светлом, ты ведь ещё не забыл свою родную деревню?

    - Я не был там десять лет, - голос курсанта не дрогнул, но стал хриплым. 

    - Почему? – поинтересовался Прокофьев. – Ведь все твои родственники, насколько я знаю, живут именно там. Ты не навещал их?

    - Все, кроме родителей, - поправил Илья и пожал плечами. – Так получилось….

    - И всё же. Почему?

     По губам Белова пробежала непонятная улыбка.

    - Это было решением моих родителей. Почему? Я не знаю. Если интересно, можете спросить у них. 

    - Ладно, оставим это Белов. Так ты рад, что возвращаешься в родные места?

    - Я…, я еду туда только потому, что у меня направление на практику в Светлое.

     Прокофьев невольно усмехнулся.

    - Что ж, это честно. Держи, - он протянул ему планшет. – Это произошло два дня назад. Нам нужно будет сделать официальное заключение. 

     Илья откинулся на спинку кресла, его пальцы, держащие планшет, слегка побелели, но лицо осталось непроницаемо спокойным. Прокофьев пристально за ним наблюдал, у парня было прекрасное самообладание.

     Яркое трёхмерное изображение спроецировалось над поверхностью планшета в уменьшенную копию широкого двора, часть пространства занимали четыре внедорожника, рядом с машинами лежали человеческие тела. Одеты в форму космолётчиков, руки сжимают специализированное оружие, которое на планете обычно не применяется. Но причиной смерти являлись не лучевые раны, глубокие рваные дыры были на том месте, где раньше находилось горло. Глаза у всех открыты, вокруг голов густые, багровые лужи.     

    - Шестнадцать человек – весь экипаж « Солнечного – 5», - пояснил следователь. – Капитан Вадим Рогов. Это имя тебе знакомо?

     Илья отрицательно покачал головой, крутанул картинку. Под этим ракурсом стал виден большой зелёный дом. Знакомый дом. 

    - Узнаёшь? 

     На этот раз он кивнул утвердительно, слова не шли, в душе бушевала буря. Память странная штука, особенно его собственная, многое он помнил в мельчайших подробностях, а многое оставалось лишь расплывчатыми тенями.   

    - Визит группы Рогова был не официальным, - продолжил Прокофьев. - Мы до сих пор не знаем причин их поездки в Светлое. Судя по тому, что погибли они во дворе дома Ветрова, то приезжали они именно к нему. Сам Ветров никаких пояснений не даёт и темы разговора не сообщает, то есть от сотрудничества со следствием отказывается. Что ты думаешь о причине смерти, Белов?

     Илья на мгновение прикусил губу, планшет с объёмной картинкой так и оставался у него на коленях.

    - Похоже, что им перегрызли горло. Это были собаки?

    - Собаки. Странность в том, что в ответ профессиональные бойцы не сделали ни одного выстрела, словно их тела были парализованы. Ты знал, что Ветров держит собак?

    - Нет, раньше у него собак не было. Как всё произошло?

    - Во дворе находятся восемь вольеров, в каждом было по две собаки. По словам хозяина дома, к нему ворвались вооружённые люди, начали угрожать. Он попытался с ними поговорить, но не успел, произошёл сбой в системы автоматического открывания дверей вольеров, и на чужаков напали собаки. Вот такая вот сказочка, Белов. Как тебе эта история?

     Илья пожал плечами и чуть слышно произнёс.

    - Шестнадцать.

     Прокофьев едва заметно вздрогнул.

    - Что? Шестнадцать?

    - Шестнадцать трупов, шестнадцать собак. Совпадение, наверное. И что было дальше?

     Покофьев невольно поморщился. 

    - Совпадение, - медленно проговорил он, вглядываясь в непроницаемое лицо курсанта. – Дальше – собаки повалили людей на землю и загрызли, потом стая устремилась в открытые ворота. В общем, собачки-убийцы до сих пор бегают где-то в лесу.       

     Ему не нравилось, что Белов не проявляет никаких эмоций, десять лет назад он выглядел более живым, чем сейчас.
     
    - Ты хорошо знаешь Ветрова?

    - Ярослава? Я встречался с ним несколько раз…, я лучше знал его брата, - Илья выключил планшет и отвернулся к иллюминатору. Снаружи проносилась синева неба и редки пушистые облака, а где-то далеко внизу синел лес. Он слишком хорошо понимал свою роль – источник информации, не больше и как подчинённый Прокофьева, он не может отказаться от этой роли. Не сейчас.   
      
     - Ты не помнишь меня, Илья? – вдруг спросил Прокофьев. 

     Тот резко повернулся, пристально посмотрел ему в лицо.

    - Нет. А должен помнить?   

    - Мы встречались, десять лет назад. Тогда я тоже вёл расследование в Светлом.

     Илья заметно побледнел и опустил голову.

    - Я многого не помню, - произнёс он медленно. Слишком много вопросов. 

    - Всеволод Ветров, его жена Анна и дочь Марина попали в автокатастрофу при выезде из Светлого. Их машина перевернулась и взорвалась. Тогда осталось множество неясного. Ты был единственным свидетелем, Илья. Ведь так?

    - Катастрофа? – почти неслышно переспросил Белов. – Это официальная версия?

    - Официальная, - криво усмехнулся Прокофьев. – Хочешь её опровергнуть?

    - Нет.
     
     Воспоминания, они способны рвать душу, они способны выжигать сердце, оставляя вместо чувств пепел….

    …Почему он побежал за машиной? Мальчишеская глупость, хотел показать Марине как быстро умеет бегать. Бежать вниз под горку и махать рукой было легко и весело, и Марина тоже ему махала, он видел её сквозь заднее стекло машины. Он не задумывался, как далеко придётся возвращаться, чёрный джип плавно вошёл в поворот и покатил вниз по дороге, ведущей через болото. Илья ещё бежал, когда воздух прочертила светящаяся полоса энергетического разряда, машина подпрыгнула как на ухабе, встала на дыбы и запрокинулась набок. Илья споткнулся и упал, внутри салона никто не двигался, а откуда-то из под днища начали пробиваться языки пламени.

     Ему очень хотелось вскочить и бежать на помощь, но страх от увиденного приковал его к месту, глаза застилали слёзы. Потом появились люди, чужаки, четыре вооружённых человека обошли по кругу машину, заглянули в салон. Илья вжался в пыль дороги, стараясь остаться незамеченным. Чужаки открыли дверцы машины и одного за другим вытащили троих пассажиров.  

      Илья видел их неподвижные, окровавленные тела, лежащие на траве обочины, а в памяти так и застыло улыбающееся лицо Марины, это было всего минуту назад. Одну минуту назад ….  Его пальцы скребли твёрдую поверхность дороги, оставляя глубоки борозды, а стук собственного сердца невыносимо громко отдавался  в ушах. 

     Один из чужаков подхватил лёгкое тело девочки и бросил его в воду болота, громкий всплеск и Марины не стало.

     Нет! Этого не происходит! 

     Илья зажмурился, а когда открыл глаза, всё вокруг полыхало зелёным заревом. Дорога, болото и фигуры чужаков, корчащиеся и расплывающиеся в разрядах энергии. Всё пространство на несколько десятков метров накрыла зелёная вспышка света. Илья вновь вжался в землю, он не знал, сколько времени горел этот свет, не знал, откуда он взялся, он лишь до рези в глазах вглядывался в болото, туда, где исчезла Марина, туда, куда тугими струями сочился зелёный свет…  

    - Тебе сообщили, что Марина осталась жива? - слова Прокофьева долетел через огромное расстояние и щемящей болью ударили по сознанию. 

     Она утонула!

    - Нет. Я не знал этого, - его голос был слишком спокойным, ледяным, но внутри всё перевернулось. 

    - Девочку доставили в областной центр, к сожалению, во время аварии её позвоночник оказался сломан в четырёх местах. Случай был очень тяжёлым, и врачам не удалось полностью её реабилитировать. Марина навсегда потеряла способность двигаться.

      Она утонула…?

    - Где она сейчас?  - нет никаких эмоций, нет видимых проявлений чувств, пустота, отрешённость. Ложь! Боль сжигает, разрывает на части, и можно сколько угодно притворяться, только зачем? Так надо? Кому надо?

     Прокофьев не спускал с него взгляда, он изучал его, всматривался, пытался понять. 

    - Когда врачи вынесли окончательный диагноз, её забрал кто-то из родственников. В Светлое.  

    Она жива! Так не бывает!


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: S-Z
    Категория: Фантастика
    Читали: 40 (Посмотреть кто)

    Размещено: 12 июля 2016 | Просмотров: 56 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.