«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 28
Всех: 30

Сегодня День рождения:

  •     Shteler (19-го, 31 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1949 Кигель
    Флудилка Поздравления 1674 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Особые

     

    Большой куполообразный зал с несколькими входами по диаметру отозвался гулкой пустотой на шаги Асмунда. Сверху  лился солнечный свет через широкое круглое отверстие в потолке...
    Что, все разбежались? Или всех сожрали рукокрылые?
    Асмунд мягко развернулся на носках, держа топорики так, чтобы в секунду превратить их в лопасти смертоубойной мельницы. Стрижий хоть и меньше ростом, но опаснее него в Школе психотика не сыскать. Никогда не угадаешь, когда захочет проверить реакцию...
    Стрижий шагал мягко, словно кот - поживший, отнюдь не домашний мурлыка, навострившийся шугать окрестных собак. Худощавый, сухой - психотик с жирком есть нонсенс - с проседью в волосах и бороде.
    - Опустил бы, а то покромсаешь старика ведь, - Стрижий миролюбиво развёл руки, перестав нарезать круги, сделав шаг к нему. Асмунд поторопился отодвинуться на пару метров - не ахти какой разрыв, но всё же... Он уже подумывал прыгнуть в "серый коридор", чувствуя нездоровый интерес Стрижего. А тот старательно обходил кружок света на полу, которым Асмунд отгородился от учителя - чтобы успеть засечь стремительную молнию, если тот рванется в атаку... А он ведь уже в "сером" - Стрижий двигался как обычно, несмотря на то, что Асмунд уже раскрутил маховик собственного метаболизма и восприятия. Движения любого другого воспринимались бы как замедленные.
    Асмунд молча наблюдал, опустив топорики - хотя стоило бы и впрямь убрать, чтоб самому ими не прилетело.
    Стрижий вошёл в кружок света - Асмунд тут же отошёл, разрывая дистанцию...
    - Вот и ошибка твоя, - медленно, гулко - сказывалась скорость восприятия - проговорил Стрижий. - Атаковать надо сразу.
    Асмунд промолчал, чтобы избежать второй ошибки - позволить втянуть себя в разговор.
    Стрижий помолчал, ожидая реплик ученика. Не дождавшись, хмыкнул с явным одобрением, продолжил:
    - Пока ты выжидаешь, тело сжигает драгоценную энергию, которой тебе может не хватить в нужный момент. Я остановил себя - а вот ты продолжаешь идти по "серому коридору". Если я сейчас устрою тебе "карусель", тебе не хватит сил.
    - На тебя среагировать тяжело, - признался Асмунд. - Сам ведь знаешь...
    - Знаю, - без ложной скромности согласился Стрижий. - Но у меня хватает понимания, что так будет не всегда, найдутся и талантливей меня, и природа может сделать резкий поворот. Так что над расширением своих возможностей задуматься никогда не поздно.
    Асмунд кивнул, выходя из "серого". Началась самая обычная агитка за продолжение обучения. Он промолчал, не сводя глаз со Стрижего.
    - Ладно, вижу, что не дозрел, - хмыкнул Стрижий. - Зато дозрел до самого настоящего боевого задания.
    Асмунд вопросительно вскинул бровь.
    - Будешь моим бравым оруженосцем. Идём на бешеного...
    Кирина, зябко сутулясь, придвинулась поближе к костру, танцевавшему на небольших брёвнах, облизывавшему медвежье мясо, нанизанное на длинный металлический прут.
    Как и ожидалось, её приезд не стал событием - и убитый ею медведь тоже.
    Совсем стемнело, в глубине двора загудел генератор, по периметру и на домах разгорелись фонари. Однако сумрак всё равно был слишком густой, электричество в попытках его разогнать лишь сильнее нагнетало зловещую атмосферу. Болото курилось испарениями, туман бесшумно полз вширь и ввысь, тяжело перевалился через забор, распуская уродливые белёсые щупальца.
    Кирина не знала причин своего страха перед ним. Но всякий раз при виде него сознание само переходило в режим двоевидения, словно силясь увидеть сигнатуры живого в неживой конденсирующейся в воздухе воде... В памяти всплывали слова учителя-псионика. Туман - олицетворение той завесы тайны, которой покрыт источник наших сил. Мы все подсознательно боимся себя, заразившись  страхом обычных людей, боимся своих сил...
    Кирина слышала горечь в спокойном голосе учителя - тот давно разуверился в идеалах политики Школы, нацеленных на попытки примирить обычных людей с присутствием тех, чьи способности превышают обычные человеческие. Благо, думала Кирина, что глупая человеколюбивая жертвенность в этих самых идеалах не числилась. Правую щёку подставлять категорически запрещалось...
    Ночная жизнь в посёлке шла своим чередом - кроме самых маленьких, отправленных спать, и поражённых немощью старости, во дворе все были при деле, сновали как муравьи, распределяя приобретённое на ярмарке добро по закромам. Тюки, свёртки, мешки из водонепроницаемых шкур, набитые под завязку. Ткань, соль, крупы, само собой. Но больше удивило не это, а многочисленные детали какого-то сложного механизма. На кой он родственникам? Среди деталей Кирина увидела самые настоящие руки и ноги из металлокерамики. Любопытствовать она не стала. Даже окрика не удостоили, вежливо, но непреклонно подвинув с дороги...
    И сейчас только многочисленные младшие (братья, сёстры, племянники) с любопытством поглядывали на Кирину, не решаясь подойти. Кого-то среди них не хватала - это Кирина заметила, но присутствие тумана не давало сосредоточиться, понять... Кого-то не хватало, отмечало сознание. Думать, почему, не было ни малейшего желания. Жизнь в подобных местах бок о бок шла с потерями. Но что в этот раз?
    Следов набега нет. Хищные твари? Похищение охотниками за рабами? Несчастный случай на болоте?
    Лица, чистые, заросшие, чумазые, одинаковы в своей деловитой целеустремлённости. Будто ничего не случилось... При всей определённой сплочённости этого анклава в атмосфере вокруг него не чувствовалось самого главного - ценности человеческой жизни. Выживает сильнейший - вот и весь сказ. Нет того, что было в Школе - при всей обособленности психотиков, псиоников, векторов, игнитов друг от друга, всё обитатели Школы умели ценить чужую жизнь, беречь друг друга в какой-то степени. Пусть это и было результатом того, что учителя оберегали своих подопечных как редкую живность в первую очередь, а уж потом как самостоятельные, уникальные личности.
    К костру подходили время от времени, чтобы отрезать кусок медвежатины. Кирина не прикасалась к мясу, хотя желудок подвывал от голода. Мало ли чем медведь болел... В этом плане те же кусатки, существа менее симпатичные, однозначно предпочтительнее. Или ракоскорпионы, те ещё любители прятаться в глубине...
    - Тебя тятя хочет видеть, - голос прозвучал прямо над ухом. Кирина обернулась, прищурилась, всматриваясь в чумазые черты лица рослого парня. А, Ёрш, скольки-то-там-юродный брат.
    - Снаружи ждёт, - после короткой паузы сказал он, отведя глаза. - Возле машины...
    Кирина кивнула. Как всегда очень подходящее место для беседы... Но раз хочет - отказывать не будем.
    ...Ральф светился одинокой сигнатурой у края воды - рослый, сильный, хотя порядком похудевший.
    - Ты звал меня, - сказала Кирина, откровенно изучая излучаемую им карту полей и импульсов.
    - Звал, - равнодушным тоном сказал он, заложив руки в карманы. В ночной темноте Кирина не могла разглядеть его лица, но этого и не требовалось - она очень отчётливо чувствовала его настороженность, тревогу, готовность ударить или выстрелить. Пистолет он прятал в рукаве на специальном приспособлении, бросающем оружие в руку. Знал бы, как напрасны его предосторожности... Кирина даже не стала отходить подальше. Его парализует раньше, чем мозг успеет отдать нужную команду вооружённой руке...
    - Ты знаешь, что у тебя червь? - спросила Кирина.
    - Не ковыряйся в моей требухе больше, - сухо, но достаточно вежливо сказал Ральф. - Пожалуйста...
    Она пожала плечами, разглядывая чужеродную сигнатуру в теле Ральфа. Можно прямо сейчас обезвредить - но раз её помощи не хотят...
    - Какой у тебя уровень уже? - спросил Ральф.
    - Третий заканчиваю, - Кирина вздохнула. - Учителя зовут оставаться, когда обучение закончу...
    - Медведя быстро свалила? - спросил Ральф всё тем же равнодушным тоном.
    - Одним ударом, - Кирина хмыкнула. - Не мучался даже.
    - Это хорошо, - Ральф обернулся к ней. - Сильно разрядилась?
    - Есть кто-то на примете? - Кирина усмехнулась. - Кто-то большой и сильный?
    - Царица, - сказал отец. - На Озере Демонов. Обещан большой куш за неё, предлагаю тебе долю.
    - А сами чего? - спросила Кирина. - Динамит, яды...
    - Чтоб шкурку не попортить, - хмыкнул Ральф. - Оно так как-то ценнее будет. И если её динамитом в глубине пришибёт, кто ж за ней полезет?
    - Я с ней в кукловода сыграть не сумею, сопля я ещё для этого, - сразу предупредила она. - Великовата марионетка... Так что тут тоже риск упустить её тело.
    - Упускать нельзя, - сказал Ральф задумчиво. - А то ведь к такой туше-то махом все падальщики сплывутся.
    - Я под поверхностью воды её не прощупаю, - продолжила Кирина, чувствуя, что это звучит как неловкая отговорка. - Надо на поверхность выманить...
    - А если под воду?
    - Ты серьёзно? - смешок получился нервным. Молчание Ральфа было слишком многозначительным.
    - Не полезу я под воду, - решительно произнесла Кирина. -  Понятно?
    - Ладно, - Ральф хмыкнул. - Будем выманивать на поверхность.
    Кирина покосилась на него с подозрением, вернув обычное зрение - вытянутая, легонько подрагивающая желтая сигнатура в животе Ральфа отвлекала. Сразу стало темнее...
    - Так ты согласна помочь?
    - Да, - Кирина развернулась и размашисто зашагала прочь. - А то поубивают вас там...
     Ещё не факт, конечно. Семейка живучая, словно стая крыс - резвых, умных и злых двуногих крыс, которым вдруг понадобилось тело гигантской водяной змеи, чтобы прям в целости и сохранности. С одной стороны - неслабый такой трофей, с другой... Не слишком много с ней будет возни? Или Ральф хочет так самоутвердиться за счет жутковатой славы дочери-псионика? Из-за которой одно время пришлось терпеть отчуждение со стороны соседей.
    Ладно, раз нужно помочь, значит, поможем.
    Правда, Кирина не была уверена, что сможет убить Царицу. Даже если вложится по максимуму. Гигантские рептилии, устроенные примитивнее млекопитающих, как ни парадоксально, обладали большей сопротивляемостью к воздействию на нервную систему. Видимо, сказывалась хладнокровность, способствующая инертности нервных процессов так же, как и большие размеры. Психотики с ними лучше справлялись - хотя борьба человека и удава была зрелищем не для слабонервных. Сказывалось мощнейшее излучение ярости, пробивавшееся даже через блокировку эмпатии. Ральфу бы Стрижего для охоты на Царицу... Ну, или одного из её учителей, того же Зорана - он бы по самому слабому импульсу Царицы навёлся и заставил бы змеюку не то что всплыть и выползти на берег, но и исполнить танец... Или завязаться в узел и задавиться, затянувшись потуже.
    Но слово сказано, придётся выложиться.
    ...Деревья, высокие, замшелые, стройные, стояли аккуратными рядами, тянущимися на многие километры вдаль и вширь, застилая собой горизонт, не давая даже примерно понять, где кончается поганое болото. Мутная, тёмная с отливами зелёного жижа была непогрешимо ровной и непроглядной, под ней с равным успехом могла таиться как безобидная колдобинка, так и многокилометровая глубь, населённая кошмарными обитателями.
    Солнце скрылось за тучами, вися у самого горизонта, но здесь, под дырявым пологом жухлой древесной листвы, отравленной испарениями, почему-то было довольно светло для пасмурного вечера, готовящегося стать ночью...
    Кирина не решалась сделать шаг куда-либо - нечем прощупать дорогу, а ухнуть в ''окно'' в собственном сне чревато новой порцией тяжелых, липких ощущений. Плавали, каким бы каламбуром это ни звучало, знаем...
    Она знала, что находится во сне, точнее осознавала. Но это осознание и не давало проснуться в собственном теле, покинуть мир жутковатых грёз, в которых вся психоделика почти всегда начиналась вот так, с болотного парка, от которого росло беспокойство, перерастающее в стремление вертеться, оглядываться, плескать вонючей водой, разгоняя волны по необъятной водной глади. Лишь бы не стоять на месте, чувствуя, как незримые, но отчётливо ощутимые руки тишины комкают, мнут и терзают рассудок... Однако и сходить с места нельзя, иначе можно спровоцировать этот гротескный мир на какую-нибудь пакость - попытка утопить, к примеру, от которой проснёшься, чувствуя себя рыбой на суше, точь-в-точь по-рыбьи хлопая ртом в попытке ухватить глоток воздуха. Или полезут какие-нибудь твари, разбуженные от слабого толчка воды, всколыхнутой движением ноги. Сон, изощряясь в кошмарах, повторялся в одном - в нём Кирина лишалась своих способностей, без которых сразу делалось тоскливо...
    - Кирина... - шёпот прозвучал совсем близко за спиной. - Кирина...
    Не оглядываться! Надо - обойдёт и предстанет во всей красе! Кирина зажмурилась, напрягшись всем телом, стиснув кулачки, даже затаила дыхание невольно, всем существом обратившись в статую самой себе...
    - Кирина... - шёпот зазвучал спереди, за сомкнутыми веками едва заметно потемнело. Кирина зажмурилась сильнее, чуть опустила голову. Поди прочь!
    - Кирина... - ладонь мягко, с осторожной вкрадчивостью легла на плечо - жесткая, но тёплая... Тепло неожиданно ослабило внутреннее сопротивление. Веки разомкнулись сами собой - и навстречу прыгнули огромные жёлтые глаза Царицы с узкими щелочками-зрачками, за которыми, как за волшебными дверями, таился целый мир - два мира-близнеца, два огромных болотистых измерения с многокилометровыми рядами деревьев... Кирина чувствовала, что падает в них - воздух свистел в ушах... И в то же время понимала, что стоит на месте по бедро в прохладной воде... Нашла в себе силы сомкнуть веки. Стало хуже - то ли голова закружилась, то ли её всю завертело в полёте,в котром находилась какая-то половина её сознания.
    - Кирина! - настойчиво звал её бесполый голос. - Кирина!
    Ладонь, лежавшая на плече, сильнее стиснула пальцы, качнула её...
    Кирину подбросило на кровати, она услышала сдавленный хрип. И спустя миг осознала, что намертво стиснула ногами в "треугольник" чью-то шею и захватила на болевой руку, вывернув крепкую кисть...
    - Ты кто? - спросила она тихо, чуть ослабив захват.
    - Корх... - столь же тихо ответил родственничек - кому ж ещё могло в голову прийти заглянуть к ней?
    Кирина безбоязненно освободила брата из захвата, не боясь попытки отомстить в ответ...
    Он отпрянул от неё - чуть выше неё, шустрый, словно хорёк, сияющий здоровой сигнатурой, чуть искажённой красновато-жёлтым выбросом адреналина. Отпрянул, но не ушёл, замерев у стенки.
    - Что ты хочешь? - уже мягче спросила Кирина, незаметно переводя дыхание. В спине медленно угасал жар.
    - Ты хрипела во сне, - шепнул Корх. - Я и пошёл тебя проверить.
    - Плохой сон был, - Кирина вздохнула. - Спасибо, что разбудил.
    Человеческий силуэт, гармонично сотканный из переливов синего, жёлтого, красного, зелёного, пожал плечами.
    - Не боялся подойти? - спросила она чуть громче.
    - Может, на улицу выйдем? - спросил он вместо ответа. Кирина мгновенно бросила взгляд на пульсирующее пятно в груди, обострила на миг сверхосязание... Нет, ничего плохого вроде не задумал - давление, пульс... Все показатели помалкивают. Родственнички, конечно, знатоки в лишении жизни, но не настолько отмороженные, чтобы оставаться спокойными перед задуманным убийством.
    - Пойдём, - Кирина набросила куртку на плечи, впихнула ноги в сапоги.
    Дом дышал, похрапывал и лучился на самые разные лады - в соответствии со здоровьем обитателей.
    Двор по-прежнему светился по периметру - но генератор молчал.
    - Аккумуляторы, - словно отвечая на её не заданный вопрос сказал Корх. Кирина кивнула, медленно и глубоко вдыхая влажную ночную прохладу, свежую после порядком спёртого воздуха в доме...
    - На ярмарке купили хорошие батареи, - продолжил Корх. - Ральф планирует малый реактор купить - но пока это только мечты. С ним бы многое сделали.
    - Поэтому он хочет убить Царицу?
    Корх кивнул под капюшоном, обернулся к ней - острое, хищно-птичье лицо едва угадывалось в его глубине. Но Кирина к некоторому удивлению разобрала на нём злость. Корх отвернулся, неторопливо зашагал вперёд, ссутулив плечи под холщовой рубахой, мешковатой для сухощавой фигуры. Кирина, помедлив, последовала за ним.
    - Я не боялся, - сказал он вдруг. - Не знаю, чего они так боятся. Сама видишь... И не убедишь ведь.
    - Хоть ты понимаешь, - со вздохом сказала Кирина, положив руку на плечо.
    - Не понимаю, - признался Корх. - Но ведь ты же человек... Родной, не чужая кровь ведь...
    Кирина склонила голову набок, улыбнувшись непроизвольно, чувствуя, как защипало глаза и горло царапнуло комком.
    - Успокойся, младшенький... - сказала Кирина. - Мир такой... Привыкнут. Может, присядем где? Поговорим по душам.
    Он пожал плечами.
    - В "шнеке", наверное, - сказал Корх глухо. - Только ружьё возьму. Мало ли ведь...
    - Не надо, - Кирина не сдержала улыбки - Корх слишком очевидно прятал от неё своё лицо. И как он тут, такой ранимый? Чутким, мягкосердечным нынче живётся едва ли не хуже, чем людям со способностями - противопоставить человеческому социуму особо нечего.
    Он исчез в доме - бесшумный, как призрак. Хороший охотник - за возможность оставаться наедине с собой приходилось быть метким. Иначе бы отобрали оружие за бесполезную трату боеприпасов. Кирина помнила Корха совсем маленьким. Оказывается, за зверьковатым поведением, замкнутостью прятались сильные эмоции, подвижный ум. Неудивительно, если каждый убитый им зверь был старательно оплакан, прежде чем попасть сюда.
    Он вернулся через минуту, неся в руках самую настоящую снайперскую винтовку немалого калибра с массивным ночным прицелом. Не столько для защиты, Кирина видела, сколько из желания похвастаться.
    - Хорошая пушка, - сказала Кирина. - Сам настрелял?
    - Конечно, - Корх прямо-таки засиял гордостью на мгновение. - Мухобоечка... На Озере Демонов опробовать хочу.
    Глядя на то, с какой нежностью Корх поглаживал винтовку, удерживая на руках бережно, словно девушку, Кирина усомнилась в том образе Корха, который успела создать мысленно. Ну, и к лучшему.
    - Царицу, наверное, завалит, - мечтательно протянул Корх, с улыбкой глянув на Кирину.
    - Я попробую вытащить её тебе под выстрел, - пообещала Кирина.
    Корх кивнул, улыбнувшись шире.
    - Пойдём, - он дёрнул головой за спину.
    ...Оба шнекороторных вездехода покоились на берегу, высоко задрав тупые носы, впиваясь во влажную землю лезвиями шнеков. Свет фонарей, пробиваясь через стамовник, тускло бликовал на выпуклых лобовых стёклах, по которым змеились трещинки. Деталей не разглядеть - но Кирина могла с закрытыми глазами обойти обе машины, найти каждую дырку от пули, каждую вмятину от звериных атак.
    Обе машины верой и правдой служили уже третье поколение. Отчасти тут сыграла роль надёжность, заложенная в конструкцию изначально, с другой - весьма трепетное отношение, порой, даже более трепетное, чем к родичам.
    Дверей у машин не было, вход и выход осуществлялся через люки в плоской крыше кабины с низкими фальшбортами, а для погрузки в грузовой отсек использовалась аппарель в торце корпуса.
    Кирина залезла на крышу по узкой лестнице, приваренной к борту слева, припала к широкому сдвижному люку, разбираясь с запирающим механизмом.
    Спустилась, поспешив устроиться за рычагами на водительском сидении, обитом полысевшей, вытертой медвежьей шкурой. Следом всунулся и Корх, делая это не столь проворно из-за винтовки.
    - Умеешь водить? - спросил Корх, усаживаясь. Кирина кивнула - учили. И не только на шнекороторах.
    - Расскажи... - попросил Корх, едва видимый и без экстрасенсорики почти не ощущаемый, словно змея в засаде.
    - Ещё и летать доводилось, - сказала Кирина. - В Школе учебные машины есть...
    - Расскажи... про себя, таких, как ты, - сказал Корх. Кирина плотно закрыла глаза, настраиваясь, и вновь открыла глаза, взглянув на брата через призму двоевидения. И удивилась - отливая холодом, его сигнатура и впрямь напоминала змеиную. Будто на самом деле затаился, дабы не выдавать своего присутствия на самом тонком уровне. Интересно...
    - Три категории встречаются довольно часто, - медленно заговорила Кирина. - Это такие как я, псионики, есть психотики и векторы. Четвёртая категория - игниты.
    Корх молчал, но его молчание отчётливо отдавало заинтересованностью. Ладно, усмехнулась Кирина про себя.
    - Псиониками зовут тех, кто обладают способностью влиять на нервную систему живых существ, так что правильно было бы назвать нейроманипуляторами. Воздействовать на психику не умеем. Зато, в зависимости от тренированности, можем полностью взять под контроль нервную систему, вызвать сильнейший спазм, судорогу, остановить сердце или разогнать его до предынфарктного состояния, поднять давление... Да много чего, в принципе, - Кирина не сдержала усмешки, заметив, как голова Корха приобрела красноватый оттенок - ага, извилинки заработали над смыслом наукообразных слов, кровь обильнее прилила к мозгу.
    - Психотики другие, - продолжила Кирина. - Эти... этих можно назвать лучшими рукопашниками, атлетами и вообще сверхлюдьми. Наш Аякс против психотика не выстоит никогда, разве что если врасплох застанет. Эти могут разогнать свой метаболизм раз в семьдесят и держать такие обороты довольно долго.
    Кирина сделала паузу. Пятнадцать минут - для психотика на пределе возможностей просто невероятно долго. Хватит, чтобы натворить дел... Но это психотики высшего уровня.
    - Они и физически отличаются - прочнее мышцы, кости, эластичнее связки, кровеносные сосуды. Природа позаботилась, чтобы организм мог выдержать огромные перегрузки. Мы их звём быстроживущими - организм хоть и прочнее нашего, но при постоянных скачках перегрузок выгорает довольно быстро. Стрижий у нас пока рекордсмен, самый старый действующий психотик, обучает молодых. Но сами свою жизнь они считают долгой, время для них идёт медленно. Таковы особенности их природы, дающие им преимущества против нас. Нейроманипулятор против психотика, раскочегаренного на полную, почти бесполезен - их нервная система при больших скоростях работы не поддаётся воздействию. Видимо, психотики созданы как противовес нам.
    Лекции учителей всплывали в памяти сами собой. Будто тот же Зоран нашептывал в ухо.
    - А противовесом психотикам служит вектор - телекинетик.
    Сигнатура Корха вновь стала равномерно окрашенной, краски биоспектра приугасли. Ага, опять затаился по-змеиному, будто вылавливает что-то в её словах. Ладно, продолжим.
    - Векторы, особенно тренированные, могут просто швырять своего противника либо закидать градом более мелких предметов с большой скоростью. А векторами зовутся оттого, что свою силу они могут собирать только в виде узконаправленного импульса и направлять только на тот предмет, который видят.
    Наверное, глаза у них играют роль излучателей, хотя импульсы у всех из нас формируются в спинном мозге, а излучаются головным. Кроме игнитов - у этих сила просто потрясающая. Они способны концентрировать биоэлектричество собственного тела и преобразовывать в сгустки высокотемпературной плазмы. И этой плазмой они могут буквально выжигать и взрывать. Для них у нас в Школе отдельный полигон есть, чтобы саму Школу не разнесли. Взрывы такие, что будь здоров, камни плавятся и испаряются. Там, где поработал игнит, очень хорошо чувствуется запах озона...
    Она замолчала, улыбнувшись. Мальчишки частенько бегали на Полигон, собирали тектиты и делали разные поделки... Позже из этих тектитов стали делать медальончики с символами принадлежности. Такой медальончик болтался на кожанном шнурке - сглаженный тёмный эллипс с выгравированным кружком. Для психотиков медальоны делались треугольными, с пучком молний, вписанных в круг. Стрелка, устремлённая вверх, вычерченная на ромбике, была принадлежностью векторов. Игниты щеголяли двенадцатиконечными звёздами на квадрате.
    Она нашарила его под одеждой, ощутив слабое тепло в ладонях. Крохи той бешеной энергии, когда-то превратившей глину, песок и камни в стекло. В школе было поверье, что тектиты покрупнее отпугивают зверей. Видимо, основывалось это поверье на том, что зверьё, в том числе самое тупое, обходило Полигон стороной - даже когда расплавленные стекловидные массы застывали и остывали...
    - А как это... чувствовать такую силу? - сигнатура Корха, что называется, оттаяла, затеплилась мыслительными процессами. Змея завидела добычу вблизи и зашевелилась...
    - Не знаю, - соврала Кирина. - Я ведь не вдруг такой стала. Меня долго учили чувствовать свои способности, а как только почувствую, то и управлять... В любом случае, я не против таких умений. Чувствовать любого, кто подкрадывается к тебе. И скрутить одним усилием воли.

     

     


    +8


    Ссылка на этот материал:


    • 80
    Общий балл: 8
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Kors
    Категория: Фантастика
    Читали: 79 (Посмотреть кто)

    Размещено: 18 октября 2016 | Просмотров: 168 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.