«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Кигель

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 9
Всех: 12

Сегодня День рождения:

  •     kingone (13-го, 18 лет)
  •     sveti1311 (13-го, 36 лет)
  •     Скиф (13-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1944 Кигель
    Флудилка Поздравления 1668 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Любопытный маркетинговый ход эпохи зачаточного трансгуманизма

    Картинка – превью исчезла, и на экране появилась маленькая студия.

    Черная стена - задник, вся расписанная сложными математическими и физическими формулами, фамилиями известных популяризаторов науки, нердовскими шуточками, как всегда, работала на атмосферу, а прямо перед ней сидели двое молодых парней и смотрели в камеру.

    - Всем привет, - улыбнулся один.- Меня зовут Франц Сайнслов.

    - А меня,- тут же подхватил второй,- Джо Гейм.

    - И вы,- уже хором, громко, звонко и явно отрепетировано,- на канале «TechGeek Bosvenia».

    Пошла секундная заставка, на которой два рисованных карандашом карикатурных человечка, под веселый бит недавнего американского хита, отчаянно запихивали в корзину с надписью «TechGeek Bosvenia» всевозможные гаджеты, учебники и научпоп-литературу.

    И вот, на экране снова появились ведущие.

    - Сегодня девяносто девятый выпуск Бозвенийского Техгика, представляете, девяносто девятый. – Начал Франц. - Мы с вами, дорогие подписчики, уже почти два года вместе – всегда в срок обсуждаем всю самую крутую научную повестку, разбираем по косточкам топовые технологические новинки и даже записываем стримы с дотошным анализом новых языков программирования. Сотый выпуск для нас, – то есть, следующий,- это большая, важная дата, и в преддверии этой даты мы хотели бы рассказать вам о чем-то по-настоящему классном и интересном. О чем-то таком, что может, даже, заставит вас задуматься.

    - Или мы просто можем рассказать о первой Бозвенийской ММО-шке про драконов, для которой, как выяснилось неделю назад, спецом закупили квантовые компьютеры. – Тут же подключился к разговору собеседник.- Ну, технически это еще прототипы, но, блин, представляете, action-ММОРПГ на квантовых технологиях – вычислительные мощности уйдут в облака. Так что…

    Джо хлопнул в ладоши и весело крикнул в камеру:

    - Смазывай жопу, World of Warcraft. Бозвения идет!

    Франц наигранно покачал головой и подытожил.

    - Ну, или мы можем поговорить сразу обо всем.

    Парни переглянулись.

    - И для начала, друзья, давайте вернемся с вами на полтора – два года назад, в самый-самый конец десятых.

    Многие из вас, наверное, помнят тот информационный бум, ту медийную истерию по поводу программных продуктов, имитирующих людей. Причем, зачастую, не просто абстрактных людей, а чьих-то почивших родственников.

    У меня до сих пор перед глазами стоят те желтушнейшие заголовки вроде «Программисты предлагают альтернативу смерти», «Американская компания виртуально воскрешает людей», «Страшный суд НТП», «Уже совсем скоро – мертвые в твоем компьютере», и все в таком духе. При этом сесть и тщательно разобраться в ситуации, с, ну, знаете, холодной головой, пытался хорошо, если каждый пятый.

    А ведь сама идея, та самая, первоначальная, что витала в воздухе еще в конце нулевых, и даже раньше, была чудо как хороша в своей простоте. Создать имитацию личности, используя мощь современной технической науки, и передать ей определенные черты дорогого тебе человека, которого, по некоторым причинам, сейчас нет рядом. Причем, в теории любые инструменты годились – от какого-нибудь, прости господи, конструктора ботов типа Pandorabots и до совершеннейших нейросетей.

    - Ну, тут вот не совсем соглашусь.- Встрял в разговор Джо.- Я, во время того бума, у себя на личном еще канале, пилил разгромный обзор на чат-бот «Элис Мэйуэзер» одного американского разработчика. Он был одним из первых программных имитаций мертвых людей, и многие о нем тогда писали, как о революции. Да и, что уж таить, даже рекламировалась эта хрень как «революционная», а сам чувак-автор обещал прорыв. А на деле это был тупо чат-бот, без самообучаемости, без малейшей какой-то новой идеи, зато с очень топорно реализованной фикцией самосознания.

    Франц посмотрел на собеседника, кивнул и добавил:

    - Об этом чуть позже. Я же сейчас веду к тому, что идея, сама, в оригинале, не обещала такого огромного шага в трансгуманизме, как то тиражировали СМИ и блогеры. Она была, в каком-то смысле, очень интимной в том плане, что разработчик создавал эрзац любимого человека в первую очередь для себя, чтобы пережить расставание или потерю, но идея не предполагала долгосрочного общения. Она должна была помочь перетерпеть утрату и смириться, а не заменять человека в длящейся перспективе.

    СМИ этот факт категорически не поняли, да и многие разработчики, как мне кажется, тоже. Не знаю, дело тут в простом недопонимании, или в желании навариться, или в отчаянном поиске быстрой славы, но многие разработчики продавали свои услуги по созданию «имитаций», как нечто революционное, как нечто, в каком-то определенном смысле, способное вернуть вам вашего любимого навсегда. Эдакая виртуальная смесь воскрешения и бессмертия, и, вроде, не очень дорого, и, вроде бы даже доступно, вот только, мало кто понимал суть.

    Вся эта эйфория длилась недолго, чуть больше трех месяцев, когда наступило тяжелое похмелье. Информационное похмелье, в первую очередь. Вдруг, неожиданным образом, оказалось, что обещанные СМИ «воскрешения» на самом деле очень далеки от реальности, и тогда, те же самые СМИ обрушились на «имитации» с не просто разгромной, а с разрушающей критикой. Обвинения в недобросовестной рекламе, - не очень, впрочем, беспочвенные, - в мошенничестве, махинациях, уходе от налогов, в желании нажиться на горе простых людей – все это стало той почвой, на которой с поразительной быстротой взросло недоверие.

    - И недобросовестные рекламщики тоже виноваты,- вставил свое слово Джо.- Вы, наверное, думаете, что таких «Элис Мэйуэзер» было мало, но, поверьте, их было достаточно.

    - Элис Мэйуэзер, настоящая, если кто не знает, была дочерью одного американского врача. Она умерла в тридцать, по-моему, лет, уже не помню, от чего, да и не важно. Важно то, что отец ее попросил знакомого разработчика сделать программу для общения на основе поведенческих характеристик дочери, и здорово за это заплатил. Разработчик тот, молодой парень, все сделал, отец остался доволен, а парень подумал – а почему нет? Почему не заработать на этой простой идее миллиард?

    И он вышел на рынок, как и сказал Джо, с простым чат-ботом, который можно было модифицировать под разные личности, и с яркими обещаниями «революции», «прорыва» и «возвращения любимых домой».

    Через какое-то время об этом узнал отец Элис, начались судебные тяжбы, скандалы. Ни о каком прорыве больше никто и не заикался, разработчики «имитаций» вообще выкинули слово «революция» из лексикона, а СМИ провели свое расследование. Оказалось, на рынке «виртуальных воскрешений»,- тогда это выражение еще было в ходу,- больше трети предложений составляли чат-боты с сильно завышенным прайсом.

    - Это еще что,- засмеялся Джо.- Я помню, как один чувак продавал кустарный конструктор чат-ботов, позиционируя его слоганом, не помню точно, что-то типа «бесконечные возможности виртуальных воскрешений, и все так просто, что справится даже ребенок». Причем, там вообще не было никакой самообучаемости, а каждую реплику, и даже ветвления, нужно было прописывать самостоятельно.

    - Об этом я и говорю. Недобросовестные разработчики, истерия в СМИ, поразительно завышенные ожидания – все это стало катализатором недоверия, и рынок «имитаций» схлопнулся. Не только у нас, в Бозвении, а, так или иначе, везде. В целом, огромном на весь мир, рынке «имитаций» осталось человек сто, причем, многие работали не ради прибыли прямо сейчас, таких быстрых сиюминутных денег, а ради каких-то туманных перспектив будущего.

    Об одном из таких людей я и хочу поговорить.

    Франц замолчал, и на экране появилась фотография человека. Молодой, но не очень-то пышущий здоровьем, даже, скорее, болезненный на вид, щуплый и худощавый, с плохой кожей. Он стоял в скромной аудитории и что-то говорил, увлеченно и пылко, с каким-то удивительно страстным азартом, и в этот самый момент камера и запечатлела его для истории.

    - Это русский чувак,- зазвучал голос Джо,- Андрей Бездушный. Он эмигрировал в Бозвению вроде как в середине десятых. Переехал налегке. Как он сам рассказывал, - я ничего с собой не привез, разве что, одну мечту.

    На экране снова появились ведущие.

    - Он не был первым, кто заговорил об идее «имитации»,- продолжил Франц, - не был самым убедительным, самым ярким среди выступающих, не обещал невыполнимого, и вообще, для человека явно интересующего, поразительно мало говорил о самой этой идее. Будто бы он ее стеснялся. Он больше рассуждал о способах реализации, дискутировал об эффективности некоторых алгоритмов машинного обучения, о перспективах понимания машиной человеческой речи, спорил о взаимосвязи производительности нейросети от общего количества нейронов.

    В какой-то момент, в начале бума «имитаций», Андрей продал свои активы в России, на вырученное арендовал небольшое помещение на окраине Ларта и заставил там все серверами. Уже тогда, как я понимаю, у него были значительные наработки, но он не торопился открывать их на всеобщее обозрение.

    Где-то в это время на сайтах Avito, OLX и Craigslist домена .bos появилось привычное по содержанию на тот момент объявление – Создам приложение на основе личностных данных вашего умершего родственника. Все данные будут храниться на моих серверах. Три тысячи бозвенийских крон в месяц. Требуется только один клиент. Ltd.”Облачный град”.

    - Облачный град. - Засмеялся Джо.- Нет, я понимаю, конечно, что тут имеются в виду облачные технологии, но все равно, как же, блин, претенциозно это звучит. Как будто он, не знаю, небесный город – рай строит.

    Франц только пожал плечами.

    - Официально Андрей объявил об открытии «Облачного града» десять месяцев назад, в ноябре. Показал прототип, ответил на вопросы, предложил нескольким компаниям сотрудничество и снова ушел в тень. Недоверие и определенно негативный образ прошлых «имитаций» сыграли свою роль – за все это время, то есть, буквально, до прошлой недели, у «Облачного града» появилось шесть новых клиентов.

    - То есть, в сумме, семь.

    Франц развел руками.

    - И ведь Андрей старался. Заказывал рекламу. Публиковал научные статьи о своей разработке, давал интервью, снова, как раньше, сразу после переезда, начал выступать на научно-популярные темы. И, в сухом итоге, ничего. Семь.

    Для пущей убедительности, чтобы зритель сильнее прочувствовал момент, Джо выставил вперед семь пальцев.

    - Семь. Не семьдесят семь. Просто - семь.

    - Причем, разработка-то была хороша. Пускай, никто точно не знает, как все это внутри функционирует,- да знать это особо и не нужно,- но я могу рассказать о самом важном. О том, как это выглядит для клиента.

    Франц сделал глубокий вдох и продолжил.

    - Вот приходишь ты в «Облачный град», приносишь все материалы на донора, что есть – фотографии, видео, аудио, мессенджеры, записи разговоров с мобильного, аккаунты в соцсетях. Самое ценное для формирования «имитации» как раз и есть эти аккаунты – фейсбук, твиттер, ютуб, инстаграм, подходят даже аккаунты на развлекательных сайтах и сайтах знакомств. Впоследствии, вся эта информация попадет в нейросеть.

    Затем, ты приходишь снова, через недели, или даже месяцы, может быть, и тебя сажают перед монитором, и ты видишь в нем лицо человека. Любимого человека. Если закрыть глаза на какие-то огрехи анимации, то все прекрасно, и ты начинаешь общаться. И это так круто, и ты думаешь, что все готово, но нет.

    Готово не будет никогда, как сказал недавно Андрей на одной пресс-конференции. Потому что нейросеть обучаться не перестанет, она не может - она будет выхватывать информацию из новых бесед с клиентом, из каких-то постов людей, что были друзьями донора, из, даже, каких-то старых наблюдений, которые показались ей поначалу незначительными. Со временем, меняться будет даже сам процесс обучения.

    Когда-нибудь, кто знает, эти программные образы превратятся в настоящие личности, такие, что были у их доноров. Вот эту мысль и пытался донести Андрей все это время. «Имитации», из временного средства, из этакой заплатки для души, чтобы пережить горе и двигаться дальше, превратились в его голове в нечто сильно большее. Возможно, что, ко всем прочим факторам, эти его слова, так похожие на некоторые рекламные проспекты бума «имитаций», оттолкнули потенциальных клиентов.

    - Слишком это выглядело хорошо,- Джо снова взял слово,- слишком просто, не супер дорого, и от клиента, по сути, ничего не требовалось. Система: приди – заплати. Вот почему, скорей всего, многие и подумали – очередной обман. Еще и эти, блин, СМИ влезли со своим негативом – отсюда и получилось семь клиентов почти за год.

    - И все это было действительно так – до той недели. Сегодня, по последним данным, у него уже больше тридцати новых заявок – за шесть дней. – Засмеялся Франц. – А ведь, правда, какое поразительное маркетинговое волшебство. Многие из вас, наверное, об этом уже слышали, от других блогеров, из новостей, но для остальных я все объясню.

    Джо посмотрел на собеседника и вдруг резко вмешался.

    - Мне кажется, Андрея волновала человечность,- сказал он.- Или наоборот, недостаток этой человечности у его «программных образов». Потому что вот эти его штуки – они классные для нас, кто понимает, кто не боится техники и науки, но большинство реально в них видит Скайнет. Без шуток – я читал каменты к одной старой рекламной записи, и там писали, что его «имитации» однажды захватят управление ядерными ракетами и раздолбают в хлам весь мир. И у таких каментов, как правило, по тысяче лайков.

    - В этом тоже дело,- поддержал его товарищ.- Вообще, задача была практически непосильной – заставить СМИ говорить о себе в положительном ключе, обойти недоверие и скепсис большинства, победить иррациональный страх людей к искусственному интеллекту. И Андрею все удалось.

    Франц сделал крошечную театральную паузу.

    - Шесть дней назад, на День семьи, он дал каждому своему «программному образу» тысячу крон. Просто взял и дал. Создал семь кошельков и перевел туда по тысяче крон на брата. Не очень большие деньги, правда, но идея-то была не в том, чтоб прослыть альтруистом, не в обогащении «имитаций» - деньги им все равно не нужны. Он преследовал совсем другие цели.

    Задумка состояла в том, чтобы «образы» самостоятельно сделали своим родным, ну, точнее, родным доноров, какой-нибудь подарок на День семьи. Для нас, для нашей страны это важный праздник, и Бездушный безошибочно угадал путь к сердцу бозвенийцев, но здесь, одновременно с этим, кроется нечто большее.

    Я думаю, его интересовала нормальность, обыденность, не знаю, обыкновенность. Ведь что пугает нас сильнее новизны? Именно страх перед чем-то новаторским и непонятным, и поэтому, априори, враждебным отталкивал, и будет отталкивать многих от удивительных открытий. И что может быть нормальнее, обыденнее, чем поход по магазинам?

    Сложно представить себе человека в нашем обществе, который никогда ничего не покупал. Не искал, не разбирал варианты, не мучился выбором. Но может ли чье-то воображение нафантазировать себе Альтрона в магазине, с тележкой и пакетом, или Скайнет, в раздумьях листающую вкладки в интернете в поисках нужного товара, или любую другую безумную машину уничтожения из поп-культуры, увлеченную шопингом? Наоборот, шопинг – часть жизни простых людей, и значит, «программный образ», делающий покупки, куда ближе к человеку, чем к безумному роботу.

    - Так и человечность - Джо внезапно перебил своего друга,- заботу, внимание он тоже продумал. Роботы ведь не дарят никому подарков – ну кому они могут что-то подарить? А как насчет «имитаций»?

    И пускай это не настоящее человеколюбие, такое, знаешь, благородное, бескорыстное,- я сомневаюсь, что его «образы» вообще смогут примерить на себя эти слова,- но оно есть хотя бы такое. Компьютерное, суррогатное, кто-то скажет – фальшивое, лживое, надуманное, ну и ладно. Но ведь есть оно? Есть. И подарки людям были? Были.

    А то, что Бездушный потратил недели на проработку новых алгоритмов, подключение отдельных нейронов, внедрение альтернативных методов обучения,- все для того, чтобы научить машину выбирать и делать идеальные подарки,- так это, на мой взгляд, заслуживает еще большего уважения.

    Франц согласно покачал головой.

    - Я видел наброски техзаданий, листинги кода, схемы нейронов, и, признаю, я не все там понял, но работа, надо сказать, была проведена колоссальная. Но вам, должно быть, уже стало интересно, а что же там были за подарки. Итак…

    - Подарки,- закричал Джо, нарочито весело выбросив руки вверх. Затем, уже спокойнее, добавил:

    - К сожалению, только один клиент дал согласие на трансляцию ролика. Частная, блин, жизнь, ну ее. А вообще, давайте посмотрим, что есть.

    На весь экран запустилось видео.

    В маленькой пустой комнате стоял стол и стул, и ничего больше. На столе царил огромный моноблок, на стуле же, немного неловко и скованно, примостился мужчина лет сорока, а может быть, чуть моложе. В руках он держал коробочку, простенькую и аккуратную, перевязанную невзрачной лентой из подарочного магазина – он только что взял ее со стола.

    – Раньше я тебе всегда перевязывала подарки,- мягко произнесло красивое лицо девушки с моноблока. Оно грустно улыбнулось, и в этом момент все незначительные огрехи анимации, кажется, просто исчезли, так это выглядело по-настоящему.

    – Вот только сейчас у меня совсем нет рук. Поэтому узелок магазинный.

    – Да,- кивнул мужчина. Он явно знал, что его снимают, поэтому держался сдержанно и сухо, чтобы не выдать лишних эмоций на камеру. Вероятно, он боялся показать себя чувствительным и уязвимым, и все же было отчетливо видно, как его тянет к прекрасному лицу на экране.

    За картонной крышкой коробочки прятался маленький серебряный кулон. Довольно простой с виду,- скорее всего, его второпях печатали на 3D-принтере,- но при этом удивительный по содержанию. На простенькой цепочке висел тираннозавр, умилительно обнимающий крошечный компьютер.

    Мужчина с удивлением посмотрел на «программный образ», а лицо с моноблока улыбнулось ему ещё теплее.

    - Я думала, какой же подарок тебе нужен. Хотела купить ту хлебницу,- мужчина сдержанно засмеялся, и стало ясно, что это какая-то очень личная шутка, понятная лишь им двоим,- но, вдруг, вспомнила про сентябрь.

    Посетитель задумчиво кивнул головой, не сводя взгляд с монитора.

    - Плохо быть без знака. А я теперь, как видишь, больше не водолей. Я теперь компьютер. Но так, наверное, даже лучше. Теперь мы с тобой, наконец, в чем-то похожи - оба без знака.

    Мужчина надел кулон и потянулся рукой к моноблоку. Изображение тотчас же оборвалось, а через мгновение на экране появились ведущие.

    - Вам ничего не ясно, и это нормально. Я сейчас попробую все объяснить, так, как сам это понял со слов Бездушного на конференции,- обратился к аудитории Франц.

    – У клиента и его жены была свадьба в сентябре четыре года назад. И они, при этом, состояли в известном движении – «Осенние влюбленные». Вы о них, наверняка, слышали. Ну, знаете, «Мы не дадим вашему браку распасться», «Цемент любви», все в таком духе. Его, как я понял, туда затащила жена.

    У «влюбленных» есть куча разных тем, и одна из них – гороскопы и знаки зодиака. Совместимость, правила взаимодействия друг с другом, предрасположенность к ссорам и скандалам, даже какая-то разбивка на дни – что можно делать, что нельзя.

    - Блин, люди ведь реально в такую чушь верят,- глубокомысленно резюмировал Джо.

    - А клиент – он не любил свой знак и поэтому говорил, что у него нет знака. Бездушный, кстати, так и не растолковал, почему,- потому что это, наверное, слишком личное,- но я думаю, тут дело было в прошлом браке или в каких-то других отношениях. К слову, тем, кто состоял в этом движении, раздавали кулончики, где знак мужчины обнимает знак женщины – такая вот опознавательная метка.

    Суть в том, что клиент отказался говорить свой знак, брать обычный кулон. Вроде как, отшутился – мой знак – динозавр, или что-то в этом духе. И, собственно, все. Через два года жена его умерла, он задумался об «имитации» и шесть месяцев назад пришел в «Облачный град». А кулон с женой себе так и не сделал.

    Джо одобрительно добавил:

    - Может показаться, что это все просто и легко, но я уверен, там была проделана очень крутая работа. Хоть я и не знаю, как именно эта «имитация» просчитала закономерности, но на чистой спекуляции, предположу.

    Нейросеть отследила их лайки, клиента и жены, под фото кулончиков других пар, прочитала свадебные посты, исследовала переписку и что-то там нашла. Например, шутки про его знак, какие-то, может быть, скрытые за ворохом лишних слов обиды из-за безделушки, завуалированные претензии, что он не согласился брать то, что ему предлагали сразу. Из всего этого она вычленила самое важное, приняла правильное решение, да еще и снабдила его своей фантазией.

    Машина – снабдила фантазией, да еще так элегантно, представляете?

    Франц с улыбкой дождался, пока Джо закончит, и, наконец, взял слово.

    - Ну и что у нас осталось в конечном итоге?

    Старые клиенты всем довольны – по крайней мере, так говорят в «Облачном граде». Новые стоят в очереди – тоже, видимо, хотят быть довольны. «Программные образы» стали чуточку умнее, а нейросети – чуточку совершеннее. Бездушный сделал себе самую крутую рекламу – за семь тысяч крон. С таким успехом ему пора начать вести лекции по маркетингу.

    Рынок «имитаций» получил заряд дефибриллятора. И, судя по новостным заметкам в СМИ, довольно взвешенным, кстати, судя по количеству людей, вновь заинтересовавшихся данной темой, скоро у него появится пульс.

    Мне почему-то кажется, что через пару месяцев начнется новый виток бума «имитаций», со всем присущим ему безумием. И хотелось бы верить, что в этот раз все пройдет как нужно.

    Джо легонько хлопнул друга по плечу, как бы подбадривая, и тут же резко перехватил инициативу.

    - Это итог ролика, и тут должна быть мораль.- Сказал он.- И знаете, она есть. Мораль такова – ставьте лайки, подписывайтесь на наш канал, и мы будем чаще снимать для вас видео. Больше лайков – больше видео. Больше лайков – выше качество.

    И раз мы закончили с «имитациями», давайте я вам все-таки кое-что расскажу про ту ММО-шку. Я, блин, реально хочу поделиться. Не знаю, правда это или нет, но мне по секрету рассказали следующее…


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Doodwooked
    Категория: Фантастика
    Читали: 235 (Посмотреть кто)

    Размещено: 27 сентября 2017 | Просмотров: 372 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: PlushBear (28 сентября 2017 08:47)
    Здравствуйте.

    Мне не понравилось. Идея показалась какой-то надуманной, не жизненной.



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.