«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 24
Всех: 26

Сегодня День рождения:

  •     klykin_pavel (20-го, 30 лет)
  •     Kukh (20-го, 32 года)
  •     Mr. S (20-го, 19 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 176 Моллинезия
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1864 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    День Евы.

     

    2.

     Флавиане из Тия было тридцать три года, когда ее голова покатилась с плахи в корзину из ивовых прутьев. Монахиню, угодившую в руки племени с первобытным строем общины, окрестили суккубом за ее прелестный лик. Дикари, в основе своей мужчины-девственники, не вымирающие благодаря шаману и трем женщинами, которые гордо называли себя Великими Матерями, были поражены красотой Флавианы, которая хотела их приобщить к Господу Богу через свои молитвы и добрые деяния. Флавиана сама была чиста и невинна в свои годы, и через это общее начало пыталась достучаться до душ жителей племени. Она была поражена, что дикари сжигали новорожденных девочек, пока одна из Великих Матерей не умирала; тогда первую родившуюся девочку берегли и воспитывали, дабы сделать ее очередной Матерью. 

    Когда Флавиана Тийская вошла в покои шамана с дарами, Великие Матери заметили, как переменилось его лицо. Все жители племени были родственниками; смесь крови не давала им ни красоты, ни ума. Никто из них не видел прекрасных дев с длинными волосами, белой кожей, ровными зубами, от которых не смердило грязным телом. Поэтому немудрено, что Флавианой из Тия захотели обладать все без исключения. Великие Матери забили тревогу. Они убедили шамана, что Флавиана – посланница врагов племени, и на утро монахиню казнили. Казнь проводила Матерь на девятом месяце беременности. Две другие держали Флавиану, а Матерь отчаянно работала топором. Родившуюся после девочку умертвили таким же способом.

     А Флавиану Тийскую вознесли к лику святых и поставили ей памятник в фонтане в центре столицы.

    *** 

    Экскурсионные динамики замолчали. Сквозь звенящую тишину после громкой речи пробивались звуки: треск фонтана, шаги людей; где-то вдали шумел своими машинами завод. Ева оглянулась. Почти вся ее группа переключала станции в затихшем динамике, а Ева уже внимала мужскому голосу, рассказывающему о том, сколько камней лежит в основании этого фонтана, сколько ежегодно литров воды тратится на обслуживание, и как часто его чистят. Интересная информация закончилась не начавшись, а для того, чтобы получить новую, надо было пройти к другому архитектурному строению. Женщина-экскурсовод, которая на самом деле являлась не более чем пастухом, погнала группу в другую сторону. Ева ускорила шаг, тем более, что в фонтане барахтался маленький мальчик, и его пытался вытащить щуплый парень в белом халате с юношеской бородкой, которая ему совершенно не шла. Еве пришлось обогнуть фонтан, чтобы не быть забрызганной, но ветер все равно доносил капли до ее лица.

    Следующим пунктом было самое высокое здание в этом городе и третье по величине во всем мире – башня литературного клуба «Степные поэты», воспевающего красоты девственной природы, ныне утраченной. Члены клуба описывали то, чего никогда не видели, и это казалось Еве глупым. Ей даже показалось, что голос из динамика тоже высмеивает этот факт. Она смотрела на добрых три сотни этажей, три четверти которых скрывались в кучевых облаках, и не могла поверить, что все кабинеты внутри заняты людьми, слагающими свои вирши исключительно хореем о движении ветки березы на ветру. «Лучше бы работать пошли»,- злобно подумала Ева и переключилась на другую станцию. Там рассказывали о том, кто в свое время был зодчим этого и прилегающих зданий.

    Группа туристов, во главе с экскурсоводом, обогнула здание «Степных поэтов» и вышла к площадке, накрытой тентом. Навес цеплялся крюками за выступы в районе третьих этажей высотных домов, стоящих в четком квадрате и служащих своеобразными колоннами. Под навесом в шахматном порядке выстроились столики и стойка, за которой происходило оживленное действие. Девушки метались по кафетерию, собирая посуду и выставляя ее горкой; парень в полосатом колпаке стоял в облаке горячего пара, то и дело подкидывая на сковороде еду; еще один, в белой рубашке с воланами и бабочкой, выглядел на их фоне несколько меланхолично, медленно разливая в чашки коричневый напиток.

    Экскурсовод махнула рукой в сторону столиков, тем самым предоставляя туристам свободно рассаживаться самим, и направилась в сторону стойки перебрасываться дежурными фразами с баристой, которому она ежедневно помогала увеличить доход за определенный процент комиссионных. Ева хотела сесть подальше, но ее увлек за собой пожилой мужчина в ярко-малиновой рубашке с закатанными рукавами, с которым она однажды мило побеседовала на гостиничном кинопоказе короткометражных нуаровских фильмов. Мужчина выбрал один из центральных столиков, как он объяснил, по причине «высокой скорости обслуживания», и Ева, вместе с двумя дамами, которые не отходили от мужчины ни на шаг с самого приезда, догадалась почему: спинку ее стула то и дело задевали снующие официантки.

    Для не слишком увлеченной разговором Евы время тянулось непростительно долго. Она собиралась уже извиниться и выйти из-за стола, когда первыми это сделали дамы, и Ева впервые заметила, что они похожи как две капли воды не только внешностью, но и повадками, даже боль в колене была у них на двоих. Тяжело вздыхая, дамы одновременно ухватились за трости, зеркально отражая друг друга, и, опираясь на них и прихрамывая, отправились в дамскую комнату, скрытую в одном из зданий позади барной стойки.

    -Вы нынче не особо разговорчивы,- дружелюбно сказал мужчина, поправляя малиновые рукава.

    -Это все погода,- мило улыбнулась Ева.- Я еще не прошла акклиматизацию. Тут слишком жарко и душно.

    -И экскурсия не пестрит интересностью,- подмигнул мужчина.- Куда веселее было бы в местных барах. Там собирается весь колорит, вся жизнь и культура, не то что эта бездушная архитектура.- Он допил свой напиток и кивнул в сторону пустых стульев.- Мои спутницы навряд ли чувствуют себя настолько хорошо, чтобы составить мне компанию в баре,- он замолчал. Презрительно скривив губы, хмыкнул:- Словно морфин нельзя купить в ближайшей аптеке!

    Ева не знала, что на это ответить. Она сидела молча и ждала этих дам, словно Второе Пришествие, но спасла положение экскурсовод. Она хлопнула в ладоши, созывая всю группу к себе. Мужчина услужливо подал Еве руку, когда та вставала, и, против своей неприязни к дамам, снял со стульев их лимонные пиджаки. Экскурсовод что-то начала рассказывать про увлекательные лекции, которые она лично отобрала из городского архива, но Ева слушала ее в полуха, не сводя глаз с ловких движений баристы. Растолкав молчаливую толпу, внимательно слушавшую экскурсовода, она приблизилась к стойке и стала внимательно следить, как белая пенка укладывается в неповторимый узор на коричневой поверхности.

    -А вы долго этому учились?- спросила девочка-подросток, которая точно так же наблюдала на работой баристы.

    Девочку закрывала своим телом женщина, поедающая за столиком вафельное мороженое, поэтому Еве пришлось немного приподняться, чтобы разглядеть ее. У нее были две косички, прикрывающие уши, и алые лаковые туфельки.

    -Семь дней,- пожал плечами бариста.- Другое дело, что получалось не идеально, да и сейчас оставляет желать лучшего.

    -По мне, так это просто шикарно. И почему экскурсии всегда такие скучные?- обиженно насупилась девочка.- У меня уже в глотке стоят все эти заумные словечки про историю здешних мест...- Девочка перекинулась через стойку.- О! Я уже говорю словечко "здешних"!

    Она засмеялась. Женщина бросила в нее косым взглядом, аккуратно взяла свое мороженое и поспешно отошла от стойки. Косички девочки едва не доставали до чашек, в которые наливал свой напиток бариста.

    -А ты местный?- спросила девочка.- Посоветуй, где тут можно безопасно накидаться абсентом?- опираясь на столешницу, она захохотала, как сумасшедшая, и дрыгала ногами.

    Какой-то мужчина в толпе ахнул и поспешил к девочке. Ухватив ее поперек тела, он пытался оторвать ее от стойки, за которую девочка цепко держалась своими длинными, тощими ручонками. Она прекратила смеяться, зато начала истошно вопить, обращая десятки глаз на себя.

    -Девушка, помогите, пожалуйста,- взмолился мужчина, обращаясь к Еве.

    Ева приподнялась на стуле и попыталась разжать пальцы девчонки, но та сама отпустила столещницу и принялась царапать руки Евы. Мужчина быстро скрутил ей руки, зажал девочку между колен и начал что-то шептать ей на ухо, одновременно вынимая из кармана брюк шприц-ручку. Он ввел девочке лекарство в предплечье, и она постепенно успокаивалась. По ее лицу текли слезы и слюни. Мужчина достал носовой платок и вытер девочке лицо. Она заметно вымоталась: стеклянные глаза смотрели в одну точку на уровне щиколоток Евы и не двигались, голова наклонена в одну сторону на тряпичной шейке, руки свисали плетьми.

    -Прошу прощения,- мужчина виновато улыбнулся и подхватил обмякшую девочку на руки.

    Десятки глаз тут же вернулись к своим привычным делам, только бариста ни разу не отвлекся, меланхолично засыпая в кофемашину зерна. Он окинул взглядом зал, нажал на кнопку и стал вытирать руки белым полотенцем. Официантка подлетела, ловко поставила на поднос несколько чашек и унеслась, лавируя между столиками и людьми, которые все еще кучкой стояли подле экскурсовода. Они ждали транспорт.

    -И часто тут такое случается?- спросил мужчина в ярко-малиновой рубашке, облокотившись на стойку позади Евы, заставив ее обернуться на знакомый голос. За его спиной маячили два лимонно-желтых пиджака.

    -Периодически,- отозвался бариста и почесал мизинцем верхнюю губу.- Странно, что вас не водили по нашему Дому Скорби, что в двух кварталах отсюда. Впрочем, если интересно - спросите у экскурсовода, я красиво рассказывать не умею.-Бариста демонстрационно отвернулся и стал переставлять местами чашки.

    Мужчина в ярко-малиновой рубашке поднял палец с перстнем, приковывая к себе внимание экскурсовода. Услышав вопрос, она призадумалась на некоторое мгновение, а потом предложила всем немедленно отправиться в больницу, пока там не закончился тихий час. Толпа оживленно загудела и двинулась по маршруту пешком.

    -А вы почему остались?- спросил бариста Еву, которая продолжала сидеть полубоком и наблюдала за удаляющимися спинами туристов. Где-то в толпе серых одежд потонули три ярких пятна.

    -А что может быть интересное там, где страдают люди?

    -Их страдания,- с недопониманием ответил бариста, подняв брови.- Впрочем, какие это страдания. Они живут лучше, чем я.

    -Так в чем проблема?- хмыкнула Ева.- Ничего не стоит стать сумасшедшим. Просто скажи, что это твое мировоззрение, и тебе выпишут льготы, а заодно зарегистрируют новую религию.

    -Действительно, ничего не стоит,- согласился бариста. Официантка шепнула ему на ухо заказ, и он взял в руки белую чашку.- Но это лечится и льготы забираются. Я только полгода потеряю, а потом опять придется работать где-нибудь, вроде этого места.

     Ева промолчала. Она бездумно ткнула пальцем в меню и заказала абсолютно незнакомый напиток, намереваясь еще посидеть за стойкой. Она внимательно наблюдала за залом; клиентура кафе под тентом менялась на глазах. Туристы, которые так же как и Ева отказались от экскурсии в дом для умалишенных, все как один ― с черными полосками бумаги на запястьях и динамиками на ушах в форме полусфер ― постепенно расходились, освобождая места для коренной молодежи. Она представляла собой разнополых подростков с одинаковыми прическами-площадками и грубыми угревыми рубцами. Молодежь не носила гражданские одежды; каждый был облачен в рабочую форму: за столами сидело много курьеров с узнаваемыми сумками, висящими на спинках стульев, и адвокатов в своих темно-синих мантиях.

    -Не думала, что у вас так хорошо с работой для молодежи,- произнесла Ева.

    -Только в этом районе,- ответил бармен, превращаясь из баристы в трактирщика и разливаяя теперь пиво в огромные кружки из толстого стекла.- Промоутеры работают на курьеров, курьеры на адвокатов, адвокаты на юристов широкого профиля, юристы на судей, судьи на государство. И только в правительстве сидят пенсионеры. Молодежь обиженной не остается. И нас она тоже не обижает,- подмигнул бармен. Ева понимающе кивнула.

    Она не сводила глаз со своих ровесников, беззаботно расстающихся с заработанными деньгами. Они заказывали то, что потом не съедали и не выпивали, и официантки уносили наполненные тарелки и стаканы обратно. Играла музыка; молодежь, пьянея на удивление быстро, сдвигала столики ближе к выходу, освобождая место для танцев. На стульях и на столах оставались их вещи ― сумки с кошельками, папки с документами; темно-синие мантии небрежно бросались поверх стаканов с пивом. Молодежь отплясывала нечто дикое, абсолютно не двигаясь по залу, лишь вскидывая руки в определенных движениях и комбинациях, и Ева защелкала динамиком в надежде услышать что-нибудь о культуре танцев. Голос сообщил, что в этом сезоне мода снова дала шаг назад, вернув к жизни древний восточный танец пара-пара, в котором главным составляющим являются движения руками.

    Музыка медленно затихала. Обладатели зеленых лоскутных сумок с эмблемой одной и той же курьерской компании разошлись первыми, допивая пиво на ходу и оставляя стаканы официантке, которая специально стояла на выходе с пустым подносом. Она успевала к каждому обратиться по имени с парочкой будничных фраз, но на Еву это произвело определенное впечатление.

    На смену молодому проолетариату явились юные представители буржуазной прослойки, которых Ева никак не ожидала увидеть; она уже заказывала третий по счету напиток ― ни один из предыдущих не был допит до конца. Вновь прибывшие внешне ничем не отличались от всех остальных посетителей, даже от туристов, новая группа которых прибыла во главе с тем же экскурсоводом. Богатая молодежь выделялась лишь обилием украшений на всех частях тела; она так же не допила и не доедала свои заказы и отплясывала пара-пара.

     От мельтешащих джвижений у Евы начиналась мигрень. Пришлось расплатиться и уйти из кафе. В этот момент Ева пожалела, что не отправилась вместе со своей группой. Сейчас, вместо того, чтобы бесцельно бродить по улицам в поиске месторасположения своей гостиницы, она могла бы уже ужинать в ресторане в компании малинового и желтых пиджаков. После ― один звонок семье, и можно укладываться спать. Но Ева отчаянно обыскивала свои карманы в поиске таблетки от головной боли, которая не сбавляла напора, несмотря на то, что Ева пыталась отвлечься выбором сувениров в тележке рядом с офисом «Степных поэтов». Блистера не было, ровно как и бирки с ключом от гостичного номера. Ева спросила у продавца, где можно найти ближайшую аптеку и отправилась на поиски синей вывески.

    Синяя вывеска, открытая дверь и коврик с узором из пилюль говорили о том, что это не аптека, а частная клиника. Чтобы туда войти, Еве потребовалось время. Больниц она не боялась, но предпочтительней была именно аптека, где нет необходимости перечислять все свои болезни, начиная с развития в утробе матери.

    Ева вошла внутрь только тогда, когда боль на одну секунду пронзила левую часть груди, и покалывающее тепло разнеслось по нижним конечностям. 

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: omaty
    Категория: Фэнтези
    Читали: 45 (Посмотреть кто)

    Размещено: 20 ноября 2012 | Просмотров: 497 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.