«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Googlebot

Гостей: 11
Всех: 12

Сегодня День рождения:

  •     alexey.egov (08-го, 22 года)
  •     JaneKa (08-го, 22 года)
  •     life_valentina (08-го, 39 лет)
  •     Ксения (08-го, 23 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 518 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2211 Кигель
    Стихи Творческая мастерская 60 ТатьянаМ
    Стихи Стихи для живых 71 Lusia
    Рисунки и фото заметки 15 Chel
    Флудилка Курилка 2204 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1737 Lusia
    Проза Освободители миров 8 Mediocrity
    Стихи ЖИЗНЬ... 1625 Lusia
    Книга предложений и вопросов Книга жалоб 232 Ra

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Меч мёртвого короля

    Глава 2.


    "Воображение - великая вещь. Даже падение
    в пропасть оно может превратить в полёт."

    Норел Тайдор, "Размышления о жизни"



    Звон главного колокола разносился над городком академии, тем самым сообщая о скором начале занятий. Этот звон был несомненно проклинаем студентами на протяжении многих поколений, ибо колокол, зачарованный лично первым ректором, доносил свой глас до каждого, и его невозможно было не услышать. По этому поводу когда-то давно была пущена шутка, мол неплохо бы отдать этот колокол на кафедру некромантии, ибо тогда можно будет поднимать мёртвых без каких-либо заклятий. Впрочем студентам Академии высокого волшебства в Торосе грех было жаловаться. Колокол и расписание занятий были единственными признаками хоть какого-нибудь режима. В остальном воспитанников этого славного учебного заведения не ограничивали. Успешность учёбы была на ответственности и совести самого студента. Хочешь учиться - учись, не хочешь - добро пожаловать на отчисление. Однако отчисленных было крайне немного, не больше двадцатой части от общего числа учеников каждый год. Учёба была интересной, каждый находил себе область по вкусу, а окончание академии открывало перед молодым магом невероятно заманчивые и широкие перспективы. Магических школ было много, академия - одна. И поэтому очень многим не хотелось вылетать из-за каких бы то ни было развлечений, коими мог себя порадовать студент.
    Этим утром звон застал Келата в постели. Несмотря на то что работа по увеличению скорости определения видов и подвидов магических существ захватила его с головой, молодой человек всё же смог урвать несколько часов сна. Впрочем, подобные трудности были ему не в новинку. Иногда звон колокола заставал его за работой, потеющим над очередной формулой или скрупулезно вычерчивающим очередную руну. В такие моменты Келата охватывала досада. Но не на то что он не успел поспать, а на то что его отрывают от дела. Это всегда раздражало его больше всего.
    Как и многие студенты в это утро, Келат оторвал от подушки голову с обречённостью идущего на смерть. В его случае это чувство усиливалось тем фактом, что в тот день его занятия начинались позже. Но к ректору нужно было попасть с утра. Не прийти же за распоряжением, которого он так упорно добивался, было бы верхом безрассудства. Ситуацию скрашивала надежда, что между моментом получения бумаг и моментом начала занятия можно будет урвать для сна хотя бы час.
    Встав с кровати, Келат направился к столу у окна, который, с небольшой натяжкой, можно было назвать кухонным. Всего столов в небогато обставленной комнатушке было два, однако если на рабочем не должно было быть ничего кроме инструментов, книг и свитков с записями, то на кухонном бардак, состоящий в основном из тех же самых предметов, иногда разгребался для приготовления пищи. Обычно студентов академии кормили в столовой, однако Келат, не любивший больших и шумных сборищ, предпочитал готовить себе сам. Это было сопряжено с рядом трудностей, поскольку он никогда не был силён в готовке. И всё же пытливый ум и сноровка юноши, помогли ему с этим справиться. Он смастерил себе интересное приспособление - небольшой ящичек, с углублением сверху. В этом углублении находился металлический пруток уложенный спиралью, конец которой уходил вглубь ящичка. Внутри пруток был свёрнут такой же спиралью, только более широкой. На неё насыпался уголь, после чего поджигался простеньким заклятием. Сам ящичек был сделан из керамита - огнестойкого камня, используемого для облицовки зданий, а потому снаружи почти не нагревался. Однако, накалялся металлический прут, и на его наружную часть можно было ставить хоть чайник, хоть кастрюлю. На создание всей этой конструкции, от изобретения до изготовления, у Келата ушло четыре месяца и стипендия за полгода, ибо керамит - материал не дешёвый. Выглядела она неважно, поскольку камнетёс из парня был ещё хуже чем повар, однако внешний вид изобретения нисколько не волновал самого изобретателя. Оно работало, не создавало открытого огня и избавляло своего владельца от необходимости посещать столовую, а стало быть, отвечало всем главным требованиям.
    Последнюю порцию своего любимого чая из арбенны Келат выпил как раз перед отходом ко сну, и поэтому чайник был ещё достаточно тёплый. Плеснув воды в слегка замызганную кружку, юноша оставил чай завариваться и направился к умывальнику в углу комнаты. На крышке ведра, служившего как раз для этой цели, громоздилась стопка вездесущих книг. В комнате Келата они были воистину вездесущи. Сама комнатка была небольшой - три шага вдоль и столько же поперёк, а потому обилие книг сразу же бросалось в глаза. Они были повсюду: на полках, на столах и под столами, на кровати, на полу, и вообще везде где было свободное место. За многие из этих книг Келату время от времени знатно доставалось от библиотеки, ибо все сроки возврата были, конечно же, успешно просрочены. Однако молодой человек с невозмутимым видом слушал очередной выговор пожилой библиотекарши и пропускал мимо ушей все её гневные восклицания и угрозы пожаловаться ректору. К ректору, правда, Келата всё же однажды вызвали. Тем не менее юноша сумел отстоять свою позицию, мотивируя невозврат книг тем, что они нужны ему для текущих работ, благоразумно умолчав что непосредственно сейчас он пользуется лишь пятой частью своего обширного собрания. Такова была его суть. Келат ненавидел задержки при решении очередной проблемы больше всего на свете, и сама мысль о том, что работа застрянет, от того что ему придётся идти в библиотеку и с боем получать "Искусство иллюзий" или "Основы призыва и разновидности демонов" вызывала у него негодование и раздражение.
    Закончив с умыванием, молодой человек вернулся к столу и отхлебнул чая. В Торосе был относительно тёплый климат, зима, наметающая сугробы в человеческий рост на севере, здесь почти не ощущалась. Однако этим весенним утром было достаточно свежо, и Келат был рад согреть себя чашкой, пусть и не горячего, но всё же достаточно тёплого чая. Попутно юноша размышлял о своих дальнейших планах. Последнее время эти мысли занимали его всё чаще. Что делать после академии? Можно было конечно остаться здесь и продолжить заниматься различными исследованиями. Такие как он, те кто любит решать любые вопросы просто ради самого процесса, всегда будут кстати. Но с каждым днём Келат всё больше убеждался в том, что это не для него. Почти все свои работы он проводил в теории. Естественно с небольшой долей практики, но как ему казалась слишком уж небольшой. К тому же, нельзя всю жизнь провести за книгами. Ведь книги это чужие мысли, чужие взгляды, чужие суждения. Пусть интересные, пусть точные, пусть мудрые, но всё же чужие. Юноше хотелось взглянуть на мир своими глазами, попробовать свои силы. Открыть что-то своё, совершить что-то великое, побывать там, где ещё не побывал никто. Мир всегда манит молодую душу, и Келат не был в этом плане исключением. Впрочем, пустым мечтам он тоже предаваться не любил. Надо было иметь хоть какой-нибудь план действий, а его-то как раз и не было. Впрочем, до конца обучения было ещё минимум полтора года, так что заниматься этим вопросом было пока рано. Как знать, может последующий год откроет какие-то новые возможности?
    Погружённый в эти размышления, Келат, допил чай и принялся одеваться в учебную форму. Форма была общеобязательной, при всем том, дабы сгладить возможные неприятные ощущения студиозусов, каждому на выбор предлагалось три варианта форменной одежды. Помимо этого каждая кафедра имела право вносить свои изменения в форму при согласовании с ректоратом. За все века существования академии этих изменений накопилось так много, что в формах разных кафедр уже нельзя было признать одеяние одного и того же учебного заведения. Те из студентов, кому было мало и этого, вносили свои изменения, за что регулярно получали выговоры, делаемые, впрочем, больше для порядка. Другие, кому либо было безразлично, во что одеваться, либо не нравились броские одеяния, выбирали обычную академическую форму, без прикрас. Келат принадлежал к числу последних. Он не раз получал нагоняй за то что был "неподобающе одет", ибо в свойственном ему состоянии задумчивости, он выходил из дома, позабыв одеть ту или иную часть гардероба. В этот раз, несмотря на обили пищи для размышлений, казусов не случилось, и Келат вышел на улицу одетым как все добропорядочные студиозусы.
    Закрыв дверь на ключ, парень направился к стоящему впереди жилому зданию, где обычно проживали студенты. Чтобы попасть в главный академический корпус необходимо было пройти на главную аллею, проходившую через весь студенческий городок. Территория академии была достаточно обширной, что, впрочем, было неудивительно. Для нужд различных факультетов нужны были и бестиарии, и лаборатории, и архивы. Для факультета боевой или, как её именовали в академии, "прикладной" магии даже была построена небольшая арена, где студенты этого факультета практиковались в магических поединках. Так же на территории имелся обширный сквер, где студенты, устроившись на удобных лавочках или просто на траве под деревьями, могли скоротать время между занятиями. Кто-то любил сидеть на берегу прудов, коих в сквере было два. Когда-то давно они имели громкие и вычурные имена, но студенты, на протяжении многих поколений незамысловато именовали их Малый и Большой. Эти названия так прижились, что пожалуй только главный архивариус академии ещё знал, как эти водоёмы когда-то назывались. Главная аллея проходила пряма через сквер, разделяя его на две равные части. Это место было главным пунктом сбора всех студентов. Здесь, на удобных лавочках, расставленных вдоль аллеи, составлялись заговоры по нарушениям академических правил, рождались безумные идеи и принимались решения по их выполнению. Здесь всегда было полно народу с утра до ночи, а иногда и с ночи до утра. Келат, как обычно погружённый в свои мысли, проходил всё это многолюдство, когда его кто-то хлопнул сзади по плечу.
    - Каковы главные критерии определения демонов третьего порядка? -
    - Размер, магический след и цвет ауры. - Келат ответил на вопрос машинально, даже толком не поняв, о чём его вообще спрашивают. Он обернулся. За ним стоял молодой парень, но, в отличие от самого Келата, к людской расе он явно не принадлежал. Тонкие, чуть заострённые черты лица, более светлая, чем у людей кожа, тёмно-синяя радужка глаз с жёлтыми, вертикальными как у кошки зрачками, сиреневые полосы на шее справа и слева, которые, раздваиваясь, сужались к вискам и уголкам рта - всё говорило о том, что перед Келатом стоял терг. Это, впрочем, было неудивительно, ибо в академии обучались студенты разных рас и народностей. Причём касательно их взаимоотношений устав академии был строг: любое враждебное отношение к представителям любой расы, равно как и разжигание подобной вражды каралось незамедлительно, и отчисление в этом списке было далеко не самым суровым наказанием. Естественно, даже перспектива самых неприятных последствий не давала полной гарантии, и время от времени вспыхивали небольшие конфликты, особенно между представителями враждующих народов. Однако ректорат был бдителен, и ни одна из подобных историй не принимала сколько-нибудь серьёзный оборот и уж тем более не покинула стен Академии.
    Терг провёл пальцем по страницам толстого тома, который он держал в руках, видимо отыскивая нужное место. Когда поиски увенчались успехом, он довольно хмыкнул.
    - Смотри-ка. Верно, ахарт тебя побери! -
    - А ты сомневался? - слегка рассеянно ответил Келат, возвращаясь к действительности. - Можно подумать, будто я ошибся хоть раз. -
    - Нет, потому-то я всё ещё жду этого момента. Не можешь же ты знать всё на свете! -
    - Тогда может тебе стоит задавать вопросы посложнее? Ваш курс не так уж и сложен, чтобы меня по нему гонять, Малем. И уж тем более классификация демонов и их производных это далеко не "всё на свете". -
    - Тебе легко говорить. - Малем состроил унылую мину. - А у меня по ним экзамен через час. Ну какой идиот придумал эти экзамены?! -
    - Наверно такой же как и ты, который по себе знал, чего на самом деле стоят знания студентов. Так хоть можно отсеять самых ленивых. Слушай, может пройдёмся в сторону корпуса? А то мне к ректору надо. -
    - Конечно. Я же говорю, ближайший час я совершенно свободен. -
    Двое молодых людей двинулись по алее в сторону административного корпуса, где находился зал заседаний, ректорат и главный лекторий, в котором обычно читали вводные лекции первокурсникам. По дороге Малем приветствовал то кивком, то взмахом руки, идущих им навстречу студентов. Вопреки своему замкнутому спутнику, терг был весёлым и открытым для общения юношей, поэтому знакомых у него было много. Но вот друг был только один. Дружба этих двух совершенно непохожих студентов многих ставила в тупик. Помимо принадлежности к разным расам хватало и иных различий. Малем был статным и высоким, на голову выше своего товарища, который, в свою очередь в академической форме казался угловатым и нескладным. Терг был душой любой компании, никогда не лез за словом в карман, и не раз ставил своё обучение в академии под угрозу из-за эксцентричных выходок. Например однажды, шутки ради, он выпустил из клетки багарола - четвероногого обитателя Улемских островов ростом четыре лина в холке и двумя клыками, длиной с ладонь, торчащих из нижней челюсти. Он не просто выпустил эту милую мохнатую зверушку но и, оседлав её, прокатился на ней под окнами ректорского кабинета. Эта история наделала много шума, и быть бы Малему отчисленным, если бы не Келат. В то самое время он как раз находился в парке неподалёку. Вид терга, которого мотало из стороны в сторону в попытках удержаться на разъярённом багароле, его весьма и весьма позабавил. Парень помог Малему представить всё так, будто зверь вырвался сам, а терг всего лишь пытался его успокоить и избежать жертв среди студентов. Никто не умел приводить разумные и убедительные аргументы, заставляя устав Академии работать на себя так, как это делал Келат. Малему, правда, потом пришлось выслушать сразу две лекции о безответственности. Одну от ректора, другую от Келата. Тогда-то и завязалась их дружба. Они что-то нашли друг в друге, и им обоим это понравилось. Малем уважал желание своего друга помолчать и подумать. В свою очередь Келат уважал желание терга поговорить, когда тому требовалось выговориться. И, бывало, они могли лежать всю ночь на траве под одним из деревьев парка и молча любоваться звёздами. Или разговаривать обо всём на свете до самого утра. Келат даже выучил тергарский, поскольку в начале их знакомства знание Малемом общеимперского оставляло желать лучшего. И даже спустя два года Келат, завидев своего друга, по привычке переходил на тергарский, за что Малем постоянно делал ему замечания. И этот раз не стал исключением.
    - Слушай, ты прекратишь когда-нибудь ко мне на тергаре обращаться? Имперский мне даётся уже не так тяжело. -
    - Ага, только ругаешься на нём всё так же неуклюже. Должно же быть в этом мире хоть что-то постоянное! Ты пытаешься поймать меня на ошибке, безобразно ругаешься на имперском и ноешь по поводу экзаменов, которые тебе сдать ещё проще чем мне. Я же со своей стороны продолжаю блистать знаниями, щеголять безупречным знанием тергара и просто быть самым популярным парнем в Академии. -
    - Ага, безупречный тергар, как же. - расхохотался Малем. -Ты временами так падежи и времена глаголов так путаешь, что у меня уши в трубочку сворачиваются. -
    - А я думал это их обычная форма. - продолжал Келат со своим неизменно бесстрастным выражением лица. - Постой. В тергаре есть падежи и времена глаголов? -
    - Шутник ты самоучка, - улыбнулся терг. - И шутки у тебя самосмейки. -
    - Вот последнее слово я сейчас не совсем понял. -
    - Самосмейки. - повторил Малем на имперском. - Это значит что смешные они только для тебя, и что причина, по которой я над ними иногда смеюсь та же, по которой я с тобой дружу. Из жалости. -
    - Ну что же, это справедливо, и мир воздаёт тебе за это. Ты из жалости со мной дружишь, Тера из жалости с тобой встречается. Всё честно. -
    - Да, и я усиленно раздуваю в ней это чувство. Взял под крыло тебя, несчастного четверокурсника факультета теоретиков. От этого поступка за маер несёт благородством. -
    - Я пожалуй ошибся. Тера делает для тебя куда больше, чем ты для меня. И ты определённо её не заслужил. -
    - Мне послышалось, или тут назвали моё имя? - послышался звонкий голос.
    Парни обернулись. Позади них, уперев руки в бока, стояла миловидная девушка лет двадцати. Как и Келат она принадлежала к человеческой расе. Её чёрные как смоль волосы свободно ниспадали на плечи, а в глазах цвета молодой травы плясали озорные искорки. Небольшой чуть вздёрнутый носик, поджатые губки - всё говорило о том, что девушка, безуспешно пытается придать своему, без сомнения, красивому личику суровое выражение. Впрочем, несмотря на отчаянные попытки, получалось это у неё из рук вон плохо.
    - Опять судачите у остальных за спиной как старые бабки? - строго спросила она.
    - Не знаю как у него, - Келат кивнул в сторону друга, - а у меня от твоих беспочвенных обвинений постоянно изжога начинается. А более беспочвенного обвинения я не слышал с тех самых пор, как мне вменяли кражу третьего тома "Необычного об обычном " из библиотеки. -
    - Постой-ка. - Лицо Малема приняло задумчивое выражение, словно парень пытался что-то вспомнить. - А не эту ли самую книгу я видел у тебя на... -
    - Беспочвенные обвинения! - перебил его Келат.
    - Вы мне зубы-то не заговаривайте! - прервала их обоих Тера, сохраняя всё то же комично-серьёзное выражение лица. - Что вы там про меня говорили? -
    - Чистую правду. Я просто высказал своё мнение, что этот нахал, прогульщик, хам и просто нерадивый студент с манией величия, тебя попросту не заслужил, несмотря на то что оберегает и пестует сирого и убогого меня. -
    - И кто теперь бросается беспочвенными обвинениями? - воскликнул Малем, горделиво задрав подбородок. - Нет у меня никакой мании величия. Я не виноват, что родился красивее и умнее всех остальных. -
    После этих слов Терана не выдержала и прыснула. Вслед за ней рассмеялся и Малем. Келат, верный своей привычке просто улыбался. Однако для него, обычно угрюмого, это было равносильно безудержному хохоту.
    - Привет, Кел. - Девушка чмокнула парня в щёку. - Спасибо что с самого утра присматриваешь за ним. Надеюсь он не сильно достал тебя своими попытками поймать на ошибке. Он порой бывает очень несносным мальчишкой. -
    - Эй! - Малем схватил девушку за руку и привлёк к себе. - Я вообще-то тут, если ты ещё не заметила. -
    - Тебя не заметишь, как же, - ласково сказала девушка, обвивая руками его шею. - Сама не понимаю что именно я в тебе нашла, но мне это определённо нравится. -
    - Да? Докажи, - произнёс Малем, отыскивая её губы поцелуем.
    В такие моменты Келату всегда становилось неловко. Он взял себе за привычку в подобной ситуации усиленно изучать окружающую обстановку. Так как Тера их догнала уже на крыльце главного корпуса, то объектом исследований на сей раз стали двери. Створки, казалось выполненные из цельного куска дерева, высотой линов в двенадцать давали парню простор для изучения, пока Малем и Тера обменивались поцелуями и словами, которые рождают в головах любовь и молодость.
    - Вот стоял бы на вас и смотрел, - сказал Келат, как только его друзья снова начали замечать хоть что-то кроме друг друга. - но мне пора. Мне ещё направление получать. Удачи на экзамене, Мал. -
    - Спасибо, - улыбнулся терг, по прежнему сжимая Теру в объятиях. - Мы тогда заглянем к тебе вечером. У тебя ведь никаких планов? -
    - Нет вроде. Впрочем, у меня может быть работа. -
    - Ничего, - в свою очередь улыбнулась Тера. - С этой мерзкой старухой, крадущей у нас твоё внимание, мы как-нибудь справимся. Не в первый раз. -
    - Тогда до вечера, - ответил Келат и направился к дверям.

    Примечания:
    Лин - староимперская мера длины. 1 лин~0.52 м
    Маер - староимперская мера длины. 1 маер=2000 лин

    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Seynor
    Категория: Фэнтези
    Читали: 68 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 октября 2014 | Просмотров: 227 | Комментариев: 3 |

    Комментарий 1 написал: PlushBear (29 октября 2014 06:58)

    Привет автор!

    Воодушевленный солнечным утром, я налил себе чашку кофе и приступил к чтению главы. Почти сразу я начал испытывать беспокойство от растущих в повествовании кактусов.

    Звон главного колокола

    как-то определение колокола неприятно резануло. Есть главный и куча неглавных?
    Можно было придумать колоколу имя, раз уж он - главный.

    городком академии


    академия с маленькой буквы? А дальше по тексту с большой...

    и вообще, почему академия в таком небольшом городе? Даже Ломоносов шел в столицу, чтобы Университет основать именно там, а не у себя, в глубинке.

    Дальше!

    Однако отчисленных было крайне немного

    Успешность учёбы была на ответственности

    Учёба была интересной, каждый находил себе область по вкусу, а окончание академии открывало перед молодым магом невероятно заманчивые и широкие перспективы.


    Было-была-было... слово-паразит!

    Но и это не самое страшное!
    Вперед!

    Встав с кровати, Келат направился к столу у окна...

    Далее идет приличный кусок текста, ииз которого я сделал вывод, что Келат любит изобретать велосипед на магической тяге и сварганил себе конфорку, на которой готовил себе еду.
    И сразу же после этого, читаю:
    Закончив с умыванием, молодой человек вернулся к столу

    Святые долины! Он еще не позавтракал?! И опять куча описательного текста...

    Вообще, в целом повествование удручает. Детальность зашкаливает и в то же время, она не работает на развитие сюжета. Чрезвычайно медленное повествование.
    К тому моменту, как начались диалоги, я выдохся и мне было уже не интересно, кто там с кем пикируется.

    Я бы советовал изменить подачу материала. Все эти описания давать по ходу действа и сюжета. Не рассказывать, а показывать.
    Не говорить, что Келат придумал конфорку, а показать, как он на ней готовит.
    И очень не хватает динамичности. Повествование фатально тягучее. Полагаю, больше смельчаков прочитать эту главу не найдется.

    Надеюсь, вы прислушаетесь.
    Удачи!



    --------------------

    Комментарий 2 написал: Дмитрий Королёв (29 октября 2014 07:15)
    А по мне так ничего... Нормально читается.


    Комментарий 3 написал: Seynor (29 октября 2014 18:26)
    И снова здравствуйте. Признателен, что не обошли вниманием вторую главу моей работы. Итак, по порядку.

    Про колокол согласен, стоит дать пояснение. Про повтор тоже вопросов нет. Проглядел, хоть и искал. Касательно а и А. Как сказано по тексту академия всего одна. А по сему отдельного выделения по ходу текста не требует. Но в официальном названии, а также когда есть необходимость подчеркнуть либо помпезность, либо торжественность момента, используется заглавная буква.

    далее

    Касательно размеров города. По сюжету Торос - крупный морской порт, обособленной и отдельно стоящей частью которого и является описываемый

    прошу прощения за разрыв. Случайно нажал не ту кнопку.

    ... академгородок.

    Касательно последнего пункта. Если вы позволите, я всё же рискну списать это на субъективные предпочтения. Ибо из четырёхсот с лишним читателей, оценивавших эту главу, комментарий про затянутость я услышал только от вас. Описательная глава на то и описательная. Она знакомит читателя с особенностями сцены, где разыгрывается действие, и с персонажами: их привычками, склонностями чертами характера. И если особенностей много, то тут уж ничего не поделаешь. Я счёл необходимым для дальнейшего понимания сюжета описать то что описал. Понимаю, аргумент не ахти какой, но других у меня и нет.

    Спасибо за отзыв и за уделённое внимание. Надеюсь, что могу рассчитывать на него и в дальнейшем.

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2019 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.