«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
Inna

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 15
Всех: 16

Сегодня День рождения:



В этом месяце празднуют (⇓)



Последние ответы на форуме

Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
Дискуссии О культуре общения 183 Моллинезия
Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

Рекомендуйте нас:

Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



Интересное в сети




 

 

-= Клуб начинающих писателей и художников =-


 

Священная миссия, или как ощипать падшего ангела. Глава 10. Кто ты, Маркус?

Алекс, улыбаясь, внимательно слушала его забавные истории о прошлом. Ее зеленые глаза светились любопытством и искренним, почти детским, восторгом. Он весело рассказывал смешные случаи из их жизни, внимательно наблюдая за ее реакцией. Она изумляла и восхищала его, неизменно наполняя все его существо прекрасным чувством, доселе скрытым, приглушенным и задавленным безысходностью. Спустя четыре года он по-прежнему ясно и отчетливо помнил свое состояние в тот момент, когда вдруг осознал, что любит ее, по-настоящему. Конечно, тогда это показалось полным безумием, но где-то в глубине души он все это время надеялся о воплощении своей сокровенной мечты в реальность. Его воспоминания о былом неожиданно были прерваны резким телефонным звонком.
Макс с немым вопросом посмотрел на подопечную.
— Габриэлла звонит, — сообщила Алекс, бросив озадаченный взгляд в его сторону. — Как думаешь, взять трубку?
— Возьми, конечно. Все-таки она твоя тетя. Ты только лишнего ничего не говори, по крайней мере до тех пор, пока не выяснишь, что ей нужно.
— Алло? — произнесла она, нажав кнопку ответа.
— Где ты? Куда ты пропала? — обеспокоено затараторила тетка Габриэлла в трубку. — Что случилось?
— Ничего не случилось, — настороженно ответила Алекс. — Я просто путешествую. Решила немного развеяться, так сказать.
— Путешествуешь? — Габриэлла недоверчиво фыркнула. — Алекс, ты шутишь?!
— Вовсе нет. А что такое?
— Неужели нельзя было предупредить меня?! — вспылила она. — Я волнуюсь, а ты, видите ли, решила немного развеяться!
— Да, я как-то не подумала, — виновато пробормотала Алекс, — извини.
— Не подумала?! Я вот, например, постоянно думаю о тебе, переживаю!
— Я же извинилась, — обиженно буркнула она.
— Что мне с твоих извинений? — тетка немного сбавила тон, понимая, что немного переборщила. — У тебя все нормально?
— Да. Вполне.
— Когда вернешься?
— Скоро, — неуверенно проговорила она и про себя добавила, — но очень надеюсь, что никогда.
— Ладно, — Габриэлла сокрушенно вздохнула. — Будь умницей, очень тебя прошу. Береги себя, и, пожалуйста, не забывай звонить.
Попрощавшись, Алекс с облегчением отключила телефон. Казалось бы, все прошло гладко, но по ее взгляду было видно, что она сильно огорчилась.
— Ты в порядке? — осторожно осведомился Макс.
Она отмахнулась, мол, ничего страшного.
— Алекс?
— Что? — нехотя отозвалась она.
— Ты расстроилась?
— Нет.
Немного помолчав, Макс вновь обратился к ней:
— Алекс.
— Ну что?! — откликнулась она уже с ноткой раздражения.
— Послушай, я хочу тебе сказать кое-что, хотя ты и сама, наверное, уже догадалась, — вдруг охрипшим голосом произнес он.
Девушка заинтересованно повернулась к нему:
— Что же?
— Я люблю тебя, — признался Макс.
Его заявление было настолько неожиданным, что Алекс несколько опешила, округлив от удивления глаза. Он улыбнулся и, не обращая внимания на ее замешательство, прижался своими губами к ее рту. Руль коварно выскользнул из рук. Внедорожник резко завилял, затем взвизгнул тормозами и, как вкопанный, остановился на широкой обочине.
— Эй, ты что вытворяешь?! — отстегнув ремень, она сердито вскинула брови. — Мы же могли разбиться!
— Более чем сомнительное утверждение, — его серо-голубые глаза озорно блеснули.
— Знаешь, что? — гневно заметила она. — Ты сумасшедший!
Он согласно кивнул, запуская пальцы руки в ее волосы:
— Да, не буду отрицать, но это все из-за тебя.
— А я-то тут причем?
— Не причем?
Она отрицательно замотала головой, и на ее пухлых губах вдруг заиграла завораживающая улыбка, от вида которой он окончательно потерял голову.
— Еще как причем, — Макс притянул ее к себе, и… тут раздался громкий стук в окно.
Девушка невольно вздрогнула. Обернувшись, она встретилась лицом к лицу с полицейским, заглядывающим внутрь автомобиля сквозь стекло. Некоторое время они растерянно смотрели в глаза друг друга, и вдруг Алекс почувствовала, что ее разбирает смех. Немного нервный, что было вполне естественно и неизбежно, если принять во внимание сложившуюся ситуацию.
Опустив стекло, она сдержанно выдавила из себя:
— В чем дело, офицер?
— Простите, мэм, с вами все в порядке?
— Да, а в чем дело?
— Вы не очень уверенно держались на дороге, и я подумал, что вам, возможно, нужна помощь.
— Все в порядке, офицер. Большое спасибо.
— Вы уверены, мэм?
— Конечно, офицер. Прошу извинить меня за причиненное беспокойство.
Полицейский понятливо кивнул и, тронув козырек фуражки, пожелал:
— Счастливого пути, мэм.
Она благодарно улыбнулась, завела двигатель и плавно тронулась с места. Через несколько ярдов на передних сидениях «Шевроле Тахо» раздался громкий веселый смех.

К тому времени, когда они свернули со скоростной магистрали на дорогу, ведущую в Портленд, приподнятое настроение Макса в корне изменилось. Он заметно помрачнел и умолк. Алекс же рассеянно осматривалась по сторонам в поисках гостиницы. Они провели в пути пару дней, и она очень устала. Ей хотелось помыться, перекусить и выспаться в нормальных условиях.
— Здесь поверни налево, — сухо скомандовал хранитель.
— Ты уверен? — уточнила она и, не дожидаясь подтверждения, крутанула руль. Внедорожник, накренившись, быстро развернулся. Почти сразу, через двести ярдов, они разглядели церковь. Не заметить ее было невозможно. Она словно возвышалась над остальными зданиями.
— Что за черт?! — воскликнула Алекс от удивления.
Церковь была большая, белокаменная, щедро украшенная куполами и крестами.
— Это она? — осведомилась подопечная, припарковав внедорожник напротив здания.
Макс неопределенно кивнул.
— Хочешь зайти внутрь? — она открыла дверцу и выскользнула из автомобиля. Обведя восхищенным взглядом здание, вошла в святую обитель.

Девушка с ангелом-хранителем не спеша шли по проходу. Старинные иконы, украшения и церковная утварь поблескивали в полумраке. Чувствовался слабый запах благовоний, по-видимому, сохранившийся еще с дневного богослужения. Прихожан в церкви было немного, лишь кое-где, на большом расстоянии друг от друга, сидели несколько человек. Внимательно осмотрев всех присутствующих, Алекс остановила взгляд на священнике, который, стоя к ним спиной, сосредоточенно готовился к вечерней службе. Внезапно он обернулся, словно почувствовал их присутствие. Близоруко щурясь, седовласый старик пытливо всматривался в приближающихся чужаков. Один из них показался ему удивительно знакомым, но в сумраке он не мог разглядеть его достаточно хорошо. Он сделал несколько шагов навстречу и вдруг, ни с того ни с сего, пал на колени.
— Вы вернулись, …вы, — заговорил старец дрожащим голосом. — Я столько лет ждал вашего возвращения.
Такая реакция поразила Алекс. Она с немым вопросом в глазах повернулась к Максу, но тот лишь пожал плечами.
— Что с вами, преподобный Джонс? — прокричала подбежавшая к нему женщина. — Вам плохо?
— Все в порядке, дитя мое, все в порядке, — пробормотал старик, стараясь ее успокоить. По его щекам потекли слезы.
— Помогите! — прокричала она, упав рядом с ним на колени, и, подняв глаза, обвела возмущенным взглядом редких прихожан. — Ну помогите же! Человеку плохо!
Священник попытался отвести ее руки от себя, остановить ее.
— Встань, старик, — проронил Макс, с опаской оглядываясь по сторонам. Случившееся привлекло внимание хранителей. Они, как и их подопечные, с нескрываемым любопытством наблюдали за происходящим.
— Вы останетесь на вечернюю службу? — осведомился старец с мольбой в голосе, поднимаясь.
— Конечно! — воскликнула женщина.
— Нет, но я вскоре вернусь, — сухо ответил хранитель, развернулся и направился к выходу.

Ранним утром, еще до рассвета, Алекс сквозь сон почувствовала на губах поцелуй. Кто целовал ее, не вызывало сомнений.
— Алекс, любимая, — прошептал он, — просыпайся.
Ее ресницы дрогнули, глаза открылись, взгляд медленно скользнул к окну. На улице было еще темно.
— Который сейчас час?
— Начало шестого.
— Почему так рано?
— Я хочу поскорее разобраться с этой ситуацией.
— Хорошо, — нехотя согласилась она, потирая глаза. — Доброе утро.
— Доброе утро, — ответил Макс, ласково погладив ее по щеке. Она потянулась вслед за прикосновением и поцеловала его в губы. Поцеловала с такой нежностью, что ему стоило невероятных усилий прервать поцелуй.
— Алекс, — взмолился он шепотом.
— Ну ладно, ладно, встаю! — недовольно проворчала Алекс, вылезла из постели и пошлепала босиком в ванную.

Священник сидел на скамье, повернувшись лицом к входу, когда вошел тот, кого он ждал. Его уставшее лицо осунулось, а вокруг глаз залегли темные тени. Было очевидно, что он не спал прошлой ночью.
— Мы могли бы где-нибудь спокойно поговорить? — осведомился Макс, приближаясь.
— Если вы не против, мы можем пройти в мой кабинет.
Хранитель согласно кивнул, взял Алекс за руку, сплетя пальцы, и пошел следом за преподобным Джонсом. Священник открыл дверь, посторонился, и, пропустив их внутрь, закрыл ее за собой, повернув ключ в замке.
— Отчего возник пожар? — поинтересовался Макс, осмотревшись. Комната была очень скромно обставлена: письменный стол, книжный шкаф, стул и кресло. Повсюду лежал тонкий слой пыли.
— Я не знаю. В газете писали, что это был поджог.
Ангел пристально посмотрел на него:
— Тебя здесь не было, когда это случилось?
— Не было, — печально вздохнул старец. — Я узнал из газет о случившемся и сразу же приехал сюда, чтобы увидеть вас, но опоздал.
— Опоздал?
— Да, вы исчезли. Местная полиция искала вас, но безуспешно.
— Зачем искала?
— Вы же были единственным выжившим свидетелем. После вашего исчезновения полиции пришлось основательно повозиться с доказательной базой против Дэвида Мойера. Впрочем, как оказалось позднее, имя, коим он представился, было ненастоящим. В картотеке он не числился, документов при себе не имел. Орудие убийства, как ни старались, тоже не нашли. Разумеется, возмущению местных жителей не было предела, но оно длилось недолго. Мойер вскоре умер.
— Как он умер?
— Повесился в камере предварительного заключения.
— Повесился?! — Макс не смог скрыть своего удивления. Такого ответа он никак не ожидал.
— Вы не знали?
— Нет, — коротко бросил он и вдруг задал вопрос, совершенно не относящийся к делу. — Где твой хранитель?
— Погиб.
— Вот как… когда?
— Вы ничего не помните, — с горечью в голосе констатировал преподобный.
В подтверждение его слов Макс отрицательно покачал головой.
— Меня зовут Маркус.
Что-то в его имени внезапно возродило нечто знакомое, перенося хранителя в прошлое, далекое прошлое, но воспоминания ускользнули, растворившись во тьме.
— Это случилось много лет назад в Далласе, — начал рассказывать старик, — когда я был ребенком. Я проснулся среди глубокой ночи. Долго не мог понять, что же разбудило меня. Прислушался, но ничего не услышал. В доме было тихо, темно и зябко. Холод пробирался под одеяло. Укутавшись поплотнее, я снова постарался заснуть, но не смог. Пролежав долгое время без сна, мне захотелось пить, и я отправился на кухню. Спустившись вниз по лестнице, обнаружил, что задняя дверь распахнута настежь, и в дом с леденящей зловещей силой врывается беспощадный ветер. Машинально потянулся к выключателю. Вспыхнул белый свет, и я увидел кровь. Она была повсюду: на полу, на стенах и даже на потолке. Мама лежала возле стола с перерезанным горлом. Отец находился на полу с проломленной головой, прислонившись спиной к холодильнику. Рядом сидел брат, уткнувшись лицом в стол, и, казалось, спал. Только внимательно приглядевшись, я заметил тонкую непрекращающуюся струйку крови, стекающую на пол. Я заплакал. От боли, потери и страха. Вдруг в открытую дверь, мимо меня, пролетел клинок и с хрустящим звуком вонзился в стену. Следом вошел незнакомец. Он подошел ко мне, присел на корточки и заговорил со мной, а я, скованный ужасом, стоял на месте и боялся пошевелиться.
Макс слушал старика, и неожиданно обрывки воспоминаний нахлынули на него. Он вспомнил белокурого мальчишку, стоявшего босиком в крови среди трупов. Вспомнил, как присел на корточки перед ним и спросил: «Как тебя зовут, малыш?».
— Я ответил ему, что меня зовут Маркус, — не останавливаясь, продолжал священник…
«Маркус», — еле слышно промолвил ребенок, всхлипывая.
«Не плачь, Маркус, — мягким, успокаивающим голосом проговорил он. — Я покажу тебе волшебство».
«Правда?» — с надеждой уточнил мальчик, вытирая ладошками слезы.
«Правда, — Макс улыбнулся. — Вот, смотри».
Ангел дотронулся до родинки на ключице ребенка, и она зажглась, как звезда в ночном небе. Заплаканные глаза мальчишки широко открылись от удивления.
«Если знать секрет и уметь им пользоваться, — он коснулся родинки на животе, — то можно творить чудеса».
Тонкая мерцающая линия поползла от ключицы до живота, и на нем заблистала новая яркая звезда. Ангел нажимал родинки в каком-то своем, неведомом человеку, порядке, и они причудливыми, излучающими серебристо-голубой свет, узорами соединялись на теле мальчишки. Маркус завороженно наблюдал за происходящим, пока его тело, казалось, усыпанное тысячами звезд, переливающихся таинственным блеском, не вспыхнуло ослепляющим ярким светом, унося искорки ввысь.
«Маркус, теперь ты будешь видеть то, что скрыто от посторонних глаз. У всех людей есть ангелы-хранители. Тебя его лишили, но он тебе больше и не нужен. Ты сможешь выжить и без него. Потому что, отныне ты – всемогущий волшебник, — заговорщически произнес Макс, — но никому не рассказывай об этом. Это будет нашим с тобой секретом. Договорились?»
«Да, — пообещал Маркус, — договорились».
Мальчишка обнял ангела за шею, прижался к нему и уткнулся носом в его плечо. Макс поднялся, подхватил ребенка на руки и понес прочь из дома. Достигнув порога, Маркус поднял голову, посмотрел через плечо ангела и увидел огромную мужскую фигуру с крыльями. Он неподвижно стоял в кухне, пригвожденный клинком к стене.
— Незнакомец отвел меня в церковь, сказав, что там обо мне позаботятся.
«Ты вернешься?» — с надеждой в голосе прошептал мальчик.
«Обязательно вернусь», — совершенно искренне заверил его Макс.
— Все эти годы я терпеливо ждал, а вас все не было и не было. Прошло много времени, я уже начал терять надежду, как вдруг наткнулся на вашу фотографию в газете. Бросил все дела и помчался в Портленд, но, к сожалению, опоздал. Вы вновь исчезли. Взвесив все «за» и «против», принял решение не возвращаться в родной Даллас, а остаться здесь и заняться восстановлением церкви. В процессе довольно продолжительной реставрации здания надумал стать священником. Каждый день я молился об очищении грехов прихожан и о том, чтобы вы вернулись. И вот, наконец-то, Бог услышал мои молитвы. Вы здесь.
Старец замолчал и поднял глаза на ангела. В его взгляде было столько печали, что Макс почувствовал себя виноватым:
— Мне очень жаль.
— Не нужно сожалеть, — тихо проговорил он. — Мне посчастливилось прожить хорошую жизнь, полную чудес, которых я и вообразить не мог.
Ангел улыбнулся, обнял старика, и Маркус доверчиво, как тогда, много лет назад, прижался к его груди.

Когда они вышли на улицу, солнце уже поднялось над городом. Стояла прекрасная погода. Небо было чистым и безоблачным. Вдохнув полной грудью свежий апрельский воздух, Макс ласково посмотрел на Алекс, и с нежностью в голосе предложил:
— Давай прогуляемся?
— Ну, давай.
— Куда бы ты хотела пойти?
— Туда! — решительно сказала она, ткнув пальцем вперед.
— Почему именно туда? — он удивленно улыбнулся.
— Не знаю. Ну так пойдем?
— Конечно, пошли, — охотно согласился Макс, взяв ее за руку.
Они неторопливо направились по широкому тротуару в сторону центра. Гуляя по городу, заходили почти в каждый магазин, который встречался им по дороге, болтали о всяких пустяках, шутили, смеялись и веселились как дети. Проходящие мимо люди удивленно оглядывались на странно ведущую себя девушку, но ей было все равно. Алекс была слишком счастлива, чтобы думать о том, как она выглядит в глазах посторонних. Никто и никогда не дарил ей столько радости, сколько Макс. За то недолгое время, что они были знакомы, он успел ей стать родным. Они побывали в знаменитом на весь мир розарии, где выводят новые сорта этих благородных изумительных цветов. Заглянули в легендарный книжный магазин «Powell’s», занимающий целый квартал, и успели посетить музей «Форт Ванкувер» под открытым небом. Время пролетело совершенно незаметно, начало темнеть.
Немного уставшие, но весьма довольные, они вернулись к церкви за внедорожником. Прислонившись спиной к «Шевроле», Макс обнял девушку за талию и, собравшись с духом, наконец решил задать вопрос, который давно мучил его:
— Как думаешь, ты смогла бы полюбить такого, как я?
— Ангела? — слегка приподняв бровь, уточнила она.
— Да, — он кивнул, и пристально всмотрелся в ее глаза.
Алекс обвила его шею руками и, лукаво улыбаясь, отрицательно покачала головой:
— Сомневаюсь.
Он рассмеялся, но тотчас же стал серьезным:
— Как бы там ни было, я хочу, чтобы ты знала, что я всегда буду любить тебя и всегда буду рядом.
— Знаю, — довольно прошептала она, на мгновение прильнув к нему всем телом.
Осторожно касаясь, он провел пальцами по ее лицу, любуясь огромными зелеными глазами, длинными пушистыми ресницами, точеными скулами и пухлыми губами. Его пальцы задержались на ее шраме. Взгляд резко изменился, лицо стало сосредоточенным и отстраненным.
— Что такое? — обеспокоенно спросила она.
— Я понял, почему Микки так сделал, — несколько задумчиво произнес Макс. — Я все вспомнил.
— Ты все вспомнил? — обрадованно переспросила она.
Он печально кивнул:
— Да.
Алекс нахмурилась, не понимая его реакции:
— Это же хорошо, ведь так?
Макс мрачно улыбнулся.
— Да что случилось-то, ты можешь объяснить? — взволнованным тоном воскликнула она. — Ты мне скажешь или нет, в конце-то концов?
Он сдвинул брови и молчал, не зная, что ответить.
— Макс! — взмолилась она. — Ну не молчи!
— Ты должна умереть, — наконец выдавил он.
Раскрыв рот от потрясения, Алекс посмотрела на него, не веря своим ушам:
— Что?! …Ты смеешься надо мной?
— Нет, нисколько, — ответил Макс совершенно серьезно, без намека на шутку или иронию.
В ее груди все похолодело. Она мотнула головой и попыталась отступить назад, но его ласковые руки прижали ее к себе покрепче.
— Алекс, родная, есть кое-какие проблемы, которые необходимо решить.
— А что потом?
— А потом мы вернемся обратно.
— Как?!
— Нет времени объяснять, — проговорил он мягким, спокойным голосом, с нежностью заглянув ей в глаза. — Прошу тебя, доверься мне.
Она неуверенно кивнула в знак согласия:
— Ладно, хорошо. Что нужно делать? Наглотаться таблеток? Застрелиться или посетить самое злополучное местечко в этом городе?
— Нет. Если ты примешь смерть от руки другого человека, ты попадешь в Рай, если от своей руки – в Ад, а нам нужно в Чистилище, поэтому это должен сделать я, — пояснил Макс, взяв ее за руку. — Пойдем.
Алекс безропотно, словно мотылек, летящий к пламени, последовала за ним в церковь, где ее ждала погибель.

— Морозильник большой есть? — с порога осведомился Макс, ворвавшись в кабинет к преподобному Джонсу.
Старик непонимающе уставился на ангела:
— Что? …Зачем?
Алекс усмехнулась и с сарказмом в голосе сообщила:
— Хотим пожертвовать церкви двадцать фунтов говядины.
Макс безрадостно улыбнулся:
— Она шутит. Не говядины, а человечины. Морозильник-то имеется?
Священник ошеломленно кивнул и с огромным трудом смог вымолвить:
— Имеется, конечно.
— Отлично! Где он?
— Внизу. В кладовой, — заикаясь, пролепетал Маркус.
— Веди! — требовательно велел ангел.
По узкой винтовой лестнице они спешно спустились в небольшое помещение, где хранились съестные припасы и заколоченные деревянные ящики с молодым вином. Там же находилась и вместительная морозильная камера.
— Ты должен будешь схоронить ее тело, пока я не вернусь, — сказал Макс, глядя на растерянного старика, лихорадочно запирающего дверь на засов. — Ты понял?
Старик замешкался, до конца не осознавая, о чем идет речь.
— Ты все понял, Маркус?! — переспросил ангел, повысив голос.
Тот, наконец, решительно произнес:
— Да! Все сделаю.
Благодарно кивнув ему, хранитель перевел взгляд на подопечную, которая все это время с содроганием готовилась к неизбежному. В ее больших зеленых глазах копились слезы.
— Послушай, Алекс, — чуть слышно обратился к ней он, — я обещаю, что все будет хорошо. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как все…
— Нет, …я не хочу, — прервала она умоляющим голосом, — я не могу!
— Ангел мой, ты должна, — Макс протянул руки и обхватил ее лицо ладонями. Ее густые ресницы дрогнули, слезы медленно потекли по ее щекам.
— Я очень боюсь, — прошептала она. Мысль о смерти ужасом наполняло ее сердце.
— Любимая, все будет хорошо, — он поцеловал ее и внезапно обнял, крепко-крепко, будто прощался с ней навсегда. Она стояла неподвижно, безвольно свесив руки. Она понимала, что они, возможно, больше никогда не увидятся. Больше не будет поцелуев, признаний, общих секретов, шепота в ночи – этих необычных отношений. Освободившись из его объятий, она приподнялась на носочки и поцеловала его. Макс дернулся, как будто прикосновение ее губ причинило ему боль. Она посмотрела на своего хранителя ничего не выражающим взглядом и кивнула ему, давая понять, что готова. Его руки стали влажными и задрожали. «Неужели нет другого выхода? — спросил он себя и тут же ответил. — Нет, ты же знаешь». Отбросив все сомнения, Макс ударил возлюбленную ножом. По ее одежде начало стремительно расплываться багровое пятно. Он выдернул лезвие, и отчего-то все кругом замерло, остановилось. Брызги крови недвижно застыли в воздухе. Приглушенный стон боли вырвался из ее губ, и багровые капли, словно опомнившись, звучно рассыпались по полу.
Угасающим взглядом Алекс посмотрела вокруг. Макс держал ее в объятиях и что-то тихо говорил, едва раскрывая губы. Преподобный Джонс стоял, не шевелясь, сцепив руки, и молча следил за ними, но выражения его глаз она различить не смогла. Все разом померкло. Наступила тишина. На миг ее нарушил требовательный стук в дверь, пронзительно заполнив все пространство:
— Преподобный Джонс?! Откройте дверь! Детектив Джон Лоури. Департамент полиции Сакраменто.
И снова наступила тишина.


+10


Ссылка на этот материал:


  • 100
Общий балл: 10
Проголосовало людей: 1


Автор: valmary
Категория: Фэнтези
Читали: 59 (Посмотреть кто)

Размещено: 21 сентября 2015 | Просмотров: 92 | Комментариев: 1 |

Комментарий 1 написал: Арийская Волчица (6 марта 2016 10:03)
Я так и не поняла, каким образом Макс с пожаром связан? Если он уже тогда ангелом был, как его фото в газете оказалось? Либо вы, автор, чего-то не договариваете, либо я просто не догоняют. Надеюсь, дальше все станет ясно..
Такая милая парочка, эти Макс и Алекс =)



--------------------
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 
 

 



Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
© 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.