«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 28
Всех: 29

Сегодня День рождения:

  •     AlanLecter (17-го, 21 год)
  •     ANDREY8880 (17-го, 37 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1673 Lusia
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1947 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Священная миссия, или как ощипать падшего ангела. Глава 22. Конец

    С легкостью распахнув тяжелые дубовые двери, Макс ворвался в зал обители господств. Внутри никого не было. Поставив пленника на колени, он сунул два пальца в рот и оглушительно свистнул. Со всех сторон послышались встревоженные голоса и топот ног. Не прошло и нескольких секунд, как со всех дверей хлынули конвойные. А следом за ними появился и верховный советник. Он холодно оглядел поимника, затем перевел взгляд на трибуна.
    — Я же приказывал тебе доставить Микки, — глухо проговорил Лу.
    — Я помню, — губы Макса изогнулись в дерзкой улыбке. — С недавних пор на память не жалуюсь.
    — Так в чем же дело? — спокойным тоном поинтересовался господства, хотя внутри у него все кипело от ярости.
    — Не откажите в любезности, господин верховный советник, примите в дар от меня незначительный пустячок: лидера мятежников, — не без сарказма сказал силы, не отвечая на прямо поставленный вопрос.
    Лу окинул наглеца гневным взглядом, но решив не накалять и без того напряженную обстановку, промолчал.
    — Ведите арестованного на допрос! — скомандовал он, махнув рукой конвоирам.
    Те мигом подхватили арестанта под руки и поволокли в помещение для допросов.
    — А нам что делать? — робко спросил Гидеон, исподлобья глядя на верховного советника.
    — Ждите, — строго приказал Лу и последовал за ними.
    Макс подошел к ближайшей стене, устало прислонился к ней и медленно опустился на корточки. Целер присел рядом.
    — Ты молодец, Гидеон, — проговорил трибун спустя долгое время. — Вовремя подоспел.
    Гидеон с горечью усмехнулся.
    — Если бы не ты, — продолжал Макс, не обращая внимания на его скепсис, — Алекс, оказавшись в Чистилище, могла пострадать. Так что спасибо тебе.
    — Если бы не я, ничего бы этого не произошло, — произнес целер негромким, чуть дрогнувшим голосом. — Я должен был рассказать верховному советнику все, что видел и слышал, но испугался и не сумел решиться.
    Гидеон сделал паузу, чтобы понять, как реагируют на его слова Макс, но его лицо ничего не выражало.
    — Я просто… простите меня, — вновь начал он и тут же замолк, понуро опустив голову.
    Трибун протянул к нему руку и, ободряюще похлопав по плечу, тихо промолвил:
    — Все нормально. С каждым такое могло произойти.
    — Не с каждым, — целер поднял голову. Его глаза были полны сожаления, стыда и чувства вины.
    — Гидеон, никто не застрахован от ошибок. Каждый их совершает, но не каждый имеет смелость их признать.
    Раздался звук открываемой двери, и в тот же момент в холле появился Лу. Он был зол и чем-то не на шутку расстроен. Он медленно оглядел всех присутствующих цепким, внимательным взором, после чего быстрым шагом направился в свои покои. Проходя мимо Макса, он, не останавливаясь, еле слышно буркнул:
    — Пошли со мной.
    Ангелы одновременно поднялись на ноги.
    — А ты чего вскочил? — заметив это, гневно проревел Лу.
    — Вы… это мне? — оторопело пролепетал Гидеон.
    — Тебе, тебе.
    — Я… я думал…
    — Не надо думать! — яростно осадил его верховный советник и, повернувшись к Максу, прохрипел. — Совсем распустились!
    Трибун осуждающе поднял бровь.
    — Ладно, — снизив тон, проворчал Лу и, развернувшись всем телом, указал на массивные резные двери, — нам туда.
    Макс подмигнул юному целеру, как старому другу, не как подчиненному, и последовал за верховным советником в его покои.

    Когда они вошли внутрь, Лу, кивнув на стул серебристого цвета с широкими подлокотниками, неожиданно учтиво предложил:
    — Присаживайся.
    — Спасибо, я постою, — решительно отказался Макс.
    Тот раздраженно махнул рукой, мол, поступай, как знаешь, и прошел к столу. Провел пальцами по гладкой поверхности отполированного до блеска дерева, и, казалось, был готов начать разговор, но вместо этого истошно проорал:
    — Может, ты все-таки присядешь, а?! Это, знаешь ли, действует на нервы!
    Трибун, не скрывая своего недовольства, хмуро уставился на него.
    — А я вот присяду! — прохрипел верховный советник, обошел вокруг стола и уселся в огромное кресло.
    — Ну что, удобно? — иронично осведомился силы. Ему порядком надоело ждать, когда господства наконец-то снизойдет до объяснений. Он намеревался, как можно скорее, разобраться со всей этой историей и вернуться к возлюбленной.
    — Я очень любил Ви и готов был ради нее на все, — проигнорировав колкость, мрачно заявил Лу.
    На лице Макса отразилось искреннее удивление. Такой новости он точно не ожидал услышать.
    — Что, неужели не знал?
    — А должен был?
    — Да брось ты, — недоверчиво сощурился верховный советник. — Ты еще скажи, что не был в курсе ее дел.
    — Ты меня проверяешь, что ли? — догадливо фыркнул трибун. — Был бы в курсе, не стоял бы здесь!
    — Ладно-ладно, не кипятись, — хмуро пробурчал господства. — Только ответь мне на один вопрос: ты что-нибудь слышал о том, что Ви метила на мое место?
    — Нет, — сухо бросил силы.
    — Вот и я – нет, — горько усмехнулся Лу, — даже не подозревал. Желающих занять место верховного советника всегда было немало, но я и подумать не мог, что среди них окажется Ви. Зная о моем отношении к ней, она могла просто попросить, но вместо этого обратилась за поддержкой к лидеру мятежников.
    — А откуда она знала, к кому именно надо обращаться?
    Верховный советник беспомощно развел руками:
    — Я не знаю, как, впрочем, и сам Дункан. Когда она появилась на пороге его убежища, он решил, что пришел конец его революционной деятельности, но ошибся. Вместо того, чтобы незамедлительно его арестовать и предать суду, Ви предложила ему вступить в ряды целеров.
    — Зачем?
    — Она рассчитывала с его помощью подорвать в господствах доверие к группе и, как следствие, ко мне. Естественно, Дункан, не раздумывая, согласился. Процесс его внедрения прошел гладко, оставалось только одно – терпеливо ждать, когда представится случай нанести удар изнутри. Но время шло, а возможность так и не представлялась. И по мере того, как один за другим гибли его соратники, он начал осознавать, какую чудовищную ошибку совершил, приняв предложение Ви. Так уж сложилось, что он стал причастным к смерти своих людей. С этим нужно было что-то делать. Срочно. Ждать было больше нельзя. В итоге, он принял решение вырезать семью из четырех человек. Однако и тут его постигло разочарование: ты оказался рядом и успел вмешаться.
    — Не успел, — произнес трибун таким тоном, словно вина за смерть людей всецело лежала на нем.
    — Мальчишку-то ты спас, — возразил господства, вполне понимая его чувства, и, не сводя с него глаз, вполголоса проговорил. — Ты должен был мне сказать, Макс.
    — А что бы это изменило? Убитым было уже не помочь. Что, из-за одной паршивой овцы резать все стадо?
    Лу не знал, что ответить. Не знал, как бы поступил, оказавшись на его месте.
    — Ладно, что было, то было. Теперь уже ничего не изменишь, — вздохнул верховный советник и, устало потерев лоб, спросил. — На чем мы остановились? …А, вспомнил. Как бы там ни было, Дункан надеялся на то, что Ви вызволит его из Чистилища, но она и пальцем не пошевелила. Мольбы Челси так же не возымели на нее никакого действия.
    — А Челси как оказалась втянутой во все это?
    — Влюбилась в Дункана.
    — А Уолтер?
    — Челси предположила, что, если поможет Ви стать верховным советником, сможет выторговать у нее свободу для своего возлюбленного. Она решила устроить кровавую бойню в церкви. Она знала, что такое замять никому не удастся, и, следовательно, группу целеров расформируют, а меня снимут с занимаемого поста. Разумеется, виновник гибели людей поплатится жизнью, а значит, для воплощения плана оставалось только одно – найти козла отпущения. Я не знаю, как она смогла уговорить Уолтера, но ей каким-то образом удалось. Хотя за столько времени, сколько провел Дункан в Чистилище к тому моменту, можно было сподвигнуть кого угодно и на что угодно. В общем, все прошло как по маслу, но Ви, вместо того, чтобы воспользоваться ситуацией и получить желаемое, поступила иначе. По-видимому, она больше не доверяла мятежникам, которые раз за разом переходили черту дозволенного, поэтому решила спрятать все концы в воду. Она, конечно, хотела мое место, но не такой ценой.
    — Как совет отнесся к ее поступку?
    — Совет одобрил ее действия. В сложившейся ситуации она поступила правильно.
    — Вот как? Значит, по-вашему, бросить всех целеров, защищавших ваши жалкие жизни, в хранители, это правильно?!
    — После того как стало известно, что убийство людей целерами не было единичным случаем, то да! Мы не знали, есть ли среди вас еще предатели!
    — Раз не знали, значит, надо было выяснить! Отчего не стали разбираться?
    — Зачем?
    — Хотя бы затем, что каждого из нас господства отбирали лично. Неужели ни у кого не возникло вопроса, как в группу попали мятежники? Неужели ты ничего не заподозрил? И как, как, скажи на милость, ты, верховный советник, позволил Ви единолично решать судьбу целеров?
    Лу долго молчал, затем пробормотал:
    — Я любил ее.
    — Ах да, как же я мог забыть! — Макс усмехнулся. — Выяснили, кто ее убил?
    — Челси.
    — Охранники – тоже ее работа?
    — Нет, Дункана. Когда ты возвращал всех из Чистилища, прихватил со всеми и его.
    Трибун, осуждая себя, покачал головой.
    — Я уже распорядился, чтобы Ллойда освободили из эргастула, — пытаясь как-то приободрить его, проговорил верховный советник.
    — Спасибо, — силы бросил на господства признательный взгляд. — Что-нибудь про сегодняшнее нападение известно? Каковы истинные мотивы их внимания к нам?
    — Месть. Инициатива исходила от Дункана. Он не мог простить тебе шестьдесят лет заточения в Чистилище.
    — Понятно. А с нами что будет? Уже решили?
    Лу непонимающе поднял брови.
    — Я говорю о нас с Микки.
    — Ты, Микки и Гидеон отправитесь в низшую иерархию для несения службы.
    — Гидеон-то за что впал в немилость? — откровенно изумился Макс.
    — Если бы он поднял шум, как только увидел мертвых охранников, мы смогли бы избежать ненужных недоразумений с Ллойдом и предотвратить кровопролитие.
    — Ну, конечно, — трибун криво ухмыльнулся. — Если бы он не промолчал, Ви была бы жива. Ведь именно ее смерть является настоящей причиной столь сурового наказания, не правда ли?
    Верховный советник гневно сверкнул глазами:
    — Я не собираюсь с тобой это обсуждать!
    — Не собираешься? Ты хоть понимаешь, что он там не выживет? Он же совсем мальчишка!
    — Это решено!
    — И на сколько?
    — Срок наказания в полной мере соответствует тяжести ваших проступков.
    — На сколько?! — требовательно повторил свой вопрос силы.
    — На двадцать лет, — наконец выдал господства.
    Макс потрясенно присвистнул.
    — Надеюсь, это все? — язвительно осведомился он. — Или ты еще чем-нибудь порадуешь?
    — Посовещавшись, мы пришли к выводу, что будет правильным, если все убиенные целерами души родятся вновь и пройдут свой путь заново, — холодно сообщил Лу.
    — Что?! — Макс несколько оторопел от столь неожиданного заявления. — …Когда?
    — Прямо сейчас.
    — И… и кем они будут?
    — Ты насчет пола новорожденных? Невозможно предугадать. Бренное тело им будет предоставлено согласно установленному порядку.
    В одно мгновение, оказавшись у стола, трибун нагнулся, схватил верховного советника за горло и вздернул на ноги.
    — Твоя идея? — прохрипел силы срывающимся от негодования голосом.
    Господства в отчаянии замотал головой, чувствуя, как пальцы все сильнее и сильнее сжимаются на его шее.
    — А чья? — прошипел Макс сквозь стиснутые зубы, теряя самообладание.
    — Отпусти! — просипел Лу, задыхаясь.
    Трибун с трудом заставил себя разжать пальцы. Верховный советник рухнул на пол.
    — Охрана! — попытался прокричать господства, но поперхнулся и, краснея от удушья, закашлялся.
    Лицо силы исказила гримаса презрения. Он усмехнулся, развернулся и быстрым шагом направился к двери.

    Она сидела на балконе и, глядя в звездное небо, о чем-то думала. Микки бесшумно подошел к ней и кашлянул, чтобы обозначить свое присутствие.
    — Я могу присоединиться? — осторожно поинтересовался он.
    Алекс приглашающим жестом указала на кресло:
    — Конечно, можешь.
    — Сегодня прекрасная ночь, — иронично заметил он, присаживаясь рядом, — не находишь?
    — Интересно, каково там… — словно не слыша его, задумчиво проговорила она.
    — Где?
    — В Раю.
    Микки добродушно усмехнулся:
    — Как на курорте!
    — Я серьезно.
    — Я тоже, — сказал он совершенно искренне, — вполне серьезно.
    — А ты был в Эдемском саду?
    — А ты?
    — Ну, Микки!
    — Ну, что? — засмеялся он, передразнивая ее интонацию.
    — Хватит дурачиться, — она рассерженно толкнула его в плечо.
    — Не был.
    Алекс недоуменно взглянула на него:
    — Почему?
    — Местные по достопримечательностям не ходят, — с напускным пафосом произнес Микки.
    — Мутный тип.
    Он оскорбленно хмыкнул:
    — Как меня только не называли, но это что-то новенькое.
    — Вообще-то, я не имела в виду тебя, — укоризненно промолвила Алекс и махнула рукой на дом соседей. — Вон, глянь туда и сразу поймешь, о ком я говорю.
    Микки торопливо приподнялся и посмотрел в ту сторону, куда указывал ее жест. За толстым стволом дерева прятался мужчина средних лет, и, притаившись, наблюдал сквозь окно за соседской девушкой лет семнадцати. Она сидела на подоконнике и читала книгу. Ангел выругался и, немедля ни секунды, перепрыгнул через балконное ограждение. Алекс последовала за ним, но иным путем: скользнула сквозь пол. Оказавшись внизу, Микки пронзительно свистнул. Через мгновение из темноты в свет придорожного фонаря вышел ангел-хранитель в элегантном стильном костюме.
    — Проходите своей дорогой, если не хотите нажить себе неприятностей, — угрожающе предупредил он.
    Из горла власти вырвался саркастический смешок.
    Оскорбленно прищурившись, хранитель наблюдал, как приближаются двое незнакомцев, и, хотя никогда не видел их прежде, тотчас узнал одного из них:
    — Как прелестно. Власти собственной персоной и…
    Он подошел вплотную к темноволосой девушке с короткой стрижкой и с нескрываемым интересом уставился на нее:
    — А кто это тут у нас? …Тихо, тихо, не подсказывайте, друзья! Я сам.
    Хранитель неторопливо обошел ее вокруг, осматривая проницательным взглядом с головы до ног. Затем еще раз, но уже более тщательно. Наконец, распознав, кто она такая, он довольный собой, расхохотался ей в лицо:
    — Фальсификат!
    — Отойди-ка, — процедил сквозь зубы Микки, толкнув его в грудь, — целее будешь.
    Тот поправил галстук и заносчиво ухмыльнулся:
    — А что ты сделаешь? Убьешь меня?
    — Как, говоришь, твоего подопечного зовут? — зачем-то поинтересовался власти, не обращая внимания на его излишне показную браваду.
    Хранитель подозрительно покосился на него:
    — Теренс, а что?
    — Да так, ничего, — Микки с притворной заботой смахнул невидимую ворсинку с его пиджака, и, сделав шаг по направлению к Теренсу, громко крикнул. — Эй, мужик! Прикурить не найдется?
    От неожиданного появления молодого парня посреди пустынной улицы, мужчина вздрогнул:
    — Что?
    — Огоньку, спрашиваю, не найдется? — улыбчиво повторил свою просьбу ангел.
    — Сейчас, — пробурчал он угрюмо, ощупывая карманы брюк.
    — Да ладно, не напрягайся так, Теренс, — Микки быстро подскочил к нему и резко ударил под дых. — Я не курю.
    Мужчина согнулся пополам. Следующим был удар коленом в лицо. Теренс упал и, ударившись головой о дерево, потерял сознание. Раздались аплодисменты.
    — Так его! — восхищенно выпалила Алекс, хлопая в ладоши.
    Микки поклонился, выражая признательность, и, задев плечом оторопевшего ангела-хранителя, насмешливо процитировал:
    — Проходите своей дорогой, если не хотите нажить себе неприятностей.
    Хранитель уязвленно фыркнул:
    — Подумаешь, не велика потеря. Наверстаем упущенное в другом месте.
    — Слышь, придурок, — разозлившись, власти схватил его за грудки, — посмотрим, как ты запоешь, когда я твоего подопечного инвалидом сделаю. Будешь безвылазно торчать у изголовья его кровати, не видя солнечного света. Нравится такая перспектива?
    — Н-не нравится, — испуганно пролепетал ангел. Вся его спесь быстро сошла на нет.
    — То-то же, — Микки удовлетворенно усмехнулся и вдруг услышал звук падения. Он резко обернулся и увидел Алекс, лежащую на земле без сознания. Рефлекторно отпихнув хранителя, он мгновенно сорвался с места и бросился к ней.
    — Лекс, что с тобой? — встревоженно пробормотал он, совершенно не понимая, что произошло. Ее глаза заволокло белой пеленой, губы посинели, а кожа приобрела землистый оттенок. Микки встряхнул ее, похлопал по щекам, пытаясь привести ее в чувство, но она не реагировала. Подхватив Алекс на руки, он быстрым шагом понес ее в дом. В гостиной Микки бережно положил ее на диван и, склонившись, лихорадочно осмотрел на наличие повреждений, но ничего не обнаружил. Он мучительно пытался сообразить, что с ней, но не находил ответа. Она стремительно угасала у него на глазах, а он ничем не мог ей помочь. Разноречивые чувства, как тени, скользили по его лицу, сменяя друг друга: страх, отчаяние, гнев, непонимание.
    Неожиданно, будто подчиняясь какой-то неведомой силе, ее тело дернулось и на мгновение приподнялось вверх. Наружу с неистовой яростью вырвались ее мягкие пушистые крылья. Микки бессознательно протянул руку, коснулся ее оперения и осторожно провел ладонью. Перья, выпадая один за другим, взвились в воздух и, немного покружив, плавно опустились на пол.
    — Господи… — в ужасе прошептал он, невольно отпрянув.
    В тот же миг сквозь закрытую дверь вошел Макс и, приблизившись вплотную к дивану, опустился на колени.
    — Что с ней? — взволнованно спросил Микки. — Что происходит?
    Ничего не ответив, Макс положил ладони на грудь Алекс и, сосредоточившись, слегка придавил. Из-под его рук вырвался яркий рубиновый свет и, распадаясь на множество тонких искрящихся нитей, заструился по телу девушки. Он внимательно следил за реакцией жены, но ее не последовало. Он надавил сильнее. Мерцающие багряные линии, источающие потоки энергии, устремились в самые потаенные уголки ее организма, но, не находя повреждений, сталкивались друг с другом, образуя микроскопические взрывы. Макс, с горечью осознав, что бессилен, убрал руки, и живительный свет погас.
    — Что с ней, черт возьми?! — отчаянно вскричал власти, не понимая, почему даже «блистательный» не может ничего сделать.
    — Она умирает, — ответил силы, чувствуя, как слова застревают в горле.
    — Как умирает?
    — По-настоящему.
    Микки, не веря своим ушам, уставился на него:
    — Что за бред?! В Земном мире это невозможно!
    — Как видишь, очень даже возможно, — проговорил Макс, с трудом контролируя себя. — Таково решение совета.
    — Господства не могли так поступить, — власти мотнул головой. Его сознание категорически отказывалось принимать происходящее. — Так же нельзя…
    — Микки, уйди, — пробормотал силы вполголоса и через секунду добавил, — пожалуйста.
    — Что? — Микки показалось, что он ослышался.
    — Уйди! — повторил Макс, срываясь на крик.
    Ангела кольнула невольная обида. Он резко повернулся и, на ходу раскрывая крылья, вышел прочь. Оказавшись на улице, Микки огляделся по сторонам, желая вцепиться в глотку какого-нибудь человеческого отродья, чтобы выплеснуть свой гнев и невыносимую муку от предстоящей утраты, но, как назло, никого не было. Взмахнув широкими крыльями, он стремительно взмыл в ночное небо.
    Макс, стоя на коленях у изголовья жены, продолжал внимательно наблюдать за ней, пытаясь уловить хоть какие-то признаки улучшения. Время от времени, склоняясь ближе, он шептал ей на ухо слова, полные любви и нежности, просьб и надежд, но вскоре она, испустив последний предсмертный вздох, скончалась, так и не придя в сознание.
    С минуту Макс стоял абсолютно неподвижно, борясь с раздирающей его сердце нестерпимой болью, затем бережно прижал к себе мертвое тело возлюбленной, и слезы бессильной ярости покатились по его щекам.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: valmary
    Категория: Фэнтези
    Читали: 61 (Посмотреть кто)

    Размещено: 9 октября 2015 | Просмотров: 95 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Арийская Волчица (6 марта 2016 22:00)
    Невероятно грустно..
    Особенно жалко Микки, он не может показать своего горя, как Макс.. =(



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.