«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 1
NikiTA

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 11
Всех: 12

Сегодня День рождения:

  •     GorbunS (15-го, 29 лет)
  •     ilyad_2000 (15-го, 40 лет)
  •     LegTar (15-го, 36 лет)
  •     roosevelt (15-го, 24 года)
  •     SvetKon15 (15-го, 67 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Флудилка Поздравления 1670 Alex
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Последний ритуал. 2 часть

    - Да здравствует,  во все времена, герцог Филипп Первый Справедливый! Виват! – вскричал капитан Гвардии Белой Руки, потрясая над головой серебряным кубком.

    За столом шумно задвигались стулья, гости вскакивали с мест и вздымая вверх бокалы, горланили

    – Виват! Да здравствует Герцог!

    Филипп  приподнял заздравную чашу, сделанную из оправленного в червонное золото, черепа Колдуна Башорга. Чаша сия была семейной реликвией герцога, ее отличало удивительное свойство, любое отравленное вино, налитое в нее, начисто лишалось своей смертоносной силы, что собственно было удивительным почти анекдотическим парадоксом, поскольку сам Колдун Башорг, умер от яда, всыпанного ему нежной рукой юной красавицы наложницы, подосланной предком герцога Филиппа. Красота, как говорится убийственная сила, и действует на всех, даже на старых маразматичных алхимиков.

    Капитан, прокричавший тост, грузно плюхнулся на дубовую скамью. Он был какого- то  особенно мощного сложения и необычайно высокого роста. Лицо его, багровое от обильных возлияний, выражало, вместо обычного полусвирепого хамства, сейчас чувство большой гордости, короткие черные усы и волосы на голове топорщились вверх, делая его немного похожим на кота. Причину его приподнятого настроения не сложно было угадать, на его капитанском мундире, пожалуй, слишком вульгарно украшенном, грубой золотой цепью, красовались новехонькие капитанские эполеты, которые, он получил сегодня утром, из рук самого герцога.

    Сидевший возле него седой майор кавалерист, худой и желчный, наклонившись к его ухо прошептал

    - Не частите,  капитан Полиф. Вы не в  солдатском бардаке. Да и Его Сиятельство Герцог не особо жалует пьяниц, особенно тех, кто быстро набирается. Не сочтите за обиду, мой совет..

    Капитан бросил в сторону майора короткий полный ненависти взгляд, но сдержавшись, буркнул в ответ, что то невразумительное и отставив в сторону кубок, притянул с себе блюдо с громадным жареным индюком, справедливо полагая, что если уж не пить  на пиру, то нужно есть, ибо других занятий достойный бравого вояки он не видел. Капитан Полиф был далек от всяких интриг, он был прост, как древко алебарды.

    Желчного майора, сделавшего замечание «деревенщине» Полифу, звали Густав фон  Шпак.  Род фон Шпаков восходил своими корнями в глубь веков,  питая на  ветвях своего обширного генеалогического дерева  плоды, достойные даже монаршей короны. Впрочем, обладая достаточной прозорливостью, фон Шпаки, хоть всегда были близки к королевским дворам, тем не менее, не были связаны кровными узами, что собственно и позволяло им сберечь свои головы во время смены головы, носящей корону. Умные и благородные придворные нужны всем королям и особенно герцогам. В отличие от своих предков, Густав фон Шпак, обладал чрезмерным честолюбием,  пожалуй, здесь сыграло роль и то, что служил он теперь при дворе герцога, а не короля. В тайне Густав подумывал, что его родословная ничуть не хуже, чем у герцога, лично он сам возводил  ее почти напрямую к  Бортису Каменотесу, разбившему своим железным молотом Яйцо Синей Черепахи, откуда как известно даже ребенку, появился Великий Океан. Черная зависть разливала желчь по организму Густава фон Шпака, но страх, доставший ему от предков, удерживал от участия в возможных заговорах. Однако, вся эта «деревенщина», эти безродные выскочки действовали на нервы Густаву особенно сильно, и уж он не упускал случая показать им кто тут настоящих благородных кровей, а кто еще вчера свиней пас. Не довольствуясь грубой индюшатиной, либо свининой, фон Шпак обратил свое изысканное внимание на маринованных миног, блюдо достойное внимания дворянина. Ловко и изящно орудуя серебряными   приборами, он не просто ел, он как бы давал урок приличного поведения за столом.

    Напротив военных господ, сидел толстяк в зеленом бархатном камзоле придворного с желтой лентой министра через левое плечо. Барон Жирон Клоф занимал пост министра торговли и почтовых сообщений вот уже пять лет. Его некогда пышная и густая рыжая шевелюра отступила назад, оставляя большие залысины на круглой, как шар голове, безусое и безбородое лицо было, как обычно бледновато, маленькие глазки смотрели немного вбок, однако видели и замечали все. Вот и сейчас от него не ускользнуло, что прошептал на ухо подвыпившему капитану Полифу, майор фон Шпак. Конечно же, за шумом, стоявшим в  зале, было нереально, что либо, расслышать, но Жирон Клоф отлично умел читать по губам. Этому искусству он обучился благодаря его единственной дочери, очень красивой и доброчестивой  девушке, шестнадцати лет отроду, ставшей глухонемой после ужасной лихорадки. Посему общаться с ней он мог только распознавая слова по шевелению губ. Это искусство, приобретенное им в результате семейной трагедии, нередко помогало в бесконечных дворцовых интригах. Как говорится: не было бы счастья, да несчастье помогло.

    Не ускользнул от Клофа и взгляд полный ненависти взгляд, брошенный капитаном на Густава.

    «Эти двое очевидно не переносят друг, друга. Что ж, возможно мне пригодятся их разногласия для достижения согласия с собой и своими целями,- мысленно скаламбурил министр и повернулся к своему соседу и спросил звучным голосом.

    - А скажите, почтенный господин Дюшес, верно ли те слухи, что на последней охоте вы затравили  столь огромного волка, какого еще не видывали в здешних краях,- вопрос был задан в момент затишья общего гула и все пирующие, включая герцога, с любопытством уставились на спрашиваемого.

    Господин Дюшес, коренастый малый, лет тридцати пяти, жгучий брюнет с блестевшими как у жука черными глазами, самодовольно улыбнулся и чувствуя на себе всеобщее внимания торжественно проговорил.

    - Должен признаться вам, уважаемый барон, что я сам бы не поверил слухам о громадности этого зверя, если бы лично не всадил ему из царги стальной болт точно между его горящих красным огнем глаз и не добил бы потом это исчадие ада своим родовым охотничьим кинжалом, метким ударом в самое дьявольское сердце.

    - Вы отважный охотник,  Ван Дюшес ,- прозвучал голос герцога,- что ж  расскажите нам эту историю поподробней, так как с вашим охотничьим искусством может тягаться только ваше искусство рассказчика.

    «И неизвестно, которое больше ,- звучало в неоконченной фразе герцога, которую многие присутствующие поняли и так. Господин Дюшес, богатый землевладелец, славился своей слабостью  несколько преувеличивать свои подвиги в охоте и на любовном фронте.

    Польщенный вниманием герцога и несколько уязвленный этой колкостью, Ван Дюшес порывисто поднялся с места

    - Ваше Сиятельство, господа, это я вам скажу было не просто охота, это была битва с самим сатаной!. Происходило это в Муравьином логу, неделю назад,  сами знаете, сколь глухие те места, но что может остановить бывалого охотника? Ничего! Отвечу я, ничего! Так вот , обложили мы тогда медведя, матерый был зверюга, трех собак мне порвал, но все же завалили косолапого. Освежевали, как полагается, разбили лагерь, что бы перекусить да отметить добычу как положено. Егеря  шкуру медведя повесили  на дерево и я с верным оруженосцем, сижу и вино попиваю.

    Как вдруг!  - при этих словах Дюшес многозначительно обвел глазами присутствующих, затаившись поневоле дыхание от столь интригующего рассказа.

    В  кустах, в футах ста от нас,  раздался дикий вопль , собачья свора метнулась на крик! Я вскочил и вырвал из рук оруженосца  копье, готовясь грудью встретить любую опасность! Два егеря стали по обе стороны от меня и натянули луки! Стреноженные лошади стали дико ржать и бить копытами. Вопль резко оборвался, послышался визг собак и через мгновения, моя охотничья свора, мои грозные псы, не боявшиеся ни какого зверя, как трусливые щенки выбежали обратно на поляну, поджав хвосты! И через мгновения мы увидели волка! Он был размером с лошадь! Заваленный нами медведь был малюткой по сравнению с ним. Волк шел прямо на нас, и  держал в оскаленной пасти только что отгрызанную голову моего бедного слуги – псаря, вопль которого мы только что слышали. Зверь остановился на краю поляны, поднял голову и оскалился, обнажая чудовищные клыки. При этом окровавленная человеческая голова, выпала из пасти чудовища и немного прокатилась по траве, и о ужас! Он придержал ее лапой, как котенок, играючи придерживает моток шерсти.

    Краем глаза я увидел, как побледнели мои егеря и как дрожат у них руки натягивающие тетиву. Да что могли сделать стрелы с таким великанам! И в эту минуту опасности, я не растерялся.

    «Стоять тихо, Стрелять по команде! – бросив я приказание егерям. и чуть обернувшись сказал оруженосцу

    - Ганс, арбалет. Осторожно.

    Зверь стоял в футах пятидесяти от нас и катал лапой по траве голову, казалось его забавлял наш ужас! Через мгновение в локоть мне ткнулся приклад царги, я перехватил копье для броска сделал шаг назад и с криком «Стреляй!», метнул тяжелое копье в зверя.

    Зазвенела тетива лука. Одна стрела впилась в дерево возле головы волка, а вторая … Второй стрелок не выдержал страха и бросился бежать. Мое же копье,летевшее точно в цель, волк сбил лапой как сухую ветку! И чтобы окончательно посмеяться надо мной, перекусил древко зубами, как соломинку! Но это дало мне время вскинуть царгу, прицелиться и пущенная твердой рукой стальная стрела поразила это исчадие точно между глаз!

    Зал притих.

    -Геройский поступок, - проговорил герцог, затягиваясь в очередной раз кальяном.

    Услышав слова герцога, Ван Дюшес воодушевленно передернул плечами и проговорил

    - И в подтверждении всего сказанного, позвольте Ваше Высочество, приподнести вам в дар шкуру убитого гиганта в волчьем обличии! Разрешите послать слуг во двор, шкура в моей повозке.

    - Конечно же, почтенный Дюшес, я думаю не только мне, но и всем, очень любопытно своими глазами увидеть сего монстра!- сказал герцог  и подозвал мажордома.

    Пока герцог отдавал распоряжения, Ван Дюшес переводил дух и осушал кубок вина, дабы унять волнение.

    - А что вы сделали с тем трусом егерем, который так подло бросил вас, уважаемый Дюшес? – спросил его Густав фон Шпак, желая видимо и здесь чем ту уязвить собеседника по своему обыкновения.

    - Конечно, за такое его следовало бы повесить на первой осине, ведь это форменное дезертирство. Но он, подлец , видимо,  так перепугался, что пока мы разбирались с чудищем, улепетывал без оглядки, так и скрылся в лесах, бесследно!

    - Что ж, уважаемый Дюшес, природа любит равновесие, убив одно серого разбойника волка , вы оставили в лесу разбойника человека. Но будем считать, что это не равнозначная замена- проговорил фон Шпак, пряча ехидную улыбочку.

    Вспыхнувший как мак, Ван Дюшес, проговорил сквозь зубы

    - Этот как вы выразились «человек разбойник» давно уже съеден «волками разбойниками», так что тут не восстановления «равновесия в природе», а принцип «воздания за предательство». Хотя, конечно, пеньковая веревка и крепкий сук были бы надежнее.

    И оба господина учтиво улыбнулись друг другу.

    В это время в зале послышался звон струн и множества маленьких колокольчиков, это означало, что пришло время пирующим усладить не только свое чрево кушаньями и питьем, но и свой взор прекрасным представлением, а именно танец невольниц – ульсинок с серебряными колокольчиками на бедрах. Учитывая необыкновенную красоту девушек и то что колокольчики составляли практически самую заметную часть их гардероба, это зрелище пользовалось неизменном успехом у почтенной мужской публики.

    Мелко перебирая босыми ногами в зал вбежали двенадцать девушек, руки и ноги их украшали звенящие серебряные браслеты, головы были украшены приборами из павлиньих перьев, груди прикрыты распущенными волосами, бедра прикрывала хитроумно сплетенная из бус и серебряных колокольчиков набедренная повязка.

    Шестеро девушек стали полукругом, у двух из них в руках у них были не большие арфы, еще у одной маленькие литавры. Герцог махнул платком в их сторону и зазвучала дивная завораживающая музыка, девушка стоявшая в центре, лукаво улыбнулась и запела нежным голосом что то на ульском языке. Другие шестеро девушек, стали исполнять прекрасный танец, поражая гостей гибкостью и прелестью своих тел.

    Сидевший по правую руку от герцога, канцлер Герцогства Кротийского, маркиз Бартоломео Буз, прозванный в простонародье Утиный Нос, за схожесть выступающего органа своего лица с указанным птичьим клювом, задумчиво смотрел на танцовщиц.

    Он молчал в течении всего сегодняшнего вечера, хотя от природы был немногословен, но в этот раз был просто нем как рыба.

    Перехватив его взгляд, герцог сказал ему.

    - Я смотрю, мой дорогой Бартоломео, вас очаровала Рита? Согласен с вами, она сегодня особенно прекрасна!

    - Я полностью поддерживаю Ваше Сиятельство, касательно мнения о прелестях Риты, но сейчас меня беспокоят другие мысли – прогнусил канцлер, поднимая на герцога свои бесцветные, которые казалось, никогда не фокусировали взгляд.

    - Если вы о пожаре, то сейчас не время об этом рассуждать. – несколько раздраженно бросил герцог,- а кстати, что вы знаете об этом подвиге Дюшеса? Сколько правды в той браваде, что он нам сейчас поведал?

    - Вы, как всегда бесконечно проницательны и мудры, Ваше Сиятельство. Доля правды, там  есть. Конечно же, попасть навскидку с тяжелой армейской царги между глаз, на расстоянии пусть тридцати футов это просто сказочное везение. Да плюс к тому, что она оказалась заряженной, как будто специально ждала этого момента. Мои люди выяснили детали, конечно же осторожно и умело, так вот. Волка свалил с царги его оруженосец Ганс Сковородка, причем, он скорее всего один не растерялся, и пока все улепетывали, а первым из них был наш отважный Дюшес, этот Ганс сумел взвести царгу и тщательно прицелиться с подставки. А зверь в это время рвал на куски слугу – псаря…

    - Что ж, я так и предполагал. Однако, не будем разубеждать славного Дюшеса в его героизме, в конце концов волк действительно издох, а охотничьи байки от Дюшеса, скоро пожалуй войдут поговорку. А что ж на самом деле  с тем слугой, который пропал? – позевывая в перчатку, спросил герцог.

    - Ну тут наш милый Дюшес не соврал, слуга действительно исчез. Я полагаю, что он или пополнит ряды разбойников или же сгинет от волчьих либо медвежьих зубов, однако мои люди взяли это на заметку. Люди не пропадают безследно, нужно просто уметь искать. А по вашему приказу мы готовы их найти даже в желудке чудовища, вспоров предварительно тому брюхо, конечно же.- проговорил чуть улыбаясь Бартоломео.

    - Ну конечно же вспоров брюхо предварительно, лезть в пасть чудовища даже ради моего приказа, на это уже редко кто способен. – проговорил герцог и увидев взметнувшие вверх брови канцлера, добавил

    - Не сочтите на свой счет, дорогой Бартоломео, я вашей преданности я никогда не сомневался.- и благосклонно потрепал герцога склонившего низко голову в почтительном поклоне по плечу.

    - Ну да ладно… О делах поговорим позже, канцлер. А сейчас давайте насладимся этой красотой и грацией! Все-таки, что еще может дать мужчине большего небо, чем таких восхитительных женщин! А, Рита, действительно сегодня особенно хороша!

    Словно услышав эти слова, высокая танцовщица призывно улыбнулась и быстро завертелась,  раскинув руки. Гости стали бешено хлопать в ладоши.

    Пир продолжался.

    В это время в залу вернулся мажордом и подойдя к герцогу что то прошептал ему на ухо.

    Герцог сказал канцлеру пару слов и тот поднявшись провозгласил

    - А теперь, господа, пройдемте в Залу Трофеев, где мы сможем узреть шкуру чудовища убитого нашим храбрым господином Ван Дюшесом.

    Все стали из за стола, герцога сразу окружила его личная охрана, он подозвал с себе светившегося от радости Дюшеса и они первыми вышли из Охотничьей  Залы.

    За ними двинулись остальная процессия.

    Зала Трофеев находилась рядом, и представляла собой круглое помещение, футов тридцать в диаметре, где на стенах покоились головы всевозможных хищных и не очень зверей. Пропуском в данную Залу для чучела, были либо его неординарные размеры, либо особые обстоятельства, при которых сей трофей был добыт, в отдельных случаях, как сейчас, эти условия совпадали.

    Дубовый пол был застелен соломенными циновками, и на них, распластавшись казалось на всю залу, лежала еще не выделенная пересыпанная солью , шкура убитого волка. От шкуры несло запахом крови и сыростью. Шерсть была почти черного цвета, и даже в необработанном состоянии казалось переливалась под светом многочисленных светильников. Венчала шкуру огромная голова волка.   Глаза были забиты солью, пасть не была оскалена, но огромные белоснежные  зубы внушали трепет.

    Все восторженно загомонили, разглядывая трофей.

    Герцог остановился возле головы волка и поставив на нее ногу подозвал к себе, сияющего, как новый динарий, Дюшеса.

    Подняв руку вверх и призвав гостей к тишине, герцог торжественно произнес

    - Я, Герцог  Филипп Первый Справедливый, объявляю Ван Дюшеса, охотником года, и вручаю ему наградной охотничий серебряный рог! Пусть он и впредь совершает свои подвиги оглашая их победным  трубным ревом!

    Герцог взял из рук подошедшего мажордома тяжелый серебряный охотничий рог и вручил ему совершено обалдевшему от счастья Ван Дюшесу.

    Гости вежливо аплодировали.

    Герцог повернулся и вышел из залы. Гости, подивившись размерам убитого хищника, возвращались в залу, многие решили, что оценить реальные размеры они смогут после изготовления чучела в полный рост. Вскоре в Зале Трофеев остался один канцлер.

    Он внимательно смотрел на шкуру зверя, потом присел на корточки и погладил шерсть.

    Казалось он к чему то принюхивается. Присев возле головы зверя он вытащил из сапога узкий кинжал и оглянувшись сильно стукнул рукояткой кинжала по белому клыку.

    Клык с треском отломился.

    Канцлер достал платок, завернул в него выбитый волчий зуб и спрятал в карман.

    Лицо его, при выходе из Залы Трофеев, выражало крайнюю степень озабоченности для тех кто умел разобраться в его маловыразительной мимике.

    За столом, канцлер подсел надутому от гордости Ван Дюшесу и еще раз поздравил его с награждением.

    - Уважаемый, Ван Дюшес, насколько я помню из вашего невероятного точного и правдивого рассказа, рядом с вами в этот момент был ваш, как вы изволили выразиться оруженосец Ганс Сковородка? – тихо прогнусил канцлер.

    - О да, совершено верно господин канцлер – ответил Дюшес, продолжая сжимать серебряный рог.

    - Так, вот, почтенный Ван Дюшес, мы поражены вашим героизмом и герцог выразил это в этом почетном призе, который по праву вы заслужили. Я думаю, вы как почтенный и законопослушный подданный Его Сиятельства, даже никогда бы и не подумали чем либо нарушать приказы герцога?- канцлер сделал паузу и посмотрел в глаза награжденному.

    Ван Дюшес испуганно сглотнув слюну, уставился на канцлера

    - Господин канцлер, позвольте, чем же я мог.. Да я и вообще не мог… И в мыслях никогда.

    - Я в вас уверен полностью дорогой Ван Дюшес, однако, должен вам кое что сказать, даже не из того, что к этому обязывает моя должность, а дабы уберечь вас от завистников и доносителей, которые после такой награды у вас появятся,. – продолжал бубнить канцлер.

    Дюшес торопливо закивал головой, прижимая к груди серебряный рог.

    - Так вот, – тут голос канцлера стал резче и гнусавость его пропала

    - Вам должно быть известно, что использование и хранение армейский тяжелых арбалетов, т е царг, гражданскими подданными, не состоящими на воинской службе герцога запрещено. И я  понимаю, что многие смотрят на этот закон сквозь пальцы, и арбалет у вас совершенно случайно оказался в охотничьей повозке, и вы скорее всего хотели отдать его военному коменданту города, как законопослушный поданный герцога?

    -Да, да ,да,  – торопливо закивал Дюшес

    Ну так вот, дабы, повторюсь, оградить вас он ненужных происков, пришлите эту царгу завтра на оружейный двор, принесет ее пусть Ганс Сковородка. Ведь он умеет он с ней обращаться? Конечно, же не так виртуозно как вы. Но ведь, что такое оружие без воина, так простая железка. Посему комендант,  выпишет на Ганса Сковородку рекрутский лист, в счет набора в этом году. Вот так вы оградите себя  он ненужных сплетен, и сможете победно трубить! – закончил канцлер, пожимая побледневшему Дюшесу руку.

    - Всенепременно уважаемый господин канцлер, всенепременно… Я собственно и сам все это собирался сделать, завтра же и собирался. – пробормотал, с очевидным облегчением Ван Дюшес и потянулся в бокалу вина.

    Собеседники чокнулись и выпили.

    - А кстати, позвольте заметить, что ваш рог, единственный  в своем роде, так как за все десять лет учреждения этой награды, на нем изображен барельеф Герцога Филиппа Первого Справедливого верхом на коне! И рог этот тяжелее всех предыдущих на полфунта!

    - сказал, прощаясь, канцлер.

    Слова канцлера имели и иной, несколько фривольный смысл, дело в том, что супруга Ван Дюшеса, очень прекрасная, юная и весьма ветреная особа в свое время была удостоина внимания герцога. Канцлер же, лично занимавшейся, устроением подобных дел Его Высочества, постарался максимально обеспечить тайну любовных рандеву, а они были организованы во время прогулок верхом,  так что почтенный супруг Ван Дюшес, распускавший о себе слухи неисправимого ловеласа, вполне мог быть и не в курсе измены своей жены. Впрочем, учитывая пылкое и влюбчивое  сердце Жасмин, а так звали супругу, голову Ван Дюшеса могли украшать и рога потяжелее.

               Время близилось уже за полночь, танцовщицы ушли, гости были изрядно навеселе.

    Канцлер подойдя к герцогу что то шепнул ему на ухо, герцог утвердительно кивнул головой.

    Ударив в маленький медный гонг, а по традиции этими ударами начинался и заканчивался званый ужин, канцлер поднял кубок.

    - Его Высочество, был рад сегодня видеть вас, уважаемые господа в добром здравии!

    - Виват Герцогу Филиппу! Виват! Виват! Виват! – прокричали дружно гости.

    Пир был окончен.

    Канцлер вместе с герцогом в сопровождении охраны первыми вышли из залы.

     - Ну, что еще произошло  сегодня такого, Бартоломео? Одного пожара нам мало?- спросил герцог, усаживаясь в кресло в своем личном кабинете.

    Вместо ответа, к герцог достал из кармана свернутый платок с выбитым волчьим клыком, развернул его на столе перед герцогом.

    - Это зуб убитого волка, шкуру которого Ван Дюшес привез сегодня, – сказал канцлер.

    - И ты что же, решил тоже получить частицу славы, выдернув у дохлого волка клык?- спросил, смеясь, герцог.

    Канцлер учтиво улыбнулся

    - Ваше Сиятельство, всегда умели очень тонко шутить. Но, к сожалению, вопрос в другом.

    Это не волчий клык, а зуб. И этот зуб – молочный. Так как я его легко выбил рукояткой кинжала, он без корней. Кроме того меня удивило, почему от еще недавно снятой и невыделенной шкуры не несло псиной и шерсть была очень мягкой. – канцлер говорил медленно и монотонно.

    - То есть ты хочешь сказать… - нетерпеливо перебил его герцог.

    - Да , Ваше Сиятельство, этот громадных и невиданных  размеров матерый волчище, просто – волчонок!


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: абвер
    Категория: Фэнтези
    Читали: 48 (Посмотреть кто)

    Размещено: 20 ноября 2015 | Просмотров: 77 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.