«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 10
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     Alex (14-го, 40 лет)
  •     Chaky_Monk (14-го, 22 года)
  •     leka_bish (14-го, 21 год)
  •     Limar (14-го, 25 лет)
  •     Monk (14-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Флудилка Поздравления 1670 Alex
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Возвращение. Часть четвёртая

    Скальная гряда, проходимая лишь для рыбачьих лодок, да и то во время прилива, защищала посёлок от набегов с моря. А с суши добраться до него было делом мудрёным, и мало какой отряд грабителей взялся бы за это ради скудной добычи из рыбацких домов. Поэтому вокруг посёлка не было даже лёгкого частокола. Сразу видно, что люди здесь очень давно живут мирно.

     Ким проснулся на рассвете и некоторое время лежал, наслаждаясь покоем и окружающим миром. В окно медленно просачивался, наполняя комнату, серый утренний свет. Видно было окно, открытое по причине летнего времени, очертания стола и печи, но остальное скрывалось в темноте. Скоро рассвет отодвинет её в углы, и придёт пора вставать. Идти к причалу навстречу новому дню. А пока можно было полежать, слушая щебетание птички за окном и лёгкое дыхание спящей женщины рядом. Тень редко просыпалась в такую рань, предпочитая лечь попозже.

     В посёлке Ким жил уже второй месяц. Люди недолго судачили насчёт возвращения блудного сына, а родители и братья откровенно радовались, что он вернулся живым, да ещё и не сильно покалеченным. В конце концов, рыбак, сидящий в лодке, не хромает.

     Тень вызвала больше пересудов, слишком не похожа она была на жительниц посёлка. Но она умела находить с людьми общий язык, и теперь уже была для всех почти своя. Пройдёт год или два, и никто не вспомнит, что она не всегда жила здесь. Тем более, что большинство местных парней тоже находили жён в других селениях.

     Братья, объединившись, помогли Киму выстроить дом, сейчас Ким был занят изготовлением лодки. Любой местный, не имеющий такой нужной вещи, считался неудачником. Дело продвигалось медленно, виной тому была чрезмерная старательность Кима, наложенная на недостаток мастерства. Но должно было получится в итоге добротно, знающие это дело люди, поглядывая на то, что получается, не находили к чему придраться.

     А пока лодки не было, Ким ходил напарником с Лонгином, по прозвищу Скат, или с кем-либо из своих братьев. Не каждый день, но достаточно часто, чтобы прокормиться. И сегодня он собирался на рыбалку.

     Навстречу ему попался пастух, выгоняющий на пастбище немногочисленную скотину. Дружески махнул рукой, обменялся несколькими фразами и, щёлкнув кнутом, последовал дальше. Коровы и овцы бодро шагали знакомой тропкой, уводящей в ущелье.

     Когда Ким подошёл к причалу, кое-кто из рыбаков уже занимал место в лодке, а кое-кто ещё не продрал глаза. Скат, как это иногда у него бывало, сейчас запаздывал.

     Динг, брат Кима, подошёл к причалу чуть позже. Улыбался он так довольно, как будто нашёл клад. Но, судя по следам поцелуев на шее, дело было в другом. Виола, надо полагать, ночью не теряла времени даром.

     Ким вспомнил, как его братишка замер, увидев северянку, и как обрадовался, узнав, что она не приходится Киму ни женой, ни любовницей. Никто в посёлке не ожидал, что парень так сразу потеряет голову. Родители поворчали, но убедившись, что девушка не белоручка и не скандалистка, не стали препятствовать развитию отношений. Девять дней назад эти отношения дошли до супружеской клятвы, и теперь Динг ходил счастливым до неприличия.

      Братья успели кивнуть друг другу, Ким глянув поверх плеча Динга, увидел спешащего к причалу Ската, а Динг, посмотрев на выход из бухты, показал туда Киму:

     - Глянь! Он что, в самом деле собирается к нам зайти?

     Катамаран, явно построенный на Забаре, в этот момент сложил перепончатый парус и плавно повернул туда, где под тонким слоем воды скрывались камни. Прилив скрыл их сейчас, но даже «дракон» северян тут же разорвал бы брюхо.

     - Торговец, – радостно заявил Скат, подошедший к братьям. – Сейчас разобьётся – и товар наш.

     - Ни хрена, – покачал головой Ким. – На таком много товара не увезёшь. Это военный катамаран. И осадка у него маленькая, я видел, как они по рифовым мелководьям проходят.

     Он напряжённо следил, как катамаран подходит к каменной гряде, скрытой под гладкой водой, как высунувшийся с носа забарец машет рукой, как лёгкий двухкорпусный  кораблик проходит над скалами без удара и треска, как с бортов показываются люди и вспенивают узкими вёслами воду.

     - Прошёл, – удивлённо молвил Динг.

     - Тревога! –  гаркнул Ким, представивший, что может сделать два десятка воинов с посёлком, в котором бойцов от силы пять, да и те не готовы.

     Он тут же окинул местность взглядом, оценивая, где лучше всего наладить оборону. Каменный двухэтажный дом Винсента показался ему единственным подходящим. Все остальные, одноэтажные, с непрочными дверями, не остановят даже решительно настроенного сурка.

     - Чего всполошился? – не понял Динг, подобравшись и глядя на приближающийся катамаран с подозрением.

     - Бегом в дом! – рявкнул на него Ким. – Бери всех, хватай всё, чем можно убивать и сразу к Винсенту! Не стой, чтоб тебя!

     Он добавил несколько фраз из лексикона боцмана «Призрака», отчего Динг, не слышавший от брата таки выражений, подскочил и побежал к дому. Ким развернулся к Скату, который взирал на это с полным недоумением, и так же высказал ему, куда идти и что делать. Остальные рыбаки, бывшие у лодок, оценили обстановку быстрее и разбежались по домам сами.

     Сам он быстрым шагом, быстрей не получалось, добрался до дома. Катамаран к тому времени подошёл уже вплотную, до момента, когда он коснётся земли, оставалось десятка два ударов сердца.

     Тень, к счастью, не стала спорить и паниковать, тут же схватила нож, топор, мешок с сухарями и побежала к двухэтажному дому, окликнув по дороге соседку. Корабль в этот момент выскочил носом на гальку, а с него спрыгивали полуголые татуированные воины.

     Ким бежать не мог, поэтому отстал. 

     Люди в посёлке не были наивными дурачками, что такое пираты, они знали. Но если бы не команды Кима, вряд ли они сразу бы сообразили, какой дом выбрать для совместной обороны. Первые сотни ударов сердца в посёлке напоминали муравьиную суматоху, если поковырять в муравейнике палкой. Но к моменту, когда забарцы оказались на берегу, большая часть посёлка уже подбегала к дому Винсента.

     Забарцы, разделившись на пары, тут же разбежались по посёлку. Ким успел их пересчитать. Шестнадцать. Немного для хоть сколько-нибудь крупного поселения, но для посёлка из десятка домов хватит с избытком. Ким хорошо знал, на что способны эти люди в бою.

     До дома осталось не больше пяти десятков шагов, когда из-за угла ближайшего дома показался первый забарец. Белозубо улыбнулся, глянув на Кима, который тут же повернулся к нему лицом. Такого нельзя упускать из поля зрения, тут же получишь копьём между рёбер.

     Второй забарец вышел из-за угла не позже, чем через два удара сердца. В левой руке он держал отрубленную голову старой Ибби, то ли не успевшей убежать, то ли решившей остаться. Когда враг увидел вооружённого кордом воина, тут же отбросил голову и крутанул правой рукой тесак.

     Улыбки их были открытыми и дружелюбными. Ким знал, что резать ребёнка или выламывать девушке суставы они будут с такими же улыбками. Для них это было совершенно естественно. Возраст обоих не превышал пятнадцати лет, но опасность от этого не становилось меньше.

     Первый забарец перехватил тонкое копьё и сделал выпад, ловко отдёрнув оружие, когда Ким попытался перерубить древко. За это время Ким успел сделать ещё несколько шагов назад. Второй подхватил с земли пару камней и, зажав тесак под мышкой, метнул их с необычайной ловкостью, целясь Киму в голову.

     Промахнулся, конечно, но первый тут же прыгнул вперёд, пытаясь поразить противника. В одной руке копьё, в другой – нож. Остриё танцевало, ударяя то туда то сюда, не давало возможности предугадать, куда пойдёт следующий выпад.

     Сзади, в доме щёлкнула тетива. Стрела пробила шею второго забарца, попытавшегося зайти Киму сбоку и недооценившего опасность, исходящую из дома. Ким в этот момент прыгнул вперёд, отводя наконечник копья, сделал выпад, корд пробил копейщику живот, на молодом лице мелькнуло выражение искреннего недоумения.

     Ким отшагнул назад, оглянулся. Люди из окон кричали ему, чтобы он поторапливался, а со стороны берега бежали четверо татуированных воинов. Ничего, осталось совсем немного.

     Дверь захлопнулась за Кимом, тяжёлый засов лёг на место. Ким оглядел дом, с облегчением увидел братьев и родителей,  тут же подошёл к окну и осторожно выглянул. Четвёрка остановилась возле умирающего. Кто-то со второго этажа выпустил стрелу. Мимо, воин отклонился, пропуская смерть возле виска. А вторую стрелу другой забарец просто поймал в воздухе. Ткнул копьём смертельно раненого товарища и отошёл в более безопасное место.

     - Однако…  – ошеломлённо высказал Динг, сжимая в руке Ирис. – Опасные люди.

     - Только сейчас понял? – спросил Ким, не ожидая ответа. Пригляделся к домам.

    Там, в одной из хижин, слышались вопли. Кажется, Далмат с семьёй не успел убежать и не смог защититься. Ким увидел, как из дома вынесли двух связанных девушек и тело их отца, которое тоже понесли к причалу.

    - Зачем им труп? – спросил кто-то.

     - Видно, хорошо показал себя в бою, – пояснил Ким. – Может быть, убил кого-то. По их обычаям, достойного врага надо съесть, чтобы приобрести его силу, ловкость и прочее.

     В большом доме собралось почти три десятка человек, из которых реальную боевую силу представляли шестеро. Остальные – женщины и дети. Воды, как тут же стало ясно, хватит на день, еды – на десятидневку.

     - Молодые совсем, – протянула одна из женщин, глядя на забарцев, шныряющих по домам.

     - Точно, – подтвердил Динг. – молодёжь.

     - Тоже обычай, – кивнул Ким. – Для уважения в этом возрасте нужно совершить набег. Обычно на соседние острова ходят, а эти на материк решили.

     Штурмовать дом забарцы не рискнули. Видно даже эти сорвиголовы понимали, что против пары лучников на близком расстоянии у них мало шансов. Тщательно прочесали дома, вытащили нескольких, пытавшихся спрятаться и прирезали на глазах у остальных.

     - Колдуна у них нет, – сказал Винсент с некоторым облегчением. – Будь у них колдун – до вечера бы мы не продержались. А ночью они воюют?

     - Воюют, – кивнул Ким. – Если ждать штурма, то ночного. Подтащат чего-нибудь горючего, сложат вокруг и придётся нам самим отсюда выбегать.

     Ким не думал, что забарцы задержатся надолго. Уйдут либо вечером, либо утром, когда позволит прилив. Вероятнее всего именно утром. Рассчитывать на помощь снаружи не стоит. Если кто-нибудь удрал в горы, то помощь придёт не раньше вечера. А забарцы легко могут отойти на катамаране к скальному барьеру, где их не достать, и ждать там пика прилива.

     Солнце уже миновало полуденную точку, когда Ирис, чувствовавшая взгляд на достаточно большом расстоянии, сообщила, что наблюдатели со стороны гор ушли. Тут же нашлась пара добровольцев чтобы сбегать к колодцу, прикрытому домом от глаз тех, кто мог видеть со стороны причала. С запасом воды, пригодной и для питья, и для тушения огня все почувствовали себя увереннее.

      Ким заметил, что Тео, младший братишка, которому в этом году исполнилось шестнадцать, стоит позади Динга, касаясь пальцами Ирис, и, судя по прикрытым глазам и вдохновенному лицу, ведёт с ней неслышимую беседу.  Прежде, чем Ким успел полюбопытствовать, о чём разговор, парнишка вытащил Ирис из ножен и быстро, никто и ахнуть не успел, выпрыгнул в окно. Не прошло и десятка ударов сердца, как он скрылся в кустах.

     Куда это он? – недоумённо спросил отец.

     - Понятно куда! Подвиги совершать! – рявкнул Динг, хватаясь за пустые ножны. – Я эту Ирис в кузню отнесу и попрошу на иголки перековать!!!

     - Она-то здесь причём? – не понял Ким. – Вытащил, да и слинял, ей теперь волей-неволей придётся сделать всё, чтобы он был жив и здоров.

     - Могла остановить его! – Динг стукнул кулаком по стене.

     Он сейчас явно преувеличивал способности Ирис. Она могла влиять на движения человека только если ей не сопротивляться, а Тео имел достаточно опыта, чтобы мнение Ирис не имело значения.

     - Будь у меня нога, – поморщился Ким. – Тоже бы попытался обойти. Парой в такие игры играть сподручнее.

     С причала доносился тошнотворный аромат жареного мяса. Люди старались не думать о том, чьё мясо послужило для ужина забарцев. Сами осаждённые от таких мыслей теряли аппетит.

     Помощи до вечера не было, дорога оставалась пустой. Пастух, видимо, заметил опасность издалека и угнал скот подальше. Ким подумал, хватит ли у него ума побежать за подмогой?

     Сумерки наступили быстро. Вот только что солнце освещало бухту, и вдруг ушло за гору. Забарцы, весь день держащиеся на расстоянии, начали мелькать у углов ближайших домов. В их руках виднелись вязанки соломы и хвороста, связанные так, чтобы их было удобно нести, прикрываясь от стрел.

     - Вся надежда на луки, – процедил Винсент, сжимая меч. – Ким, когда они пойдут?

     - Не раньше, как полностью стемнеет, – ответил Ким. – А то и к утру.

    Тень шагнула к ним, отодвинув одного из рыбаков:

     - Я вижу в темноте и могу сказать, когда они начнут приближаться.

     - Как это? – не понял Винсент, а Ким тут же кивнул:

     - Встань вон там, на углу. Как пойдут – свиснешь. Вы – он показал на двух безоружных парней – на крышу с парой охапок соломы и лампой. Как услышите – поджигайте и бросайте подальше. Они выбегут на освещённое пространство прямо под стрелы.

     - И не спалите дом! – крикнул Висент им вслед.

     Шанс был дохлым. Надеяться оставалось лишь на малочисленность атакующих. Двое из шестнадцати погибли при схватке с Кимом, ещё один мог выйти из строя в доме Далмата, двое должны были остаться у катамарана на всякий случай. Если удастся уложить ещё нескольких, оставшиеся откажутся от штурма. Не та ситуация, чтобы жертвовать собой.

      Атака началась сразу после полуночи, когда у людей из-за напряжения начали слипаться глаза. Беззвучно и быстро незаметные во мраке фигуры метнулись к дому. Свист Тени разорвал тишину и тут же две горящие вязанки соломы упали за несколько шагов от стен.

     Передние забарцы уже достигли стен дома, и один без задержки прыгнул в окно. Зацепился за натянутую верёвку и потерял равновесие. Ким поймал его на клинок, повернув лезвие для гарантии. Второй воин, метнувшийся в соседнее окошко, попал в сеть, повешенную на раму после наступления темноты. Запутался и уже не смог встать, гарпун пригвоздил его к полу.

     Щёлкнула тетива, вскрикнул кто-то из женщин, взревел раненый, вспыхнула вязанка хвороста, которую кто-то проворный свалил под дверь. На огонь тут же вылили ведро воды.

     Нападающие, как кошки, вскарабкались по стенам, рассудив, что лучшие бойцы защищают первый этаж. Тут они просчитались, все окна на верху оказались прикрыты обрывками сетей и прочим малозаметным барахлом, так что даже неумелые защитники встретили их достойно, заставив спрыгнуть или серьёзно ранив.

     Резкий свист со стороны пристани прервал атаку. Забарцы бросились назад, и через пять ударов сердца скрылись в темноте.

     - Скорей дайте света! – кричала жена Винсента. – Тут раненый!

     Кто-то подал ей коптящую масляную лампу, судя по всему – ту, которая была на крыше. Пока женщины занимались ранеными, мужчины оценивали потери.

     Как оказалось, в двух местах врагу всё же удалось прорваться внутрь, и если бы не сигнал, заставивший их отступить, неизвестно, как бы всё закончилось. Трое защитников дома лежали убитыми наповал, двое легко ранены, один – серьёзно. Один из сидящих на крыше получил копьё в грудь и лежал под окнами. Рядом валялись три забарца, и ещё трое – внутри.

     - Чего они испугались? – недоумённо спросил Ким. – В такой толчее у них все козыри.  Я не видел, кто свой, а кто чужой, да и остальные тоже.

     - Там, – Динг показал в сторону пристани, где вместо небольшого костерка пылало мощное пламя. – Кто-то их посудину запалил.

     - Кто-то, – проворчал отец. – Младший постарался, вожжа ему под хвост. Лишь бы его не поймали там, они, небось, тоже плавают не хуже.

     - У него Ирис, – успокаивающе положил ему руку на плечо Ким. – Не завидую тому, кто догонит его в воде.

      На рассвете, когда темнота отползла к утёсам на востоке, люди немного успокоились. Как только они сумели разглядеть пристань, стало понятно, что Тео не зря провёл время, убавив количество противника. Забарцы, все шестеро переживших ночь, сооружали тримаран из трёх рыбачьих лодок. Винсент выругался, поняв, что центральная из них – его.

     - Гордись, – утешил его Ким. – Твою лодку они признали лучшей.

     Идею выйти и добить врага, высказанную одним из подростков, никто не поддержал. Шесть воинов вполне могли справиться с толпой неопытных в военном деле рыбаков.

     - За что мы налог платим? – проворчал Скат, держась за перевязанную руку. – Где обещанная защита от разбойников?

     - Точно, – мрачно глянул на него Динг. – Надо теперь в посёлке десяток дармоедов поселить, да кормить их, чтобы если ещё раз через сто лет кто-то придёт, было кому встретить.

     Вспыхнул спор, в котором все разделились на тех, кто поддерживал создание укрепления с гарнизоном и тех, кто был против. Первые оказались в явном меньшинстве.

     Отчалил самодельный тримаран до того, как отлив перекрыл вход в бухту. Но перед этим двое с факелами пробежались по домам, и в момент отплытия посёлок пылал. Горели крыши домов, сараи, лодки, вытащенные на берег, всё, что с таким трудом наживали люди.

     Мужчины, а затем и женщины с детьми, выбежали из дома и замерли. Тушить можно было тогда, когда огонь лишь разгорается, а если внутри каменных стен бушует пламя, как в горне, остаётся ждать, пока прогорит. Пришлось лишь смотреть на пылающие дома и сараи.

     Тео приблизился, виновато понурив голову. За его плечами прятались две спасённые девушки.

     - Погеройствовал? – мрачно спросил его Динг. – Пороть тебя надо за такое.

     Дочери Далмата цеплялись за плечи парня и не собирались бросаться к родственникам, а тот, достав Ирис из-за пояса, ответил старшему брату:

      - Не зря, получается. Два трупа у островитян и две спасённых у нас. А ты обещай, что Ирис ничего не сделаешь.

     - Оставь себе, – Динг снял ножны и бросил братишке. Тот просиял и тут же нацепил их на пояс.

     - Вот, – проворчал отец, недовольно покосившись на Динга. – Рановато ему такой ножик носить. Ещё рванёт на поиски приключений, ума-то нет ещё…

     - Куда он теперь рванёт? – возразил Динг, показав на девушек, явно не спешивших расставаться со своим спасителем. – Никуда он от них не денется.

      Пожарище ещё тлело, когда в посёлок ворвалась двадцатка всадников. Поняв, что враги давно ушли, командир отряда снял шлем и подъехал туда, где мужчины долбили каменистую почву, готовя могилы для погибших односельчан. Спрыгнул с коня и подошёл.

     Рыбаки глядели мрачно, но всё же поклонились. Как-никак, перед ними стоял представитель  самой большой силы в этом осколке Империи. Тот, кто пытался в меру своих возможностей защитить тех, кто работает на земле и ловит рыбу. Не из доброты душевной, а из-за того, что именно за счёт этих людей он и жил.

     Разумеется, командир отряда был недоволен. И потому, что нападение было изрядной плюхой по его самолюбию, и потому, что поселяне могли предъявить претензии. Тела, ещё не покрытые землёй, давали им такое право.

     Выяснение подробностей не заняло много времени. Убедившись в том, что воевать здесь не с кем, командир хмуро бросил:

     - Налог в этом году считайте уплаченным.

     Вскочил в седло, тронул коня и махнул остальным. Кавалькада скрылась, лишь облачко пыли какое-то время висело над дорогой. Мужчины проводили кавалеристов взглядами, высказали несколько фраз, которые при женщинах не говорили, и продолжили печальное, но необходимое дело. Во время работы обсуждали, где нужно закрепить в дно сваи, чтобы ни один катамаран больше не сумел так легко причалить.

     К закату покойники оказались похоронены, а часть пепелищ раскопана. Оставшиеся без крова люди размещались под наспех сделанными навесами, благо погода благоприятствовала. Ким присел на плоский камень, вертя в руках что-то напоминающее лезвие ножа. Тень, подошедшая с охапкой сухих веток, с любопытством вгляделась:

     - Странный камень.

     - Это каменный нож, – пояснил Ким. – Нашёл, когда могилу рыли. Такие делали ещё до того, как научились ковать железо и даже бронзу. Посёлок стоит здесь очень давно. Не одну тысячу лет.

     - Не могу представить, – Тень беззвучно присела рядом, положив голову на плечо. – Бездна времени.

     Ким подложил в угасающий костерок два сучка, обнял жену:

     -Создаются и рушатся империи, возникают огромные города и превращаются в руины. А маленькое селение, расположенное в хорошем месте живёт и будет жить. Наши дети, внуки и правнуки будут выходить в море, встречать рассвет с любимыми… И хоронить своих мёртвых.

     Ким замолк, размышляя: а не потратить ли ему часть оставшегося нетронутым в тайнике золота, чтобы купить лодку в каком-нибудь из ближайших городов? Тогда можно потратить силы на строительство дома, а при случае помочь родственникам. Такой вариант казался всё более привлекательным.

     Тень шепнула, глядя в пламя костерка:

     - Твой братишка расставаться с этими девочками не собирается, да и они от него не отходят. Наверное, будет новая семья. А твой отец ворчит, что молод он ещё для женитьбы.

    -  Разберутся, – Ким погладил густые волосы жены. – Завтра думаю выезжать в Рон и братишку с собой взять. Там у мастеров-лодочников попробуем что-нибудь купить. А ты – на хозяйстве. Справишься?

     - Да немного осталось этого хозяйства, – усмехнулась Тень.

     - Огород, например. А остальное восстановим со временем. Веришь?

     - Верю, – тихо засмеялась она, изгибаясь под его руками.

     


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Ivan_Al
    Категория: Фэнтези
    Читали: 48 (Посмотреть кто)

    Размещено: 19 января 2017 | Просмотров: 65 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.