«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 0
Отсутствуют.

Гостей: 30
Всех: 30

Сегодня День рождения:

  •     KADGAR (19-го, 4 года)
  •     Mary MkLair. (19-го, 21 год)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 169 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1863 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Тени

    Боль накатывала волнами - горячими, жгущими плоть. Он глухо стонал, кроме резаной раны на груди, он заполучил глубокую рваную борозду на плече, которая нещадно саднила – напоролся на острый сук, когда падал. Множество ушибов и синяков он в расчёт не брал, но вот вывихнутая нога, заставляла сидеть на месте, привалившись спиной к стволу сосны. Оставалось только удивляться, что ничего не сломано. Он не разбил голову, не свернул шею, лишь содрал кожу с ладоней и пальцев, хватаясь за колючие ветки. Но вот с правой ногой не повезло – распухшее колено не позволяло сделать ни шагу. 

     Сташ посмотрел вверх, в который уже раз поражаясь тому, что остался жив. Жив? Зачем? Какое это теперь имеет значение? Одиночки не выживают. Никто из изгоев не выживает.

     В сердце был холод, тоска, что всё больше поглощала разум, заставляя съёживаться от страшной реальности. Это не конец, его найдут, таких как он не оставляют в покое, не оставляют в живых…. И эту правду нужно принять.

     Сквозь лапы сосен было видно темнеющее небо и далёкий обрыв, на котором замерли три фигуры. Ещё несколько мгновений назад он был одним из них. А теперь он никто, тень, без судьбы и без будущего…. Странно, но это не вызывало ужаса, а наполняло сердце безразличием.

     Братья…, Братство, тот мир имел смысл существования. Люди называли их вампирами, берущими, иногда демонами, сопоставляя их с теми, с кем они боролись. Многие их боялись, большинство просто не любили, но без Братства человечеству было не выжить.  Кто они Берущие? Кто он сам? Сила тех, кого он убивает, их сущность вливается в его собственное тело, становится его частью, переполняет сознание, отравляет кровь. Так не может продолжаться вечно, наступает момент и ничего человеческого уже не остаётся. С кем-то это происходит раньше, с кем-то позже, но происходит со всеми. Только Берущий не чувствует этого перехода. Стать монстром можно в один момент, и только тот, кто с тобой рядом – такой же Берущий может понять, что ты уже не человек. И тогда твой товарищ, твой брат превращается для тебя в палача. Потому что никто другой не сможет тебя остановить. 

     А сейчас вдруг оказалось, что и для него это время наступило…. Сташ перестал сжимать пальцами рану на плече, остановить кровь было нечем, повязки остались в седельных сумках. Откинулся назад, поудобней устраиваясь у приютившей его сосны и закрыл глаза.

      Высоко в небе послышался тяжёлый гул, он вздрогнул и невольно посмотрел вверх. С обрыва падала огромная, сотканная из тумана серая рука, венчающаяся корявыми пальцами с изогнутыми когтями.  Землю сотряс удар, призрачная длань ударила между деревьев и клочковатым паром устремилась в его сторону.

     Парень сам не понял, как оказался на ногах, просто вскочил и, сильно хромая, ринулся вглубь чащи. На глаза вдруг попался застрявший в ветках меч, он, не останавливаясь, его подхватил, с облегчением сжал в ладони и, словно обретя новые силы, ускорил бег.   

     За спиной слышалось шипение, протяжные вздохи. Сташ не оглядывался и так знал, что туман нагоняет. Серые клочья то и дело проскальзывали с боков, словно пытались окружить, остановить. В какой-то момент ему показалось, что туман изменился, вытянулся в полосы. По ушам ударил утробный вой, Сташ невольно вскрикнул и подпрыгнул, серые бичи пролетели вдоль земли и едва не сбили с ног. Вместе с этим исчезла надежда, что туман действительно является лишь туманом. Несколько деревьев, стоящих на пути бичей, покачнулись и начали падать. Парень быстро вскинул голову, увидел, как их кроны опускаются между собратьями, как тяжело вниз рушатся мохнатые лапы, сбивают молодые деревца, пригибают своей тяжестью….  Ему пришлось несколько раз отскочить, пригнуться, спасаясь от накрывающих его колючих ветвей, а сосны всё продолжали падать…. Всё новые и новые. 

     Сташ почувствовал, что задыхается, саднящую грудь сдавило колючим обручем, лёгким перестало хватать воздуха. А конца этому безумному бегу даже не предвиделось.

     Шелест иголок, шёпот серой массы призрачного пара, что с каждым мгновеньем становился всё ближе и опускающаяся над лесом тьма превратились в его неразлучных спутников. Нога пульсировала горячей болью, каждый шаг всё больше напоминал пытку, но Сташ пока не думал останавливаться. То, что братья от него отвернулись, не отменило, что он был Берущим – существом более выносливым и быстрым, чем любой из людей. И пока не кончатся убывающие с каждой каплей крови силы, он будет бежать вперёд, до конца, до последнего мгновения…. Только зачем? Не было времени задавать вопросы, остались лишь инстинкты - подталкивающие, будоражащие кровь, стучащие в голове единственным желанием – бежать.

     Впереди вдруг вырос тёмный монолит здания, взметнулись вверх неприступные каменные стены, исчезая между вершин деревьев. Сташ подпрыгнул, спасаясь от очередного хлёсткого удара туманного бича, и метнулся навстречу давным-давно покинутого людьми дому. Почему-то это показалось правильным. Затормозить он не успел, с разбегу тиранулся раненным плечом об каменную кладку, взвыл от боли, выругался и устремился вдоль стены.

     Этот дом оказался очень длинным, тянущимся сквозь лес. Краем зрения Сташ заметил, что туман отодвинулся, держится в отдалении. Сбоку на высоте головы мелькали пустые проёмы окон, потом появился чёрный провал входа. Он чуть приостановился, оглянулся и будто в омут шагнул внутрь. За спиной раздался протяжный вопль и остался снаружи, дом встретил его пустотой.

     Сташ замер, прислушался, потом сделал осторожный шаг в сторону и прижался к каменной кладке спиной. Здесь было темнее, чем в лесу, на противоположной стене вырисовывалось окно, а всё остальное тонуло во мраке.

     Почему порог этих домов никогда никто не переступает? Ни животные, ни люди, ни перерождённые, даже растения обходят стороной. Кто-то считал, что здесь встречаются прошлое и будущее, кто-то, что дома сторожат призраки, а кому-то они напоминали могилы….

     Сташ не знал правильного ответа, да и думать сейчас не хотелось, горячка погони схлынула и всё тело затопила усталость. Даже боль, казалось, отступила, но ноги всё равно не держали. Он съехал по стене на пол, сел и положил рядом обнажённый меч. Обычно он хорошо видел в ночи, но здесь его напряжённый взгляд воспринимал лишь пустое пространство. Единственной реальностью оставался холодный камень, что он чувствовал сквозь одежду. Прошлое, настоящее? Неважно.

     Из его рта вырвалось облачко пара, воздух засеребрился белесыми искрами, потёк видимой рекой светящихся частичек. Сташ невольно усмехнулся, страха не было и не было желания сбежать.

     Стало светлее, сверкнули гладкой белой плиткой пол и стены, открывая взгляду просторное помещение. Здесь было четыре двери, все закрыты, куда-то вверх ведёт лестница с металлическими перилами. Это сон?  На подоконнике стояло красивое растение с яркими сиреневыми цветами, его листья мягко покачивались от дувшего в распахнутую створку ветра….

     Сбоку раздался стук, Сташ вздрогнул, ближайшая к нему дверь медленно отворилась. Парень крепче сжал в руке меч, по ладони побежали покалывающие мурашки. Из открытой двери шагнула молодая, необычно одетая женщина. Она была в ярком платье, руки и плечи оставались обнажёнными, словно на улице стояла жаркая, солнечная погода. В их мире нет солнца, оно всегда скрыто тучами, здесь царит полумрак…. Женщина улыбнулась, поправила локоны золотистых, распущенных волос, что-то произнесла, но её речь осталась беззвучной. Вслед за ней выбежал ребёнок – мальчик лет семи. Он тоже был одет слишком легко – в тонкую рубашку и короткие штанишки. По лесу так не ходят…. В руках он держал зелёный с синими полосками шар.

     Сташ заворожённо наблюдал, как он подкинул этот шар в воздух, поймал и с силой бросил его на пол. Шар оттолкнулся от твёрдой поверхности, подпрыгнул вверх, а мальчик вновь по нему ударил, заставляя прыгать. Это игра?  Он вдруг осознал, что слышит стук шара об пол, но не слышит голосов людей.

     Женщина повернулась к двери, начала запирать замок, а ребёнок продолжал свою игру. Светлый мир, здесь слишком спокойно, нет тревоги, нет напряжённого ожидания, что может произойти нечто плохое. Всегда происходит, стоит лишь отвлечься, лишь на мгновенье успокоиться и перестать прислушиваться к тому, что находится за спиной…. Чужой мир.

     Зелёный шар сверкнул синими полосками и, не слушаясь хозяина, вдруг подпрыгивая покатился в сторону сидящего у стены чужака. Сташ с улыбкой протянул к нему руку, ожидая, что сейчас иллюзия рассеется, но вместо этого его пальцы коснулись упругого бока. Шар остановился, замер под его ладонью. Сташ сжался в напряжении, позабыл дышать и всем своим существом почувствовал чей-то взгляд. Медленно поднял голову, в пяти шагах от него также напряжённо застыл мальчишка, его широко открытые глаза смотрели не на шар, а именно на сидящего у стены незнакомца.

     Сташ невольно представил, как сейчас выглядит – изодранная, окровавленная одежда, лицо в царапинах, волосы всклочены, а в руке оружие. Он даже не удивился, когда ребёнок попятился, с раскрытым ртом, видимо обозначающим крик, кинулся к женщине и спрятался за неё. Та с недоумением на него посмотрела, что-то спросила, мальчишка вытянул руку в сторону Сташа.

     Парень увидел, как она поворачивает голову и оттолкнул от себя шар. Тот покатился по полу к ногам хозяина. Женщина вновь заговорила, ласково погладила сына по голове. Взгляд ребёнка стал непонимающим, он продолжал смотреть в строну Сташа, но теперь уже не видя, не замечая.

     Сташ горько усмехнулся, мальчишка упрямо топнул ногой, обиженно отвернулся, подхватил свой шар и пробежал с ним мимо чужака на улицу. Женщина бросилась его догонять. Это их мир….

     Серебряные искры свились в причудливый рисунок, отвлекая взгляд от светлого помещения. Сташ глубоко вздохнул и закрыл глаза. Тёплое чувство, что здесь ему ничто не угрожает, так и продолжало жить в его сердце.  

     

     ****

      Его разбудило едва ощутимое прикосновение к щеке, Сташ вздрогнул, пальцы крепче сжались на рукояти меча. Все чувства мгновенно обострились до предела, анализируя окружающее пространство, впитывая происходящее, вбирая дрожь расходящейся энергии. Чуть позже пришло понимание, что рядом никого нет. Он притронулся к словно обмороженной коже лица, с удивлением потёр. Что это было? Тому, кто видит тени, сны не снятся. Его восприятие действительности это всегда реальность, пусть призрачная, но реальность….

     Сташ позволил себе чуть расслабиться и огляделся уже более спокойно. Он по-прежнему сидел у стены, из неровной дыры с торчащими зубьями кирпичной кладки, расположившейся на месте окна, лился тусклый свет. Он ложился на голые серые стены, на пол, заваленный какими-то обломками, и на четыре дверных проёма, зияющих пустотой.

      Парень с трудом пошевелился, по телу мгновенно разлилась волна боли. Он стиснул зубы и, держась за стену, начал вставать. При попытке опереться на повреждённую ногу, он едва не очутился вновь на полу, а перед глазами замелькали тёмные пятна. Тяжело вздохнув, Сташ на одной ноге допрыгал до выхода и осторожно выглянул наружу.

     Вдоль дома лежала огромная сухая сосна, все её иголки пожелтели и осыпались на землю, словно дерево погибло давным-давно, а не этой ночью. Под голыми ветками чернели пятна выжженной почвы, вот только пожара не было.

     Сташ настороженно осмотрел близлежащий лес, прислушался, различил шелестение иголок, тихое завывание ветра и мягкую поступь некрупного животного. Больше ничего. Ночного преследователя поблизости не было.               

      Он перевёл дух, с трудом присел и подтащил к себе валявшуюся у стены палку. Внимательно её осмотрел, проверил на прочности, срезал мечом тонкую часть и решил, что сможет использовать её как посох. С дополнительной опорой двигаться стало немного легче, Сташ даже решился приступать на правую ногу, а не прыгать. Боль оказалась на грани терпимости. Он высунулся в дверной проём, обозрел множество лежащих на земле сосен, с осыпанными иголками и невольно усмехнулся. Это была чёткая, видимая дорога, указывающая путь прямо к беглецу. Вопрос лишь в том, сколько у него осталось времени?

     Тот обрыв тянулся довольно далеко, ближайший приемлемый спуск был в нескольких часах пути, а если спускаться вместе с лошадьми, то придётся проехать ещё дальше – это ещё день пути. Потом они вернутся к месту его падения – ещё день, а дальше двинутся по хорошо различимым указателям. Впрочем, они нашли бы его и без этого.

     Сташ опустил голову, раздумывая, правильным было бы уходить, уходить прямо сейчас. Здесь в доме нет ни воды, ни пищи, нет ни одного источника, позволившего бы пополнить силы. Для Берущего это не обязательно еда, энергия может быть зачерпнута и по-другому.

      Всё с той же усмешкой он шагнул обратно в дом, в памяти слишком яркой картинкой лились в окно солнечные лучи, освещали гладкие белые стены, покрытые плиткой, скользили по закрытым дверям, по лестнице, уводящей вверх. Тяжело хромая, Сташ дошёл до провала на месте окна, провёл рукой по кирпичам, где в его видении стоял на подоконнике цветок, горько улыбнулся. Взгляд наткнулся на остатки перил, полоса стали тянулась вверх над пустотой и вдруг резко обрывалась. Самих ступеней не существовало, лишь на полу громоздились груды полу рассыпавшихся в пыль камней.

     Здесь встречаются прошлое и будущее? Будущего не существует….

     С непонятным волнением он добрёл до проёма двери, из которой вышли женщина и мальчик, заглянул внутрь. От входа вёл широкий коридор, и виднелись проходы в другие помещения. Сташ осторожно двинулся вперёд, в первой же комнате взгляду предстал завал из обломков – обвалился потолок. Дальше шёл просторный зал, если не считать горсток трухи по периметру, в нём было довольно чисто. Неповреждённый прямоугольник окна без рамы, ровные кирпичные стены, гладкий пол. И ощущение холодной пустоты. Парень постоял на пороге, но входить не стал.

     Следующая комната была более маленькой, здесь отсутствовала часть стены – вывалилась наружу вместе с окном, по углам скопились сухие листья, случайно занесённые ветром. И именно это вдыхало в атмосферу комнаты некую жизнь.

      Сташ вдруг почувствовал усталость, все раны заныли с новой силой, он привалился спиной к стене, с трудом удерживаясь на ногах. Его взгляд скользнул по чужому дому и перешёл на видневшийся лес, на мрачное небо, затянутое тучами. Что он здесь ищет? Тот мир был другим, невообразимо безопасным, спокойным, светлым. В него невозможно попасть. Невозможно переступить грань между видением и реальностью. Тот мир прошлое, его уже нет!

     Сташ всё же не выдержал и опустился на пол. Всполохи чужих историй, обрывки, что предшествуют последним мгновениям жизни - он всегда видел только их. Ему невыносимо захотелось остаться в этом доме, он был уверен, что видение повторится. Слишком сильным был всплеск энергии, их духи всё ещё здесь, рядом.      

     Когда в твоей собственной жизни нет будущего, очень близким становится именно прошлое.

     Он долго смотрел прямо перед собой остановившимся взглядом, уговаривая себя не думать, ни жалеть, ни вспоминать. Единственно, что выжигало сознание болью это понимание, что тот очень далёкий, светлый мир давно погиб. Их мир. Их прошлое. Он знал это.  

     Появился озноб, колючим холодом пробежал по телу, Сташ поежился, силы убывали слишком быстро. Ещё немного и перестанут слушаться ноги, потом слабость дойдёт до рук, растечётся по всем мышцам…. Берущие уходят по-другому, чем люди, запас их внутренних сил расходуется очень медленно. Капля за каплей, не давая возможности погрузиться в забытье, не давая возможности двигаться, лишь оставляя некую грань, через которую можно переступить в ту или иную сторону. Пытка, безумная надежда вернуться, путь сквозь туман….

     Сташ заставил себя встряхнуться, чувствуя, что пальцы занемели, со злой усмешкой ухватился за выступ в стене, с огромным трудом подтянулся и опёрся на одну ногу. Выдохнул, схватился за посох, сделал шаг и едва не взвыл. С губ сорвались ругательства, второй шаг, третий, глупо было так удаляться от выхода. Он стиснул зубы, ругательства не помогут, вновь оглядел комнату и побрёл к провалу в стене.

     В лицо дохнул прохладный ветер, растрепал волосы, здесь было не высоко, достаточно перешагнуть через препятствие из неровных камней и можно спрыгнуть на землю. Сташ закрыл глаза, вслушался в лес, в тихое шелестение хвои, в скрип веток, в песню потоков воздуха. Ему нужно не много, всего лишь восстановить силы. Достаточным было-бы одного гримтона – так называли прошедших последнюю стадию перерождения, но сейчас он был совершенно не уверен, что сможет с ним справиться.

     Вслушиваться пришлось долго, Сташ почти перестал надеяться, когда лес ответил. Существо продиралась сквозь подлесок, пока ещё не видимое, но двигалось оно в нужном направлении – к дому. То, что это не гримтон Сташ понял сразу, не та поступь, тяжёлое неровное дыхание, тихие всхлипы, к тому же одиночка. Оно голодно, ослаблено, с такого много не возьмёшь. Берущий криво усмехнулся, дичь вполне соответствовала полуживому охотнику. Искать другой экземпляр не было ни сил, ни возможности. С этим ещё тоже предстояло справиться.

     Он подождал, существо подобралось ближе и замерло в густом кустарнике. Тоже охотится, оно явно пришло сюда по следу из крови, но к дому не подойдёт, будет прятаться поблизости. Сквозь ветви легла отчётливая серая тень, Сташ внимательно в неё всмотрелся, заметил красноватые полосы и зло усмехнулся. Он запомнил местонахождение противника и ступил на край провала. Перехватил меч поудобнее, зная, что приземлится не на ноги, посох бросил вниз у стены. Толчок, переворот в воздухе и перекат уже по земле, с одновременным подхватыванием посоха.

     Противник мгновенно атаковал, видимо надеясь справиться с жертвой пока она не встала. Сташ успел подняться на одно колена, выскочившее из кустов грязно-серое тело налетело всей массой с левой стороны. Он машинально подставил посох, поддел им существо в живот и отбросил назад. Лишь после этого встал на ноги, развернулся правым боком, готовясь к новой атаке.

     Противник отлетел на несколько шагов, приземлился на четыре конечности и с верещанием выпрямился. Кровлиг. Высокий, чего не скрывает даже сгорбленная спина, очень худой, сквозь лохмотья одежды виднеются выпирающие кости. Лысый череп уже трансформировался, непропорционально вытянулся – последняя стадия перед превращением в гримтона, ему не хватает выпить лишь нескольких жертв. Лицо уже мало напоминает человеческое, местами кожа сморщилась и свисает огромными складками, нос ввалился, а вот лоб начал покрываться чешуёй. Глаза больше похожи на щели, из которых лютой ненавистью сверкают кроваво-красные зрачки.                         

    - Ну, привет, красавчик, - Сташ насмешливо улыбнулся.

      Кровлиг оскалил выпирающие клыки, дико взревел, но нападать не спешил, видимо в его получеловеческом мозгу появилось понимание, что он столкнулся не с беспомощным противником. Существо мотнуло головой, выставило скрюченные пальцы с длинными заострёнными когтями и двинулось по кругу.

     Сташ поворачивался вслед за ним, с места он старался не двигаться, повреждённая нога пульсировала горячей болью. Когда жертва так близко, кровлиг всё равно не выдержит, его мозг не способен долго анализировать ситуацию, здесь уже преобладают инстинкты.

     Сквозь неровные клыки потекла ниточка слюны, на губах появилась пена, существо вновь мотнуло головой, в красных глазах сверкнуло безумие, тонко взвизгнув, оно с места метнулся вперёд. На этот раз Сташ встретил его не посохом, а мечом. Кровлиг неуловимо быстро извернулся, меняя направление прямо в воздухе, и приземлился чуть в стороне, сразу вновь рванув к жертве. Когти вспороли воздух, дыхание вдруг перехватило, он с недоумением уставился на меч, погружённый в плоть его собственной груди. Люди так быстро не двигаются, он знал это по опыту. Он всегда был быстрее, всегда раздирал чужое тело когтями до того, как человек успевал просто повернуться навстречу. Он дёрнулся, пытаясь сняться с клинка, и вдруг встретился взглядом с противником. В тёмных, почти чёрных глазах со зрачком, затопившим всю радужку, были пустота и холодное безразличие. Спокойствие, так не свойственное людям. Нечеловеческое спокойствие.

     Кровлиг взвыл, не понимая, почему так быстро исчезают силы, почему подкашиваются ноги, ведь рана не смертельная. Такие, как он не умирают от одного удара меча, никогда не умирали….

     Сташ стиснул зубы, вливающаяся в его тело энергия будоражила кровь холодными потоками, проходила сквозь мышцы, впитывалась во внутренние органы. Живительная энергия и смертоносная…. Особенно сейчас, когда в его собственной сущности осталось так мало  человеческого.  

     Кожа существа ещё больше сморщилась, с глухим стоном кровлиг повалился на землю. Сташ до конца не выпускал рукояти меча, не выдергивал его из бьющегося в агонии тела, пока не почувствовал, что через оружие прошла последняя капля энергии. Капля жизни. Странно, но глаза получеловека всё ещё смотрели ему в лицо, неверяще, тоскливо, со страхом. Потом взгляд потух, стал пустым и безразличным ко всему. Мёртвым.

     Берущий с трудом разжал пальцы, слегка отступил и повёл плечами, прислушиваясь к собственному телу. По мышцам бежал колючий холодок, боль притупилась, но не до конца, стала не такой резкой, но всё же чувствовалась в каждом движении. Он переступил с ноги на ногу, понимая, что колено, конечно, полностью не восстановилось, но ходить он уже может. Остальные раны перестали кровоточить и затянулись корочками. Что ж, большего он и не ожидал.

     Меч с лёгким шипением вышел из почерневшего тела, Сташ вытер его об хвою, прислушался к лесу и только после этого вставил в ножны. Невыносимо хотелось пить, до ближайшего известного родника было полдня пути. Слишком далеко. Полученных сил, конечно, хватит, но возвращаться придётся уже в темноте. Возвращаться? Зачем? Он оглянулся на дом – странный, чуждый этому лесу, сейчас таких не строят. Частичка прошлого, вторгшаяся в реальность, со своей историей и со своей застывшей в веках судьбой. Он видел часть того мира.

     Сташ вздохнул, облизал пересохшие губы и шагнул к входу в здание. Реальность может подождать….        

     Как и вчера, он сделал всего один шаг внутрь, потом прижался спиной к стене и сел на пол. Из неровного провала окна лился тусклый, сумеречный свет, едва разгонявший полумрак помещения. Но до полной темноты было ещё далеко. Сташ закрыл глаза, надеясь, что сможет хоть немного отдохнуть, когда не двигаешься, силы возвращаются быстрее.  

       Его вновь разбудило прикосновение, на этот раз он понял, что это просто движение более холодного воздуха, словно ледяная ладонь едва задела кожу. Когда открыл глаза увидел, что пространство вокруг уже изменилось. Вместо мрачной разрухи, покачивало на подоконнике зелёными листиками ярко цветущие растение, сияли белой плиткой гладкие стены, вверх убегали целые ступени лестницы.

     Открылась дверь, Сташ до боли в глазах всмотрелся в знакомые фигуры, повторяющие все те же действия, что и в прошлый раз. Первой вышла женщина, за ней мальчишка, держащий зелёный шар. Вот он его подкинул, поймал, с силой бросил об пол, заставляя прыгать. Игра, продолжающаяся в вечности…. Удар ладони, стук зелёного шара, мельтешение синих полосок на его боках. 

     Сташ с грустью улыбнулся, через несколько мгновений их жизней не станет, чтобы тогда не произошло, но дом хранит воспоминания лишь о последнем всплеске эмоций. Это могли бы быть страх, ужас, предшествующий гибели, но здесь остался светлый миг незнания, того, что последует. Последует уже на улице, не в доме.

     Шар подпрыгнул, скакнул  вперёд и покатился к стене. Сташ ждал его с замиранием сердца. Касание пальцев, прохладный, упругий материал кажется до кошмара реальным. Он подхватил его на ладонь, прижал к груди и вскочил на ноги, забирая шар с собой. Лишь потом посмотрел на ребёнка, тот уже бежал к матери. Женщина схватила сына за руку и испуганно посмотрела на высокого незнакомца, в мрачной, тёмной одежде, запачканной кровью. Её губы задвигались, в глазах вспыхнул гнев.

     Сташ сделал шаг к выходу из дома и загородил собой проём, ведущий на улицу. Женщина вновь что-то произнесла, достала дрожащей рукой ключи и начала отпирать дверь в своё жилище. Берущий просто смотрел на них, он мучительно не хотел, чтобы они уходили, не хотел, чтобы их мир разрушился.

     Женщина, наконец, справилась с дверью, распахнула её и вдруг сильно вздрогнула. Мальчишка с ужасом посмотрел на мать. Они попятились. Их одежда и волосы затрепетали от сильного порыва ветра. Сташ не ощутил этого порыва, а люди из прошлого едва устояли на ногах. Потом на стены упал яркий багровый отсвет. Женщина схватила ребёнка в охапку и втолкнула его внутрь жилища, за ними быстро захлопнулась дверь.

      Сташ, не выпуская из руки шара, медленно повернулся. Леса не было, перед взглядом простиралась широкая улица, покрытая каким-то ровным гладким материалом, по сторонам от неё стояли высокие, сияющие стёклами множества окон, дома. Город, яркая зелень травы по краям дороги, непонятные самоходные повозки и люди, одетые в лёгкие разноцветные одежды…. Бегущие люди, падающие на землю, сбиваемые с ног ветром, с искажёнными страхом лицами, с раскрытыми в беззвучном крике ртами…. Дрожащие в окнах стёкла разлетелись на части и водопадом посыпались вниз - на дорогу, на траву, на мечущихся прохожих….  Далеко за последними домами в небо взметнулся огромный дымный столб, его верхушка достигла облаков и шапкой начала расползаться в стороны.

     Новый яркий отсвет, уже ближе, шар в руке Сташа дрогнул и едва не вырвался из пальцев. На другом конце улицы несколько домов вдруг затряслись и окутались пылью, их стены превратились в падающие куски камня, через несколько мгновений на месте зданий громоздились руины.

     Дымная шапка достигла города, вниз полетели хлопья пепла, заслоняя собой солнечные лучи, окрашивая светлый мир в серые тона, уничтожая его будущее….

     Сташ вдруг понял, что в его руке больше нет шара,  а на его ладони лежит горстка пепла. Он заворожённо смотрел, как не ощутимый ветер быстро сдувает чёрные частички, а когда исчезла последняя из них, перед его взглядом встал ночной лес. Настоящее.   

     


    +8


    Ссылка на этот материал:


    • 80
    Общий балл: 8
    Проголосовало людей: 1


    Автор: S-Z
    Категория: Фэнтези
    Читали: 38 (Посмотреть кто)

    Размещено: 13 марта 2017 | Просмотров: 59 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.