«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 1
Yandex

Гостей: 23
Всех: 24

Сегодня День рождения:

  •     volk199516 (16-го, 23 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1671 Герман Бор
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1946 Кигель
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Перчатки

    Московские вечеринки у Априко были самым желанным времяпрепровождением у всего бомонда мужского пола. Женатые или свободные мужчины определенного, светского круга сходили с ума по Априко и мечтали получить приглашение на "веселинку", как она их называла. Сама мадемуазель Априко была очаровательной брюнеткой, статной, чуть выше среднего роста, с густыми темными волосами, уложенными в замысловатую прическу. Но сердцееды, альфонсы и просто богатенькие выкормыши клевали не на безупречную модельную внешность. Было в Априко нечто располагающее и одновременно завораживающее - живи она в средние века, то сожгли бы её на костре, как ведьму. Но в наши дни свобод стало больше, и жить дают всем, даже ведьмам.
    ***
    Леонид Комиссаров, плотный мужчина средних лет, с сединой в аккуратно уложенной шевелюре, находился в своем загородном доме на веранде и, запахнув теплый кашемировый халат, курил. Сегодня была печальная годовщина - двадцать лет назад любимая супруга Тонечка пошла на кухню за зеленью и бесследно исчезла. Зелень осталась не тронутой, а от супруги осталась только пара тапочек. 
    Тогда Комиссаров заподозрил нападение - врагов хватало, а в те годы даже больше было. Очень уж четко вырисовывалось, как воспользовавшись секундной потерей бдительности Комиссарова, поджидающий маг нанес удар по беззащитной молодой женщине. Представив такое, Леонид потерял над собой контроль, а когда черная пелена рассеялась, он обнаружил, что стоит на пепелище в незнакомом поселке под завывания незнакомых женщин вокруг. Но самое страшное - в его руках медленно рассыпалось в пепел то, что недавно было человеческим телом. "Леша Белый", - отстраненно пронеслась в мозгу догадка. Старый соперник Леонида, частенько мешавший и путавший планы, мощнейшим выбросом энергии закончил земное существование. На одного врага стало меньше, но легче не стало.
    В тот же вечер к нему пришел следователь и еще один господин, которого Леонид старательно обходил все это время. Господина звали Владимир Александрович Невинский, и за ним стояла целая Организация, которую он же и создал. Цели Организация имела благие - изучение человека на благо человека, а вот методы... Комиссаров их не разделял и Организации сторонился. А та манила к себе и обещала легализацию, комфортное проживание, зарплату, отпуска, решения деликатных проблем... Много давала Организация, но и забирала немало: волю, свободу, иногда жизнь. С этим Леонид не мог согласиться. В дом гостей он не пустил, и разговор начался на пороге: 
    - Составим протокольчик, - как-то скучно бубнил следователь, доставая из планшетки белый лист бумаги и авторучку. - Значит, Леонид Викторович Комиссаров? Семьдесят четвертого года рождения? 
    Леонид безразлично кивал, разглядывая лицо господина Невинского. Типичный лик лидера и диктатора. А еще, было что-то в нем от Ришелье, например, выдающийся длинный нос. Комиссаров мысленно улыбнулся: Владимир Александрович гордо носил псевдоним Кардинал и, поговаривали, что охотно отзывался на обращение "монсеньор". Проверять Леонид не рискнул, 
    - ... нарушили тишину после десяти часов вечера, спалив дом по Садовой улице, тридцать восемь, поселка Жмыри, вместе с хозяином дома, - нес уже совершеннейшую чушь следователь.
    Леонид присмотрелся и ахнул - перчатка! Но как искусно сделана! Не отличить от человека. 
    - Ну, наконец-то вы рассмотрели, - улыбнулся Невинский. - Признаться, у меня стали кончаться идеи для этого болвана. 
    Он тряхнул левой кистью, и следователь обмяк, бесформенной кучей валясь на кафельный пол. 
    - Мы можем поговорить внутри? - поинтересовался Кардинал. - В дверях, право, не удобно.
    Но Леонид отрицательно покачал головой: 
    - Нет, - выдавил он, - разговора не будет. Я не приму от вас ничего, уходите.
    Владимир Александрович понимающе кивнул и сделал движение, намереваясь уйти, но остановился:
    - Скажите, - спросил он, - мебель допросили? 
    - Да, - безразлично кивнул Леонид.
    - И что она?
    - Ей... ей все равно, - он нахмурился, - словно Тоня ушла сама... Но ни дверь, или окно... нет, ничего.
    - Вы не ссорились? - уточнил Невинский. - Может, разногласия в вопросе потомства? 
    - Нет, - покачал головой Комиссаров, - я был бы счастлив иметь ребенка. Но вы знаете, дар это проклятие.
    - Мы и с этим работаем, - на лице Кардинала блеснула честная улыбка политика. - Предложение в силе, звоните в любое время.
    Леонид закрыл дверь и повернул рукоять замка. Господи! Неужели ушла сама?! Но как?! Почему?!
    Так и осталось для него загадкой. Прошло двадцать лет, но Комиссаров не нашел жену, хотя и отыскал её след. Тоня ушла в другие миры, куда ему путь был заказан. Сама или с кем-то - сказать трудно, но раз мебель была безразлична, а не вопила от ужаса, выбор супруги был добровольным. Все эти годы Леня жил один, женщин сторонился, в тайне надеясь, что Тоня вернется, и все будет, как прежде. Но вот сегодня, в годовщину её исчезновения он абсолютно точно понял, что ничего не вернется.

    ***
    Леонид докурил и, бросив бычок в пепельницу, прошел с веранды в дом. Он подошел к зеркалу, рассматривая осунувшееся, изборожденное морщинами лицо:
    - Э, брат, - невесело хмыкнул он, - до чего же ты скурвился за эти два десятка лет... 
    Чуть сосредоточившись, Леонид медленно провел ладонью по лицу. И , о чудо! Пятидесятилетний старик преобразился - морщины исчезли, кожа подтянулась и из неестественно бледной стала приятного розового оттенка, блеклые выцветшие глаза задорно заблестели, как раньше. Комиссаров улыбнулся и тридцатилетний молодой человек в зеркале уверенно улыбнулся ему. 
    - Маскарад, - буркнул Леонид, коротким движением руки придавая своему лицу прежний вид. - Дешевый бесцельный маскарад... Ради чего? 
    В тишине дома зазвонил телефон. Леонид удивился и пошел на звук - он не помнил точно, где оставил мобильник. 
    - Леня, дорогой! - с легким восточным акцентом заговорила трубка, едва Леонид нажал кнопку ответа. - Как ты? Сто лет не видел тебя, дорогой!
    - Тангик? - удивился он. - Ты как меня...
    - Потом, потом, дорогой, слишком спешу сейчас, - скороговоркой заговорил Тангик - приятель Леонида еще со студенческой скамьи. - выручай, Леня-джан, пропадает билет. Сходи за меня?
    - Билет? В театр? - предположил Леонид, совершенно сбитый с толку.
    - Слушай, какой театр! - возмутилась трубка. - Веселинка пропадает. Уезжаю я, понимаешь?
    - Нет, - честно признался Леонид. - Что за "веселинка"? Куда уезжаешь?
    - Ой, и не спрашивай, - вздохнул Тангик, - это все Суфико, - перешел он на шепот, - это она узнала, что... ну, я сказал, что приглашение это не для меня, а для тебя. Меня просто просили передать. Понимаешь?
    - Почти, продолжай, - попросил Леонид.
    - Чудесное место, девушка - ах! Звезда! Тебе понравится!
    - А если нет? - скептически хмыкнул Комиссаров.
    - Что ты! - заревела трубка. - Она всем нравится! Завтра в семь часов, я и машину заказал, поедешь, как князь!

    После разговора Леонид вернулся к зеркалу и снова проделал фокус с лицом:
    - Мальчикам нравятся звезды, а звездам - мальчики, - хмыкнул он, - только старый сушеный лещ никому не нравится

    ***

    Элеонора Иннокентьевна Волкова уже четверть часа занималась делом недозволенным, даже в некотором смысле преступным. Будучи девицей непоседливой и дюже охочей до ярких впечатлений, она шпарила на мотоцикле по Ленинградскому шоссе, нарушая установленный скоростной режим. Удовольствие Элеонора Иннокентьевна получала невообразимое и вовсе не думала замедляться и, тем более, останавливаться. Но её вынудил смартфон, неприятно завибрировав в кармане. Прошептав колоритные испанские ругательства, черноволосая оторва выжала сцепление и направила мотоцикл к обочине.
    - Прет, ма! - радостно выпалила она в телефон. - Занимаюсь, да. Химией. Считаю эти.. комо эс... а! бензольные кольца! Си! 
    Увы, правда открылась почти сразу - по шоссе мимо остановившейся у обочины мотоциклетки с грохотом проехал автобус.
    - С каких пор в институте пустили по коридорам автобусы? - строго осведомилась на том конце линии "Ма". - Я прекрасно знаю, где ты. Не стоило утруждать себя выдумками.
    Эль мгновенно залилась краской и тихо прошептала: 
    - Пидо пердоне...
    В трубке красноречиво молчали. Наконец, "Ма" смилостивилась: 
    - Поставь свое "чудовище" на парковку и приезжай на работу, - мягко распорядилась она. 
    - Си! - просияла Эль, но тут же поинтересовалась: - А моженно я...
    - Не моженно! - грозно рыкнула трубка. - "Чудовище" - на парковку, я сказала! И без фокусов. Жду.
    Эль повертела головой и, выбрав площадку возле торгового комплекса, поехала туда. Через пару минут она стремительно неслась вниз по лестнице метрополитена. Удивительно, но несмотря на модные сапоги-платформы с толстой подошвой и высоченными каблуками, перемещалась Элеонора Иннокентьевна совершенно бесшумно.
    ***
    Машина пришла чуть раньше, но Леонид был готов. В черном смокинге и яркой белой сорочке без галстука, он выглядел, как мальчишка, который впервые идет на вечеринку. "Совсем разучился одеваться, - слегка паникуя, думал он, разглядывая себя в зеркало. - Банально, аж скулы сводит". Он бросил взгляд на телефон - экран светился смс-кой от водителя. "Ну и черт с вами!" - выругался Комиссаров, стаскивая пиджак.
    Через пять минут к машине вышел худощавый мужчина в джинсах и вязаном кардигане. Если водитель и удивился, то никак не выдал своих чувств. Он распахнул перед Леонидом дверцу и плотно закрыл за ним. Через минуту авто уже мчалось по Рублевскому шоссе в сторону коттеджей.
    "Веселинка" была в самом разгаре. Уютный двухэтажный дом мягко подсвечивался огнями иллюминаций, из скрытых динамиков лилась веселенькая музычка. Еще от ворот были слышны голоса, смех гостей и звон бокалов. Леонид попросил остановить машину на самом въезде, сказав, что хочет немного пройтись. Водитель выполнил его просьбу и укатил, оставив Леонида у ворот. Комиссаров не спеша направился к коттеджу, разглядывая причудливые статуи, украшавшие сад. Фигуры были окрашены в разные цвета, и Леонид невольно поймал себя на том, что машинально пытается отгадать, почему фигура мальчика - желтая, девушки с теннисной ракеткой - голубая, а усатый дворник - сочно-зеленого цвета. в саду были и другие фигуры, но начинающиеся сумерки и редкие кусты скрывали их очертания. 
    "Какой странный псевдоним - Априко, - заставил себя настроится на вечеринку Леонид. - Есть в этом что-то от Арлекино." Он приблизился к дому и совершенно случайно оказался в кругу молодых людей, так же как и он, прогуливающихся у входа. Мужчины держали в руках бокалы с шампанским и весело о чем-то говорили, как вдруг обратили внимание на подошедшего Леонида. 
    - Откуда ты, человече?! - вытаращился на него самый разговорчивый и, видимо, самый опьяневший. У него было мужественное скуластое лицо, волевой подбородок под капитанской бородкой и совершенно бездумные черные глаза.
    "Отъявленный подонок", - подумал про себя Комиссаров и жизнерадостно улыбнулся: 
    - А я местный аксакал, - представился он, - спустился с гор в поисках веселья. Скучно одному в горах.
    Молодые люди переглянулись, и "Отъявленный подонок" засмеялся. Его подхватили остальные.
    - Шампанского Аксакалу! - заорал он. - Или.. - он бросил вопросительный взгляд на Леонида, - водки?
    - Спирт! - хихикнул кто-то.
    - Несите спирт! - тут же заорал Подонок. - Посмотрим, какой ты Аксакал...
    Леонид молчал, стараясь не нарушать шаткого равновесия и не будить темную энергию. Спирт, так спирт. Не принципиально, от чего сегодня уйти в Страну Дураков.
    Появился официант, неся на подносе граненый стакан с прозрачной жидкостью.
    - За здоровье! - крикнул Подонок и поднял свой фужер. 
    Леонид взял стакан: 
    - Буду здоровым, - усмехнулся он. 
    Спирт в стакане запарил и выстрелил в небо синим факелом - Подонок испуганно отшатнулся, а Леонид поставил на поднос невозмутимого официанта пустой стакан.
    - Ор-ригинально ты пьешь, - немного заикаясь пробормотал Подонок. Внезапно он понял, что остался один, его друзья предпочли оставить странного гостя. Завертев головой, Подонок попятился и вдруг совсем несолидно, как школьник, сбегающий с урока, припустил в дом.
    Комиссаров засмеялся, чувствуя, как наполняет его черный нехороший кураж, и неторопливо пошел следом. 
    Дом был обставлен дорого и вместе с тем уютно. "Еще бы всю эту шушеру выгнать,"- зло подумал Леонид, разглядывая кучкущихся тут и там молодых и не очень мужчин. Пожалуй, он один был одет "по-домашнему", остальные оригинальностью если и блистали, то в совершеннейших микро-дозах. От черных и темно -синих пиджаков сводило скулы и мельтешило в глазах. Стараясь ни с кем не встречаться глазами, Комиссаров пересек застекленную веранду и прошел в гостинную. Здесь музыка играла совсем тихо, зато собравшаяся возле огромного кожаного дивана компания веселилась громко. В рокоте мужских голосов звонким серебряным колокольцем звенел девичий голосок. Леонид приблизился и замер, пораженный. 
    Априко в сногсшибательном красном платье сидела на диване в окружении верных вассалов и что-то весело щебетала, под их одобрительное кивание. О! Она была само очарование - игривый сияющий взгляд карих глаз из-под длинных пушистых ресниц, белая бархатная кожа, такой трогательный, еще совсем детский овал лица и восхитительная грива иссиня-черных волос. Двигалась Априко феноменально плавно, каждое её движение буквально гипнотизировало. Но не это заставило Леонида потерять дар речи - на плече Априко он увидел три родимых пятна, образовывающих вершины равностороннего треугольника. Такие же пятна были и у Тони. 
    Перчатка? Невероятно! Такая девушка никак не походила на безвольную куклу, ведомую хозяином-кукловодом. Тогда... Комиссаров попытался сконцентрироваться и посмотреть на мебель. Та сохраняла олимпийское спокойствие, лишь стеклянный стол трепетал в предчувствии разрушений. Леонид закусил губу и напрягся, стараясь нащупать магические следы или нити подстроенной ловушки, но не находил ничего. Комната, гости, Априко - все были настоящими. 
    - Ну, здравствуй. 
    Леонид открыл глаза и попятился. Априко стояла прямо перед ним, чуть повернув и наклонив голову так, как делала Тоня. 
    - Не узнал, не узнал! - радостно засмеялась Априко и захлопала в ладоши. - Мальчики, он не узнал! - крикнула она вассалам.
    Те натянуто заулыбались и начали было аплодировать, но Априко жестом прервала аплодисменты: 
    - Нет. нет! Раз не узнал, значит еще двадцать лет будет... 
    Тонька! Сейчас Леонид словно прозрел - она! Её речь, жесты, мимика. Тонька! Только совсем еще девочка, такую он увидел её впервые, и именно тогда решил во чтобы-то ни стало познакомиться. Внезапно закружилась голова, Леонид прикрыл глаза ладонью.
    - Погоди, - пробормотал он, стараясь справиться с внезапным головокружением, - Тоня, я узнал, ты....
    Но Априко вдруг вспрыгнула на невидимую ступеньку и заскользила по невидимой лестнице вверх, к потолку. У самой люстры она обернулась и, послав воздушный поцелуй, шагнула за грань и исчезла. 
    Недомогание тут же прошло, взор снова стал ясным, а голова свежей. Леонид с места прыгнул следом, пытаясь уцепиться за грань, но пальцы соскользнули и щель между миров сомкнулась. Маг упал на ковер.
    - Черт... - пробормотал он, вглядываясь в испуганные лица внезапно осиротевших вассалов, - что здесь вообще творится?
    Позади послышались приглушенные шаги, в гостинную вошла... Априко! Мужчины у дивана оживились, а Леонид вскочил на ноги и бросился к ней, но вскоре замедлил шаг. Перед ним была другая женщина. Очень похожая на ту, что только что резвилась здесь и улизнула в пространство, но другая. "А вот и кукловод", - мелькнула запоздалая мысль, и Леонид со всей безысходностью понял, что не успевает. Не успевает сделать ни-че-го - вассалы с дивана незаметно и эффективно заблокировали все энергетические диапазоны. Комиссаров поднял руки и, отступив, присел на край дивана: 
    - Браво, - кисло промямлил он, - ваша перчатка была великолепна, мадемуазель. Я купился, как мальчишка. 
    Он устало провел рукой по лицу, убирая ненужную уже маску тридцатилетнего шалопая. Вдруг Априко сделает ответный жест? Очень интересно было бы увидеть её настоящее лицо.
    - Вы ошиблись, Леонид Викторович, - произнесла Априко, - перед вами была не перчатка, а моя дочь.
    "Дочь? Ого!", - Леонид усмехнулся - двадцатипятилетняя женщина и восемнадцатилетняя дочь, ну, конечно! 
    - Вы прекрасно выглядите для своих лет, мадам, - съязвил он. 
    Но Априко его стрела не задела:
    - Благодарю вас, - ответила она, невозмутимым тоном. - Мой организм построен так, что не может иметь детей. Но у меня есть дочь, почти моя ровесница. И роднее человека для меня, к сожалению, в этом мире уже нет. Мои родители умерли. 
    - Зачем мне знать это? - пробормотал Леонид, испытывая прилив смущения. - Чисто по человечески я вам соболезную, но я не понимаю... как дочь может быть ровесницей матери?
    - Может, если она соткана не из материи этого мира, - так же бесстрастно продолжала Априко. Даже ресницы не трепетали в такт словам. 
    "Снежная Королева, - хмыкнул про себя Леонид, - с такой, попробуй, заделай детей - отморозишь всё".
    - Дочка-фантом? - скептически буркнул Леонид. - Инвалид?
    - Наоборот, - возразила Априко, - человек-некст. Для неё открыты все миры... не только этот.
    - Занятно. Ну и что?
    - Мы можем вернуть Антонину. Вашу Тоню.
    Комиссаров уже знал, к чему клонит Снежная Априко, едва услышал про миры. Дешевая спекуляция, показать сперва перчатку - похожую на его жену, а потом пообещать вернуть. Примитивно и больно. 
    - Сперва верните вашу перчатку, - просипел он, сквозь сдавивший горло комок. - Хочу взглянуть...
    - Элеонора не перчатка, - тоном терпеливой учительницы повторила Априко. - Впрочем... 
    Она сделала короткий жест пальцами, и с потолка на ковер приземлилась юная оторва. Она успела переодеться и была в кожаных штанах и косухе, застегнутой до самого подбородка. Но даже в таком виде Леонид узнавал в ней черты жены. 
    - Почему она похожа на... Тоню? - спросил он, не отводя глаз от Элеоноры.
    - Эль неплохая актриса, - впервые в ровном голосе Априко зазвучала человеческая эмоция - гордость, - и идеальное зеркало. Она нашла вашу Тоню там, в пространстве и переняла некоторые её особенности. 
    - Она может... стать собой? - попросил Леонид.
    Эль вопросительно уставилась на мать и та кивнула. Внешне ничего не изменилось в облике Эль, но теперь Леонид видел в ней просто незнакомую девушку, ни капли не похожую на его жену. Это был последний аргумент, Комиссаров сдался: 
    - Я буду сотрудничать с Организацией, - глухо произнес он, - только верните мне Тоню...
    ***
    Вечером Кристина Федоровна Волкова, особый агент вербовки Организации и руководитель целого отделения, сидела в удобном кресле у себя дома и пыталась не заснуть под бормотавший с экрана телевизора мексиканский сериал. Зато Элеонора Иннокентьевна Волкова, разместившись прямо на полу и скрестив ноги по-турецки, жадно распахнув глаза, ловила каждую фразу. Когда по экрану пошли титры, Эль отлипла от экрана и вопросительно уставилась на зевающую во весь рот Кристину. 
    - Что? - не выдержала та. 
    - Ма, а где ты взять кино с хембра Антонина - Эль махнула в сторону телевизора, - если такой нет вообще, и не быть никогда?
    Кристина прикрыла глаза, обдумывая ответ, наблюдая за дочерью из-под ресниц. Поймет ли? Не оскорбиться? Может, соврать? Хотя, сколько можно врать? 
    - Понимаешь, - ласковым голосом протянула она, - если у человека... у мага нет привязанностей... то их надо сочинить для него. 
    Эль кивнула:
    - У синьора Леонида не было жены, и ты придумать её для него? А потом - исчезнуть её? 
    Кристина молчала, вглядываясь в лицо дочери. Вдруг её глаза расширились, а лицо вытянулось: 
    - Ма! - выпалила она. - А я? Я есть кто? Кто сочинять менья? 
    От волнения у Эль даже прорезался сильный акцент.
    - Тебья-а, - передразнила её Кристина, -сочинил твой папочка. Не забывай, что в нашем мире у тебя есть отчество. 
    Довольная улыбка разлилась по мордахе Эль: 
    - Си! - важно сказала она. - И вообще, я есть оченно сильная привязанность. 
    Кристина вымученно улыбнулась. "Вы мыслите по-настоящему, чувствуете по-настоящему, значит вы - настоящая", - вспомнила она слова психолога, которые он говорил при её втором рождении.

    Московские вечеринки у Априко были самым желанным времяпрепровождением у всего бомонда мужского пола. Женатые или свободные мужчины определенного, светского круга сходили с ума по Априко и мечтали получить приглашение на "веселинку", как она их называла. Сама мадемуазель Априко была очаровательной брюнеткой, статной, чуть выше среднего роста, с густыми темными волосами, уложенными в замысловатую прическу. Но сердцееды, альфонсы и просто богатенькие выкормыши клевали не на безупречную модельную внешность. Было в Априко нечто располагающее и одновременно завораживающее - живи она в средние века, то сожгли бы её на костре, как ведьму. Но в наши дни свобод стало больше, и жить дают всем, даже ведьмам.
    ***
    Леонид Комиссаров, плотный мужчина средних лет, с сединой в аккуратно уложенной шевелюре, находился в своем загородном доме на веранде и, запахнув теплый кашемировый халат, курил. Сегодня была печальная годовщина - двадцать лет назад любимая супруга Тонечка пошла на кухню за зеленью и бесследно исчезла. Зелень осталась не тронутой, а от супруги осталась только пара тапочек. 
    Тогда Комиссаров заподозрил нападение - врагов хватало, а в те годы даже больше было. Очень уж четко вырисовывалось, как воспользовавшись секундной потерей бдительности Комиссарова, поджидающий маг нанес удар по беззащитной молодой женщине. Представив такое, Леонид потерял над собой контроль, а когда черная пелена рассеялась, он обнаружил, что стоит на пепелище в незнакомом поселке под завывания незнакомых женщин вокруг. Но самое страшное - в его руках медленно рассыпалось в пепел то, что недавно было человеческим телом. "Леша Белый", - отстраненно пронеслась в мозгу догадка. Старый соперник Леонида, частенько мешавший и путавший планы, мощнейшим выбросом энергии закончил земное существование. На одного врага стало меньше, но легче не стало.
    В тот же вечер к нему пришел следователь и еще один господин, которого Леонид старательно обходил все это время. Господина звали Владимир Александрович Невинский, и за ним стояла целая Организация, которую он же и создал. Цели Организация имела благие - изучение человека на благо человека, а вот методы... Комиссаров их не разделял и Организации сторонился. А та манила к себе и обещала легализацию, комфортное проживание, зарплату, отпуска, решения деликатных проблем... Много давала Организация, но и забирала немало: волю, свободу, иногда жизнь. С этим Леонид не мог согласиться. В дом гостей он не пустил, и разговор начался на пороге: 
    - Составим протокольчик, - как-то скучно бубнил следователь, доставая из планшетки белый лист бумаги и авторучку. - Значит, Леонид Викторович Комиссаров? Семьдесят четвертого года рождения? 
    Леонид безразлично кивал, разглядывая лицо господина Невинского. Типичный лик лидера и диктатора. А еще, было что-то в нем от Ришелье, например, выдающийся длинный нос. Комиссаров мысленно улыбнулся: Владимир Александрович гордо носил псевдоним Кардинал и, поговаривали, что охотно отзывался на обращение "монсеньор". Проверять Леонид не рискнул, 
    - ... нарушили тишину после десяти часов вечера, спалив дом по Садовой улице, тридцать восемь, поселка Жмыри, вместе с хозяином дома, - нес уже совершеннейшую чушь следователь.
    Леонид присмотрелся и ахнул - перчатка! Но как искусно сделана! Не отличить от человека. 
    - Ну, наконец-то вы рассмотрели, - улыбнулся Невинский. - Признаться, у меня стали кончаться идеи для этого болвана. 
    Он тряхнул левой кистью, и следователь обмяк, бесформенной кучей валясь на кафельный пол. 
    - Мы можем поговорить внутри? - поинтересовался Кардинал. - В дверях, право, не удобно.
    Но Леонид отрицательно покачал головой: 
    - Нет, - выдавил он, - разговора не будет. Я не приму от вас ничего, уходите.
    Владимир Александрович понимающе кивнул и сделал движение, намереваясь уйти, но остановился:
    - Скажите, - спросил он, - мебель допросили? 
    - Да, - безразлично кивнул Леонид.
    - И что она?
    - Ей... ей все равно, - он нахмурился, - словно Тоня ушла сама... Но ни дверь, или окно... нет, ничего.
    - Вы не ссорились? - уточнил Невинский. - Может, разногласия в вопросе потомства? 
    - Нет, - покачал головой Комиссаров, - я был бы счастлив иметь ребенка. Но вы знаете, дар это проклятие.
    - Мы и с этим работаем, - на лице Кардинала блеснула честная улыбка политика. - Предложение в силе, звоните в любое время.
    Леонид закрыл дверь и повернул рукоять замка. Господи! Неужели ушла сама?! Но как?! Почему?!
    Так и осталось для него загадкой. Прошло двадцать лет, но Комиссаров не нашел жену, хотя и отыскал её след. Тоня ушла в другие миры, куда ему путь был заказан. Сама или с кем-то - сказать трудно, но раз мебель была безразлична, а не вопила от ужаса, выбор супруги был добровольным. Все эти годы Леня жил один, женщин сторонился, в тайне надеясь, что Тоня вернется, и все будет, как прежде. Но вот сегодня, в годовщину её исчезновения он абсолютно точно понял, что ничего не вернется.

    ***
    Леонид докурил и, бросив бычок в пепельницу, прошел с веранды в дом. Он подошел к зеркалу, рассматривая осунувшееся, изборожденное морщинами лицо:
    - Э, брат, - невесело хмыкнул он, - до чего же ты скурвился за эти два десятка лет... 
    Чуть сосредоточившись, Леонид медленно провел ладонью по лицу. И , о чудо! Пятидесятилетний старик преобразился - морщины исчезли, кожа подтянулась и из неестественно бледной стала приятного розового оттенка, блеклые выцветшие глаза задорно заблестели, как раньше. Комиссаров улыбнулся и тридцатилетний молодой человек в зеркале уверенно улыбнулся ему. 
    - Маскарад, - буркнул Леонид, коротким движением руки придавая своему лицу прежний вид. - Дешевый бесцельный маскарад... Ради чего? 
    В тишине дома зазвонил телефон. Леонид удивился и пошел на звук - он не помнил точно, где оставил мобильник. 
    - Леня, дорогой! - с легким восточным акцентом заговорила трубка, едва Леонид нажал кнопку ответа. - Как ты? Сто лет не видел тебя, дорогой!
    - Тангик? - удивился он. - Ты как меня...
    - Потом, потом, дорогой, слишком спешу сейчас, - скороговоркой заговорил Тангик - приятель Леонида еще со студенческой скамьи. - выручай, Леня-джан, пропадает билет. Сходи за меня?
    - Билет? В театр? - предположил Леонид, совершенно сбитый с толку.
    - Слушай, какой театр! - возмутилась трубка. - Веселинка пропадает. Уезжаю я, понимаешь?
    - Нет, - честно признался Леонид. - Что за "веселинка"? Куда уезжаешь?
    - Ой, и не спрашивай, - вздохнул Тангик, - это все Суфико, - перешел он на шепот, - это она узнала, что... ну, я сказал, что приглашение это не для меня, а для тебя. Меня просто просили передать. Понимаешь?
    - Почти, продолжай, - попросил Леонид.
    - Чудесное место, девушка - ах! Звезда! Тебе понравится!
    - А если нет? - скептически хмыкнул Комиссаров.
    - Что ты! - заревела трубка. - Она всем нравится! Завтра в семь часов, я и машину заказал, поедешь, как князь!

    После разговора Леонид вернулся к зеркалу и снова проделал фокус с лицом:
    - Мальчикам нравятся звезды, а звездам - мальчики, - хмыкнул он, - только старый сушеный лещ никому не нравится

    ***

    Элеонора Иннокентьевна Волкова уже четверть часа занималась делом недозволенным, даже в некотором смысле преступным. Будучи девицей непоседливой и дюже охочей до ярких впечатлений, она шпарила на мотоцикле по Ленинградскому шоссе, нарушая установленный скоростной режим. Удовольствие Элеонора Иннокентьевна получала невообразимое и вовсе не думала замедляться и, тем более, останавливаться. Но её вынудил смартфон, неприятно завибрировав в кармане. Прошептав колоритные испанские ругательства, черноволосая оторва выжала сцепление и направила мотоцикл к обочине.
    - Прет, ма! - радостно выпалила она в телефон. - Занимаюсь, да. Химией. Считаю эти.. комо эс... а! бензольные кольца! Си! 
    Увы, правда открылась почти сразу - по шоссе мимо остановившейся у обочины мотоциклетки с грохотом проехал автобус.
    - С каких пор в институте пустили по коридорам автобусы? - строго осведомилась на том конце линии "Ма". - Я прекрасно знаю, где ты. Не стоило утруждать себя выдумками.
    Эль мгновенно залилась краской и тихо прошептала: 
    - Пидо пердоне...
    В трубке красноречиво молчали. Наконец, "Ма" смилостивилась: 
    - Поставь свое "чудовище" на парковку и приезжай на работу, - мягко распорядилась она. 
    - Си! - просияла Эль, но тут же поинтересовалась: - А моженно я...
    - Не моженно! - грозно рыкнула трубка. - "Чудовище" - на парковку, я сказала! И без фокусов. Жду.
    Эль повертела головой и, выбрав площадку возле торгового комплекса, поехала туда. Через пару минут она стремительно неслась вниз по лестнице метрополитена. Удивительно, но несмотря на модные сапоги-платформы с толстой подошвой и высоченными каблуками, перемещалась Элеонора Иннокентьевна совершенно бесшумно.
    ***
    Машина пришла чуть раньше, но Леонид был готов. В черном смокинге и яркой белой сорочке без галстука, он выглядел, как мальчишка, который впервые идет на вечеринку. "Совсем разучился одеваться, - слегка паникуя, думал он, разглядывая себя в зеркало. - Банально, аж скулы сводит". Он бросил взгляд на телефон - экран светился смс-кой от водителя. "Ну и черт с вами!" - выругался Комиссаров, стаскивая пиджак.
    Через пять минут к машине вышел худощавый мужчина в джинсах и вязаном кардигане. Если водитель и удивился, то никак не выдал своих чувств. Он распахнул перед Леонидом дверцу и плотно закрыл за ним. Через минуту авто уже мчалось по Рублевскому шоссе в сторону коттеджей.
    "Веселинка" была в самом разгаре. Уютный двухэтажный дом мягко подсвечивался огнями иллюминаций, из скрытых динамиков лилась веселенькая музычка. Еще от ворот были слышны голоса, смех гостей и звон бокалов. Леонид попросил остановить машину на самом въезде, сказав, что хочет немного пройтись. Водитель выполнил его просьбу и укатил, оставив Леонида у ворот. Комиссаров не спеша направился к коттеджу, разглядывая причудливые статуи, украшавшие сад. Фигуры были окрашены в разные цвета, и Леонид невольно поймал себя на том, что машинально пытается отгадать, почему фигура мальчика - желтая, девушки с теннисной ракеткой - голубая, а усатый дворник - сочно-зеленого цвета. в саду были и другие фигуры, но начинающиеся сумерки и редкие кусты скрывали их очертания. 
    "Какой странный псевдоним - Априко, - заставил себя настроится на вечеринку Леонид. - Есть в этом что-то от Арлекино." Он приблизился к дому и совершенно случайно оказался в кругу молодых людей, так же как и он, прогуливающихся у входа. Мужчины держали в руках бокалы с шампанским и весело о чем-то говорили, как вдруг обратили внимание на подошедшего Леонида. 
    - Откуда ты, человече?! - вытаращился на него самый разговорчивый и, видимо, самый опьяневший. У него было мужественное скуластое лицо, волевой подбородок под капитанской бородкой и совершенно бездумные черные глаза.
    "Отъявленный подонок", - подумал про себя Комиссаров и жизнерадостно улыбнулся: 
    - А я местный аксакал, - представился он, - спустился с гор в поисках веселья. Скучно одному в горах.
    Молодые люди переглянулись, и "Отъявленный подонок" засмеялся. Его подхватили остальные.
    - Шампанского Аксакалу! - заорал он. - Или.. - он бросил вопросительный взгляд на Леонида, - водки?
    - Спирт! - хихикнул кто-то.
    - Несите спирт! - тут же заорал Подонок. - Посмотрим, какой ты Аксакал...
    Леонид молчал, стараясь не нарушать шаткого равновесия и не будить темную энергию. Спирт, так спирт. Не принципиально, от чего сегодня уйти в Страну Дураков.
    Появился официант, неся на подносе граненый стакан с прозрачной жидкостью.
    - За здоровье! - крикнул Подонок и поднял свой фужер. 
    Леонид взял стакан: 
    - Буду здоровым, - усмехнулся он. 
    Спирт в стакане запарил и выстрелил в небо синим факелом - Подонок испуганно отшатнулся, а Леонид поставил на поднос невозмутимого официанта пустой стакан.
    - Ор-ригинально ты пьешь, - немного заикаясь пробормотал Подонок. Внезапно он понял, что остался один, его друзья предпочли оставить странного гостя. Завертев головой, Подонок попятился и вдруг совсем несолидно, как школьник, сбегающий с урока, припустил в дом.
    Комиссаров засмеялся, чувствуя, как наполняет его черный нехороший кураж, и неторопливо пошел следом. 
    Дом был обставлен дорого и вместе с тем уютно. "Еще бы всю эту шушеру выгнать,"- зло подумал Леонид, разглядывая кучкущихся тут и там молодых и не очень мужчин. Пожалуй, он один был одет "по-домашнему", остальные оригинальностью если и блистали, то в совершеннейших микро-дозах. От черных и темно -синих пиджаков сводило скулы и мельтешило в глазах. Стараясь ни с кем не встречаться глазами, Комиссаров пересек застекленную веранду и прошел в гостинную. Здесь музыка играла совсем тихо, зато собравшаяся возле огромного кожаного дивана компания веселилась громко. В рокоте мужских голосов звонким серебряным колокольцем звенел девичий голосок. Леонид приблизился и замер, пораженный. 
    Априко в сногсшибательном красном платье сидела на диване в окружении верных вассалов и что-то весело щебетала, под их одобрительное кивание. О! Она была само очарование - игривый сияющий взгляд карих глаз из-под длинных пушистых ресниц, белая бархатная кожа, такой трогательный, еще совсем детский овал лица и восхитительная грива иссиня-черных волос. Двигалась Априко феноменально плавно, каждое её движение буквально гипнотизировало. Но не это заставило Леонида потерять дар речи - на плече Априко он увидел три родимых пятна, образовывающих вершины равностороннего треугольника. Такие же пятна были и у Тони. 
    Перчатка? Невероятно! Такая девушка никак не походила на безвольную куклу, ведомую хозяином-кукловодом. Тогда... Комиссаров попытался сконцентрироваться и посмотреть на мебель. Та сохраняла олимпийское спокойствие, лишь стеклянный стол трепетал в предчувствии разрушений. Леонид закусил губу и напрягся, стараясь нащупать магические следы или нити подстроенной ловушки, но не находил ничего. Комната, гости, Априко - все были настоящими. 
    - Ну, здравствуй. 
    Леонид открыл глаза и попятился. Априко стояла прямо перед ним, чуть повернув и наклонив голову так, как делала Тоня. 
    - Не узнал, не узнал! - радостно засмеялась Априко и захлопала в ладоши. - Мальчики, он не узнал! - крикнула она вассалам.
    Те натянуто заулыбались и начали было аплодировать, но Априко жестом прервала аплодисменты: 
    - Нет. нет! Раз не узнал, значит еще двадцать лет будет... 
    Тонька! Сейчас Леонид словно прозрел - она! Её речь, жесты, мимика. Тонька! Только совсем еще девочка, такую он увидел её впервые, и именно тогда решил во чтобы-то ни стало познакомиться. Внезапно закружилась голова, Леонид прикрыл глаза ладонью.
    - Погоди, - пробормотал он, стараясь справиться с внезапным головокружением, - Тоня, я узнал, ты....
    Но Априко вдруг вспрыгнула на невидимую ступеньку и заскользила по невидимой лестнице вверх, к потолку. У самой люстры она обернулась и, послав воздушный поцелуй, шагнула за грань и исчезла. 
    Недомогание тут же прошло, взор снова стал ясным, а голова свежей. Леонид с места прыгнул следом, пытаясь уцепиться за грань, но пальцы соскользнули и щель между миров сомкнулась. Маг упал на ковер.
    - Черт... - пробормотал он, вглядываясь в испуганные лица внезапно осиротевших вассалов, - что здесь вообще творится?
    Позади послышались приглушенные шаги, в гостинную вошла... Априко! Мужчины у дивана оживились, а Леонид вскочил на ноги и бросился к ней, но вскоре замедлил шаг. Перед ним была другая женщина. Очень похожая на ту, что только что резвилась здесь и улизнула в пространство, но другая. "А вот и кукловод", - мелькнула запоздалая мысль, и Леонид со всей безысходностью понял, что не успевает. Не успевает сделать ни-че-го - вассалы с дивана незаметно и эффективно заблокировали все энергетические диапазоны. Комиссаров поднял руки и, отступив, присел на край дивана: 
    - Браво, - кисло промямлил он, - ваша перчатка была великолепна, мадемуазель. Я купился, как мальчишка. 
    Он устало провел рукой по лицу, убирая ненужную уже маску тридцатилетнего шалопая. Вдруг Априко сделает ответный жест? Очень интересно было бы увидеть её настоящее лицо.
    - Вы ошиблись, Леонид Викторович, - произнесла Априко, - перед вами была не перчатка, а моя дочь.
    "Дочь? Ого!", - Леонид усмехнулся - двадцатипятилетняя женщина и восемнадцатилетняя дочь, ну, конечно! 
    - Вы прекрасно выглядите для своих лет, мадам, - съязвил он. 
    Но Априко его стрела не задела:
    - Благодарю вас, - ответила она, невозмутимым тоном. - Мой организм построен так, что не может иметь детей. Но у меня есть дочь, почти моя ровесница. И роднее человека для меня, к сожалению, в этом мире уже нет. Мои родители умерли. 
    - Зачем мне знать это? - пробормотал Леонид, испытывая прилив смущения. - Чисто по человечески я вам соболезную, но я не понимаю... как дочь может быть ровесницей матери?
    - Может, если она соткана не из материи этого мира, - так же бесстрастно продолжала Априко. Даже ресницы не трепетали в такт словам. 
    "Снежная Королева, - хмыкнул про себя Леонид, - с такой, попробуй, заделай детей - отморозишь всё".
    - Дочка-фантом? - скептически буркнул Леонид. - Инвалид?
    - Наоборот, - возразила Априко, - человек-некст. Для неё открыты все миры... не только этот.
    - Занятно. Ну и что?
    - Мы можем вернуть Антонину. Вашу Тоню.
    Комиссаров уже знал, к чему клонит Снежная Априко, едва услышал про миры. Дешевая спекуляция, показать сперва перчатку - похожую на его жену, а потом пообещать вернуть. Примитивно и больно. 
    - Сперва верните вашу перчатку, - просипел он, сквозь сдавивший горло комок. - Хочу взглянуть...
    - Элеонора не перчатка, - тоном терпеливой учительницы повторила Априко. - Впрочем... 
    Она сделала короткий жест пальцами, и с потолка на ковер приземлилась юная оторва. Она успела переодеться и была в кожаных штанах и косухе, застегнутой до самого подбородка. Но даже в таком виде Леонид узнавал в ней черты жены. 
    - Почему она похожа на... Тоню? - спросил он, не отводя глаз от Элеоноры.
    - Эль неплохая актриса, - впервые в ровном голосе Априко зазвучала человеческая эмоция - гордость, - и идеальное зеркало. Она нашла вашу Тоню там, в пространстве и переняла некоторые её особенности. 
    - Она может... стать собой? - попросил Леонид.
    Эль вопросительно уставилась на мать и та кивнула. Внешне ничего не изменилось в облике Эль, но теперь Леонид видел в ней просто незнакомую девушку, ни капли не похожую на его жену. Это был последний аргумент, Комиссаров сдался: 
    - Я буду сотрудничать с Организацией, - глухо произнес он, - только верните мне Тоню...
    ***
    Вечером Кристина Федоровна Волкова, особый агент вербовки Организации и руководитель целого отделения, сидела в удобном кресле у себя дома и пыталась не заснуть под бормотавший с экрана телевизора мексиканский сериал. Зато Элеонора Иннокентьевна Волкова, разместившись прямо на полу и скрестив ноги по-турецки, жадно распахнув глаза, ловила каждую фразу. Когда по экрану пошли титры, Эль отлипла от экрана и вопросительно уставилась на зевающую во весь рот Кристину. 
    - Что? - не выдержала та. 
    - Ма, а где ты взять кино с хембра Антонина - Эль махнула в сторону телевизора, - если такой нет вообще, и не быть никогда?
    Кристина прикрыла глаза, обдумывая ответ, наблюдая за дочерью из-под ресниц. Поймет ли? Не оскорбиться? Может, соврать? Хотя, сколько можно врать? 
    - Понимаешь, - ласковым голосом протянула она, - если у человека... у мага нет привязанностей... то их надо сочинить для него. 
    Эль кивнула:
    - У синьора Леонида не было жены, и ты придумать её для него? А потом - исчезнуть её? 
    Кристина молчала, вглядываясь в лицо дочери. Вдруг её глаза расширились, а лицо вытянулось: 
    - Ма! - выпалила она. - А я? Я есть кто? Кто сочинять менья? 
    От волнения у Эль даже прорезался сильный акцент.
    - Тебья-а, - передразнила её Кристина, -сочинил твой папочка. Не забывай, что в нашем мире у тебя есть отчество. 
    Довольная улыбка разлилась по мордахе Эль: 
    - Си! - важно сказала она. - И вообще, я есть оченно сильная привязанность. 
    Кристина вымученно улыбнулась. "Вы мыслите по-настоящему, чувствуете по-настоящему, значит вы - настоящая", - вспомнила она слова психолога, которые он говорил при её втором рождении.
    канец!


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: PlushBear
    Категория: Фэнтези
    Читали: 44 (Посмотреть кто)

    Размещено: 29 января 2018 | Просмотров: 76 | Комментариев: 4 |

    Комментарий 1 написал: NikiTA (30 января 2018 09:12)
    богатенькие выкормыши
    good
    Возмущенная трубка и равнодушная мебель покорили меня)
    худощавый мужчина в джинсах и вязаном кардигане.


    почему то сразу представился Гордон.

    Спирт, так спирт. Не принципиально, от чего сегодня уйти в Страну Дураков.

    Класс)

    Априко в сногсшибательном красном платье сидела на диване в окружении верных вассалов и что-то весело щебетала, под их одобрительное кивание.

    точно Скарлет...

    Ну Михаил, ну завернули! Захватил ваш детектив, честно скажу. Читается в неком приятном напряжении, когда хочется уловить любой нюанс.
    Круто! Мне очень понравилось. Даже ощутила себя перчаткой в каком то смысле...


    Комментарий 2 написал: PlushBear (30 января 2018 10:51)
    Цитата: NikiTA
    Возмущенная трубка и равнодушная мебель покорили меня)

    Ыыыы!
    Цитата: NikiTA
    почему то сразу представился Гордон.

    Охохо! Неожиданно!


    Цитата: NikiTA
    Ну Михаил, ну завернули! Захватил ваш детектив, честно скажу. Читается в неком приятном напряжении, когда хочется уловить любой нюанс.
    Круто! Мне очень понравилось. Даже ощутила себя перчаткой в каком то смысле...


    Спасибо! Очень рад.
    Прототипом этого рассказа послужила статья из Яндекс-дзена, где очень пафосно расписывался случай, когда у мужика жена ушла на кухню и исчезла.
    Статья, вероятно, фейковая, но импульс к сочинению дала.



    --------------------

    Комментарий 3 написал: Триш (3 февраля 2018 22:54)
    В этом рассказе интересна сама идея "перчаток". не марионеток, которыми можно управлять, но в то же время они ограничены в движениях, а именно "слепки" чьих-то образов, которыми управляешь даже мимолётным движением.
    Еще одна интересная мысль - искусственный образ, к которому герой привык, воспринимается истинным и не поддается науке распознавания подделки)



    --------------------

    Комментарий 4 написал: PlushBear (6 февраля 2018 17:20)
    Триш,
    Консенсус. Спасибо!



    --------------------
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.