«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 9
Всех: 11

Сегодня День рождения:

  •     DonAlehandro (24-го, 35 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Флудилка Поздравления 1768 Вероника Резвых
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 2492 Кигель
    Флудилка Курилка 2222 Моллинезия
    Стихи ЖИЗНЬ... 1642 Lusia
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 572 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 792 Джоник
    Стихи Стихи для живых 82 KripsZn
    Проза Бог знает лучше. 0 Azad
    Рисунки и фото Мой обычный и не обычный декор и живопись. 7 минна8
    Флудилка Время колокольчиков 205 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Преопог

    Чёрный лес выгорел до пыли. Ни звука, ни живого существа. Всё сгинуло, оставив после себя лишь тени. Единственное что уцелело на пепелище, это почти иссякший ручей и небольшой водопад, спускающийся тонкой струйкой. Поток его размерено, как ему положено, двигался вперёд по склону, то вдруг совершал невозможное - тянулся назад по отвесной скале вверх. Картина представала не реальная, будто не из этого мира. Всё естественное обращено и изменено, словно вывернуто наизнанку.
    На возвышенности творилось светопреставление. Всполохи огня освещали тяжёлые, серые тучи. Дождь поливал, только небольшую область, капли в том месте испарялись не долетая до земли. Воздух вместе с каплями двигался, сжимался и взрывался под воздействием невиданных сил, обнажая разряды молний в толще туч.
    На верху сейчас не было места живому. После такого ни что не способно уцелеть. Причина происходящего всего лишь люди. Но обычным такое не под силу. Подобное, дело рук способных преобразовывать и поглощать, помогают им в этом осколки энабс?. Везде где эти люди появлялись, рано или поздно что-нибудь обязательно менялось или умирало.
    Человек с луком за спиной стоял внизу возле ручья и пристально смотрел на верх. Его густая шевелюра и плечи успели покрыться пеплом. В беспокойстве он иногда хватался за рукоятку своего большого ножа на поясе. Но осознавая свою беспомощность хмурил брови и с нежеланием опускал руку.
    В нос лезла сухая, конечная безжизненность. Осквернённый лес расстраивал его до глубины души, на такое было больно смотреть. Но он принимает эту цену, ибо знает ради чего всё это. К тому же понимает, что настоящий лес находится в земле. Пройдёт некоторое время, по меркам природы всего лишь миг, и жизнь потянется к солнцу и всё вокруг наполнится живыми.
    Он уже долго здесь стоит, и путь до этого преодолел большой. Когда бой закончится не известно. Поэтому он опустился на землю в ожидании исхода возможно главного момента своей жизни. Поднявшийся пепел полностью его обволок, охотник снова стал одним целым с лесом, что ему удавалось лучше всего. Сколько раз он сворачивал с пути, но каждый раз дорога снова приводила его к ним. Он долго сомневался, и всё же решил помочь им во что бы то ни стало. Охотник чувствовал в этом своё предназначение, особенность этих двоих. Осталось всего лишь дождаться завершения этой истории и принять свою участь.
    Время прошло. На верху всё стихло и замерло. Тучи ушли, позволив солнцу занять их место, но свет терялся и поглощался в повсеместной серости и черни пепелища. Всё вокруг было не узнать. Один ручей не претерпел изменений, снова восполнив свою прежнюю силу.
    Рядом с обрывающимся журчащим потоком, среди чёрных камней, свернувшись лежала лисица. Её закрытые глаза, размеренное дыхание и не подвижность говорили о сосредоточенности на чём-то важном. Охотник прекрасно знал повадки животных и понимал, что видимое спокойствие обманчиво, она на чеку, что-то охраняет. Обведя взгляд вокруг, он не нашел его, и обратился к ней с вопросом, на который уже знал ответ.
    – Он не смог?
    Лиса резко ударила хвостом по земле, подняв клуб пыли. Хотелось к ней подойти, но пока ещё требовалась дистанция.
    – Он был один. – Пролаяла она своим тонким голоском, так и не открыв глаза.
    Она ещё плотнее сжалась в кольцо, почти полностью прикрыв хвостом свою мордочку. Охотник снова осмотрел поле сражения.
    – Что с ним случилось? – Недоумевал он.
    С ним случилось упрямство и нетерпение. Она проклинала его роковую выходку всю дорогу, пока бежала за ним. Это же надо! Столько времени и сил потратить на подготовку, а затем взять и молча уйти одному. О чём он думал? Она прибежала слишком поздно, но всё же успела в последний раз посмотреть ему в глаза. В глаза полные боли, усталости и стыда, что он проиграл и она стала этому свидетелем. Его искалеченное тело, было сплошь покрыто ожогами. Одна рука и нога вывернуты не естественным образом. Она застала его в скрюченной позе, стоя на одном колене спиной к врагу. Тем временем испещрённое подкожными осколками лицо Скарита Вустеона торжествующе улыбалось. Ему тоже сильно досталось, но он оказался сильнее. Это был конец. Но не для упрямца. Заглянув в её глаза, и увидев в них жалость и сожаление. Совсем не то, на что он рассчитывал и с чем мог смириться. Он кинулся в последний рывок. Всё кругом уже использовано и убито, не от куда было взять энергию для решающей атаки. Тогда он, каким-то невероятным образом обратил все остатки своих сил и жизни в один единственный удар. Он пошёл на самоубийство. И даже этого не хватило.
    – Дурак! Не рассчитал свои силы. – Она приоткрыла влажные глаза. – Он всегда не принимал предела.
    Охотник поднял хмурый взгляд в небо. Вот как оказывается. Он считал сегодняшний день особенным, что всё не зря, что он внесёт свою лепту. Станет наконец героем, его жизнь изменится, жизнь всех преобразится. Вместо этого предстоят похороны чертовски вредного, но прекрасного своими помыслами парнишки. Потеря, которая не даёт взамен ничего, не принесёт изменений.
    Лисица аккуратно поднялась. Под ней лежало что-то небольшое похожее на мешочек, овальной формы, толщиной с палец взрослого мужчины, телесного цвета. Охотник заметил это и привычно указал пальцем в очевидное.
    – Что это? Это всё что от него осталось? – Он не верил своим глазам.
    – Да! – Проскулила она, обнюхивая то, что осталось от её брата. Несчастная, не может с собой совладать. – Осталось последняя его надежда.
    – Надежда? – Его глаза расширились. – Я могу помочь?
    – У нас всего сутки. Только ты сейчас и можешь помочь.
    – Как?! – Воодушевился он.
    Вот оно! Он знал, что пригодится. Уртыж на эмоциях быстро прошагал своими короткими, но крепкими ногами к мешочку. Уже было протянул к нему руки, но осёкся и вопросительно посмотрел на лисицу. Та ещё мгновение скорбяще посмотрела на останки брата, плавно кивнула и медленно направилась в лес.
    – Говори! Я всё сделаю!
    Он бережно и гордо держал мешочек у своей груди, не разбирая дороги следовал за лисицей.
    – В своём нынешнем облике я не подхожу. Нужен человек, который добровольно себя вверит. – Она оглянулась назад и встретила его напряжённый взгляд. – Ты съешь это, после чего умрёшь. Тем самым дав жизнь ему.
    В начале им пришлось преодолеть строй усохших, убитых не давней схваткой деревьев, прежде чем они оказались в настоящем лесу. Пройдя несколько крепких стволов, поравнялись с одним ничем не примечательным деревом, где лисица и остановилась. Лес был молодой, редкий, от того кругом преобладала зелень и практически отсутствовал валежник. До сюда не дотянулась чёрная печать сражения.
    – Значит всё-таки умру.
    Уртыж опустился на землю, съехав спиной по стволу. Он был готов к такому исходу, ещё внизу многое передумал, но всё равно в руки просочилась лёгкая дрожь. Не желая выдавать минутную слабость он опустил мешочек на колени.
    – Что потом? Оживёт он, и снова в своей горячке не подготовленным ринется в бой. Так ему никогда не победить. Нужно что-то менять.
    – Я тогда ничего не поняла. – Она в волнении закрутилась на месте. – Он непонятно объяснял. Поняла совсем немного, вроде ему под силу отмотать время или что-то такое…
    Они отрешённо уставились друг на друга, пытаясь понять его план. Так ничего и не придумав Уртыж опустил голову и с грустью произнёс:
    – Это тоже самое. Всё повторится. Или нет?– Он в надежде посмотрел на лисицу.
    – Не знаю. Я ничего не знаю! – Она нервно начала ходить туда сюда. – В последнее время его сложно было понять.
    Он снова опустил голову и коротко кивнул. Парень действительно был себе на уме.
    – Им владела одна мысль, как бы победить, как стать сильней. Его ничто не сдерживало.
    Она остановилась. Ветер дул со стороны пепелища, неся запах разрушения и потерь.
    – Уртыж, я боюсь. Иногда он был страшен. Но не смотря на его одержимость, он хотел помочь нам всем. – Охотник ещё раз кивнул, не поднимая головы. Она приблизилась к нему – Я не могу тебя просить о таком. Отдать свою жизнь…
    Прерывая её он махнул рукой.
    – Он много для меня сделал. И… – Его сильные пальцы нежнее обхватили мешочек. – И я чувствую какую-то связь между нами. Я должен и хочу ему помочь. В конце концов у него всегда всё получалось, и всё потому, что он не останавливался там, где остальные разворачивались и уходили. Вот и я закончу начатое, хотя бы раз в жизни.
    Впервые за долгое время на его губах появилась улыбка. Лисица в согласии опустила голову. Они долго молчали, чувствуя всю тяжесть предстоящего. Им всем пришлось проделать сложный и большой путь, в попытках свергнуть тирана. И пока есть хоть малейший шанс добиться успеха, стоит идти до конца.
    Уртыж собрался с духом и сел по удобнее.
    – Я начинаю. – Он поднёс мешочек ко рту и сомнительно покосился на лисицу – Что внутри, его плоть?
    – Не знаю. Скорее семена, думаю с кровью.
    Охотник судорожно сглотнул, выдохнул и стал быстро поглощать то, что обязательно его убьёт. Ни одного кусочка не упало, он сделал это настолько мужественно насколько мог. Не жевал, проглатывал быстро, но всё же вкус крови во рту остался. Он провёл рукой по губам. И только в этот момент до него окончательно ясно дошло, что сегодня, уже совсем скоро, возможно прямо сейчас умрёт. Ему не хотелось признаваться в слабоволии, но ничего не мог поделать с захватившим его страхом.
    – Ложись. – Сказала она по матерински нежно.
    – Так быстро? – Его глаза слезились и бегали выдавая волнение.
    Уртыж растянулся на траве. В замешательстве он не мог определиться с руками, куда их лучше положить, как там положено умирать-то. Он часто и шумно задышал. Лисица забралась к нему на грудь и легла мордочкой к его лицу. Глаза расширились, он почувствовал, что началось.
    – Прости нас. – Прошептала она виляя хвостом. – Обними меня.
    Уртыж крепко её обхватил. В его теле протекали невероятно быстрые процессы, но боли не было, было сложно удержаться на месте, его практически кидало в стороны неведомой силой. Он долго терпел, всё сильнее и сильнее сжимая до самого хруста крошечное и хрупкое тело лисицы, и всё-таки отбросил её в сторону, а сам начал перекатываться с боку на бок.
    Мучения длились несколько минут. В какой-то момент его движения замедлились и вскоре окончательно остановились.
    Лисица сама не знала куда себя деть. Она не понимала что происходит и когда это должно закончится. Уртыж лежал к ней спиной и не шевелился уже с минуту.
    – Уртыж? – Тихо позвала она. – Ты ещё здесь?
    Она крадучись приблизилась к нему, обнюхала шею и голову. Он был мёртв. К такому нельзя подготовиться. Её переполняло горе, которое вырывалось глухим воем. Она долго переживала. За один день потерять двух близких людей… А она совсем одна и застряла в этом облике. И не кому помочь. К сумеркам она смогла немного успокоиться и обессиленная легла спать под соседним деревом.
    Ночью, скорее не от шума, а внутренним чутьём лисица почувствовала, что что-то происходит. Она не шевелясь открыла глаза и заметила, что спина покойного Уртыжа еле заметно движется, будто он дышит. Не делая поспешных выводов она решила выждать к чему это приведёт. Вскоре из спины вылезли корни, плавно, словно иглы через тонкую ткань, они тянулись к земле, зная где она находится. Из-за их количества тело опрокинулось на спину. Лисица встала, изогнулась и зарычала. Через некоторое время из живота трупа что-то полезло, одежда трещала и натягивалась, но не удержала то, что рвалось наружу. Появился толстый стебель с большим алым бутоном. Он рос до тех пор, пока не оказался под светом половинчатой луны. Головка открылась, обнажив сетчатое переплетение тонких стебельков нежно голубого цвета, но как только они оказались под светом луны их цвет сменился сначала на красный, а постепенно дошёл до горящего жёлтого. Под сеткой стебельков стремительно созревал чёрный плод, похожий на орех. Он достиг таких размеров, что разорвал, успевшие поблекнуть стебли. Ствол растения под тяжестью плода склонился почти до самой земли, после чего он выпал и совершенно беспрепятственно проник в земную твердь.
    Происходящее чудо заворожило лисицу, но так же и вызвало отвращение. Использованное, варварски использованное тело Уртыжа в итоге осталось на земле, оно не исчезло и не упокоено. Ей не нравилось это заклинание, его происхождение явно тёмного начала. Бедный Уртыж. Я обязательно о тебе позабочусь, но сперва дождусь брата.
    Ждать пришлось три дня. До следующей фазы луны. Всё это время лисица не отлучалась от тела друга, которое уже начало разлагаться. Ночью на третий день, истощённая и обессиленная она почувствовала изменения, какую-то силу, под землёй что-то происходило. Её присутствие нарастало и увеличивалось. Когда у неё за звенело в ушах, а земля мелко задрожала все сомнения отпали — он возвращается. В том месте, где земля вибрировала лисица начала ожесточённо рыть, желая изо всех сил помочь брату поскорее выбраться. Ей пришлось открыть пасть, чтобы образовавшееся в голове давление спало. Оставалось совсем немного, как вдруг всё остановилось, а затем и вовсе пропало. Лисица замерла в страхе, обнюхала вырытую ямку, так ничего и не учуяв, она продолжила рыть ещё энергичнее, не желая признавать очевидное. Через некоторое время силы покинули её и она упала без чувств.
    Из уютного, убаюкивающего и ослепляющего света он в миг оказался в обволакивающей и рыхлой темноте, которая давила, сжимала не давая вдохнуть. Вспышками мелькали образы огня, воды, деревьев, схватки, Уртыжа, лисицы… Аниема! Возникло последнее выражение её глаз. Это было больно. На короткий миг он вспыхнул. Вспомнил о своём поражении. И разжигаемый обидой и злостью стал продвигаться к сестре, плавающему вдалеке пучку приятного света, который мог успокоить и согреть. Ему тяжело было сдерживать себя, он словно только что участвовал в бою, воспоминания, будто материализовавшись били и разжигали его своей реалистичностью. Продвигаясь вперёд он кричал в темноту от былых чувств и ран. Постепенно в память вернулось всё, даже лишнее - немного от Уртыжа. Друг не подвёл, теперь есть шанс снова дать бой мерзкому Вустеону. Но пока придётся подождать, таковы условия. Постепенно его гнев утихал, мысли упорядочивались, он снова становился самим собой. Свет был совсем близко, когда он почувствовал в стороне, что-то другое, древнее, но такое знакомое. Оно источало мощную сдерживаемую энергию, которой хотелось обладать. Вот источник силы. С его помощью удастся поквитаться с Вустеоном. Больше он ни о чём не мог думать, мысли о возможной победе полностью им овладели. И он стал удаляться, от уже близкого пучка света сестры.
    Там, где несколько дней назад лежала лисица, заплясали мелкие камни. Дрожь быстро усиливалась. Земная вибрация выплёскивала воду из протекающего рядом ручья. В какой-то момент дрожь участилась на столько, что вместе с мелкими камнями в воздух поднялись камни по крупнее. И тут земля разверзлась, на свет луны вылез скрюченный стебель, напоминающий человеческую руку, согнутую в кулак.
    Процесс формирования тела ещё не закончился. Сгорбленная, обнажённая человеческая фигура сидела на коленях у ручья под слабым светом луны. Грязная спина мелко тряслась и дёргалась. Голова понуро смотрит вниз на два каменных энабса в руке. Первые воодушевлённые чувства от возвращения к жизни, сменились тяжёлыми мыслями о прошлом и предстоящем. Он не мог себе простить поражение, и ненавидел себя за непреодолимое желание победить. Ему бы остановиться, ведь в будущем нет никаких гарантий, а цена за попытку известна и она ужасна. Но он пойдёт до конца, чего бы ему это ни стоило, чего бы это ни стоило другим.
    – Ну же…
    Судорожными и бессильными движениями он пытался вдавить осколки в руку, но ничего не происходило.
    – Во мне почти нет силы, от меня мало что осталось. – Прошептал он хриплым голосом.
    Луна сдавала позиции, появились первые проблески рассвета. Он ощутил облегчение, тело обрело свою окончательную форму. Теперь он мог всерьёз проверить свои способности и попытался разжечь огонь. Он пристально уставился на пальцы руки. Несколько минут прошли безрезультатно. Наконец кончики трёх пальцев почернели, выделилась жидкость, поплыли еле уловимые пары газа и вспыхнул жёлтый огонёк. Поверхность кожи сгорала, но его сил хватало на регенерацию такого малого участка. Это всё на что он был сейчас способен, а ему требовалось больше, гораздо больше. Найдя камень по острее он глубоко порезал руку и запихнул в рану осколки.
    Она была настолько слаба, что не почувствовала его приближения. Он сидел рядом и нежно гладил её с застывшей болью в глазах. Что они с тобой сделали? Дорогая Аниема, я не смог всё исправить. Он поцеловал её в лоб и она открыла глаза. Сначала увиденное ей показалось продолжением сна, в котором Уртыж почему-то извинялся перед ней, но в отличии от сна, сейчас её нос улавливал запах, запах друга и брата одновременно. Перед ней сидел Уртыж с чертами лица Арога. Они смотрели друг другу в глаза и молча плакали от вида, во что превратила их жизнь, от одновременной горечи, жалости и радости, что в этом свете у них больше нет близких и родных, остались только они вдвоём. Они снова вместе.
    – Аро-ог… – Пыталась она встать на лапы. – Я думала потеряла тебя.
    Найдя силы, Аниема поднялась и прильнула к брату. Тот бережно её обхватил и вытер последние капли под глазами. Через минуту она отстранилась, вспомнив что-то важное.
    – Сохранились всего два. Я закапала их у воды.
    Она собралась показать место, но Арог мягко остановил её порыв.
    – Спасибо Ани. Не переживай, они у меня.
    Первые лучи солнца пробились через крону деревьев. Только сейчас Аниема заметила во что одет брат, это была одежда Уртыжа. Она заглянула за его спину и не обнаружила тело.
    – Он в земле. – Он смотрел в ту же сторону под дерево, под которым нашлось последнее пристанище для друга. – Это всё, что я могу для него сделать.
    Аниема смотрела на профиль искренне сейчас скорбящего лица Арога. Вспомнила ужасную смерть пожертвовавшего собой Уртыжа, то жуткое заклятие, которым воспользовался брат по отношению к другу. Вспомнила его прежнюю одержимость и потерю головы от одолевавших его эмоций. Сколько раз она задавала себе вопрос. Что тобой движет в первую очередь Арог ? Сделать то, что другим не под силу и тем самым помочь всем? Или же просто стать сильнейшим? Ты всегда был не постоянен. Где у тебя заканчивается одно и начинается другое?
    – Что ты будешь делать? – Так же не отводя взгляда спросила она серьёзно.
    Словно вернувшись из воспоминаний он тяжело покочал головой и склонил её.
    – Эх Аниема… Ничего хорошего. – Зло ответил Арог и резко поднялся на ноги. – Чёрт бы меня побрал! Если я знаю что делаю. У меня … у нас всех есть всего одна возможность. Одна! Ты понимаешь? У меня нет выбора.
    – Это настолько страшно? – Она приблизилась к нему с мольбой в глазах. – Может не стоит? Наверняка кто-нибудь появится с такими же возможностями как у тебя. Не взваливай ношу на одни плечи.
    Он смотрел на неё сверху вниз с горькой усмешкой на глазах и развёл руки в стороны.
    – Не знаю, Ани. Я не могу знать будущего. Здесь и сейчас только мы. И за нас никто ничего не сделает.
    – Аро-ог. – Проскулила она.
    Брат опустился на колени и ласково обхватил её голову обеими руками. Долго смотрел ей, то в один глаз, то в другой, подбирая нужные слова. Она до последнего ждала, что он откажется от затеи. И по его глазам действительно читалась внутренняя борьба. В итоге на его лице застыла одна лишь решимость, холодная и расчётливая.
    – У меня мало времени. Оболочка умрёт со следующей фазой луны. – Он провёл большими пальцами под её жалостливыми и понимающими глазами. --- Видимо из-за чужого тела я не могу использовать энабс в полную силу. А мне её нужно много.
    Её глаза расширились. Аниема почувствовала и поняла, он забирает её энергию.
    – Не поступай так, не надо. – Руки крепко держали её и сил уже не было вырваться. – Я пойду с тобой!
    – Нет. Ты останешься здесь. Тебе не стоит этого видеть. – На последней фразе его хриплый голос не выдержал и дрогнул.
    Она осталась в сознании, но была не способна передвигаться. Её пушистое и беззащитное тело покоилось на траве. Арог прильнул к её голове лбом, поцеловал во влажный нос.
    – Прости меня. Я должен.
    Солнце грело уже во всю силу, когда он наконец добрался до первой попавшейся возделанной земли. Впереди за холмом тянулось несколько столбцов белого дыма. Небольшое поселение, то что нужно. Часть условий для возможности пустить время вспять выполнены. По уверениям Смоглу, только умерший и воскресший, находящийся посередине может создать временной сбой. Для этого необходимо устроить огромный выплеск энергии, тем самым уничтожив себя. Осталось собрать её, собирать и собирать, пока не разорвёт. Сколько для этого потребуется людей, обойти поселений, он не знал. Времени мало. Арог с силой, чтобы почувствовать боль потёр руку в области пореза и пошёл вперёд.
    С холма спускалось два бородатых мужичка в возрасте с вилами и тяпками на плечах. Они с азартом о чём-то спорили, пока не заметили подозрительного, грязного человека, который стоял по среди их поля. Оба замедлили шаг и снова завели спор, но уже неуверенно и шёпотом.
    – Стоит и не шевелится, как зверюга выжидает. Похож на этих... Что ему здеся надо? – Косился один.
    – Ой к беде. А если он Пог? – Предположил второй.
    – Сплюнь! – Испугался первый. – Тогда точно к беде. Глянька!
    Они как вкопанные замерли в настороженности. Арог быстрыми шагами приближался к ним.
    Два дня Аниема лежала не шевелясь и была уже на грани смерти. Вдруг что-то внутри неё щёлкнуло. Она почувствовала изменение, которое принесло в неё ощущение внутренней пустоты. Аниема ясно поняла, Арога не стало. В тот же миг по ней пробежала невидимая волна, затем другая, ещё одна и ещё. Им не было конца, интервал между ними сокращался, пока не исчез совсем, и всё вокруг не поплыло в туман. Она снова могла двигаться, но земли под ногами не оказалось, постепенно пропал и лес с небом, всё поглотила непроглядная пелена. Через некоторое время вокруг неё стали проявляться образы прошедшего совсем недавно, затем более старые, и старее… Арог, у тебя получилось! Обрадовалась она. Но затем она увидела смерть Уртыжа, собственное одиночество, смерть брата... И не в силах снова переживать всё, что выпало ей в жизни, она закричала от раздирающей внутренней боли. Нет! Только ни так! Это наказание! Для неё это было настоящий ад. Но постепенно её крики стихли, к ней вернулся человеческий облик и она прожила свою жизнь ещё раз. Пока всё не скрылось в темноте.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: РомДуд
    Категория: Фэнтези
    Читали: 21 (Посмотреть кто)

    Размещено: 16 августа 2020 | Просмотров: 23 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2020 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.