«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус |

Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YandexGooglebot

Гостей: 11
Всех: 13

Сегодня День рождения:

  •     Alex (14-го, 40 лет)
  •     Chaky_Monk (14-го, 22 года)
  •     leka_bish (14-го, 21 год)
  •     Limar (14-го, 25 лет)
  •     Monk (14-го, 22 года)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1945 Кигель
    Флудилка Поздравления 1668 Lusia
    Школа начинающих поэтов Выразительные средства (ШКОЛА 2) 135 KURRE
    Флудилка На кухне коммуналки 3047 Старый
    Книга предложений и вопросов Советы по улучшению клуба 489 ytix
    Книга предложений и вопросов Неполадки с сайтом? 181 Моллинезия
    Рисунки и фото Цифровая живопись 239 Lusia
    Стихи ЖИЗНЬ... 1615 NikiTA
    Стихи Вам не понравится 35 KoloTeroritaVishnev
    Рисунки и фото Как я начал рисовать 303 Кеттариец

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Навь. Часть 18

    Я начал перелистывать старую тетрадь. Почерк был знаком и незнаком одновременно. Писавший этот текст выводил слова легкой рукой, свободно раскидывая мысль по строкам. Я знал совсем другое начертание: резкие углы, наконечник стержня почти прорывает бумагу, предложения - словно графическое выражение раздраженного, нервного состояния… Сильно же он изменился… Но вот и нужное мне. Примечания на русском языке как раз касались удержания на грани двух сознаний. Действительно, ничего сложного тут не было. Используемые приемы мы отрабатывали не по одному разу.

    Прочитав все, что будет мне необходимо на суде, я отложил тетрадь. За окном чернильно блестело ночное небо. Был тот глухой час, когда либо ты спишь, либо в голову начинают лезть свинцовые, беспросветные мысли. Стало тоскливо… Тоскливо и невыносимо страшно. В последние три месяца хозяин загонял меня так крепко, что сил на то, чтобы подумать о чем-то еще кроме бесконечных тренировок, просто не оставалось. Но вот последний рубеж, и ядовитые пары тревоги медленно затапливают душу, разъедая остатки уверенности… Всегда есть элемент неожиданности… Я видел раба Главного Смотрителя… нет, лучше смерть.

    А, может, это выход… А вдруг хозяин сжалится и разрешит прервать… Бред! Не так быстро, не так быстро. Еще поборемся… Жаль, что только ее не увижу.

    Сердце сжалось от невыносимого желания вновь почувствовать руки Риты, обвивающие шею, согреться ее волнующим теплом…

    Черт возьми, во что втравил меня этот изверг? Во что еще втравит?!

    Я посмотрел на хозяина. В неярком свете луны, вышедшей из-за тучи, его лицо казалось невероятно бледным, исхудавшим. Поднявшаяся было из глубин сознания злость мгновенно улетучилась. Его положение не лучше… Быть может даже хуже… Черт побери: хочешь или не хочешь, но тебе придется идти по одной дороге с этим человеком, Вадим. Судьба, чтоб ее…

    Видимо, почувствовав мой взгляд, он проснулся и резко сел на постели.

    - Ты чего?

    - Я… ничего, господин, - пробормотал я, краснея от смущения. – Вот, работу закончил… Жаль, что языка не знаю.

    - Это ничего. Научишься.

    - Научусь? Но когда?

    - Как только уедем из этого «гостеприимного» уголка, так и начнем обучение.

    - Но язык колдунов могут знать только колдуны, не так ли? Я не очень-то подхожу на эту роль.

    Он посмотрел на меня.

    - Я тоже не очень. И что дальше?

    - Простите… Не понимаю.

    Он включил свет.

    - Эх, закурить бы сейчас… Ну, да ладно, потерплю. В кармане моего пиджака несколько леденцов. Подай.

    Я подошел к шкафу, извлек требуемое.

    - Пожалуйста, господин.

    Чуть кивнув, он взял конфетки.

    - Когда ничего другого нет, и это помогает скоротать время… Который час?

    Я взглянул на свои наручные часы.

    - Четыре утра, господин.

    - Мда, все равно не уснуть… Хочешь, расскажу одну забавную историю?

    - Готов выслушать, господин.

    - Присаживайся… Ну, слушай. Отец мой, Петр Иванович Симонов, был незаконнорожденным. Мать – обычная крестьянка, она повесилась вскоре после его рождения, а отец… Отец неизвестен. Так что,  будучи всего лишь несколько недель от роду младенец попал в госпиталь для «зазорных» детей. Детдом, проще говоря. Жизнь там была несладкая, будущее воспитанников сводилось к трем путям: умереть от элементарной нехватки питания, попасть на фабрику или на флот. Но моему отцу повезло: однажды старшие ребята попытались отобрать у него пайку хлеба, но он остановил их всего лишь взглядом, да так, что обидчики бросились в рассыпную. А, ведь, маленькому Петру исполнилось тогда всего лишь пять лет. Свидетелем этой сцены стал директор госпиталя: некто Симонов Иван Евграфович, по совместительству еще и Мастер Северной Лиги на тот момент. Он усыновил мальчика и стал обучать его светским наукам и колдовскому ремеслу…

    - Простите, господин, - робко спросил я, - но о каком времени Вы вообще-то говорите?

    - Озадачен? – улыбнулся хозяин. – В госпиталь мой отец попал в тысяча семьсот тринадцатом году. Умер, соответственно, в две тысячи третьем. Колдуны живут и дольше, но тут нужно понимать, что его долголетие – результат омолаживающих заклинаний, а не врожденных свойств. Не был он особенным по крови.

    - Если так, то… Сколько же Вам лет, господин?

    - Мне тридцать четыре, Вадим, - рассмеялся хозяин. – Это и есть мой истинный возраст. Я очень поздний ребенок. Кстати, в настоящее время я самый молодой Мастер Лиги, все остальные раза в три, а то и больше старше меня… Но это до завтра… Останусь я Мастером и далее, другой вопрос… Да, отвлекся я… Ну, собственно далее, освоив ремесло, мой отец решил найти себе спутницу жизни. И остановил свой выбор на моей матери – Элеоноре. Она происходила из очень древнего колдовского рода; представь себе, как разозлилась ее семья, узнав, что к ним сватается какой-то непонятный выскочка из числа смертных. Но их пыл несколько поумерился, после того, как глава семейства, мой дед, Кристиан Арно, однажды не заметил на своем теле язвы, складывающиеся в странный рисунок: некоторое подобие снежинки с восьмью лучами. Это был знак проклятия, наложенного моим отцом… Вскоре состоялась свадьба, в качестве откупа, Петр Иванович новым заклинанием стер знаки с тела тестя… Собственно, на этом самое интересное заканчивается.

    Так что, я всего лишь полукровка, Вадим. В свое время, когда отец ввел меня, двенадцатилетнего паренька, в Сообщество, некоторые снобы были ой, как недовольны. И это несмотря на то, что он был на тот момент одним из самых сильных колдунов Северной Лиги.  По настоянию Ивана Евграфовича меня отдали в ученики Норманну Прайсу, водяному. Через год я перешел в клан некромантов, быстро добился высоких успехов в оживлении, и уже через пять лет, когда Мастер Симонов скончался, был рекомендован в качестве нового Мастера… Остальное тебе известно.

    Некоторое время я сидел молча, пытаясь переварить услышанное. Потом, наконец, решился задать новый вопрос.

    - Господин, нынешний суд – это… - я замялся, не зная, как сформулировать мысль дальше.

    - Не месть ли это за мое происхождение? – подсказал хозяин. – Так и есть, даже не сомневайся. Там, где остальным были готовы поверить на слово, я в поте лица доказывал свое право называться колдуном. И не просто колдуном, а самой высокой марки. Считай, что этот балаган – экзамен на подтверждение статуса Мастера. Не справлюсь, подтвержу идею моих недругов о необходимости блюсти «чистоту крови». Ну, а если справлюсь, никто уже не посмеет даже косой взгляд бросить в сторону «пришлых» колдунов. Таких, как ты, например, Вадим.

    Он пристально посмотрел на меня.

    - Но почему, Тимофей Петрович?

    - Дар, Вадим, дар. Преступно губить то, чем ты обладаешь… Ладно, пока закончим этот разговор. Скоро ты поймешь все сам, подожди… Который сейчас час?

    - Около шести, господин.

    - Пора вставать. Иди, приведи себя в порядок. Прогуляемся.

    Я поднялся, потер гудящий лоб. Черт возьми, ощущение такое, будто меня буквально нашпиговали информацией… Мозги вот-вот взорвутся.

    Колдун с интересом наблюдал за мной.

    - Похоже, перегрузил я тебя.

    - Порядок, Тимофей Петрович.

    - Ну, ну, - он чуть улыбнулся и, хлопнув ладонями по постели, встал. -Ладно. До вечера отдыхай. Пойду, распоряжусь, чтобы мне дали травы для особого чая. Вырубишься до вечера.

    - А как же подготовка?

    - Справишься. Продолжительный и крепкий сон для тебя сейчас гораздо важнее. Жди здесь.

    Он подошел к дверям и едва только открыл их, как на пороге оказался раб Смотрителя.

    - Черт! Что тебе нужно?

    - Господин велел отвести Вас к нему, сразу, как только вы выйдете из покоев.

    - Ты что, всю ночь здесь стоял? Твой господин хоть в курсе, который сейчас час?

    - Это не имеет значения, - ровным голосом бубнил мертвец. – Вы и Ваш раб должны быть у господина.

    - И раб тоже?

    - Да, господин.

    - Хорошо. Подожди нас.

    Он закрыл дверь.

    - Похоже, отдохнуть нам не придется. Собирайся.

    Через двадцать минут мы сидели в библиотеке замка. Вернее, хозяин с Арманом Рошем пили кофе за изящным резным столом из красного дерева, а я стоял рядом, готовый по приказу господ подливать напиток.  Своего раба Главный Смотритель отослал готовить зал к вечерней церемонии.

    - Вы, я вижу, ранняя пташка, месье Симонов.

    - По необходимости, повелитель, по необходимости… Вы, кажется, хотели поговорить со мной о чем-то?

    - Совершенно верно. Сегодня вечером состоится суд. Надеюсь, Вы понимаете, что я сделаю все возможное, чтобы помешать Вам?

    - Безусловно. Вы, как Главный Смотритель обязаны досконально проверить работу Вашего покорного слуги.

    - У Вас все шансы проиграть, Тимофей.

    - Почему Вы так уверены в этом?

    - На Вашей стороне недоучка, не имеющий никаких прав называться колдуном. На моей – лучшие представители Сообщества. Сомнительный расклад. Впрочем, я не хочу крови, Тимофей. Правда, не хочу.

    - Я и не сомневаюсь. Обязанность Главного смотрителя – забота о своих подданных. Разве могу я думать о Вас как-то иначе? – в голосе хозяина чувствовалась ядовито-медовая сладость. Он чуть склонил голову, словно в знак покорности, но я-то прекрасно понимал: на самом деле прячет усмешку.

    Рош сжал в руке чашку так, что пальцы побелели. Мне показалось, что еще мгновение и хрупкий фарфор треснет, не выдержав давления. Но нет. Заговоренная эта посуда, что ли?

    - Тимофей Петрович, мое слово многое будет значить на этом суде. Я готов заступиться за Вас, хоть Ваше поведение и недостойно снисхождения, - произнес он, чеканя слова звонким от напряжения голосом.

    - Спасибо за милость, повелитель. В чем будет выражаться Ваше заступничество?

    - Вас не лишат колдовской силы и человеческого облика. Более того, оставят в Лиге в качестве рядового члена. В Центральной Лиге.

    - То есть под Вашим непосредственным началом, повелитель?

    - Да, месье Симонов. К сожалению, Ваш буйный нрав не оставляет мне иного выбора.

    Хозяин медленно отпил кофе, не торопясь давать ответ. Наконец, соизволил произнести:

    - Интересное предложение. И какова цена?

    - Вы отдаете мне Вадима, - я вздрогнул от неожиданности и тревоги; Рош коротко взглянул на меня, и в уголках его губ мне почудилась улыбка удовлетворения.

    - Вы знаете, что это невозможно, - спокойно возразил хозяин, невозмутимо смакуя кофе. – Передача убивает мертвеца.

    - А кто сказал Вам, что Вадим нужен мне живым? Я собираюсь начать исследование процесса повторного умирания. Хочу опробовать ряд заклинаний, позволяющих его затормозить. Пол года, может быть год, он точно будет существовать. Ну, а когда подгниет поосновательней, уничтожу окончательно и восстановлю вновь уже как полностью своего раба.

    - Опыты с повторным оживлением? Оригинально. Насколько мне помнится, такой трюк удавался только великому Сантаяне.

    - Уверен, что смогу его повторить… Я же пообещал тебе это, мертвец? – от его мягкого, ласкового взгляда кровь стыла в жилах.

    От ужаса я не смог ответить, только кивнул утвердительно.

    - Я обещал тебе это, падаль? – зло переспросил Смотритель.

    - Д-д-да, господин.

    - Прошу прощения, повелитель, но разве Вы имеете право говорить с чужим мертвецом без разрешения хозяина? – небрежно спросил Тимофей Петрович.

    - О чем это Вы? – на лице Роша на мгновение появилась растерянность, он, видимо, не ожидал, что ему посмеют указывать на ошибки, но почти сразу вернулась прежняя маска любезности. – Я всего лишь вспомнил наш недавний разговор, месье Симонов. Прошу прощения, если это показалось Вам бестактным.

    - Я понимаю, повелитель. Простите и меня, если мое замечание было неуместным.

    - Ну, что Вы скажете насчет моего предложения?

    Хозяин не отвечал. Сердце болезненно сжалось от нехорошего предчувствия: неужели он колеблется?! В нависшей многотонной тишине было слышно, как тихо хрипят в углу старинные напольные часы, перемалывая уходящие в вечность секунды. Пожалуйста, ответьте. Что угодно, только не молчите!

    - Я слишком ревностно отношусь к моим вещам, повелитель.

    - И что означает Ваш ответ?

    - Нет. Вадим останется со мной.

    Я едва сдержал вздох облегчения. Сработала многолетняя привычка к сдержанности, вколоченная в меня когда-то хозяином.

    - Я думал Вы умнее, месье Симонов.

    - Жаль разочаровывать Вас, повелитель, но таким уж уродился.

    Рош откинулся на спинку кресла, с любопытством поглядывая на хозяина.

    - Вы так ревностно защищаете этого мертвеца, месье Симонов. Никто другой на Вашем месте не посмел бы отказать своему повелителю. Зачем Вам это, Тимофей Петрович?

    - Я, кажется, уже объяснил, повелитель.

    - Похоже, Алла была права, этот дохляк важнее для Вас многих живых. Кстати, она предает Вам привет и надеется на скорую встречу, - он помедлил и добавил с холодной усмешкой. - В Вашем новом теле, Тимофей.

    Ни один мускул не дрогнул в лице хозяина.

    - Мне как-то и в старом комфортно, повелитель, - ответил он так, будто его всего лишь спросили, что он предпочитает на завтрак.

    - Наслаждайтесь, пока это еще возможно, месье Симонов. Вы можете идти сейчас.

    Хозяин встал, чуть склонил голову.

    - Могу я попросить о небольшой услуге, повелитель?

    - Конечно, буду рад помочь.

    - Мне нужны травы для сонного отвара.

    - Хорошо. Жан даст все необходимое и проведет Вас на кухню. Идите.

    - Спасибо, повелитель.


    0


    Ссылка на этот материал:


    • 0
    Общий балл: 0
    Проголосовало людей: 0


    Автор: Бойко Татьяна
    Категория: Мистика
    Читали: 30 (Посмотреть кто)

    Размещено: 22 марта 2017 | Просмотров: 49 | Комментариев: 0 |
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.