«    Июль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 





-- Материальная помощь сайту --

--Бонус | Партнеры--



Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
GooglebotYandex

Гостей: 19
Всех: 21

Сегодня День рождения:

  •     stasy (23-го, 30 лет)
  •     WARLOCK (23-го, 30 лет)
  •     Тореро (23-го, 28 лет)


  • В этом месяце празднуют (⇓)



    Последние ответы на форуме

    Дискуссии О культуре общения 186 johnny-max-cage
    Стихи Мои стихи Кигель С.Б. 1865 Кигель
    Стихи молчание - не всегда золото 250 Filosofix
    Флудилка Время колокольчиков 198 Герман Бор
    Флудилка Курилка 1954 Герман Бор
    Обсуждение вопросов среди редакторов сайта Рабочие вопросы 517 Моллинезия
    Флудилка Поздравления 1635 Герман Бор
    Стихи ЖИЗНЬ... 1600 Lusia
    Организационные вопросы Заявки на повышение 775 Моллинезия
    Литература Чтение - вот лучшее учение 139 Lusia

    Рекомендуйте нас:

    Стихи о любви. Клуб начинающих писателей



    Интересное в сети




     

     

    -= Клуб начинающих писателей и художников =-


     

    Белая зона (часть 3)

    Санкт-Петербург.
    Главный штаб ВМФ

    - Ты кого в караул-то отрядил, Женя? - в упор спросил адмирал.
    - Надёжный парень. Наш, Славянский.
    - А почему прапорщик?
    - Я те чо, Гена, офицеров рожать сам должен? У меня сейчас взводные - сержанты-срочники. В дивизии сорок процентов некомплект.
    - Что, действительно так хреново?
    - А ты думал. Как в той присказке: - «На марше поставить указатели! Если нет указателей – поставить толковых майоров!»
    Сто лет назад при завершении Боевой службы в Индийском океане каперанг Глазков командовал БПК "Клим Ворошилов". Женя Шубин, самый молодой подполковник на Флоте, был командиром десанта. "БСка" подходила к концу, когда из центра дали указание проверить неведомый островок на юге, с которого якобы был произведён пуск ракеты, поразившей нашего "академика". Высадившаяся разведгруппа столкнулась на острове с неизвестными коммандос и понесла потери, после чего Шубин лично командовал десантом. Морпехи наделали тогда немалое количество неопознанных в последствии "жмуриков", а когда с моря их попытались атаковать три ракетных катера без флагов, "Клим" разнёс их в щепу главным калибром. В том же бою была потоплена и небольшая подлодка, как в следствии выяснилось, американская. В общем до начала Третьей Мировой войны был один шаг.
    - Особисты проверяли твоего парня. Биография безупречная.
    - Да я, Гена, за Крымова, чем угодно поручусь.
    - Как фамилия? Крымов говоришь? Что то знакомое!
    - Да! Мы в том году его на Героя представляли. За Эритрею.
    - И что?
    - Думал ты в курсе. Какой то ваш мудак из комиссии по наградам высказался, что состава подвига не достаточно для такого звания. Вот если бы посмертно, только.
    - Абсурд, какой то! Что значит не достаточно состава? Посмертно можно, а пожизненно нет!
    - Вам тут в штабах виднее. - усмехнулся Шубин.
    - Ладно, не ёрничай, Женя. Ты вот что, как эта котовасия закончится, напомни мне о нём.
    - Сейчас бы главное найти их, Гена!

    ГОСТИ ИЗ ПРОШЛОГО

    Сапоги фасонные, звёздочки погонные
    По три штуки в ряд, как на хорошем коньяке…
    ( старая песня гвардейской кавалерии)

    - Стоять всем! - комендант на ходу шарахнул в небо из нагана. - Стоять я сказал! - солдаты опустили винтовки, народ на площади замер. Кто присел, кто попрятался под прилавки.
    - Что ещё здесь? - завизжал капитан - Запорю…
    Из толпы бочком протиснулся бородатый мужичок и сняв кепку доложил.
    - Староста я местный...Так вона, вашбродь, матросик юнкеров побил. Пьян могёт…
    - Вася! - только сейчас разглядел в толпе матроса с огромным револьвером в руке, Крымов отстранил в сторону капитана.
    - В чём дело?
    - То-ва-рищ пра-пор-щик! - по разделениям произнёс морпех - Я то что? Вон торговался, как положено. А эти лохи, в натуре, пристали. Я, реально
    по-хорошему хотел. Вон все видели… Кто им оружие выдал-то боевое?..

    - То-ва-рищ?… - недоумённо покосился капитан - Прапорщик?.. И тут же шарахнулся назад, тряся наганом вопя на всю площадь.
    - Из-ме-на!!! Взять их! Это красные шпионы…
    - За красного ответишь! - Крымов откинул крышку кабуры.
    Но тут что-то произошло непредвиденное. На площадь галопом влетело два десятка всадников. Головной, натянув узду, осадил коня, от чего тот засучил передними копытами. Всадник поворотив, крикнул в толпу.
    - Где комендант?
    Капитан Чулымов, махнув рукой своему войску, бросился навстречу, на ходу пряча наган. Не добегая пять-шесть шагов попытался перейти на строевой, что получилось довольно неуклюже.
    - Вашблагородь! Комендант станции Петропавловск капитан артиллерии Чулымов. Давно ждём-с…
    Всадник соскочил с коня, схваченного уже под уздцы одним из его казаков. Он тоже имел капитанские погоны, как заметил Вадим, но только с синим просветом.
    - Ротмистр Крымов! - кинул он ладонь к фуражке. - Я в арьергарде полка. Что тут за веселье у вас, капитан.
    - Да вот-с, красных поймали… Шпионы кажись!
    - Так кажись или шпионы?
    - Точно шпионы, господин ротмистр! Моряки говорят. Из Самары следуют на эшелоне. Так там ведь красные…
    - А эшелон где, капитан?
    - На путях, я так думаю…
    - Думаете? Вы что, любезный, полк на подходе, а у вас эшелон с красными под носом! - он махнул рукой своим кавалеристам.
    - Герасим! Спешиться и прочесать станцию! Отправьте своих для усиления капитан! Где шпионы?
    - Да вота оне!..
    Два кавалериста расталкивая толпу и солдат расчистили офицеру проход.
    - Эти что ль? - указал рукой затянутую в коричневую лайковую перчатку кавалерист. - А юнкеров кто так поломал?
    - Говорят вон тот! Матрос…
    - Говорят, в Москве кур доят, капитан. - усмехнулся кавалерист - Один матрос ваших юнкеров так уделал? Вы кто? - он опять ткнул перчаткой в сторону Крымова. -
    - Да уберите вы руки от оружия! Нас-то и так мало, а тут благодаря некоторым совсем перебьём друг друга.
    - Прапорщик Крымов! Морская пехота ТОФа…
    - Кто?…- небольшая пауза поимела место - А ну-ка, капитан, прекратить этот бардак. Идите за мной уважаемый! - это к Крымову. Небольшая процессия двинулась к вокзалу.
    --------------------------------------------------------------------------
    Кавалерист следуя быстрым шагом за комендантом по-хозяйски привычно расположился в помещении, сняв через плечо гвардейскую саблю и положив её прямо на стол.
    - Документы пожалуйте! - попросил он.
    - Вам какие вообще-то…
    - Как, какие? Офицерскую книжку…
    - Капитан!…
    - Я ротмистр! А вы назвались прапорщиком? Так извольте, как старшему по чину! Но отчего погоны такие?..
    - Добро! Ротмистр! Я вообще-то не обязан давать вам никакого отчёта…
    - Пуркуа?
    - Потому, как вы неформальные вооружённые формирования! А я, представляю Министерство Обороны России. И кстати моя миссия под контролем ГРУ и ФСБ…
    - Чего-чего? Что такое это ГРУ и ФСБ?…
    За окном ударила короткая автоматная очередь. Затем ещё одна уже по длиннее, а следом заработал "печенег".
    - Что это? - вскинул бровь ротмистр.
    - Это мои! Я же предупреждал… Дайте команду своим балбесам не лезть к вагонам, а то их покрошат на винегрет.
    В помещение комендатуры влетел перемазанный глиной один из кавалеристов, с лейтенантскими погонами.
    - Господин ротмистр! Нарвались! Там три железных вагона… Мы токо на путя вышли, а оне с двух пулемётов… Никого, слава богу…
    - За мной! - выскочил из-за стола ротмистр, на ходу надевая саблю - И вы, прапорщик, тоже.
    - Васька, за мной! - махнул рукой Крымов своему матросу, сидячему под наблюдением трёх мордатых солдат.
    -----------------------------------------------------------------------------------
    Матрос Ваня Петров, услышав выстрел в районе вокзала, крикнул Клеймушу - Стреляют где-то там! - Потом выстрел повторился.
    - Гляди в оба! - озадаченно приказал сержант. - Ох, и не нравиться мне здесь. Что-то не так.
    Через несколько минут Ваня снова заорал.
    - Стой! Назад! Стой! Стрелять буду!… - в небо ударила короткая очередь.
    Клеймуш, высунувшись в проём, увидел вооружённую толпу, которая уже начала рассыпаться. Ухватив стоящий рядом "печенег", он приподняв ствол, ударил короткой очередью. Правда, должного впечатления на основную часть толпы это не произвело. Одетые в старые гимнастёрки солдаты ( или не солдаты? ) попятились, а вот те что с шашками ( казачки что ль? ) зигзагами бросились вперёд.
    Сержант, упав на железный пол, опустил ствол пониже и вторая очередь заставила нападавших залечь, поднимая фонтаны земли.
    - Петров! - заорал он - Под вагон! Быстро! И не давай им зайти справа. - для убедительности выпустив ещё очередь в паре метрах от залёгших. Впрочем, обходить они и не пытались. Упали за рельсы наведя свои старые винтовки в их сторону, но не стреляли.
    - Что эт ещё за кино? - прикинул Клеймуш - И где командир? Неужто замочили его с Васькой. Ну, сучары, посмотрим… Коли дёрнуться, нарубаю дров.
    "Лесоповал" отменился само собой неожиданно. Из-за старого вагона вышел размахивая беретом их командир с каким-то офицером при шашке.
    - Мишаня! Меня не подстрели! - громко крикнул Крымов. Затем появился и Васька Федянов, в сопровождении трёх рослых солдат. Вся компания быстрым шагом приблизилась к вагону.
    - Это и есть ваш эшелон? - удивлённо приподнял бровь ротмистр.
    - Стой! Кто идёт? - донеслось снизу и он увидел направленный на них ствол.
    - Начальник караула… - отозвался идущий чуть впереди Крымов и добавил - Звезда!
    - Начальник караула ко мне, остальные на месте! - снова донеслось из-за колеса.
    Из под вагона вылез Ваня и привычно закинув автомат за плечо доложил
    - Товарищ прапорщик на посту происшествий не случилось. За исключением… Группа вооружённых лиц при попытке...
    - Есть! - махнул рукой Крымов - Продолжать несение службы.
    - Товарищ! - удивлённо спросил ротмистр. Теперь уже и он чувствовал странность в этих моряках. Приходилось встречаться под Ростовым. Не трусы, но даже в пешем строю воюют не умело, потому и порубали их там достаточно. Дисциплины тоже никакой, так как основная часть - анархисты. У этих вот чувствовались уставные действия. Но какие? К тому же на бескозырке у часового, без ленточек, имелась странная кокарда, чёрный овал в красном круге со звездой, (большевики?) но с боку пришит маленький российский триколор (нет, наши!). Опять же на бляхе из жёлтого металла с якорем - звезда с серпом и кувалдой. - Это как понимать?… Оружие совершенно не понятно чьё. На плече какой-то лёгкий пулемёт. Хотя слышал, что имелись разработки перед войной. У мордатого морского унтер-офицера, сидящего в вагоне, тоже неизвестный, но тяжёлый пулемёт, на сошках и при ленте. Патрон, как он приметил, похож на Мосинский. И при погонах все. Странно…
    - Что в вагонах?
    - Груз особой важности! - ответил "морской прапорщик".
    - Господин ротмистр! - прокричал один из казаков. - Передали полк в город входит.
    - Я, встречать командира! Вы надеюсь со мной? - ротмистр опять усмехнулся.
    - Да! Но только выставьте свой патруль, здесь на путях. Чтобы не лезли к караулу. К тому же предупредите, что вагоны заминированы. Клеймуш, я на станцию! - махнул рукой сержанту.

    БЕЛАЯ ГВАРДИЯ - 2
    Шли дроздовцы стройным маршем
    Враг под натиском бежал
    И в лихих сражений этих
    Славу полк себе стяжал
    (песня дроздовского полка в последствии
    пелась - По долинам и по взгорьям…)

    - Кстати! Мы не успели познакомиться - придерживая на ходу саблю, обратился ротмистр - Вы я помню, назвались Крымовым?
    - Так точно! Гвардии прапорщик Крымов. Вадим Владимирович. Состою в списках 390 полка морской пехоты. Инструктор разведроты.
    - Очень приятно! Ротмистр Крымов. Викентий Владимирович. Гвардейская кавалерия. Командир батальона Ахтырского полка в прошлом…
    - Ахтырского? - удивился Вадим - Это где Давыдов служил?
    В настоящее время начали возвращать воинским частям старые названия. Это он знал. Так на пример их 55 ДМП стала - Мозерской дивизией, а полк - Корсаковским.
    - Образованности вашей можно только завидовать. Мы чаем не родственники, прапорщик? - ротмистр был примерно его возраста, может на пару лет старше.
    - Вряд ли! Я один в семье. Хотя двоюродных много по Сибири, но не припомню, чтобы кто-то был в казаках.
    - Я не казак? - перебил его офицер. - В прочем потом. Полк прибывает!
    Далее на глазах Вадима разыгрался эпизод какой-то неизвестной киностудии под названием " Белая гвардия -2".
    В съёмках одного военного фильма ему приходилось поучаствовать, ещё курсантом, в массовке, правда. Здесь было как-то не так. Не было вечно орущих помощников режиссёра, девочек-хлопушек, кинокамер и осветительных приборов. Но на площадь, в самом деле, входил конный полк.
    За сухощавым полковником четыре верховых везли развевающиеся дивные старинные Знамёна. Далее скакали такие же, как его новый знакомый, в основном офицеры при аксельбантах. За ними по-четверо, казаки в парадных фуражках, после них колона казаков в черкесках с газырями, мелких папахах с красным верхом. А вслед гарцевали узкоглазые азиаты с флагом похожим на Андреевский, но оранжевого цвета.
    Замыкал шествие обоз, с попарно запряжёнными лошадьми в повозки. Причём на некоторых кроме старинных "максимов" и неведомых ручных пулемётов, сидели два десятка человек в нижних рубахах, свесив босые ноги. Во всём чувствовалась завидная организованность.
    По команде подразделения разворачивались на площади, выстраиваясь в "коробки". Войско же коменданта Чулымова тоже суетливо строилось для приветствия на левом фланге от кавалеристов прибывших с ротмистром. Тот же, лихо вскочив в седло, выхватив саблю гулко скомандовал
    - Смир-на! Для встречи спра-вва! На кра-ул! - проскакав до полковника, приложил саблю к лицу доложил.
    - Ваше превосходительство! По вашему приказанию произвёл разведку станции Петропавловск. Красные отступили…
    - Хорошо, голубчик! - устало опустил руку от фуражки полковник. - Прими-ка коня, Селивестрович - кивнул он бородатому казаку. - Где мы расположим штаб?
    - Пока прямо в вокзале, Юрий Николаевич! - спешившись так же, ответил ротмистр.
    - Почему? - недоумённо выпрямился до этого сутулившийся полковник.
    - На станции бардак! Комендант совсем не того… Прикажите расквартироваться близь станции. А за пару часов я наведу здесь порядок.
    - Ну что ж, ведите голубчик - опять ссутулился полковник. - А вы Станислав Сергеевич, прикажите командирам располагаться. И никаких вольностей с населением.
    С этими словами он двинулся в сопровождении ротмистра и ещё десятка офицеров в вокзал.
    - Комендант, за мной! – приказал на ходу Крымов - И вы прапорщик тоже.
    - Это кто? - не поворачивая головы спросил полковник.
    - Моряк! Из Морского экипажа с командой. Пробились из Самары по железной дороге. Только странные какие-то. А квартирмейстер пьян, скоро приведут в чувство.
    - Моряки? - переспросил затянутый ремнями высокий капитан, с широкими поднятыми плечами. - Так они же все за большевиков?
    - Глупости, Сергей Никитич! - усмехнулся ротмистр. Ещё когда Юденич шёл на Петроград в его в рядах был "Полк Андреевского Флага", которым командовал капитан первого ранга Шишко Павел Осипович, мой добрый знакомый. А у адмирала Старка, если помните, Тихмеев командует ударным Морским батальоном. Кстати Александр Васильевич тоже моряк. Так что ж с того?
    - Прекратите, господа! - поморщился полковник - Вас необходимо постоянно, как боксеров, в углах содержать. Только сойдётесь, так сцепитесь. Вы уж хватили, голубчик, самого Верховного противопоставили. Хотя верно, он-то адмирал говорят. Разберитесь, Сергей Никитич, контрразведка по вашей части. Только без пристрастий, умоляю вас.
    В здании вокзала прибывшие сразу начали наводить порядок. Чувствовалась хватка штабных. У парадных дверей был выставлен пост, а служебные комнаты мгновенно превращались в "кабинеты". Находившееся в них солдатское барахло просто повыбрасывали на улицу. Туда же, где-то и пинками, выставили солдатиков.
    - Коменданта ко мне! - как бы не приказал, а попросил полковник.
    - Комендант станции капитан Чулымов! - вынырнув откуда-то сбоку бледный, трясущийся комендант.
    - Что ж вы, голубчик? - с укором спросил он. - Станция забита, эшелон не сформирован. А нам на Омск завтра выдвигаться. Где корм для лошадей? Постой почему не организован?
    - Ваше превосходство! - затряс губами Чулымов. - Генерал Баркович, что было в обоз забрали. Гарнизон из мобилизованных… Офицеров нет. Квартирмейстер из местной Управы. Машинисты попрятались…
    - Даю вам четыре часа, капитан! - так же тихо сказал полковник. - Сергей Никитич! По окончанию указанного времени коменданта расстрелять, а этого шельму из Управы - повесить.
    - Есть! - весело отозвался капитан - "контрразведчик" - А с пленными как прикажите?
    - Погодите уж, голубчик? - вздохнул полковник - Вам бы только вешать да стрелять. Допросите сначала, а уж затем соберём Трибунал. Мы ж не бандиты какие-нибудь, а всё ж представители Державы.
    - Ну-да, ну-да - пробубнил под нос капитан и возрился хищно на Крымова, стоящего неподалёку - Пойдёмте - ка, уважаемый!
    - Они чё тут, свихнулись все? - идя за капитаном думал Вадим.
    - Ни хрена себе кино! Расстрелять, повесить… Круто! Нам бы так в Чечне. Толи пока мы ползли по России, здесь власть сменилась?
    - Документы извольте? - зайдя в комнатку, в сопровождении молодца в звании младшего лейтенанта и расположившись за столом, небрежно попросил капитан. - Да вы присаживайтесь, пожалуйста.
    - Вы то ваще кто такой, чтобы я вам документы предъявлял? - набычился Вадим.
    - Я, уважаемый, имею честь быть начальником контрразведки Зерендинского полка! Штабс-капитан Елисеев. Не слышали? Так что я бы вас попросил… - изрёк он привычным тоном, не терпящим возражения.
    - Точно чокнутые все! - опять решил про себя Вадим - А этот вообще шизик… Ладно уж не напугал пока. Ишь, как смотрит.
    - Пожалуйста! - он протянул своё удостоверение, краем глаза успел заметить, как "младлейт" растегнул свою кабуру.
    Елисеев нацепив на нос настоящее пенсне в тонкой оправе (Берия изображает, усмехнулся Вадим ) принялся их изучать.
    Несколько раз в процессе прочтения, он недоумённо вскидывал голову на Вадима (- на фотке не похож небось. Там он ещё без усов…)
    - Вы когда родились? - наконец удивлённо спросил он.
    - Там же написано. 9 мая 1959. Как раз в День Победы.
    - Какой Победы?
    - Как это какой? В Великоотечественной!
    - Да конечно! Оружие ваше попрошу… - протянул руку жестом не терпящим возражения опять таки.
    - Щас, оружие! - возмутился Вадим - Ты мне его давал!…
    - Запишите, прапорщик! - кивнул головой штабс "младлейту"
    - В званиях попутался - подумал Вадим, удивлён тем, что младшего лейтенанта, назвали прапорщиком. - Я бы и на мичмана обиделся…
    Видимо в его словах был какой-то тайный умысел и как только Вадим снова повернулся к капитану, на него уже в упор смотрел ствол небольшого пистолета.
    - Оружие, я сказал! - зло процедил "контрик". (- ох и напугал, пистолет-то на предохранителе )
    "Младлейт-прапор" уже целился в него из револьвера.
    - Примитив какой-то! - усмехнулся Крымов - Ну добро. Сдаюсь!
    С этими словами, он подогнув ноги ударил ими по столу. Штабс был надёжно "прибит" к несгораемому ящику за его спиной и его оружие с тихим звоном упало на стол. Второй псих, бросился к Вадиму, тыча своим наганом чуть ли не в нос. Обычный "катет-катет" заставил его изогнуться и выпустить оружие. Можно было бы и по чавке добавить, да вроде ни к чему. Но тут тяжёлые двери распахнулись и бренча оружием в комнату ворвалось два казака в черкесках и кубанках. Передний уже ломился на него с занесённым кинжалом, по-серьёзному выставив клинок снизу, но в момент удара перенеся руку кверху за голову. Его кинжал Вадим встретил поднятым табуретом, а казаку досталось выкинутой ногой в грудь, отчего он захватив своего товарища, вывалился с ним в коридор. Через мгновение в комнату ворвался его новый знакомый, ротмистр с несколькими вооружёнными наганами и маузерами офицерами. Он удивлённо взглянул на стоящего в боевой стойке моряка и лежавшие тела.
    - А ну-ка смирно всем! - вдруг заорал он. - Что тут у вас? - спросил толи у Вадима, толи у Елисеева. - Баб не поделили?

    КИНО!
    Кина не будет!
    Электричество кончилось!

    - Прошу вас, господа! - кивком головы разрешил полковник Алымов, поправив воротник мундира. - Что там у вас приключилось?
    - Господин полковник! - начал было штабс-капитан Елисеев.
    - Полно-те! Опять ваши жандармские выходки, Сергей Никитич… - гневно оборвал он его. - Что там ротмистр?
    - Да вот, ваше превосходительство, штабс-капитан опять переусердствовали. И были избиты моряком этим. Вместе с конвоем…
    - Что, так вот всех один и положил?
    - Даже не вынимая оружия. Хотя по нему и пытались стрелять.
    - Юрий Николаевич! - зло процедил контрразведчик. - Я бы попросил ротмистра Крымова не вмешиваться!
    - Не вмешался бы я, вас бы уже, архангелы встречали - усмехнулся ротмистр.
    - Разрешите доложить, господин полковник! - оправив пояс, попросил Елисеев. - Конфедициально…
    - Да конечно! И все остальные, господа, пожалуйста, подите. Займитесь там делами, в конце-то концов.
    - Господин полковник! Сей моряк, называющий себя прапорщиком, не может таковым быть, поскольку у флотских нижний офицерский чин именуется - мичманом. К тому же погоны? Их никто не отменял на такие. И наконец документ, неизвестного образца, - он выложил на столе удостоверение личности Крымова, про которое он в суете и позабыл совсем. - Обратите внимание, номер полка указан пятизначными цифрами. Хотя со слов служит он в каком-то 390 полку. И ещё фамилия, обратите внимание.
    - Что, фамилия? - близоруко прищурился полковник - Ах да, фамилия! Вот даже так-то..?
    - Теперь-то вам понятно, почему Викентий Владимирович так защищают эту сомнительную личность?
    - Вы что, в самом деле родственники, ротмистр?
    - Не выяснил пока, господин полковник! - сухо ответил офицер - Времени как-то знаете не было… Но могу ручаться, моряк не враг…
    - Обратите внимание на эту запись! - показал штабс-капитан им обоим Вадимово удостоверение, обозначив пальцем строку.
    - Что тут? - опять прищурился полковник - Ах да! 1959? Год рождения? Это ошибка очевидно? - он поднял глаза на Вадима. Ротмистр-однофамилец тоже удивлённо уставился на него.
    - Да нет, всё верно. Родился я в 59-ом в Новосибирске. Призван был в 77-ом. Что ж тут странного.
    - Так сколько же вам лет, прапорщик? Или как вас там? - аж подпрыгнул штабс.
    - Тридцать три недавно было…
    - Как Исусу Христу? А кто подписал ваш документ, не припомните?
    - Генерал-лейтенант Скуратов!
    - Какой такой Скуратов? Малюта Скуратов?
    - Да нет, Иван Сидорович. Командующий Береговыми войсками, - теперь и Вадим начал понимать, что началось что-то не то. Старик обходчик Семён, казак в бурке с маузером, паровоз-"кукушка", странная станция, дурак-комендант со своим дебильным войском, затем вот этот ротмистр-однофамилец и "контрик", как две капли воды похожий на героя Джигарханяна - Овечкина из "Неуловимых", только что шеей не дёргает, как паралитик. Как же он раньше не допёр, что занесло их… А куда собственно занесло не на Венеру же. В своей Державе, вокруг русские ( в основном ), даже названия городов те же ( почти ).
    - Какой сейчас год? - глухо спросил он
    ---------------------------------------------------------------------------------------------
    Полковник кавалерии Юрий Николаевич Алымов уже до шести часов не находил себе места в узкой конторке этого вокзала.
    - Почему же так всё неуклюже! - размышлял он - Я, с боями выйдя в Сибирь, стою как вкопанный лишь потому, что Баркович, со своим корпусом, как-то не понятно оказался здесь ранее. Хоть ему было предписано идти южнее до Семипалатинска.
    Выйдя с Урала его полк лишился на две трети сабель в боях с Чапаевым. И плюнув на Дутова ( кто он вообще такой - Войсковой Атаман) Алымов увёл остатки полка в "кыргызские степи". Здесь под станицей Кокшетау, в Зеренде, он и собрал воедино новый полк. Четыре Боевых Знамени имелись в его строю. Да ещё сотня калмыков генерала Корнилова
    ( царствие ему небесное!). Позже появился Крымов, с двумя сотнями оборванных, без боезапаса, но упрямых кавалеристов.
    Сумгат-Хан, его тесть, родственник самого Аблай-Хана, принял конечно по азиатски надлежаще.
    Аскеры коней вымыли, женщины лечили раненных и больных.
    Дастархан сотворили роскошный, что и говорить. А когда уж сели пить чай, как всегда по казахскому обычаю - сыновья справа от аксакала, а зятья слева, Хан сказал свою волю. По-русски он говорил отменно. В Омске всё ж закончил университет вместе с Чоканом Валихановым.
    - Ну вот и снова, ты орс, пришёл в мои края. Расскажи народу, как ты там живёшь. Как дочь моя Салтанат. Говорят, совсем городской барыней стала? Внуки мои как поживают? Далее он уже говорил по-казахски, обращаясь в основном к гостям.
    - Аллах тому свидетель! Не желал я дочь, свою младшую за иноверца отдавать. Да Аким наш - губернатор настоял. Чтобы вечная дружба казахов с орсами была. Сердце моё кровью обливалось, но чтобы не было крови пролитой, отдал я дочь, за него, тогда ещё капитана.
    - Салтанат в Саратове, хан! - опустив голову, промолвил Алымов. Внуки ваши - мои дети, живы-здоровы…
    - А слышал я, что отступаете вы от Волги…
    - Да, хан, отступаем. В Сибири думаем основать новое государство.
    - Колчак ваш, что из монгол-то?
    - Нет, хан! Русский адмирал. Морской офицер…
    - Хочу я, Юрий - хан перевернул пиалу - сына с тобой младшего отослать. Арманом его зовут. Ты как ещё до войны приезжал, он ещё совсем "боча" был. Старший-то мой Булат в Петербурге учился. Грамоты там этого, Маркса нахватался. Сейчас в Караганда комиссар говорят. У большевиков. Возьми сына! А вместе с ним и ещё уланов со всей амуницией.
    Так состав полка вошёл шестнадцатилетний сотник Арман-хан.
    --------------------------------------------------------------------------------
    Ротмистр и прапорщик Крымовы уже второй час сидели в "секретном" вагоне. Всё было плохо. Хуже и не бывает. Пока они выясняли, кто за какую власть, патруль просветил его караул на счёт времени года. И вообще…
    На столе стояла вторая, уже наполовину уделанная, бутыль самогона местного разлива, хотя и не плохого. "Родственник" повесив свою гвардейскую саблю на какой-то крюк, расстегнул воротник. Семеро его офицеров, из "кавалергардов", как он их представил, вытирали носами столы, но ротмистр держался молодцом. Не пил только один. Узкоглазый, совсем пожалуй пацан, с погонами лейтенанта в рыжей лисьей шапке с хвостом. На каждый протянутый ему «бокал» он только благодарственно прикладывал руку к груди и кивал улыбаясь, однако отказываясь.
    - Мальчишка совсем! – кивнул на него ротмистр – Из кыргызских степей с нами идёт. Сам до сих пор в толк не возьму, понимает он по-русски или нет? Арманом его зовут. Конник лихой, бесспорно. Командиру предан до фанатизма. Впрочем, сам узнаешь!
    - А что, прапорщик! - поднял голову чернявый офицер, тоже с капитанскими погонами - Споём-те ещё! Песни ваши уж такие душевные.
    Вадим, в который раз вскинул на грудь разбитую гитару.
    - Поле, русское поле! Светит луна или падает снег.
    Счастьем и болью, вместе с тобою
    Нет не забыть тебя сердцем на век…
    Уже к вечеру всем стало ясно, как божий день, что полк к утру не сможет сняться со станции. Машинистов собирали по адресам, вылавливали кондукторов и стрелочников. Всех найденных собирали в бараке у станции и содержали под караулом. Вадим подойдя к вагону, подозвал сержанта.
    - Миша! Пока я здесь, быстро доложи расход боеприпасов…
    Через несколько минут Клеймуш, высунувшись в дверь прояснил
    - Так, тащ прапорщик, почти всё в наличие. Кроме Волкова, с ним четыре магазина было, это минус сто двадцать. Да Ваня-Вася по одному расстреляли и я ленту высадил.
    - Сколько осталось?
    - Так только БК, тащ прапорщик, а НЗ всё в наличие - два цинка на автоматы и два на пулемёт. Ещё ящик гранат, даже не распечатанный. И тот, что вы трогать не позволяли…
    - Что, командир! Арсенал проверяешь? - вышел из темноты ротмистр. - Правильно…
    - Господа! Я попрошу всех налить! - предложил Вадим. Раз уж попал к "белым", пришлось соответствовать. А что делать? Хорошо, что ещё от того Елисеева отбрыкался. Полковник наказал ротмистру, глаза с него не спускать. В связи с чем пришлось дать "слово офицера". Хотя какое там «слово»? Оно моё - я дал - так и обратно возьму, если как…
    - Вот ещё вспомнил, господа! - брякнул он аккордом.
    …Четвёртые сутки пылают станицы
    горит под ногами донская земля
    не падайте духом, поручик Голицын
    корнет Оболенский, налейте вина…
    - Вадим Владимирович! Дружище! - тянулся к нему со стаканом корнет Егор. – Ещё строку!
    …Мы сумрачным Доном идём эскадроном
    так благослови нас Россия-страна…
    …Ведь завтра по утру на красную сволочь
    развернутой лавой пойдёт эскадрон
    спустилась на родину чёрная полночь
    мерцают лишь звёздочки наших погон…
    - Крымов, ну ты брат даёшь! Такие рифмы…
    …За павших друзей за поруганный кров наш
    за всё комиссарам заплатим сполна
    поручик Голицын к атаке готовьтесь
    корнет Оболенский надеть ордена!
    - Господа! За Россию!
    … А воздух отчизны прозрачен и синий
    да горькая пыль деревенских дорог
    они - за Россию, и мы - за Россию
    корнет Оболенский, так с кем же наш бог!
    - Прапорщик! Это уж вы хватили…Право, господа!
    … Напрасно невесты нас ждут в Петербурге
    и ночи в собраньях увы, не для нас
    за нашей спиною окопы и вьюги
    оставлены нами и Крым и Кавказ…
    - Господа! Это недопустимо… - поднялся из-за стола снова чернявый капитан. Ротмистр Крымов лишь гневно блеснул глазами и кивнул Вадиму - мол, продолжай.
    … Над нами кружат чёрно-красные птицы
    три года прошли, как безрадостный сон
    оставьте надежды, поручик Голицын
    в стволе остаётся последний патрон…
    - Господин ротмистр! - опять взвился чернявый капитан ( лицо кавказской национальности ) Вы позволяете… Это не возможно! Прапорщик просто издевается. С вашего позволения, ротмистр, позвольте спросить его, участвовал ли он в Ледовом походе?
    Вадим с сожалением окружающих отложил гитару и встал, поправляя ремни.
    - А вы, капитан, не слышали про десант на Бъень Дънь Фу!
    - Это где?
    - У козы на бороде… Там сто сорок морских пехотинцев четверо суток держались против полуторотысяч. И ничего! Не замёрзли…
    - Господа, это право! - зырнул глазами офицер-кавказец, как бы ища поддержки - Это вызов, господа!
    - Жорж, успокойтесь! - со своего места поднял руку ротмистр Крымов.
    - Нет, господа! - не унимался тот - Вы как хотите, а я требую от прапорщика объяснения… Сатисфакции, если уж точно…
    - Ну, уж это вы хватили, Георгий! Сатисфакции…
    - Да-с, господин ротмистр, именно этого
    - Я так понял, господа, капитан предлагает дуэль? - усмехнулся Вадим.
    - Полно-те вам, Вадим Владимирович! - понеслось со всех сторон - Капитан пьян… Он сейчас же извинится …
    - Да нет, господа! Дуэли точно не будет. Не наш метод, а вот морду вам, капитан, я набью качественно, если ещё раз вякните.
    - Вах! - аж подпрыгнул за столом потомок грузинских князей. - Зарэжу! - пообещал он грозно сверкнув глазами. Далее произошло неожиданное. Капитан-грузин коленом перевернул стол и схватился за кинжал. Выхватить его он так и не успел, Вадим просто провёл "тройку" по его корпусу снизу-вверх, а затем крутнув "вертушку", просто отбросил его к стенке вагона.
    ----------------------------------------------------------------------------------
    Через час примерно, уже глухой ночью веселье угомонилось. Господ офицеров, вызванные нижние чины, кого под руки, кого волоком оттранспортировали в здание вокзала, где было оборудовано что-то вроде общежития. Ротмистр Крымов остался в вагоне и общение продлилось теперь уже за самоваром, доставленным откуда-то бородатым казаком. Сам казак, которого звали - Селивестрович, тоже толкался вблизи.
    - Деда своего я конечно отлично помню. - рассказывал Вадим Родился он под Брестом. Там Белоруссия сейчас. Но в тридцатые годы выслали его в Амурскую область. Был у нас такой период.
    - Красный террор? - переспросил Викентий.
    - Что-то вроде. Все тогда боялись. Ссылка это ещё так. К стенке ставили. Так что те, против которых ты воюешь, там и закончили. Дыбенко, Тухачевский, Блюхер. Фрунзе на операции зарезали…
    - Блюхер? Не знаю такого? А Будённый?
    - Семён Михайлович всех переживёт!
    - А Махно?
    - Этот плохо кончит. Сгинет в эмиграции.
    - Как это? Он ведь за большевиков был? Если бы не его Армия, фиг бы красные Крым взяли. Ну да бог с ними…
    - Семью дедову раскидали по разным местам. Так часто делали, чтобы и следа не оставалось. Так он потом никого и не нашёл. И сам бы пропал на БАМе, не случись война. С немцами.
    - Опять с немцами? У них ведь тоже красная революция! Что ж им надо-то делить с Советами?
    - Да вот случилось! Пришёл там к власти один шизофреник. Шилькгрубер - Гитлер. Да и у нас тоже не лучше. По прозвищу Сталин. На самом деле Джугашвили. Из грузин. В сорок первом схватились. Вторая Мировая была.
    -Шилькгрубер? – поднял бровь ротмистр – Знавал я одного такого в Австрии. Но он художником-импрессионистом был. Вроде бы тоже воевал. Адиком его звали на вечеринке у мадам Эльзы в поместье. Говори! Очень интересно…
    - Офицерского состава не хватало. - заметив изумление в глазах Викентия поправился. - Большевики вскоре и своих командиров - офицерами стали называть. Деда моего Владимира Викентича в сорок втором на срочные артиллерийские курсы и взяли. Так как по тем временам почти академик был - четыре класса успел закончить. А в Сковородино остались дочь и сын. Жениться высланным не разрешали, так что брак с Татьяной Сергеевной - она из рода Алексеевых была, оформили, когда дед на фронт ехал из Благовещенска.
    - Алексеев! Тот самый? Генерал Деникина? - перебил Викентий - Прости, говори далее…
    - Да тот самый. Дед потом после войны племянника разыскал. Он как-то по малолетству жив остался. Хоть и детей-то "врагов народа" особо не щадили. В 44-ом добровольно на фронт ушёл и до 54-го затем в Китае служил. Вот и забыли, очевидно. Дед же всю войну командиром тяжёлой гаубичной батареи, прошёл до Германии и только в 49-ом был демобилизован в звании, ну в чине, майора.
    - У нас майоры только в гусарах имелись, - усмехнулся Викентий - и то до 10-го года.
    - В СССР, все офицерские звания с лейтенантов начинались.
    - Как на Флоте? - не переставал удивляться Крымов-старший.
    - Потом Сталин помер и началась оттепель. "Врагов народа" потихоньку реабилитировали, а про дворян просто забыли. Как будто и не было их. Даже в учебниках не упоминалось, что сам Ленин из дворян. Я родился уже в Новониколаевске - Новосибирске тогда. Отец, мать мою Алевтину ещё до родов бросил, и воспитывался я у деда. Потому фамилия его досталась и отчество по нему. Мать так захотела наверное…
    Про тебя он рассказывал, но мало. Раньше нельзя было и упоминать, что родственник царский офицер, к тому же белый. Да и не помнил он тебя толком. Одна только фотография сохранилась. Как сейчас помню, на коне с саблей. Дед и мне напророчил военную судьбу. В Высшее Военно-морское поступал, не прошёл по баллам. Потом срочная на Северном Флоте. Воевал в Анголе. Был ранен. После этого о военной карьере можно было забыть.
    - Извини, Вадим, Ангола это где?
    - Южная Африка!
    - Какого же чёрта вас туда носило?
    - Советскую власть устанавливать? И не только там. Пол Европы после Второй Мировой было под коммунистами, то есть под большевиками. Ну, это те же яйца, только вид с боку…
    - Как ты сказал про яйца - рассмеялся Крымов-старший. - Ей богу надо запомнить. У нас так не говорят, как ты. И как это комендант тебя сразу не раскусил? Да и я признаться тоже. Лишь Елисеев - сволочь допёр, на то он и жандарм.
    - Что значит - жандарм?
    - Он же до революции в "синих мундирах" ходил. Седьмое Управление. Большевика за версту распознает. А ты выходит большевик отпетый! - он снова рассмеялся - Здорово ты его приложил…
    - Я в коммунистах не состоял! - вспылил Вадим.
    - Но ведь воевал-то за их бредовые идеалы.
    - У нас тогда выбора не было. К тому ж я присягал.
    - А сейчас?
    - Что сейчас?
    - Ты же сделал, как ты говоришь, какой-то скачок через время. А дальше-то что? Как жить теперь будешь. Здесь ведь тоже война. На чью сторону встанешь?
    - Да не имею я права! Читал где-то, что если перемещённым вмешаться, то нарушится ход исторических событий. А это может грозить катастрофой.
    - В самом деле?
    - Вот представь себе, что я со своими бойцами поеду в Ставку к красным. Спою там "Интернационал", лапши им на уши навешу горстями, а потом выслежу и убью Джугашвили - Сталина. А я смогу это сделать поверь. Меня хорошо учили. Или Ленина скажем. У того вообще охрана, простая, как ситцевые трусы…
    Ротмистр снова рассмеялся.
    - Да видел уж тебя в деле. Бесспорно…
    - Но на его место всё равно кто-то должен будет встать. В общем, я сам толком не знаю. Но, что нельзя - это точно.


    +10


    Ссылка на этот материал:


    • 100
    Общий балл: 10
    Проголосовало людей: 1


    Автор: Августо
    Категория: Приключения
    Читали: 51 (Посмотреть кто)

    Размещено: 3 ноября 2015 | Просмотров: 108 | Комментариев: 1 |

    Комментарий 1 написал: Maoland (4 ноября 2015 21:28)
    Очень атмосферное произведение ,читается легко и как будто весь окунаешься в ту эпоху .Очень качественно написано .

    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
     
     

     



    Все материалы, публикуемые на сайте, принадлежат их авторам. При копировании материалов с сайта, обязательна ссылка на копируемый материал!
    © 2009-2018 clubnps.ru - начинающие писатели любители. Стихи о любви, рассказы.